Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 9

Читать книгу Сладкие мечты
2016+781
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Дни становятся все длиннее, солнце заходит все позже. Бекки уже пора ложиться спать, а на улице еще светло. Ренни смотрела в кухонное окно и думала о своем.

— Почему мистер Дэниельс не зашел к нам, когда приезжал за Бриттани? — вернул ее к действительности голос дочери. — Он сидел в машине и ждал, пока она его увидит.

Бекки сказала это таким огорченным тоном, что Ренни заставила себя улыбнуться и повернулась к дочери.

— Наверное, он просто устал, дорогая.

— Бриттани говорит, что у него с воскресенья болит голова. Мам, ты думаешь, он заболел?

— А почему ты о нем беспокоишься? — спросила Ренни, со страхом ожидая ответа.

— Просто так. Мне было весело с ним. Тебе ведь он тоже нравился, правда? — Глаза Бекки округлились от невинного любопытства.

Ренни больше не удивлялась острой боли, которая пронзала ее всякий раз при воспоминаниях о Джесси.

— Да, мистер Дэниельс мне нравится, — спокойно ответила она.

— И мне тоже. Может, он придет к нам опять, когда у него пройдет голова.

Доев печенье, Бекки убежала к себе, чтобы успеть почитать немного, пока не погасили свет.

Ренни складывала в холодильник остатки ужина, когда резкий телефонный звонок так испугал ее, что она даже выронила свое любимое блюдо. Ей пришлось аккуратно обойти груду осколков, перемешанных со спагетти, чтобы добраться до телефона.

— Алло, — сказала она и тихо чертыхнулась, наступив на кусок стекла.

— Это новый способ отшивать назойливых распространителей товаров? — раздался голос свекрови. — Честно говоря, я сомневаюсь, что на них подействует такая манера общения, а вот друзья могут обидеться.

— Тогда нужно срочно отказываться от подобных опытов, — засмеялась Ренни. — Я уже потеряла друзей, чтобы продолжать в том же духе. То есть мне звонили в эти дни немногие, — быстро добавила она, стараясь исправить оплошность.

— Мы говорим о конкретном человеке?

— Наверное, я просто соскучилась по Вики, — ответила Ренни, чтобы переключить Медлин на другую тему. — Обычно мы болтаем с ней по нескольку раз в неделю, и сейчас у меня в доме непривычно тихо.

— А в чем дело? Я думала, тебе любезно составляет компанию ее симпатичный деверь. Разве с воскресенья ты с ним не виделась?

— Один раз видела. — Ренни действительно видела его затылок, когда Джесси отъезжал от ее дома вместе с Бриттани.

— И собираешься встретиться с ним опять? — Похоже, Медлин решила выпытать мельчайшие подробности.

— Нет.

— Есть причины?

— Нет. Мы совершенно разные люди, поэтому никакие отношения между нами невозможны. — Ренни закрыла глаза, чтобы сдержать набежавшие слезы. Нет, плакать она не станет.

— Дорогая, я понимаю, это не мое дело, — начала Медлин.

— Раньше тебя подобная малость не останавливала, — перебила её Ренни, сглаживая шутливо — добродушным тоном язвительность слов.

— Ладно. Хочу спросить тебя вот о чем: как два умных взрослых человека могут принимать серьезное решение после единственного свидания? Ты обнаружила у него какие-нибудь отвратительные черты? Неужели он всю ночь храпит?

— Медлин Сойер! Как вы можете задавать подобные вопросы? Откуда мне знать, чем он занимается по ночам?

— Видимо, я приняла желаемое за действительное. Он показался мне таким милым, вот я и подумала, что он сможет стать тем человеком, который вытащит тебя из добровольного одиночества. — И, не давая Ренни возразить, спросила: — Что же вам помешало?

— Я же сказала, у нас различные представления о жизненных ценностях.

— Каких ценностях?

— Меня волнуют люди, а он беспокоится только о собственной машине.

— Ну, знаешь! — воскликнула Медлин. Ренни даже не предполагала в ней такой энергии. — Я видела, как он смотрел на тебя, и, поверь, на свой автомобиль он глядит вовсе не такими глазами.

— Жаль, что ты не согласна со мной. По-моему, двух взрослых людей должно объединять нечто большее, чем взбесившиеся гормоны. — Ренни старалась придать голосу убедительность, чтобы свекровь не усомнилась в ее словах.

