Прочитайте онлайн Слаще любых обещаний | Глава 5

Читать книгу Слаще любых обещаний
4416+834
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 5

- О, Луиза, как хорошо, что ты сегодня пораньше! - воскликнула Пэм.

- Я полагала, вы захотите получить краткую инструкцию о возможных осложнениях, связанных с предложенными изменениями по правам рыболовства.

- Да, да, конечно же, - согласилась Пэм Карлайл. - Но я бы хотела, чтобы ты сопровождала меня на утреннее совещание. Многое изменилось после нашего первого разговора. Для начала члены других комиссий возмутились, когда узнали, что британцы хотят присвоить себе все права только на том основании, что председатель комиссии - англичанин, Гарет Симмондс.

- Да.., я понимаю, - поддакнула Луиза, отвернувшись в сторону и занявшись бумагами на столе.

- Ты уже в курсе? Но кто тебе сказал?

- Моя сестра. К тому же Гарет Симмондс летел со мной одним рейсом. И еще он был моим преподавателем в Оксфорде, - небрежно объяснила девушка.

- О, ты знаешь Гарета! - засияла Пэм. - Нам повезло, что он согласился возглавить эту комиссию. И, как я уже сказала, было бы трудно найти более влиятельного председателя. Впрочем, он ведь был твоим преподавателем, и ты сама знаешь. И должна заметить, несмотря на то что у меня прекрасный муж и я счастлива в браке, - разоткровенничалась женщина, озаряясь широкой улыбкой, когда Симмондс мне улыбнулся, я просто растаяла. Бедняга, полагаю, влюбленные студентки не давали ему прохода...

- Бедняга? Это он-то бедняга? - резко парировала Луиза.

- О, Лу, дорогая, неужели я наступила тебе на мозоль? - удивленно спросила Пэм. - И ты была одной из них?

- Ну уж нет, - ответила Луиза, заливаясь краской. - Вы хотите знать правду... - начала было она, но, не закончив мысли, замолчала, осознав, что подвергает себя опасности.

- Да?.. - подхватила Пэм.

- О нет, ничего, - поправилась Луиза, уходя от разговора. - Видите, я набросала возможные варианты, и, конечно же, нельзя забывать о возможном обвинении в колониализме...

- Колониализм?.. - Пэм удивленно подняла брови. - Впрочем, возможно, ты права, и лучше быть готовыми ко всему.

Луиза, владевшая ситуацией в той же мере, что и ее босс, кивнула.

- Я приложу все усилия, чтобы убедить комиссию в необходимости снизить квоты на рыбную ловлю и сохранить как можно больше контроля над водами нашей страны, - сказала Пэм. - Хотя задача не из легких...

- Вы правы, - согласилась Луиза. - Я изучила много литературы по морским законам и, конечно, множество других источников, имеющих отношение к вопросу. Я подготовила несколько ссылок и переводов некоторых законов и реальных свидетельств, которые могут послужить контраргументами другим комиссиям.

- Ммм.., выглядит внушительно, кажется, мне придется много читать.

- Я постараюсь сократить все до минимума, и, конечно, если будет что-то непонятно...

- Ты с этим справишься, Лу. Разве я тебе не говорила, какое ты сокровище? Когда Хью впервые тебя порекомендовал, я колебалась... Но он заверил меня в том, что ты быстро освоишься с работой, и оказался прав.

Хью Крайтон был отцом Саула, сводным братом ее дедушки. Изначально трудившийся на адвокатском поприще, теперь он собирался на пенсию, но все еще работал судьей. Они с женой Анн жили в прибрежном районе Пэмброкшира. Там он и познакомился с нынешней начальницей Луизы, Пэм Карлайл.

Поначалу Луиза восприняла предложение дяди как повод убрать ее с дороги его сына. Но, подсев к девушке на одной из семейных встреч, Хью мягко сказал:

- Я знаю, о чем ты думаешь, Лу, но ты ошибаешься. Безусловно, для вас с Саулом будет лучше не видеться какое-то время, чтобы позволить им с Тулой построить отношения. Но дело в другом, и, по моему мнению, тебе нужна именно такая работа. Ты умеешь бороться и побеждать.

- Я мечтала стать адвокатом, - напомнила ему Луиза.

- Помню, но, дорогая, ты слишком легко заводишься и...

