Прочитайте онлайн Смерть в послевоенном мире (Сборник) | Часть 17

Читать книгу Смерть в послевоенном мире (Сборник)
3516+2057
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Ручкина

17

— Сэм Флади не смог прийти, — сказал Джордж. — Шлет свои поздравления и извинения.

Мы двигались по Шеридану, направляясь в сторону Иванстона.

— Я собирался позвонить Сэму из дома, — сказал я, наблюдая за ним в зеркало. У него были внушающие страх дьявольские серые глаза под густыми черными бровями.

— Значит, ты побывал у этого парня еще до полицейских.

Джордж вздохнул, усмехнулся. Улыбку на таком лице нельзя назвать приятным зрелищем.

— Да.

— Достал то, о чем просил Сэм?

— Да.

— Отлично. Ты молодчина, Геллер. Сворачивай вон туда, на кладбище.

Кладбище Кэлвари со склепами в готическом стиле являло собой то место, где запросто могли бы прогуливаться всякие монстры, вампиры. Я проехал под огромной каменной аркой и, повинуясь указаниям Джорджа, свернул с главной аллеи на боковую и выключил зажигание. Двигатель замолк. Массивная гранитная стена кладбища приглушала шум движения по улице Шеридан. Благодаря этому внезапно мир живых оказался где-то в нереальности.

— В чем дело, Джордж?

Ходили слухи, что в Стейтвилле, где он отбывал срок за угон автомобиля, Джордж вселял ужас в заключенных — за пять пачек сигарет он соглашался убрать любого неугодного.

Сегодня голос Джорджа был какой-то умиротворенный и успокаивающий. Тоже мне сицилийский диск-жокей.

— Сэм просто-напросто хочет эту фотографию, вот и все.

— К чему такая спешка?

— Геллер, зачем тебе это фото?

— Мне хотелось бы лично передать его Сэму.

Он развел руки в стороны и показал «Люгер» с глушителем, который сжимал в правой руке.

— Сэм сказал, ты должен отдать фото мне.

— Фото в багажнике машины.

— В багажнике?

— Сначала оно лежало в кармане, но, когда я понял, что полиция начнет повсюду рыться, для верности сунул его в конверт и вместе с другими моими бумагами оставил в багажнике.

Я говорил правду. Прежде чем отвести Лэппса в приемную, я проделал это еще в больнице.

— Показывай.

Мы вышли из машины. Джордж заставил меня поднять руки вверх и, держа пистолет в правой, обыскал меня левой с головы до ног. Нащупав под мышкой мой девятимиллиметровый, он извлек его из кобуры и небрежно бросил внутрь автомобиля на сиденье водителя.

На Кэлвари хоронили только состоятельных людей. Поэтому повсюду стояли склепы со статуями в полный рост, изображавшие дорогих усопших, покинувших этот мир, в том числе детей и наследников. В лунном свете скульптуры отбрасывали тени, Джордж с пистолетом в руке не думал об опасности. Я обошел вокруг «плимута», открыл багажник и нагнулся. Джордж приблизился на шаг. От моего удара монтировкой он согнулся пополам, мгновенно я выбил у него из руки пистолет и, когда он начал разгибаться, еще раз наотмашь двинул по скуле.

Я поднял «Люгер» и, упершись коленом ему в грудь, приставил ствол, снабженный глушителем, к кровоточащей скуле. Без сомнения, я готов был прикончить его. Его серые глаза сузились, они были полны ненависти и вгоняли в дрожь отсутствием даже малейшего намека на страх.

— Кто решил прикончить меня — ты или Сэм?

— А кто говорит, что тебя собирались прикончить?

Я сунул ствол пистолета ему в рот. Пришло время для испытания чикагским детектором лжи.

Наконец-то в его глазах появился страх. Я вынул ствол медленно, осторожно, чтобы не выбить ни одного зуба, и спросил:

— Так это твоя идея или Сэма?

— Моя.

— Почему, Джордж?

— Пошел ты... Геллер.

Я снова сунул ствол ему в рот.