— Ладно, говоришь ты правильно, но с чего ты вдруг пришла к такому заключению?

— В воскресенье мы попали в небольшую аварию, и он даже не поинтересовался, как я себя чувствую.

— Ты ударилась или поранилась?

— Нет, но это не имеет значения.

— А я считаю, имеет, и очень большое. Ты пряталась от всех мужчин, отказывалась после смерти Робина от возможных знакомств по одной-единственной причине. Ты боялась, что второй муж тоже станет поклоняться всемогущему доллару, почитать его гораздо больше, чем тебя.

Наконец ты познакомилась с мужчиной, за которого большинство женщин способны умереть, и сразу начинаешь выискивать причины, чтобы оправдать свой страх. — Раньше Медлин никогда не разговаривала с ней так резко.

— Ты несправедлива ко мне.

— Жизнь тоже не всегда справедлива, Ренни.

— Ты на чьей стороне, Медлин?

— Ни на чьей. Для меня главное, чтобы ты была счастлива. Если тебе лучше без Джесси, прекрасно. Если нет, тогда хорошенько подумай, прежде чем навсегда вычеркнуть его из своей жизни.

Джесси смотрел на телефон. Он уже дважды протягивал к нему руку и дважды останавливал себя. Один раз позвонил, но было занято.

Проклятие, мужчине нравится женщина, она, судя по всему, отвечает ему взаимностью, откуда же такие сложности? Приходится скрываться от племянниц в спальне! Перенес компьютер в свою комнату и сказал им, что у него горит контракт. Девочки обещали его не беспокоить, если только не случится всемирный потоп или не разверзнется земная твердь.

Но к компьютеру он не притрагивался, работой не занимался. Просто ему не хотелось, чтобы Лекси и Бриттани слушали разговор, если он все же наберется смелости позвонить Ренни. Особенно когда он будет умолять о встрече. В конце концов, мужчина обязан хранить достоинство при домочадцах. Или хотя бы его видимость.

Джесси гипнотизировал телефон. Обычно решительный и изобретательный ум отказался работать, мозги превратились в кашу. А все из-за того, что он ужасно тосковал по Ренни. За несколько дней изменились цель и смысл его жизни, вершиной мечтаний и планов стала эта женщина.

Иногда он сам удивлялся, отчего рядом с ним оказываются или очень занятые, или беспросветно глупые женщины, с которыми не хочется иметь долговременных отношений. Может, в нем есть некий изъян, делающий его не слишком привлекательным объектом? Когда связь заканчивалась, проблема для него состояла лишь в том, что он оставался без пары на деловых приемах.

На этот раз все обстоит иначе. Он не сдастся без боя, Ренни уже стала важной частью его жизни. Вчера он мельком увидел ее, и пришлось собрать всю силу воли, чтобы уехать.

Джесси взглянул на будильник, стоявший на туалетном столике. Нельзя больше сидеть взаперти, приближается время ужина, девочки, наверное, проголодались.

Он решительно снял трубку. Гудок, второй, потом третий. «Ответь, прошу тебя, может, я не смогу заставить себя позвонить еще раз. Пожалуйста, ответь».

После четвертого гудка Ренни подошла к телефону. Сердце у него так застучало, что наверняка было слышно на другом конце линии.

— П-привет. — В душе он надеялся, что голос не выдает его неуверенности.

— Джесси, — прошептала она. Несколько секунд оба молчали.

— Вы слушаете меня или собираетесь бросить трубку?

— Нет, Джесси, я не собираюсь бросать трубку. Вам что-то нужно?

— Просто хотел поговорить.

— О чем?

— О нас.

Долгий вздох эхом отозвался в трубке и в его сердце.

— «Нас» не существует, Джесси. Мне казалось, мы уже все выяснили.

— Послушайте, Ренни, я не хочу отбрасывать все из-за одной неудачной поездки на машине. И прошу вас, не надо принимать такое серьезное решение по телефону.

Как адвокат, Джесси знал, что клиенту всегда гораздо труднее отвергнуть предложение, если они находятся лицом к лицу, и рассчитывал на то же самое с Ренни.

— Может, нам встретиться и поговорить? — неожиданно спросил он.

— Джесси…

Раз она не отказалась сразу, он решил воспользоваться моментом:

— В любом месте. Можно здесь, у Вики. Правда, девочки все услышат. Если удастся найти няню, то можем поехать ко мне домой.

