Прочитайте онлайн Смертельные враги | Глава II. Последняя из атапасков

Читать книгу Смертельные враги
2312+1450
  • Автор:

Глава II. Последняя из атапасков

Подбадривая товарищей своими шутками, старый агент в то же время с явной тревогой озирался вокруг, думая о том, что положение беглецов, спасшихся, правда, от индейцев, но зато наткнувшихся на целое полчище диких и, главное, изголодавшихся зверей, не улучшилось, а ухудшилось. Во всяком случае беглецы попали, как говорится, из огня да в полымя.

Пока им удавалось поддерживать огонь, они были в сравнительной безопасности. Но небо хмурилось, время от времени с пробегавших над мокрой землей туч падали росинки, и нельзя было поручиться, что к утру не пойдет дождь, который в мгновение ока затушит разведенные костры.

Что будет тогда, когда исчезнет огненная баррикада, сдерживающая разъяренных зверей?

Кроме того, в интересах самих беглецов, стремившихся скрыться от преследовавших их индейцев, было производить как можно меньше шума, привлекать как можно меньше внимания.

А тут, как на грех, приходилось разводить сильный огонь, свет которого должен был служить краснокожим путеводным маяком, и поддерживать почти без перерыва форменную канонаду.

— Неважны, совсем неважны наши дела! — ворчал про себя правительственный агент, но тут же отпускал какую-нибудь из своих грубоватых шуток, чтобы поднять настроение товарищей.

— Стреляйте, стреляйте, джентльмены! Может быть, мы таким образом разрешим проблему, как накормить всех этих голодных питомцев мистера Гагенбека и К°, и они оставят нас в покое.

— Это как же? — осведомился молодой офицер.

— Очень просто, мистер Девандейл! Обратите-ка ваше внимание на то, что тут творится на наших глазах. Вон смертельно раненный нами по неосторожности гризли, не желая погреть свои бока у нашего костра, отполз в сторону. Может быть, он имел глупость обратиться к сородичам с просьбой сделать ему перевязку. А результаты?

Можете видеть собственными глазами! За «помощь» раненому взялись ягуары, но боюсь, что они, будучи не столько терапевтами, сколько хирургами, прирожденными анатомами, препараторами трупов, так «помогут» косолапому, что от него через полчаса останется одно только приятное воспоминание.

Девандейл поглядел в указанном направлении и в полумгле близящейся к концу ночи увидел трагическую сцену: несколько огромных ягуаров сразу набросились, словно по сигналу, на истекавшего кровью медведя и буквально рвали его на куски.

Медведь отбивался, награждая своих кровожадных врагов страшными ударами могучих лап, способными перешибить спинной хребет бизона, но ягуары то ловко увертывались от этих ударов, отпрыгивая в сторону, то снова кидались в атаку на медведя, норовя захватить его сзади.

И вот лесной великан изнемог, обессилел. И тогда над его еще теплым телом закипело отвратительное пиршество: ягуары рылись в его внутренностях, растаскивали куски трепещущего тела гризли и тут же пожирали свою добычу.

А целая стая койотов, или американских волков, окружив тесным кольцом место побоища, жадными горящими глазами следила за трапезой ягуаров и словно ждала момента, когда и им, койотам, представится возможность вонзить свои острые зубы в тело какого-нибудь из пирующих хищников.

— Может быть, в самом деле, если мы уложим несколько штук, остальные, насытившись, успокоятся и оставят нас в покое? — высказал нерешительно предположение Джордж Девандейл, глядя на эту трагическую сцену и невольно крепче сжимая дуло своего «райфла».

— Какое там?! — досадливо отозвался Джон. — Чтобы насытить всю эту массу зверья, собравшуюся здесь, понадобилось бы перебить чуть ли не четверть их. Нет, мистер Девандейл, на это нам надеяться, простите, нечего. Это я только пошутил, что, стреляя животных, мы сможем разрешить задачу, как от них избавиться. На самом же деле нам надо надеяться на что-нибудь другое.