Затем вынул его, но уже не так осторожно, поранив небо. Сплевывая кровь, он проговорил:

— Ты — ненужный свидетель. Никто не любит таких оставлять в живых.

— Тебе-то какое до этого дело, Джордж?

Он молчал. Его била дрожь от ярости и животного страха.

— Джордж, какое тебе до этого дело? Какую роль ты играешь? — спросил я.

Глаза его широко раскрылись, в них появилось нечто похожее на панику.

Внезапно я все понял.

— Ты убил ее, — сказал я полувопросительно. — Ты убил подругу Сэма. Для Сэма?

Он молчал, тогда я начал снова засовывать пистолет ему в рот, и он сейчас же утвердительно закивал, слюнявя губами ствол.

— Произошел несчастный случай. Сэм бросил ее, а она начала создавать ему проблемы.

Я не стал интересоваться, в чем состояла суть проблемы: простой шантаж или же угроза сообщить прессе, полиции или еще что.

— Поэтому ты должен был убрать ее?

— Нет, это был спектакль. Требовалось лишь напугать ее до смерти и забрать чертову фотографию.

Я вдавил дуло в щеку; на этот раз в ту, которая не кровоточила.

— Этот шкет Лэппс — твой напарник?

— Нет! Понятия не имею, кто он. Если б знал, давно забрал у него фото. К чему бы тогда нанимать тебя?

Признаюсь, в этом был резон, но кое-что оставалось неясным.

— Так как же все-таки было дело, Джордж?

Глаза его сузились, — казалось, выражение лица говорило: «Сам знаешь, как все было».

— Я отделал ее, как полагается, чтобы узнать, где фото, и почти вышиб из нее признание. Но вдруг она взбрыкнула, плюнула мне в лицо. В общем, ее горло неожиданно оказалось перерезанным.

Да, несчастные случаи бывают.

— Каким же образом альбом оказался у этого парня?

— Сначала я услышал шум за окном и затем там, снаружи, на пожарной лестнице... увидел фигуру, решил, что это полицейский или кто-то в этом роде.

Черная кожаная куртка.

— Проклиная все на свете, смылся оттуда, — сказал он. — А этот парень, видимо, забрался внутрь, собрал барахло, нашел там альбом, в который я не успел заглянуть, и дал деру, прихватив его с собой вместе с другими шмотками.

Тем не менее, прежде чем уйти, он обмыл жертве раны и наложил на них несколько повязок.

— А как насчет второй девчонки? — спросил я. — Маргарет Джонсон и ребенка Кинанов?

— К этим убийствам не имею ни малейшего отношения. Думаешь, я псих?

Я полагал, что этот вопрос лучше оставить без ответа.

— Джордж, — спокойно проговорил я, отводя пистолет в сторону. — Как нам утрясти наши разногласия? Можешь предложить что-нибудь такое, чтобы мы оба могли спокойно покинуть это гостеприимное местечко?

Он облизнул губы, угрюмо улыбнулся кровавой улыбкой:

— Как говорится, вернемся к нашим баранам. Ты никому слова не скажешь о том, что узнал, в том числе и Сэму, а я просто забуду, как ты меня обыграл. Это будет справедливо.

Я не видел, как его рука опустилась в карман и как он выхватил нож, которым распорол рукав моего костюма, не задев руки. Я выстрелил ему в голову. Череп словно взорвался изнутри так, что кровавые брызги полетели во все стороны. Но на меня, за исключением руки, сжимавшей пистолет, ничего не попало. Однако мраморный ангел оказался весь забрызганным кровью и мозгами.

Отойдя в сторону, я некоторое время пытался прийти в себя. Приглушенные звуки автострады напомнили о существовании другого мира, куда предстояло вернуться. Я проверил содержимое карманов убитого. Из пачки «Кэмела» достал сигарету и закурил.

Затем вытер отпечатки пальцев с пистолета и положил его рядом с телом. Поднял монтировку, сунул ее в багажник и закрыл крышку, оставив Джорджа Морелло наедине с себе подобными.