— Нет, к вам я не поеду.

— Тогда на пляже, — быстро предложил он. Возникло недолгое молчание.

— Ну ладно, — вздохнула Ренни. — А как быть с девочками?

— Честно говоря, я так далеко не загадывал. Не знаю. Если их оставить ненадолго одних?

— Привезите их лучше сюда. Через час должна приехать Медлин. Уверена, она согласится присмотреть за ними.

— Отлично! Мы приедем, только сначала накормлю их ужином. До встречи, пока я вас отпускаю.

«Но ненадолго, Ренни Сойер», — добавил про себя, кладя трубку.

Джесси посмотрел в зеркало над туалетным столиком. Взгляд уже не такой виноватый, как до разговора по телефону. Интересно, есть время принять душ? Найдем.

Спустя несколько минут Джесси стоял у шкафа и изучал свой гардероб. Надо было привезти из дома побольше вещей: хотя на дворе весна, но по вечерам еще довольно холодно. Наконец он выбрал черные джинсы и свитер с черно-красно-белыми узорами. Вики говорила, что в этом наряде он неотразим.

Теперь ужин. Джесси слетел по лестнице вниз, бодро сообщил племянницам, что им предстоит провести вечер у Бекки, и те принялись накрывать на стол. Тем временем он достал из морозилки еду и сунул в микроволновку.

Девочки с изумлением уставились на дядю, который вдруг начал распевать песенку про любовь, но Джесси необращал на них внимания. Он быстро приготовил зеленый салат, отрезал несколько кусочков хлеба. Свою порцию он проглотил за рекордно короткий срок, даже не почувствовав вкуса еды.

— Девочки, тарелки оставьте, я сам их помою.

Бриттани чуть не упала со стула, раньше он не позволял им отлынивать от домашних обязанностей. Но Лекси нестала задавать лишних вопросов, потому что была ее очередь мыть посуду, и быстренько исчезла из кухни.

— Одевайтесь и ждите меня в машине.

Джесси проверил заднюю дверь и уже шел к выходу, когда раздался звонок. Он испугался, что Рении передумала, хотел не обращать внимания на телефон, а подняв рубку, сразу пожалел об этом.

— Миссис Биллингс? Чем могу помочь?

— Мне нужны конфеты сегодня вечером, мистер Дэниельс.

Джесси стиснул зубы и постарался ответить пристойно.

— Извините, но вы поймали меня буквально на пороге дома, придется подождать до завтра.

Любой, кто хорошо его знал, никогда бы не осмелился настаивать, однако миссис Биллингс из-за отсутствия деликатности не уловила решимости в его голосе.

— Но…

— Извините, мы поговорим с вами на эту тему завтра.

Он положил трубку и вышел именно в ту минуту, когда телефон затрезвонил снова.

Джесси всю дорогу напоминал себе, что находится в жилом квартале и не должен гнать на максимальной скорости, в конце концов его отделяет от Ренни лишь несколько кварталов. Но сегодня и такое расстояние казалось ему слишком большим.

Она хотя бы согласилась выслушать его. Это уже кое-что.

Бриттани первая выскочила из машины и унеслась вперед, а Джесси с Лекси неторопливо подошли к двери, где их ждала Бекки.

— Здравствуйте, мама просила встретить вас, пока она разговаривает по телефону, — обратилась девочка к Джесси и тут же повернулась к подружкам: — Брит, представляешь, бабушка привезла новые диснеевские мультики! Сейчас она пошла в магазин за поп-корном.

Девочки отправились в комнату Бекки, но Джесси не чувствовал себя покинутым, его ждала Ренни.

Она стояла на кухне у телефона, и по ее последним словам он понял, с кем идет разговор.

— Нет, миссис Биллингс, я не могу достать вам конфеты сегодня вечером… Нет, я не знаю, где можно найти.

Джесси чуть не расхохотался.

— Лгунья! — одними губами прошептал он, но Ренни даже бровью не повела.

— Нет, я уверена, он не хотел вас обидеть. На мистера Дэниельса это совсем не похоже.

— Похоже, — кивнул Джесси, получив локтем в бок.

— Нет, миссис Биллингс, мне очень жаль, но сейчас я ничего не могу сделать. Вам следовало предупредить заранее, потому что мистер Дэниельс очень занятой человек и не может сидеть дома на привязи только ради того, чтобы по первому требованию вручать нам коробки с шоколадом и орехами.