— На что же именно?

— А на какую-нибудь случайность. Или на чудо… Со мной сколько раз бывало: сидишь, кажется, в совершенно безвыходном положении, а тут, трах, судьбе угодно прийти на помощь, и она посылает…

— Какого-нибудь ангела?

— Н-ну, ангелов, положим, я ни разу не видел, но…

В это мгновение с той именно стороны, где больше всего копошились хищные звери, послышался ясный и спокойный женский голос. И казалось, что действительно свершается неслыханное чудо: среди зверей показалась тонкая и стройная фигурка. К огненной баррикаде шла безбоязненно молодая женщина в живописном костюме индейских скво. В правой руке она держала гибкий хлыст, которым награждала увесистыми ударами попадавшихся на ее пути хищников, словно завзятая цирковая укротительница, выступающая перед многочисленной публикой.

— Что за наваждение?! — воскликнул, протирая себе глаза, агент. — Ведьма это, что ли?! Еще чего недоставало, так это того, чтобы она уселась на какого-нибудь ягуара и проехалась на нем верхом к нам!

— Ну, на ягуаров-то, кажется, ей рассчитывать особенно нечего! — отозвался Девандейл, который тоже с глубоким интересом наблюдал за приближающейся легкой походкой женщиной. — Смотрите, смотрите! Один из ягуаров подкрадывается к ней, чтобы размозжить ей голову ударом лапы.

В самом деле, коварное животное готовилось уже прыгнуть на беззащитную жертву, но в это мгновение вывернувшийся с боку огромный гризли нанес гигантской кошке такой удар могучей лапой, что ягуар распластался на земле, а потом пополз в сторону, волоча за собой задние ноги: у него был перебит спинной хребет, и теперь ему осталось жить всего несколько минут. Да и эти несколько минут оставшейся жизни были у него сейчас же отняты: койоты накинулись на него сзади, и через минуту смолк его яростный вой. Он был разорван в клочья койотами.

А странная, фантастическая укротительница диких зверей тем временем спокойно приблизилась к огненной баррикаде и остановилась в двух шагах от нее, и стояла, скрестив руки на груди, вся озаренная призрачным светом догоравшего костра, словно изваянная рукой великого скульптора статуя.

— Кто вы, пришельцы? — прозвучал ее мелодичный голосок. — И чего ищете вы здесь, в последнем уголке земли, принадлежавшей некогда великому племени атапасков?

— Мы? — отозвался Джон. — Мы — мирные охотники, дитя! Чего мы ищем? Убежища! Если ты прислушаешься внимательно, то без труда обнаружишь, что по обоим берегам потока, по которому мы приплыли сюда, на этот остров…

— Это не остров. Это часть материка, превратившаяся в остров лишь из-за разлива реки.

— Все равно, дитя. Словом, по обоим берегам потока снуют наши враги, ищущие нашей гибели.

— Какое имя носят эти люди?

— Раньше они называли себя «сир Теперь они приняли имя „сожженных лесов“.

— Те самые безжалостные сиу, которые, прибыв сюда в начале зимы, без пощады истребили остатки моего племени? — удивленно переспросила девушка. — Это опасные враги! Они не знают, что такое честь! Они не стыдятся убивать женщин и детей!

— Да, это наши смертельные враги! — мрачно произнес Джон Максим. — Ими руководит женщина, но в душе этой женщины дьявол.

— Может быть, я могу помочь вам? — после минутного молчания вымолвила странная повелительница зверей.

— Ты? Каким образом?

— Если вы враги сиу, то не можете быть моими врагами.

— О, разумеется! У кого же из честных людей поднялась бы рука на такое создание, как ты, дитя?!

— Тогда я могу вас укрыть, могу ввести вас в «последнее убежище атапасков».

— Это что же такое? — изумился Джон.