- Слишком вспыльчива, - сердито закончила она.

- Горячая, - уточнил дядя. - Крестоносец. Лидер. Тебе нужен вызов, в изобилии присутствующий в этой работе.

Конечно, он был прав. И если быть честной, то работа в сухих и пыльных судах Европейского сообщества была не для нее.

- Ты хочешь стать адвокатом лишь для того, чтобы доказать деду, что ты лучше Макса, - заявил Джосс в тот же вечер. - Но можешь не волноваться, Лу, мы и так это знаем...

"Лучше"... Что это значит? - размышляла она сейчас. Где та молодая женщина, заявившая, что компенсацией за потерю Саула может быть только карьера? Почему сейчас ее все чаще посещает мысль о том, что в ее жизни чего-то не хватает - или, может, кого-то?

- Лу? Все в порядке?

- Да. Да, все хорошо, - ответила девушка, собирая необходимые бумаги и следуя за Пэм в ожидавший их автомобиль.

По дороге она бездумно смотрела в окно, изучая окрестности города. И несмотря на то, что некоторые считали по-другому, она находила Брюссель прекрасным городом. Хотя его великолепие и строгая красота были понятны не всем, он прекрасен. Машина остановилась, и шофер открыл им двери.

Несколько других членов комиссии тоже приехали со своими ассистентами. Со многими из них девушка уже встречалась. Удивительно, но политические круги Брюсселя очень узки.

Увидев, что французский представитель явился с высококвалифицированным и достаточно напористым судебным исполнителем, Луиза очень удивилась. Она всегда подозревала, что он вполне может возглавить комиссию самостоятельно, а не отсиживаться за чьей-то спиной. Правда, Луиза никогда не встречалась с ним лично, но была наслышана о его репутации.

- Это доказывает, как серьезно готовятся к встрече французы, - нашептывала Луиза своей начальнице.

- Да, им есть за что бороться, - согласилась Пэм. - Но самыми опасными противниками могут оказаться испанцы... О, а вот и Гарет Симмондс! - заметила она, но Луиза уже и сама обратила на него внимание.

Темный, безупречно сшитый костюм Гарета подчеркивал мужественные, широкие плечи. А под накрахмаленной белоснежной рубашкой вздымалась его мускулистая грудь.

Луиза сердито нахмурилась, отгоняя от себя ненужные воспоминания.

- Я бы с ним с удовольствием поговорила, но нужно соблюдать предельную осторожность. Нельзя допустить, чтобы его обвинили в фаворитизме, - заявила Пэм.

- Короче говоря, ему не следует проявлять симпатию к кому бы то ни было, сухо констатировала Луиза. - Любая проблема должна решаться на основании закона.

В ушах Луизы зазвучал голос Гарета Симмондса. На память пришла его лекция, посвященная европейской юриспруденции. По его мнению, будущее не за законодательствами британских судов, а за новыми законами Европейского парламента.

- Общество будет жить по новым законам, которые вытеснят старую националистическую систему. И ответственность за эти новые законы будет в ваших руках...

Собрание должно было начаться через пару минут. Краем глаза Луиза наблюдала за Гаретом. Тот увлеченно разговаривал с вызывающе яркой блондинкой. Ильза Вейлс - официальный советник немецкой комиссии. Ее поза, кокетливые взгляды, манерный смех - все продиктовано не только регалиями Гарета, насмешливо подумала Луиза. Больше того, сам Гарет Симмондс не предпринимал никаких попыток увеличить интимную дистанцию между ними.

Луиза резко отвернулась. Если Гарету захотелось пофлиртовать с другой женщиной, это ее не касается.

- Спасибо, Лу... Ты отлично справилась. По правде сказать, некоторые вопросы были достаточно провокационны, и твои ответы обескуражили кое-каких представителей.

- Ммм... Я бы не была так оптимистична, сухо предупредила начальницу Луиза. - В конце концов, мы так и барахтаемся в мутной воде...

- Может, и в мутной, но в своей, - усмехнулась Пэм. - Ты еще не забыла про этот проклятый ужин?

Луиза покачала головой.

- Как же мне не хочется туда идти. Все эти деловые переговоры - ну почему они такие нудные?

Луиза засмеялась:

- Все будет хорошо. Еще несколько дней, и вы дома.