Джесси обхватил ее за талию, уткнулся ей носом в шею и шепнул:

— Берите любые сладости, девушка, хоть все до единой.

Голос у Ренни дрогнул, но она все же сумела закончить разговор с назойливой собеседницей:

— Я… г-м-м. Извините, миссис Биллингс, ко мне пришли. Желаю приятного вечера. — Положив трубку, она резко повернулась и уперлась в его грудь кулаками.

— Никогда больше так не делайте.

— Неужели вам не нравятся мои крепкие объятия?

— Не будьте идиотом. И не смейте натравливать на меня эту женщину!

— Клянусь, я не знал, что она позвонит вам. Я совершил ошибку, взяв трубку, когда уже почти вышел из дома. Не будь она столь назойливой, я бы оставил ей несколько коробок на веранде. Но она так давила… К тому же в тот момент голова у меня была занята гораздо более важными делами. — Взгляд его карих глаз не оставлял сомнения в том, что это за дела.

— Медлин сейчас вернется, решила купить девочкам немного сладостей. — Ренни принялась домывать посуду. — Она ужасно обрадовалась, что вы приедете.

— Слава Богу, хоть один человек на моей стороне. — Джесси поборол желание снова подойти к ней. Если она хочет пока сохранять дистанцию, не следует ее торопить.

— Здесь нет никаких сторон, мы же собираемся только погулять по пляжу.

Джесси не успел ответить. Вошла Медлин, и он поспешил забрать у нее корзинку с продуктами.

— Обрати внимание, Ренни, он не только симпатичный, но и обладает хорошими манерами.

— Можешь оставить свою рекламу, у этого человека нет проблем, он слишком уверен в себе. — Ренни сурово взглянула на смеющихся гостей. — Ладно, ведите себя хорошо, пока я надену куртку и попрощаюсь с Бекки.

Когда невестка вышла, Медлин обратилась к Джесси:

— Будьте с нею осторожны, молодой человек. Не знаю, как вы сумели уговорить ее встретиться, но отпугнуть ее очень легко.

— Знаю и обещаю не торопиться. Просто я не могу позволить, чтобы все так закончилось.

Большего он сказать не успел, потому что вернулась Ренни.

— Завтра девочкам в школу, мы ненадолго, Медлин.

— Можете не спешить из-за нас, мы с девочками найдем чем заняться.

Джесси проводил Ренни до машины, галантно распахнул перед ней дверцу, и через десять минут они уже прогуливались по мелкой гальке. Перед ними открывался чудесный вид на спокойную гладь залива, на которой застыли лодки с рыбаками.

Они шли по берегу и вели ничего не значащий разговор. Джесси понял, что она чувствует себя увереннее, когда разговаривает на отвлеченные темы. И он позволил ей это. Пока.

Наконец, оказавшись в относительно малолюдном уголке пляжа, он сел на выброшенное бревно. Ренни предусмотрительно устроилась на некотором расстоянии.

Какое-то время Джесси глядел на воду, швырял камешки в набегавшие волны, затем, не оборачиваясь, сказал:

— Благодарю, что позволили мне приехать. Я знаю, как вам было нелегко принять такое решение.

— Меня почти вынудили. Несколько дней я постоянно слышала ворчание свекрови и нытье дочери.

— Извините, Ренни, я бы не хотел, чтобы вас к чему-то принуждали, заставляли делать нечто вам неприятное.

— Я сказала «почти», Джесси. Если бы я сама не захотела прийти, меня бы здесь не было. Дело в том, что я скучала без вас гораздо сильнее, чем могла предположить.

— Ренни, я никогда и ни к кому не испытывал подобных чувств, — радостно улыбнулся он и поднял руку, когда она попыталась возразить. — Конечно, вам трудно поверить, что за свои тридцать два года я ни разу не был…

— Не говорите этого, еще слишком рано. Кроме того, я действительно не верю, что прежде у вас не было серьёзных отношений.

— Да, я встречался с женщинами, даже по несколько месяцев, но из этих связей ничего не получилось. Иногда по их желанию, иногда по моему. Я был слишком занят: то учебой в колледже, то в академии, то выплатой долгов, на личную жизнь времени не оставалось. А всякие взаимоотношения требуют времени и сил. До сих пор я не встречал женщины, которой стоило бы добиваться.