— «Убежище атапасков» — это большая пещера в скалах. Там я родилась, там я выросла и мирно жила с моим дедом, великим мудрецом атапасков, которого почитали не только люди, но даже звери. Но вот в эти края хлынули сиу, и они не пощадили так гостеприимно принявшего их моего бедного, дряхлого деда, того, которому лизали руки ягуары и перед кем ложились, укрощенные одним его светлым и кротким взором, свирепые гризли.

Сиу хуже ягуаров, свирепее, чем гризли, коварнее, чем гремучая змея, которая жалит только тогда, когда ей самой грозит опасность. О Маниту, Великий Дух! Ты отвратил свой взор от детей твоих, от племени атапасков, и теперь в мире осталась только я одна из потомков Атапа, непобедимого воина, и ночью призраки вьются надо мной, и предрекают близость моей гибели. Скоро, я знаю, и я уйду в страну теней. Но я готова к этому.

Вымолвив это, девушка вновь обратилась к охотникам, предлагая им надежное убежище в недрах скалы.

— Но как мы пройдем туда? — осведомился Джон, угрюмо и недоверчиво показывая на державшихся в некотором отдалении хищников.

— Ты боишься этих котят? — презрительно улыбнулась индианка. — О нет, тебе нечего опасаться! Они послушны мне, как дети своей матери.

— Хороши дети! — покосился на ползшего между скал великолепного кугуара агент. — Смотри, дитя! Когда-нибудь они сожрут и тебя! И так я не понимаю, какими чарами ты ухитряешься держать их всех в повиновении.

Девушка улыбнулась.

— Но ведь большая часть этих животных воспитана в нашей же пещере моим покойным дедом, великим мудрецом. Он выкормил их, он обучал их слушаться моего взгляда, моего голоса…

— Ты говоришь, что только часть хищников укрощена. А другая часть?

— Это совершенно дикие животные, — ответила равнодушно индианка. — Внезапное наводнение загнало их сюда, и мне трудно справляться с ними, но покуда я справляюсь, потому что знающие меня ягуары и особенно медведи держат мою сторону и защищают меня. Но пойдемте же! Если ваши враги, сиу, доберутся вон до того вдающегося в воду мыса, то оттуда они смогут подвергнуть перекрестному огню вашу позицию, и вы будете истреблены в несколько минут. А в моем приюте, в недрах скал, вы будете в полной безопасности, по крайней мере, на какое-то время, ибо раньше, чем проникнуть в пещеру, индейцам придется выдержать бой со всем моим зверинцем.

Идите же за мной и ничего не бойтесь!

И девушка той же легкой походкой направилась в сторону от костра, помахивая своим хлыстиком на разбегавшихся при ее приближении зверей.

Дивясь и опасливо посматривая, держа оружие наготове, беглецы последовали за своей странной проводницей, вполголоса переговариваясь о случившемся.

Через пять или десять минут они оказались на небольшой гладкой площадке, упиравшейся в почти отвесную скалу. В этой стене зияло отверстие, полуприкрытое пышно разросшимися кустами. Должно быть, когда распускалась зелень и кусты надевали свой весенний наряд, вход в «последнее убежище атапасков» совершенно скрывался от взоров плывущих по реке или бродивших по ее берегам охотников. Да и сейчас, особенно в призрачном свете зари, вход с трудом можно было отличить от простой выбоины в скале.

— Это и есть «последнее убежище атапасков»? — спросил девушку Джордж Девандейл.

— Да! — только и ответила она.

— Почему так названо это место? — допытывался офицер.

— Сейчас сам увидишь! Следуйте за мной!

И она грациозно скользнула под мрачные своды пещеры.

Ход в «последнее убежище атапасков» представлял собой узкий и достаточно высокий коридор, бредя по которому, Джон не преминул отметить, что снаружи не так-то легко проникнуть внутрь, если только в пещере засядет несколько десятков смелых и решительных воинов, располагающих к тому же достаточным количеством патронов.