У начальницы намечался отпуск. И она планировала состыковать его с уходом на пенсию мужа.

- Как только Джеральд уйдет на покой, мы будем проводить больше времени вместе. Хотя не знаю, сможет ли он привыкнуть к жизни в Брюсселе, - призналась она.

Но Луиза подозревала, что основная причина ее беспокойства кроется не в этом. Просто здесь он будет лишь ее тенью.

Рабочий день Луизы был ненормированным. И по окончании собрания девушка, не задумываясь, направилась домой. Надо кое-что дочитать и доделать кое-какие дела. На собрании были затронуты некоторые вопросы, нуждающиеся в проверке, а потом можно расслабиться в бассейне. Бассейн и тренажерный зал находились прямо в доме, и Луиза старалась регулярно их посещать.

Ильза Вейлс снова пыталась завладеть вниманием Гарета, подумала девушка, перебирая бумаги. Преодолевая личную неприязнь, она была вынуждена признать, что Гарет отлично справился с возложенной на него миссией. Перед глазами стояли восхищенные и полные уважения взгляды членов комиссии, когда Гарет обходительно, но твердо отвергал их самые дерзкие и неприемлемые требования.

С профессиональной точки зрения, без сомнения, его подход заслуживал высшей оценки.

Краем глаза Гарет заметил, что Луиза собралась уходить.

Конечно, то, что девушка работала в Брюсселе, не являлось для него секретом, и он был готов увидеться с Луизой.

Тем не менее неожиданная встреча на борту самолета повергла его в шок, и по телу пробежал мощный электрический разряд.

Ильза все еще говорила с ним. А он, наклонив голову, вежливо улыбался в ответ. Надо признать, что у этой роскошной блондинки великолепная кожа. А под легким шерстяным топом угадывается упругая грудь с выступающими возбужденными сосками. Мужской инстинкт подсказывал Гарету, что она хороша в постели, но тело его оставалось холодным.

Луиза... Короткая стрижка под мальчика ей очень к лицу. Она выгодно подчеркивает изящную тонкую кость, делая девушку более женственной. Ее одежда не такая вызывающая, как у Ильзы, и соски не выпячиваются из-под надетой под жакетом блузки. Искорка неприязни, блеснувшая в ее глазах при встрече в самолете, не ускользнула от его внимания. Наверное, все еще не может забыть тот случай в Тоскане, подумал Гарет.

- Гарет.

- Прошу прощения, Ильза, но я прослушал. Что вы только что сказали? переспросил он, заметив, как ее белая, ухоженная рука с великолепным маникюром и накрашенными блестящим темно-красным лаком ногтями легла на его плечо. На память пришли коротко подстриженные, некрашеные ногти Луизы, умудрившиеся оставить глубокие царапины на его спине во время бурных проявлений страсти хотя и не к нему. Ее страсть предназначалась для другого. Изнемогая от желания, девушка умоляла утолить ее жажду, произнося имя этого другого. А может, она хотела его позлить?..

- Извините меня, Ильза. Но мне пора, - прервал он женщину.

Ильза покрутила между пальцами край рукава его рубашки.

- О, но я еще не закончила... Впрочем, мы ведь увидимся вечером за ужином. - И, окинув его игривым взглядом, добавила:

- Может, мне удастся устроить так, чтобы вы сели рядом со мной...

- Думаю, это не понравится остальным членам комиссии и вызовет массу пересудов, мягко предупредил он, высвобождая руку.

Только ее мне не хватало, подумал Гарет, не испытывавший ни малейшего желания крутить романы. Он закрыл глаза и прислонился к стене. Чего же он хотел?.. Смешно, но, наверное, того, о чем беспрестанно толковали его мама и замужние сестры. Ему нужна жена, дети.., семья... Луиза!

Однако ему не везло. Не везло с того рокового лета в итальянской деревне, когда по своей собственной воле он совершил навсегда заковавшую в цепи его сердце глупость. Глупость, позволившую эмоциям заглушить голос разума.

С тех самых пор надеяться на счастливое продолжение ему не приходится. Но откуда ему было знать, что любая другая женщина после Луизы будет занимать лишь второе место? А дети, как бы сильно он их ни любил, станут лишь тенью тех, которых он мог бы иметь с ней.