— А Ванесса? — спросила Ренни.

— Баффи? — поддразнил он. — Я ведь уже объяснял, что наши отношения продиктованы элементарным удобством. Мы деловые партнеры, и больше ничего.

— А чего вы хотите от меня, Джесси? Между нами слишком глубокая пропасть, нам ее не преодолеть.

— Какая пропасть? Что я должен преодолевать? Не понимаю, объясните мне.

— Главное — образ, стиль жизни. Я уже прошла через отвратительное замужество, когда карьера, положение в обществе были превыше всего. — Ренни подошла к воде. — Мир, в котором живу я, слишком далек от вашего мира, Джесси. Поэтому я никогда не смогу жить в вашем, а вы не будете счастливы в моем.

— Ах, это! Последнюю неделю я жил в вашем мире, конечно, не слишком долго, но для начинающего, мне кажется, я вел себя неплохо. К тому же я знаю, как живут Марк с Вики. Если вы это имеете в виду, то я отдал бы все, что имею, в обмен на такую жизнь. — На лице Ренни отразилось явное сомнение, и он продолжал: — Вряд ли истинная причина в том, что меня испугает ваш мир. Скорее, вас беспокоит мой, да? Неужели вы ждете, чтобы я сказал, что готов бросить все, над чем трудился, чего добивался столько лет?

От расстройства он выпалил эти слова сердитым и раздраженным тоном. Ему даже пришлось умолкнуть, чтобы не загасить последнюю искру надежды завоевать эту женщину.

Некоторое время они шли молча.

— Не понимаю, — сказал наконец он. — Почему вы считаете, что есть только белое или черное? Я могу уступать в некоторых вещах, а кое в чем могли бы уступить вы, если бы попытались.

— Большую часть моей семейной жизни я уступала, соглашалась, примирялась, не собираюсь заниматься этим снова.

— Черт возьми, Ренни, повторяю еще раз: я не Робин, его ошибки ко мне не относятся. Их совершил он, и был настолько глуп, что все потерял. Если бы у меня было все то, что имел он, я бы держался за это изо всех сил, — разозлился Джесси. — Перестаньте обвинять меня без вины.

— Чего вы от меня хотите? — В глазах Ренни засверкали слезы.

— Я узнал ваш мир, он мне очень понравился, теперь хочу доказать вам, что и мой мир не так уж плох. Вот чего я от вас хочу. Предоставьте мне эту возможность.

Ренни пошла дальше, но через несколько шагов остановилась и вернулась обратно.

— Хорошо, согласна. Но у вас только одна попытка. Медлин сказала, я поведу себя нечестно и несправедливо по отношению к нам обоим, если откажусь с вами встретиться. Дело в том, что я вас боюсь, Джесси. Вы можете причинить мне очень сильную боль. После неудачного брака я имею право на осторожность.

Джесси понял, что выиграл этот раунд, на большее он пока не мог рассчитывать.

— Сделаем, как вы желаете. Вы устанавливаете правила, я им подчиняюсь.

— У вас только один шанс показать мне свой мир. Всего один.

Джесси схватил Ренни за талию и закружил ее по пляжу.

— Отлично! — радостно крикнул он. — Вы не пожалеете, обещаю. — Джесси поставил ее на землю и быстро поцеловал. — Куда мы сейчас пойдем?

— К маяку, — предложила Ренни. — Он недалеко от того места, где вы оставили машину. Давайте потихоньку выбираться отсюда.

Они медленно пошли в сторону маяка, держась за руки и радуясь долгожданной встрече. Когда тропинка кончилась, он привлек Ренни к себе. Та с готовностью пришла в его объятия, не беспокоясь о том, что пляж не самое уединенное место.

Несколько секунд он просто держал ее в объятиях. Ему захотелось, чтобы тепло его рук уберегло Ренни от вечернего холода и прогнало страхи и печаль из ее сердца.

— Ренни, — прошептал он.

Необходимо загасить искры сомнения, которые все еще вспыхивали в ней, и, если недостаточно объятий, может, их уничтожит поцелуй.

Джесси очень постарался не оплошать.

— Прекрати нервничать, Ренни, не суетись. Ты отлично выглядишь. Ничего больше не нужно, это лишнее и сделает тебя вульгарной. — Медлин отобрала у нее набор теней.