— Нельзя ли получить, однако, билет туда и обратно? — пошутил он, намекая на то обстоятельство, что пещера имеет единственный выход. Стоит преследователям овладеть этим выходом, и беглецы, вместо того чтобы иметь надежное и безопасное убежище, окажутся в форменной мышеловке.

— Н-да, уйти отсюда нам будет трудновато. Как бы не застрять здесь. Слушай, девушка! Ведь мы можем оказаться как в могиле! — заговорил траппер Джордж.

— Тебе нечего опасаться этого, друг, — ответила девушка спокойно. — Вода идет уже на убыль, и сегодня к вечеру или завтра утром откроется боковой выход, сейчас затопленный половодьем, и тогда вы спокойно переберетесь на материк.

— Хорошо, если так, — вздохнув, ответил агент.

Сделав еще несколько шагов, беглецы очутились в центральной пещере, освещенной падавшим откуда-то сверху слабым светом зари. Невольный крик изумления и, пожалуй, даже испуга вырвался одновременно из уст всех четырех. Они остановились как вкопанные и робко озирались вокруг.

И, в самом деле, все окружающее могло вселить какие угодно, только отнюдь не веселые мысли: везде и всюду, насколько хватало глаз, на полу и у стен пещеры виднелись бесчисленные неподвижные почерневшие человеческие фигуры. Везде из земли торчали плоские каменные плиты, украшенные пестрыми рисунками с изображением птиц, зверей и людей.

— Что… Что это такое? Куда мы попали? — невольно схватился за руку Джона Максима молодой офицер, первый раз в жизни увидевший нечто подобное.

— Гм! По правде сказать, мистер Девандейл, — отозвался смущенно агент, — настоящее имя этому… гм… помещению, что ли… Ну, попросту, индейское, извините, кладбище. Или, если хотите, это склеп для сохранения индейских мумий, с вашего позволения… Но, с другой стороны, здесь, право же, не так плохо, как это может показаться с первого взгляда. Конечно, мало приятного глядеть на, извините, мертвяков… Но когда немножко приглядишься, право же, эти индейцы куда безобиднее, чем шляющиеся сейчас по берегам потока наши приятели сиу.

— Н-ну, смотря на чей вкус, Джон!

— Да, конечно. Но эти только глазеют на нас своими стекляшками-глазами, а те ведь так и лезут, чтобы снять с нас скальпы. Вы, мистер Девандейл, попросту не обращайте внимания на мумии, а они, право же, нам ничуть не помешают.

— Положим, — смеясь согласился Девандейл, который уже овладел собой и не без любопытства осматривал оригинальнейшее, надо полагать, во всем мире чуть ли не единственное подобное трупохранилище.

Тем временем молодая индианка со своей спокойной грацией легкой тенью скользила среди могильных столбов и самих мумий, ничуть не смущаясь, прикасалась к их иссохшим телам, мимоходом опиралась на плечо прикорнувшего, словно дремлющего у стены воина или переступала через съежившееся, сморщившееся тельце ребенка, закутанного в пестрое одеяло.

— Брр! — пробормотал траппер Гарри. — Во всяком случае, странен вкус у того, кто этот склеп избрал в качестве своего жилища.

— Человек не скотина, ко всему привыкает, — сделал глубоко философское замечание другой траппер, Джордж. — Я знал одного гробокопателя, который повесился от скуки, когда его выгнали с кладбища за пьянство и слишком бесцеремонное отношение к покойникам, которых он иногда под пьяную руку продавал студентам какого-то колледжа!..

— Будет вам болтать, ребята! — перебил их разговоры Джон, успевший отыскать более или менее свободный уголок у стены, поодаль от коллекции индейских мумий, и расположился там, разостлав на полу свое шерстяное одеяло. — День уже настал, мне закусить хочется, и я не вижу причин, чтобы отказываться от привычки завтракать. Вся эта компания ничуть не портит моего аппетита. Я не прочь предложить какому-нибудь из этих высушенных вождей славного племени атапасков разделить со мной трапезу. Эй, голубчик! Орлиное Перо или Соколиный Хвост, или как там тебя зовут? Не хочешь ли выпить со мной чарочку виски?