Конечно, он знал, что девушка не испытывала тех ярких, затмевающих рассудок моментов горькой правды и самопознания, с которыми приходилось бороться ему. Он знал, что случившееся не имело для девушки особого значения и она не терзала себя воспоминаниями. А мысль о том, что за его напускным гневом скрывается нечто большее, никогда не приходила ей в голову. Она и не догадывалась, что мужчина изо всех сил пытается убедить себя в том, что его влечение продиктовано лишь физической потребностью организма.

Таким образом, Луиза лишь наказывала себя, пытаясь уничтожить свою любовь к другому, забывшись в страстной пучине охватившего их чувства. Вся разница в том, что наказание так и осталось наказанием и холодная похоть не трансформировалась в чистое золото любви, как у него.

Утром, чувствуя ответственность за случившееся, он попытался найти ее. Но на вилле никого не оказалось. И лишь на следующий день Мария поведала ему о несчастье.

По возвращении в Британию он звонил ей домой в Чешир. Трубку сняла Дженни. Она узнала его, и он решил осведомиться о здоровье деда.

Дженни поблагодарила Гарета за звонок и записала номер телефона, оставленного специально для Луизы, на случай, если у нее появится желание поговорить с ним до начала занятий.

Повисла напряженная пауза. После чего Дженни, немного смущаясь, сообщила ему о решении дочери перевестись на другой факультет.

Именно тогда он понял: девушка не хочет продолжения. И твердо решил, что сможет это пережить - в конце концов, он зрелый, здравомыслящий мужчина.

В какой-то степени Гарет преуспел в этих попытках. Он перестал просыпаться каждое утро с мыслями о Луизе, а воспоминания о проведенном вместе времени посещали его крайне редко - по крайней мере, до некоторых пор.

Он слишком разборчив и отдает все силы работе, полагала обеспокоенная его неустроенностью семья.

- Берегись, а то закончишь свою жизнь в одиночестве, - предупредили родные в последнее Рождество, буквально вырывая из его рук маленьких племянников, с которыми он ни на миг не расставался.

- Смотри, а то я стану бабушкой раньше, чем ты папой, - припугнула Гарета старшая сестра.

Но поскольку ее старшей девочке не исполнилось и тринадцати, Гарет не беспокоился об этом, прекрасно понимая, что для обретения такого желанного, тихого семейного счастья ему не хватает лишь одного, без чего оно просто невозможно.

Любить и быть любимым - вот что нужно для полного счастья. Гарет уже вышел из того возраста, когда простое физическое влечение, неважно, насколько сильное, можно принять за любовь.

- Пожалуйста.., не судите Лу строго.., она не виновата, - говорила Гарету Кэти дрожащим голосом, словно желая взять на себя боль сестры. - Понимаете, она влюблена.

О да, Луиза влюблена!..

- Если я не могу быть с Саулом, то мне все равно, с кем... - страстно заявила она в ответ на его предупреждение о последствиях легкомысленных заигрываний с молодым итальянцем на вилле.

С кем угодно.., даже с ним... Гарет устало склонил голову. Боль и чувство вины - что тяжелее? Осознание того, что он не может контролировать свои эмоции или себя самого? Два одинаково разрушающих душу чувства, но если выбирать... Он снова посмотрел на девушку. А она, словно почувствовав его взгляд, оторвалась от своих дел и тоже посмотрела на него. Неприязнь и ненависть в ее глазах были видны даже на расстоянии. Интересно, как бы она отреагировала на его предложение пойти.., пойти прогуляться?..

Заметив, что Гарет отошел от стены, Луиза резко отвернулась. Дрожащими руками она собрала последние заметки. Затолкав бумаги в портфель, девушка приказала себе не поддаваться эмоциям.

Сама мысль о том, что Гарет Симмондс знает о ней так много, была ненавистна Луизе. Она презирала себя за то, что позволила ему возыметь над ней необратимую власть, ведь тот роковой вечер в итальянской деревне никогда не уйдет из ее памяти. Временами она просыпалась среди ночи с его именем на устах. Изнемогая от желания, Луиза слышала эхо собственного голоса, зовущего его. Несмотря на то что это был ее первый сексуальный опыт, несколько часов наедине с Гаретом полностью изменили Луизу. Ее тело расцвело, и она превратилась в настоящую, доселе незнакомую Луизе женщину.