— Не положить ли еще немного румян?

— Нет, достаточно. Всего достаточно. Я уже сказала тебе, но могу повторить: ты замечательно выглядишь. Джесси сказал бы то же самое, если бы ты наконец вышлаиз ванной и он получил возможность тебя увидеть.

— Он уже здесь? Черт возьми, я опаздываю!

Выскочив из ванной, Ренни принялась искать туфли. Она уже собралась заглянуть под шкаф, но Медлин ее остановила.

— Дорогая, вот же они. Сядь и успокойся, я подам туфли. Это всего лишь званый ужин, и подобные мероприятия для тебя не в новинку.

— Но именно этот очень важен для меня.

— Хорошо, — покачала головой Медлин. — Я уже сказала тебе все, что думаю по этому поводу. Как можно ставить все свое будущее в зависимость от исхода одного-единственного вечера, Ренни Сойер? Боже упаси! Вдруг тебе не понравится еда? Или, хуже того, кто-нибудь явится в таком же платье? Что тогда? Извини, парень, все кончено? — Она вручила ей туфли. — Ты ведь умная женщина, Ренни. Ни о чем не волнуйся, отдыхай. Ты будешь лучше всех. — Медлин подняла невестку со стула.

— Спасибо. — Ренни поцеловала ее в щеку. — Мне очень нужна уверенность в себе. На тот случай, если придется встретиться с Ванессой.

— Должно быть, у нее в жилах течет вода, а не кровь, раз она позволила Джесси так легко уйти. А ты не забывай: он с тобой потому, что хочет этого.

У лестницы Медлин приотстала, чтобы Джесси увидел Ренни во всей красе.

— Ренни, — только и смог выговорить он. Волосы, уложенные в изящную прическу, открывали шею, узкое длинное вечернее платье оставляло плечо и руку обнаженными, в высоком боковом разрезе соблазнительно мелькала стройная нога.

Поймав беспокойный взгляд, Джесси наконец пришел в себя. Он улыбнулся, взял ее руки в свои и нежно поцеловал, хотя горел желанием стиснуть Ренни в объятиях. К счастью, Медлин негромким покашливанием напомнила им о присутствии детей.

— Девочки, пожелайте маме и дяде спокойной ночи. Если они будут как следует развлекаться, то вернутся домой, когда вы уже заснете.

С поцелуями и объятиями покончили довольно быстро, после чего Джесси повел Ренни к машине и открыл перед ней дверцу.

— Я уже говорил вам, как вы прекрасны? — Она покачала головой. — Никогда в этом не сомневайтесь, миледи. Если бы мы собирались в более уединенное место, чем дом моего шефа, я бы предоставил вам доказательство поубедительнее. Но придется обойтись малым.

Поцелуй был нежным, легким, однако взволновал, раздразнил и наэлектризовал обоих. Джесси пощекотал ей уголки губ языком, словно просил впустить его. Ренни вздохнула и приоткрыла рот. Несмело и в тоже время жадно.

Ему пришлось оторваться от нее, чтобы не умереть.

— Ах дорогая, как бы мне хотелось никуда не ехать, — дрожащим голосом прошептал он.

— Если мы собираемся остаться смотреть мультфильмы и есть поп — корн, то ради этого мы слишком вырядились, вы не находите?

— Откройте мне секрет, — попросил Джесси, помогая ейсесть в машину. — Почему, увидев вас такой нарядной, я думаю лишь о том, чтобы раздеть вас?

Не дожидаясь ответа, он захлопнул дверцу и направился к своему месту.

— Нет, спасибо. — Ренни улыбнулась официанту в белом пиджаке.

Уже целый час она перекладывала из руки в руку бокал с шампанским. Столько времени, сколько не видела Джесси.

Глубоко вздохнув, она заставила себя выйти из угла, в котором пряталась последние четверть часа. Какое-то время ей удавалось поддерживать вежливую беседу с разными людьми. К несчастью, она относилась к тем немногим, кто не был знаком с присутствующими. Но Ренни сумела найти темы, которые можно обсуждать с незнакомыми людьми.

Услышав от хозяйки дома, что вскоре подадут ужин, она решила найти Джесси и напомнить ему, что он пришел не один, пока гостей не пригласили в столовую. Не хватало только остаться в одиночестве за столом. Хуже не придумаешь!

