Прочитайте онлайн Смерть в послевоенном мире (Сборник) | Часть 15

Читать книгу Смерть в послевоенном мире (Сборник)
3516+2051
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Ручкина

15

После третьего удара цветочный горшок, оказавшийся пустым, разлетелся на куски, глаза парня сначала закатились, а затем совсем закрылись. По лицу заструилась кровь.

Я слез с него и вдохнул полной грудью. Человек в плавках пояснил:

— Соседи сказали, что полицейский погнался за вором.

Я протянул руку:

— Спасибо, приятель. Не думал, что кавалерия появится в плавках, но все равно спасибо.

Рукопожатие было крепким. Внешность внушала доверие и расположение: открытое лицо, буйно заросшая волосами грудь, на вид лет тридцать пять. Мы стояли над бесчувственным юношей, как охотники, только что затравившие лося.

— Ты полицейский?

— Частный, — ответил я. — Меня зовут Нат Геллер.

Он улыбнулся:

— Смотрю, что-то лицо твое мне знакомо. Ты приятель Билла Друри, верно? Я Чет Диккинсон, работаю в отделе дорожного движения Лупа.

— Ты полицейский? А это что, летняя униформа?

Он рассмеялся:

— Я живу неподалеку. Мы возвращались после долгого дня на пляже, как вдруг услышали этот шум. Грейс с детьми я отправил домой, а сам решил узнать, в чем дело. Думаешь, стоит отправить этого юного негодяя в больницу?

Я кивнул:

— Ближайшая на Эйджвотер, вызовем «Скорую»? Впрочем, у меня машина.

— Если не возражаешь. Сукин сын может прийти в себя. — Он снова усмехнулся: — Увидел, как вы тут возитесь, схватил с окна этот горшок. Ну и шарахнул его по башке.

— И правильно сделал.

— Боюсь, перестарался.

— Мне так не кажется.

После того как Диккинсон отыскал пистолет юноши и пожертвовал своим пляжным полотенцем, чтобы замотать ему голову, мы поволокли не державшегося на ногах Лэппса к моей машине.

Полицейский помог усадить парня на переднее сиденье.

— Сбегаю домой, позвоню в участок, возьму машину и найду тебя в больнице, — сказал он.

— Спасибо. Знаешь, когда-то я тоже регулировал движением в Лупе.

— Не врешь? Да, мир тесен.

В машине, в отделении для перчаток, лежали наручники. Я завел бессильно висевшие руки пребывающего в беспамятстве парня за спину и защелкнул стальные браслеты на тот случай, если он прикидывается. Взглянув на добродушного полицейского, я добавил:

— Слушай, если из этого что-нибудь выгорит, то часть награды твоя. Обещаю, все останется между нами.

— Награды?

Положив руку на его волосатое плечо, я пояснил:

— Чет, мы с тобой только что взяли этого проклятого «убийцу с губной помадой».

Челюсть Чета отвисла, я сел за руль и, не торопясь, тронул с места. Он бросился бегом к дому.

Повернув за угол, я остановился и обыскал парня. Мне в голову пришла мысль, что спешить в больницу нет необходимости. Если он умер, то уже умер.

В кармане кожаной куртки я обнаружил два сертификата на почтовые сбережения по пятьсот долларов каждый. В бумажнике, где лежал студенческий билет Чикагского университета на имя Джереми С. Лэппса, оказалось еще отпечатанное на машинке письмо, датированное прошлым месяцем. В нем говорилось:

"Джереми!

Давно о тебе ничего не слышал. Мало приятного оказаться в тюрьме. В следующий раз ты узнаешь об этом получше.

Кажется, меня скоро схватят, поэтому пришлось оставить кое-что у тебя. Заберу свои чемоданы позднее. Если потребуются деньги, можешь воспользоваться почтовыми сертификатами.

Весьма признателен, что, пока меня преследуют, ты согласился подержать у себя мое барахло. Можно бы его спустить, но мне больно расставаться с украшениями. Перед тем как забрать свои шмотки, я тебе позвоню.

Джордж".

Я не был экспертом-графологом, но исполненная от руки подпись сильно смахивала на каракули самого Лэппса, которые я видел на обложке одной из книг в его комнате.

Письмо сразу же представилось мне неуклюжей попыткой этого парня свалить ответственность за хранившиеся у него награбленные вещи на некоего вымышленного сообщника. Он постоянно таскал это письмо при себе как своего рода алиби.

Лэппс пошевелился. Посмотрел на меня. Заморгал длинными ресницами.

— Кто вы, мистер? Где я?

Я врезал ему под дых так, что он согнулся пополам. У него перехватило дыхание. Вырвавшийся из его груди стон наполнил салон машины, я усмехнулся:

— Тот, кого ты пытался застрелить, вот кто я. А сейчас ты барахтаешься в реке дерьма, и нет такой соломинки, по которой ты смог бы оттуда выбраться.

Он затряс головой и облизнул губы:

— Не помню, чтобы я пытался кого-нибудь застрелить. Никогда не делал ничего подобного.

— Да? Ты направил на меня пистолет, а когда он дал осечку, запустил им в меня. Затем набросился с кулаками. Так-то вот, Джерри.

Копна сальных волос упала на лоб.

— Вы... вы знаете, как меня зовут? О, разумеется, — проговорил он, заметив лежавший рядом открытый бумажник.

— Узнал о тебе еще до того, как увидел твой студбилет, Джерри. Весь сегодняшний день иду за тобой по пятам.

— Мне казалось, полицейские работают парами.

— Я работаю не на город. В данный момент работаю на семью Кинанов.

Он узнал эту фамилию, ее узнал бы любой житель Чикаго, но этот лишь смутился, никакой тревоги, никакого чувства вины не отразилось на его лице.

— А какое отношение это имеет ко мне, мистер?

— Ты похитил их маленькую девочку, Джереми. Ты ее задушил, пытался изнасиловать, а потом разрезал на куски и рассовал их по канализации.

— Что... Что вы?..

Я еще раз двинул ему под дых. Мне хотелось садануть его головой о приборную доску, но удара цветочным горшком по голове было достаточно, я мог его прикончить. А мне совсем не улыбалось, чтобы он отдал концы в моей машине, да еще забрызгал кровью новый «плимут». Пег тогда непременно хватит удар.

— Ты тот самый «убийца с губной помадой», Джерри. И я застукал тебя, когда ты поднимался по черной лестнице, как самый дешевый и никчемных вор.

Он виновато уставился на свои колени:

— Я не убивал этих женщин.

— Неужели? Тогда кто?

— Джордж.

Письмо. Алиби.

— Джордж, — повторил я.

— Да, — произнес он. — Это дело рук Джорджа.

— Значит, все делал Джордж.

— Иногда я ходил вместе с ним, помогал ему готовиться. Но никогда не делал этого. Это все Джордж.

— Ты намерен и дальше тянуть эту волынку?

— Это все Джордж, мистер. Это он замучил тех женщин.

— И Джордж кончал на пол или же все-таки ты, Джереми?

Тут он начал плакать.

— Я, — признался он. — Но всех убивал Джордж.

— Джоэн Кинан тоже?

Лэппс покачал головой, на лице блестели слезы.

— Наверное, он. Наверное, он.