Все ее грезы о сексе с Саулом сводились к обладанию им. Девушка мечтала возбудить в нем желание. Она наивно представляла, как он умоляет ее позволить лишь дотронуться до нее. Мысль о том, чтобы умолять кого-то самой, сгорая от желания и теряя контроль над собой, никогда не приходила ей в голову.

В итоге Саулу так и не довелось услышать ее возбужденные стоны, почувствовать ее ненасытное тело, требующее немедленного удовлетворения.

Луиза ощутила теплый, согревающий прилив крови. Ей захотелось бежать со всех ног из душного здания, бежать подальше от Гарета Симмондса. Но, конечно же, об этом не могло быть и речи. Вместо этого девушка приосанилась и, гордо запрокинув голову, зашагала к выходу.

- До вечера, - попрощалась Пэм, когда машина затормозила у дома Луизы.

- А.., да, - согласилась девушка, выбираясь из автомобиля.

В квартире настойчиво звонил телефон, и Луиза, не разуваясь, бросилась к трубке. Удивительно, но звонила Кэти.

Хорошо зная практичность сестры, Луиза понимала, что Кэти не будет заказывать дорогих международных переговоров лишь для того, чтобы услышать ее голос. Кэти презирала расточительность и была удивительно экономна.

Поэтому в ответ на ее теплые приветствия Луиза взволнованно спросила:

- Что случилось? Что-то с дедушкой?

- Нет. Все в порядке, - успокоила ее Кэти. -Я лишь хотела удостовериться, что у тебя все хорошо.., и что перелет прошел успешно.

На глаза попалась фотография - обе сестры, облаченные в университетскую форму. Луиза нахмурилась и подозрительно посмотрела на улыбающуюся со снимка Кэти, соображая, что же ответить.

- Почему ты не сказала мне раньше, ты же знала, что Гарет Симмондс тоже летит в Брюссель? - спокойно спросила она.

- Я хотела тебе сказать, - виновато призналась Кэти. - Ну не злись же, Лу, - канючила она. - Просто не хотелось омрачать тебе выходные. Ты все еще злишься?

Луиза закрыла глаза.

- Да на что, собственно, злиться? - спросила она притворно беззаботным голосом. - Слава Богу, нас ничто не связывает. А как твои дела? Как долго продлится твоя работа над новым проектом? - поинтересовалась Луиза, меняя тему, одновременно пытаясь избавиться от навязчивого образа высокого и широкоплечего Гарета, благосклонно улыбающегося этой яркой блондинке с идеальной фигурой.

- Пока не знаю, - ответила Кэти.

- Кстати, не забудь о своем обещании вернуться домой как можно скорее, напомнила Луиза.

- Постараюсь, - согласилась Кэти. - Хорошо, что на этот раз все наши собрались вместе, столько всего произошло, пока я работала в Лондоне, что я едва успевала переварить информацию. У Тулы с Саулом родился ребенок, а как выросли дети Оливии и Каспара! А мама с тетей Руфью просто творят чудеса. Их благотворительный фонд матери и ребенка идет в гору. Они планируют выкупить старый дом в Квинсмиде и разбить его на небольшие однокомнатные квартиры для матерей-одиночек.

- Дедушка никогда на это не пойдет, - рассмеялась Луиза, представив раздраженную физиономию деда, когда ему сообщат, что в его старинной усадьбе поселятся мамаши с детьми.

- Конечно, не пойдет, и думаю, тетя Руфь знает это не хуже. Иногда я подозреваю, что она делает это только для того, чтобы позлить старика, ведь всем известно, как он любит ругаться и воевать со всеми. Только с тех пор, как исчез дядя Дэвид, он так и не смог стать прежним...

- Да, - признала Луиза. И сестры замолчали, вспоминая исчезнувшего брата-близнеца их отца.

- Думаешь, он когда-нибудь объявится? спросила Кэти.

- Не знаю. Отец не теряет надежды, что дядя Дэвид еще даст о себе знать, хотя бы ради деда и Оливии. Ведь у матери Оливии появился мужчина. Теперь они редко видятся, только когда Оливия приезжает с мужем и детьми навестить деда и бабушку в Брайтон. А Дэвид даже не знает о том, что его дочь уже замужем и у нее двое детей.