Мумия, к которой обратился со своей довольно-таки циничной шуткой агент, вдруг закачалась, потом…

Девандейл не верил своим глазам.

Потом эта мумия подняла, как бы прося виски, свои иссохшие руки, закивала головой и произнесла замогильным голосом:

— Давай, Джон! Выпью за твое здоровье!

— Черт! Вельзевул! — заорал, вскакивая в испуге, индейский агент, который не ожидал такого странного эффекта от своей шутки. — Что за наваждение?!

И он инстинктивно схватился за оружие.

— Почти покой мертвых и не стреляй в грудь своему лучшему другу! — продолжала тем временем объясняться мумия.

В звуках голоса, произносившего эти слова, было что-то знакомое, что-то напоминавшее Джону Максиму о его прошлом. Знакомым казался замогильный голос и для Джорджа Девандейла, и для обоих трапперов. Но последние были до того перепуганы, что не могли ничего соображать.

— Что за черт?! — рассердился наконец Джон. — Ей-Богу, я слышал раньше твой голос! Где это было? И когда?

— Когда мы, друг, дрались против коалиции сиу, арапахов и шайенов! Тогда меня звали…

— Тебя звали Сэнди Гуком, каналья! — не выдержал Джон и кинулся к мумии. Мумия пошатнулась, упала, и на ее месте показалась фигура знаменитого «контролера поездов Дальнего Запада», попросту, бандита Сэнди Гука, участвовавшего в кровавых перипетиях подавления последнего большого восстания индейцев, когда в Скалистых горах был поголовно истреблен отряд генерала Кастера, заманенный в ловушку знаменитым Сидящим Бизоном.

— Сэнди! — воскликнул агент.

— Собственной персоной, мистер Джон!

— Каким ветром тебя сюда занесло?

— Вероятно, тем же самым, что и вас, мой любезный друг! Мы с лордом Уилмором — помните ли вы сего потомка владык Англии? — мы удрали сюда от сиу!

— Лорд Уилмор тут?

— Разумеется!

— Где же он? Почему не показывается?

— А я, за пять минут до вашего появления, расквасил ему физиономию, и он теперь занят тем, что пытается охладить свой хобот.

— Вы подрались?

— Да нет же! Неужто вы забыли благородные привычки лорда Уилмора? А еще когда-то сами путешествовали с ним в качестве проводника! Стыдитесь, Джон!

— Нечего мне стыдиться, — проворчал Джон, спокойно усаживаясь на свое место. — Помню, что этот англичанин был совсем полоумным.

— Ну, совсем полоумным я бы его не назвал, Джон, — отозвался спокойно бандит, усаживаясь рядом с агентом. — Просто-напросто, он вбил в свою крепкую голову, что должен истребить ни много ни мало, как тысячу бизонов, и с тех пор страдает болезнью, которую я называю бизонтитом.

Ну, а кроме того, он поклялся, что когда-нибудь победит меня в честном бою на кулаках, и с тех пор не разлучается со мной. Он меня даже в свой родовой замок в Англию выписывал для ежедневных упражнений в боксе, но я ему там задал такую трепку, что он месяца полтора в постели лежал, и…

— И что же?

— И был очень доволен!

— Стойте, стойте, Сэнди Гук! — прервал болтовню бандита лейтенант Девандейл. — Насколько я помню, в те дни, когда мы с вами бродили по прерии, вы все толковали, что вам надоела бродячая жизнь, и рассчитывали, получив амнистию за услуги, оказанные правительству Штатов, вернуться к себе на родину, где вас кто-то ждал?

— Моя престарелая мать, лучшая женщина в мире, сэр!

— И что же?

