Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 7

Читать книгу Сладкие мечты
2016+787
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

— Дядя Джесс! — крикнула сверху Лекси. — Я все сделала, в комнате убрала.

Выйдя из кухни, тот метнул взгляд на племянницу, затемпосмотрел на часы:

— По-моему, ты установила мировой рекорд по уборке комнат.

— Да, я везде пропылесосила, расставила все по местам, — не сдавалась Лекси.

— Так уж и везде? — скептически изрек он. — Поясню вопрос. Ответь, милое дитя, ты делала уборку по моим стандартам или по стандартам твоей мамы?

— Не понимаю.

— Например, когда я хожу с пылесосом по своей квартире, то убираю только в тех местах, которые видны. Твоя мама вычищает пыль отовсюду, в том числе, из-под кроватей, столов и шкафов.

Лекси задумалась. Карие глаза Джесси лукаво блеснули, и он снова поинтересовался:

— Так по чьим стандартам?

— Кажется, по твоим. Да, по твоим, — решила наконец Лекси. — Годится?

— Раз твоя мама возвращается лишь через неделю, оставим пока так. Но учти, к следующему воскресенью мы обязаны привести в идеальный порядок весь дом.

Джесси повернул в сторону кухни, и в этот момент раздался телефонный звонок. Он не успел дойти до аппарата, как услышал крик Бриттани:

— Я возьму! Я возьму! Она влетела в холл и схватила трубку. Джесси немного подождал, чтобы узнать, не ему ли звонят, а ничего не услышав, снова занялся хозяйством.

Он делал сразу несколько дел. Пока работали стиральная и сушильная машины, он стоял с утюгом у гладильной доски.

Управившись с особо сложным платьем, Джесси пробормотал себе под нос:

— Я тут наберусь такого опыта, что сделаю из некоей особы счастливую жену.

— Что ты сказал? — поинтересовалась Бриттани. Он подскочил от неожиданности и приложился пальцем к раскаленному утюгу.

— Проклятие! — Джесси начал дуть на обожженный палец. — Извини, дорогая, мне не следовало так вопить.

— Ничего, — ответила Бриттани. — Мама в таких случаях подставляет руку под холодную воду. Вроде бы помогает.

Девочка выжидательно смотрела на него, поэтому он поставил утюг на подставку и послушно двинулся к раковине.

— Ты права, гораздо лучше, — подтвердил он и закрылкран. — Тебе что-нибудь нужно, детка?

— Да, звонила бабушка.

— Разве она вернулась с озера? — удивился Джесси. — Я думал, она останется там еще на неделю, а то и на две.

— Она хотела, но ее подругу срочно вызвали домой. Бабушка говорит, они снова поедут туда в понедельник.

Джесси опять занялся глажкой, тщательно оберегая палец.

— Она хотела узнать, как у вас дела, или еще что-нибудь?

— Она спрашивала, можем ли мы с Лекси приехать к ней сегодня и переночевать у нее. Утром мы бы сходили с ней в церковь, а потом съездили бы куда-нибудь позавтракать. После ужина она привезет нас домой. — Бриттани усмехнулась и добавила: — Бабушка говорит, что тебе надо отдохнуть от нас.

— Ты сама-то хочешь поехать?

— Конечно.

— А сестре ты сказала?

— Она уже собирает вещи. Но я подумала, что сначала надоспросить тебя, а потом уже собираться.

— Спасибо за внимание, — сухо отозвался Джесси. — Как-нибудь переживу, хоть и буду скучать. Вам помочь?

— Нет, мы часто ездим к ней, для нас это дело привычное.

— Скажи бабушке, что я привезу вас через час, — крикнул он ей вслед. — Только закончу гладить.

На обратном пути Джесси раздумывал, чем бы заняться.

Он перебрал в уме несколько вариантов.

Хотя пора скосить траву на лужайке перед домом, работать на улице не хочется.

В Макилтео ему не приходилось жить подолгу, знакомых среди соседей у него нет, поэтому он не может попросту зайти к кому-нибудь в надежде, что хозяева будут рады гостю.

Или может?

Перестав ломать голову, он свернул к дому Ренни. Если повезет, она предложит чашечку кофе. Да и просто любопытно посмотреть, как она встретит его после вчерашнего.