- Знаю... Не могу представить нашу жизнь без мамы и папы, а ты? - спросила Кэти.

- Я тоже, - согласилась сестра. Кэти неожиданно прервала разговор о семье и взволнованно спросила:

- Лу.., а тебя не очень раздражает... Гарет Симмондс.., то, что он тоже в Брюсселе?

- Ну что ты, конечно, нет, - удивилась Луиза. - Естественно, я бы предпочла его не видеть, но раз уж так случилось, что комиссия решила затронуть этот вопрос, то встреча была неизбежна, даже если бы он не возглавлял комиссию Пэм. Да и какое мне, собственно, до него дело? Он мне, конечно, неприятен, но я это переживу.

Есть вещи слишком интимные для того, чтобы обсуждать их по телефону. Даже с Кэти. А чувства Луизы к Гарету Симмондсу и отношение к его присутствию в Брюсселе были именно таковы.

- Послушай, мне надо идти. Сегодня вечером у нас официальный ужин, и мне нужно подготовиться.

Официальные ужины комиссии, вызывавшие живой трепет в душе девушки поначалу, стали невыносимо скучными и обыденными.

Все те же занудные лица за накрытым столом, не знающие, о чем говорить, подумала Луиза, положив трубку. Затем она быстро приняла душ и, автоматически стянув с вешалки первое из трех висящих в гардеробе платьев, оделась. Симпатичное черное платье, купленное ею в Лондоне вместе с Оливией и Кэти еще до ее нового назначения, смотрелось изумительно. Полностью обнаженные руки, широкий вырез, мягко облегающая тело ткань, игриво приоткрывающая одно бедро, выгодно подчеркивали ее изящный силуэт. Впрочем, и два других наряда, приобретенных на распродаже у известного кутюрье на Бонд-стрит, были не хуже. И полностью окупили свою стоимость количеством комплиментов и практичностью в носке.

О прическе можно было не беспокоиться. Достаточно того, что каждые несколько недель девушка исправно выкладывала кругленькую сумму, придавая волосам форму. Легкий макияж служил лишь для того, чтобы подчеркнуть глубину глаз, немного румян и помада, слегка увеличивающая губы, заставляли замирать мужскую половину комиссии.

Они с сестрой унаследовали от отца высокие, худощавые фигуры. И хотя, как правило, Луиза относилась к своему росту достаточно спокойно, будучи подростком, все же сетовала на излишнюю худобу. Со временем ее желание исполнилось. И, оставаясь все такой же стройной по сравнению с подругами, Луиза заметно оформилась, и сейчас черное джерси заманчиво облегало ее формы.

Черные туфли и дамская сумочка, достаточно просторная для маленького блокнотика и ручки, ее неизменных атрибутов, завершали туалет. Таким образом, она была готова за пять минут до прибытия машины.

Как это ни странно, но, садясь в прибывшую машину, девушка думала не о разговоре с Кэти и не о ее обещании приехать в Брюссель. Мысли Луизы были далеки от различных ловушек, в которые она может угодить, судя по сегодняшней встрече утром. Нет, все ее помыслы фокусировались лишь на одном человеке мужчине, возглавлявшем комиссию.

Гарет Симмондс. Сколько же бесполезных эмоций она потратила!

А ведь, прибыв на работу в Брюссель, Луиза дала себе зарок не позволять прошлому омрачать ее жизнь. И вот одно из самых жутких событий ее прошлого воскресло в лице ее бывшего преподавателя.., ее бывшего...

Луиза встряхнула головой, отгоняя от себя это ненавистное ей слово любовник. Нашла себе любовника. Ведь между ними не было ничего настоящего, все было совсем не так, как она представляла.

Интересно, есть ли у него кто-нибудь? Со слов Пэм, он еще холост и, без сомнения, пользуется большой популярностью у противоположного пола.

- Симмондс не просто холостяк, - восхищенно заявила Пэм. - Он безумно привлекателен!

- Вы находите? - удивилась Луиза, понизив голос. - А я не обратила внимания.

Не обратила внимания... Но память безошибочно воскресила благоговейный трепет и дрожь в коленках при виде его обнаженного тела.

Тем временем машина остановилась, шофер терпеливо ожидал, когда она соизволит выйти.