— Увы, сэр! Ведь генерала-то Кастера, который, собственно, вел со мной все переговоры и который так ценил мои скромные услуги, индейцы ухлопали раньше, чем он успел сделать что-либо для меня. Помните? Ведь Сидящий Бизон разрубил грудь Кастера, вырвал оттуда еще трепетавшее сердце и публично сожрал его в назидание потомкам!

— Помню, помню!

— Ну, вот так моя амнистия и лопнула. И, кроме того, мне не удалось получить обещанных Кастером денег… Словом, сэр, я по-прежнему скитаюсь по белу свету…

— И грабите поезда?

— Кой черт?! Я, сэр, нашел гораздо более выгодное занятие! Помните пристрастие лорда Уилмора к разного рода приключениям, стремление все коллекционировать, любовь к боксу и прочие чудачества?

Я оказался буквально незаменимым компаньоном для лорда, и поэтому он позволяет мне стричь себя, как овца позволяет пастуху обдирать с ее шкуры шерстку.

Ну, и теперь я самым честным трудом зарабатываю себе хлеб мой насущный, — стрижкой этого чистокровного английского барана.

Когда я чуть не выбил ему глаз, он дал мне сто долларов. За разбитое ребро я получил полтораста. За каждый выбитый зуб — по пятьдесят долларов.

— А за расквашенный сегодня нос сколько вы получили с него?

— О, мистер Джон! Расквашенный нос — это чистейшие пустяки! От каждого раза я получаю только по десять долларов. Так что сегодняшний день, положим, не пропал даром, но и не дал мне порядочного заработка.

— Но что же вы делаете с заработанными вами столь оригинальным способом деньгами?

— Я? Я посылаю их моей матери. Знаете, моя старушка весь свой век мечтала о том, чтобы остаток жизни прожить не в наемной квартире, а в собственном доме. Домовладельцы — это настоящие акулы, джентльмены! Ну, и теперь у моей матери, благодаря моим трудам и моему искусству, есть маленький, но уютный коттедж, поле, садик, огород — все, как игрушечка!

И, кроме того, старушка может, посещая приходскую церковь, подносить маленькие подарочки господину пастору, может принимать участие в подписке в пользу общества утирания слез у малолетних глухонемых китайцев, и так далее… Не правда ли, это очень трогательно?

И Сэнди Гук так лукаво подмигнул своим знакомым, что те не выдержали и расхохотались, как сумасшедшие.

Тем временем из глубины зала, из какой-то боковой галереи, показалась странная и нелепая фигура неисправимого эксцентрика, лорда Уилмора.

Шагая деревянными шагами, он приблизился к группе охотников, смотревших на него во все глаза, внимательно оглядел их, потом потер себе руки, и вымолвил спокойно и решительно:

— Знаю. Узнаю. Разбойники. Грабители.

Эти эпитеты относились к Джону и обоим трапперам.

Лорд Уилмор не мог забыть и простить честным охотникам того обстоятельства, что когда-то, несколько лет тому назад, они, нанявшись к нему в качестве проводников и помощников для охоты на бизонов, потом отказались возиться с ним из-за начавшегося восстания индейцев, чтобы принять участие в защите истребляемых краснокожими поселков пионеров.

Помня странности английского аристократа, попросту считая его маньяком и невменяемым, беглецы отнеслись очень равнодушно к тем эпитетам, которыми Уилмор их награждал, и только расхохотались, когда Уилмор обратился к настоящему бандиту с заявлением:

— Вы, мистер Гук, должны будете защищать меня от этих темных рыцарей больших дорог!

— Я? — отозвался бандит, подмигивая Джону. — С величайшим удовольствием, ваша светлость! Подержите-ка вы их тут, а я сбегаю за ближайшим полисменом, и мы их тут же повесим.

— Вешать их я не желаю! — смилостивился лорд. — Но они должны быть переданы законным властям для судебного разбирательства!

— Ладно, ладно, ваша светлость, — смеялся бандит. — Вот мы сейчас возьмем с них подписку о невыезде.

Уилмор милостиво изъявил свое согласие с этим предложением и уселся рядом с Сэнди Гуком.