Джесси чуть не проехал мимо. Он не узнал дома и если бы не увидел Бекки, то вовсе заблудился бы. Дом скрывали целые горы древесных опилок, на северо-западе их обычно используют для заполнения клумб, рассыпают вокруг кустарников или деревьев. Здесь лежало по меньшей мере десять кубических ярдов этого добра.

Джесси ткнулся в бордюр, дал задний ход, чтобы припарковаться на улице перед домом, и вылез из машины. Бекки уже мчалась к нему через лужайку.

— Бриттани с вами, мистер Дэниельс?

— Извини, Бекки, сегодня я один. Бриттани и Лекси уехали к бабушке и останутся там до завтра.

— О, я тоже сейчас поеду. Джесси притворился, что не понял:

— Ты тоже собираешься провести выходные у бабушки?

— С моей бабушкой Сойер, — засмеялась девочка. — Она скоро приедет за мной. Мама говорит, что мне лучше уехать, потому что она может очень рассердиться, пока будет разбрасывать все эти опилки.

— Эй, ты решила объявить всему миру, что я сегодня ведьма? — Около гаража стояла Ренни.

В великоватой для нее рубашке, завязанной узлом на талии, и старых джинсах, протертых на коленках, с растрепанными волосами — похоже, она давно занимается тяжелой физической работой.

— Извини, мам.

— Ладно, дорогая, все нормально. Если мистер Дэниельс боится ведьм, ему лучше сразу узнать, что одна в них где — то неподалеку. А ты давай беги, собирай вещи, бабушка скоро приедет. И не забудь на этот раз свою зубную щетку! — крикнула она вслед дочери.

Джесси взглянул на лопату, которую Ренни держала в руках.

— С каких пор ведьмы стали носить джинсы и пользоваться лопатой вместо метлы? — Он многозначительно посмотрел на ее длинные ноги.

Ренни подняла брови, умудрившись свысока взглянуть на совсем не малорослого Джесси:

— Ведьмам уже давно известно, что при благоустройстве двора гораздо удобнее пользоваться лопатами, чем метлами. Неужели юристам не хватает сообразительности понять такую простую вещь?

Он засмеялся, и на щеке появилась ямочка, которой Ренни до сих пор не замечала. Зато она сразу увидела, как превосходно трикотажная футболка подчеркивает его мускулистые плечи.

— Это одно из вероятных объяснений, мадам ведьма. Но, возможно, истина в том, что юристы способны нанять тех, кто помашет лопатой вместо них. Хотя у ведьм имеется множество способов, как обойтись со случайными людьми, например, уморить их, — милым тоном проговорил Джесси.

— Да-а, и меня это радует, — усмехнулась Ренни.

— Не шутите так, — простонал он.

— Ладно, не стану вдаваться в подробности, только не говорите потом, что вас не предупреждали. А теперь, если желаете продолжить нашу беседу, то разговаривать придется вам, я тем временем буду работать, иначе эта гора останется на месте. — Ренни принялась накладывать опилки в тачку.

— Нет, так не годится, не могу же я стоять рядом и смотреть, как вы надрываетесь. Мне стыдно.

— Полагаю, вы способны помочь мне, — заметила она, не отрываясь от работы.

— Или закрыть глаза, — ответил Джесси, потом лукаво добавил: — Но тогда я не увижу тех удивительных вещей, которые творят с вашими ногами эти джинсы.

Ренни выпрямилась и свирепо посмотрела на него:

— Я тут изнуряю себя часами, навожу красоту, и мне вовсе не нужны реплики с галерки, которые лишь отвлекают меня от дела.

— Неужели?

— Что «неужели»? — смутилась Ренни.

— Отвлекают.

— Хватит, не желаю больше ничего добавлять к вашему и без того раздутому самомнению. — Ренни отбросила волосы с лица. — Кстати, что вы здесь делаете? Я думала, после вчерашнего мистер Дэниельс оборвал все телефоны, но помирился со своей Баффи.

— Вы говорите о Ванессе? — Его глаза были чисты, как у невинного младенца. Джесси очень радовала мысль, что она, возможно, ревнует.