Наконец Ренни увидела его в группе людей, стоявших в дальнем конце зала у камина. Пробираясь среди многочисленных гостей, она пыталась не сердиться на Джесси за то, что он бросил ее, однако не преуспела в этом. Правда, его увел шеф, сказав, что вынужден ненадолго похитить Джесси, ибо новый клиент их фирмы желает с ним познакомиться. Поэтому Джесси не виноват, что она неприкаянно слонялась по залу.

Ренни уже почти одолела все пространство, когда он заметил ее и улыбнулся. Не прерывая разговора, Джесси немного подвинулся, освобождая место рядом с собой, но единственным доказательством, что он знает о ее присутствии, была его рука, легшая ей на талию.

— Разрешите представить вам Ренни Сойер, — сказал он, воспользовавшись перерывом в беседе, затем повернулся к ней: — Ренни, это мистер и миссис Теннисон, с Фредом ты уже знакома, Ванессу, надеюсь, помнишь.

Судя по всему, та не сразу узнала Ренни, а когда поняла, кто стоит перед ней, совсем не обрадовалась ее присутствию.

— Ах да. Мы встречались однажды на улице возле торгового центра. Как продвигается ваша торговля конфетами, мисс Сойер? — Не давая ей возможности ответить, блондинка повернулась к чете Теннисонов, и Ренни оказалась исключенной из разговора. — Видели бы вы эту картину. Джесси из спортивного интереса помогал своим племянницам распродавать конфеты, потому что мисс Сойер не могла с этим справиться.

Ренни стиснула зубы, чтобы не сказать грубость, и Джесси мягко похлопал ее по руке. Значит, понял, что она в ярости.

— Я же тебе объяснил, Ванесса. Именно Ренни была столь любезна, что согласилась провести время в торговом центре вместе с моими племянницами. — И чтобы Теннисонам стало понятно, о чем идет речь, он пояснил: — Сейчас я присматриваю за девочками, потому что брат с женой уехали на пару недель. Они давно заслужили хотя бы короткий отпуск. Не знаю, смог бы я перенести это испытание и остаться в живых без помощи Ренни. — Он искренне и тепло улыбнулся, словно они были наедине.

— Когда наши девочки были маленькими, — вступила в разговор миссис Теннисон, и ее глаза сверкнули, — я дважды отвечала за распродажу конфет в их клубах. Должна сказать, мне в жизни не приходилось так много работать. Зато я приобрела бесценный опыт, с тех пор все банкеты или аукционы, которые мне неоднократно приходилось организовывать, казались милым пикником.

Нахмурившись, она посмотрела на изумленную Ванессу.

— Чтобы выполнить свой родительский долг, молодая леди, требуется много сил, энергии, самоотверженности. Работа, конечно, дело хорошее и, наверное, важное, но успешная карьера не послужит вам большим утешением, когда вы доживете до моих лет.

Ванесса ничего не могла возразить, она явно не хотела ссориться с Теннисонами. Из затруднительной ситуации их вывела подошедшая миссис Пейс:

— Извините, но сейчас подадут ужин. Нам с Фредом пора идти.

Теннисоны проследовали за хозяевами, а Джесси с Рении немного отстали, чтобы дать шумной толпе гостей занять свои места, и выбрали себе небольшой столик.

Джесси наклонился к ней и прошептал:

— Видишь, дорогая, все не так плохо, как ты представляла.

«А гораздо хуже», — подумала она, но улыбнулась ему. Когда за их столиком заняли места его коллега с женой, Ренни предоставила Джесси вести разговор, а сама по мере надобности изредка вставляла замечания.

«Ты ведешь себя как полная дура, твои сомнения и опасения — результат неудачного замужества. Робин никогда бы не стал защищать тебя, как это сделал Джесси».

Но все равно она здесь чужая, ей плохо. А еще хуже, что последний вечер с Джесси приходится проводить среди шумной толпы. Впрочем, когда они наедине, слишком легко забыть, что его место здесь, в естественной для него обстановке. Стоит только посмотреть, как оживляется его лицо и блестят глаза во время спора с коллегами.

Мало-помалу ужин подошел к концу, и официанты подали персиковый фламбе — элегантное завершение вечера.

Ренни с болью в сердце глядела, как горит благородный коньяк. Вот так же и ее отношения с Джесси: ярко вспыхнут и ничего от них не останется.