— Ванесса, Баффи, какая разница. Имена деловых женщин звучат одинаково. — Ренни вонзила лопату в кучу, просыпала опилки мимо тачки и что-то буркнула себе под нос.

Джесси закашлялся, чтобы скрыть смех.

— Я не звонил ей ни вчера, ни сегодня. Я ведь объяснил, почему был с вами и девочками, а не с ней. Если мое объяснение ее не устраивает, я не собираюсь молить о прощении. Кроме того, нас связывают чисто деловые отношения, Ван наверняка упала бы в обморок, если бы я пригласил ее просто ради удовольствия. — Ренни никак не отреагировала, и он спросил: — А вы? Упадете в обморок, если я приглашу вас сегодня провести со мной вечер и немного развлечься?

Она перестала махать лопатой и выпрямилась:

— Что вы имеете в виду под «немного развлечься»?

— Ну, поужинаем, потанцуем… Ренни Сойер, а вы о чем подумали? Вы же знаете, я человек порядочный, строгих правил.

— Нет.

— Нет? Вы не хотите идти со мной или не знаете о моих правилах?

— «Нет» означает, что я не упала бы в обморок. — Ренни снова взялась за лопату. — Я могу отказаться, но до обморока дело не дойдет.

— Почему вы можете отказаться? — настойчиво спросил он и положил руку на черенок лопаты, чтобы Ренни не уклонялась от ответа.

— Во — первых, у меня нет няни, которая бы присмотрела за Бекки.

— Пустяки, леди. Ваша дочь сегодня уезжает к бабушке и пробудет там до завтрашнего дня.

— Но у вас тоже нет няни, — с надеждой сказала Ренни.

— Верно, но и племянниц тоже нет, — с видом победа ответил он. — Я только что отвез их к бабушке.

— Мне надо разбросать опилки, — неуверенно просела она.

— Вместе мы все сделаем. Я буду загружать тачку и высыпать там, где вы скажете.

— Мы оба устанем. — Ренни потянулась, демонстрируя утомление.

— Ляжем пораньше спать, — предложил Джесси и отскочил, потому что она замахнулась на него лопатой. — Я только хотел сказать, что не будем засиживаться допоздна в ресторане.

Ренни некоторое время молчала, задумчиво глядя на него.

— Ладно, сдаюсь, — наконец решила она. — Будем разгребать эту кучу, пока есть силы, пока стоим на ногах, азатем быстренько поужинаем в кафе.

Победа! Джесси выхватил у нее лопату и начал яростно расправляться с опилками. Реини тем временем ушла в дом, чтобы проверить, собралась ли Бекки.

Оставшись один, Джесси взял из машины плейер, нацепил наушники и принялся распевать. Он не видел Рении, которая шла к нему с лимонадом, поэтому у нее была прекрасная возможность хорошенько рассмотреть его.

Под облегающей футболкой четко выделялись рельефные плечи и мускулистый торс. Ее влекло к этому человеку с неудержимой, пугающей силой.

— Дорогая, неужели положение оказалось столь отчаянным, что тебе пришлось нанять помощника?

Ренни чуть не выронила стаканы и, резко повернувшись, очутилась лицом к лицу со свекровью.

— Медлин! Я не слышала, как вы подъехали. Ей было стыдно, и она надеялась, что по ее лицу этого не заметно. Надо же так попасться! Женщине ее возраста неприлично строить глазки мужчинам.

Медлин Сойер, прекрасно выглядевшая для своих шестидесяти лет, оценивающе посмотрела на Джесси:

— Мне пришлось оставить машину на улице, потому что дорожка засыпана опилками. Кстати, если «БМВ» у дома принадлежит этому молодому человеку, вряд ли ты сможешь расплатиться с ним за услуги.

— Не беспокойтесь, мэм, я предложил Ренни свои услуги в обмен на ее. — Джесси воткнул лопату в гору опилок и помолчал, наслаждаясь замешательством Ренни. — У нее богатейший опыт. Она чрезвычайно помогла мне на распродаже конфет. Я просто возвращаю долг. Ее голова, мои руки, — закончил Джесси.

От его внимания не укрылся быстрый взгляд, который Ренни метнула в его сторону, но он сумел скрыть удовольствие от того, что ей понравилось увиденное.

Седовласая дама протянула руку и представилась:

— Меня зовут Медлин Сойер, я свекровь Ренни.

— Джесси Дэниельс. Вы, наверное, знаете моих племянниц, Лекси и Бриттани Дэниельс.

— Конечно, чудесные девочки. Несколько раз Бритни приезжала ко мне в гости. Они сейчас в доме?

— Нет, уехали к бабушке.

— Ренни, ты собираешься держать лимонад, пока он станетгорячим? — поинтересовалась Медлин. — Если нет, мистер Дэниельс с удовольствием возьмет один стакан, а я другой. Почему бы тебе не отдать их нам и не налить к один для себя? Заодно посмотри, готова ли Бекки.

Ренни совсем не понравились огоньки, блеснувшие в пах свекрови, но выбора не было. Чтобы не показаться вежливой, она передала им стаканы и оставила Джесси наедине с Медлин, которая постоянно ее сватала.

— Итак, мистер Дэниельс…

— Просто Джесси.

— Хорошо, Джесси, — кивнула Медлин, — вы давно знакомы с моей невесткой?

— Примерно неделю, — сказал он и, предваряя следующие вопросы, с улыбкой добавил: — Мне тридцать два года, я не женат и никогда не был, дурных привычек имею, у меня интересная работа.

— Простите ради Бога, — смутилась Медлин. — Но я знаю Ренни. Она обычно позволяет называть себя по имени только женатым мужчинам или моим ровесникам. Как же мне не волноваться?

— Я и сам волнуюсь, — заметил Джесси и сделал большой глоток. — Конечно, моя профессия тоже создает проблемы.

— О нет, только не говорите, что вы биржевой маклер! — с горечью воскликнула Медлин.

— Хуже, я адвокат.

— Да, это весьма прискорбно. Должна вам сказать, я твердо намерена присматривать за Ренни, и не хочу, чтобы ей стало плохо. Вы меня понимаете? — мягко сказала она, но в ее голосе чувствовался металл.

— Я не собираюсь ее обижать. Ренни не уговоришь даже съездить в пиццерию, если с нами нет девочек — компаньонок.

— Да, это на нее похоже. Я очень любила сына, однако я не слепая и видела, как он относился к Ренни и моей внучке. Из некоторых мужчин получаются никуда не годные мужья, а тем более отцы. — Она вздохнула, покачала головой и ушла в дом, не подозревая о впечатлении, которое произвела ее речь.

Джесси с застывшей улыбкой возобновил прерванную работу. «Да, некоторые мужчины совершенно не годятся для семейной жизни, и я как раз один из них», — думал он.

Ренни увидела, что он стоит в тени дома погруженный в мрачную печаль. Плечи у него поникли, руки бессильно опустились. Это не просто отдых.

Она подошла к нему осторожно, не слишком уверенная, что появилась вовремя.

— Джесс? — тихонько окликнула Ренни. — Что случилось?

Он не шелохнулся, и сначала ей показалось, что он не слышал ее. Потом сделал глубокий вздох, расправил плечи, словно подготовился.

— Ничего, все в порядке.

Но голос звучал не слишком бодро. Ренни вдруг ужасно захотелось обнять его, прижать к себе, защитить от того, что причинило ему такую боль.

— Вас расстроила Медлин? Она не со зла. Действует из лучших побуждений, а с людьми обходится немного грубовато.

Джесси наконец понял, что Ренни слишком обеспокоена.

— Нет, она весьма милая женщина, очень волнуется за вас. Даже спросила, каковы мои намерения.

— Она хотела сделать, как лучше. Идемте. — Ренни потянула его из зябкой тени на солнце. — Я не позволив вам увиливать от обязанностей главного разбрасывателя опилок. Если хотите, чтобы вечером я разделила с вами ужин и оплатила половину, нужно потрудиться днем. — Увидев, что хмурое выражение на его лице понемногу исчезает, Ренни поддразнила: — Хотя адвокаты никогда, видимо не занимаются тяжелым физическим трудом.

— Неправда, — засмеялся Джесси, — я прекрасно знаю, что такое физический труд. Иногда мне приходись точить карандаши, а однажды и вовсе без помощи секретарши донес до стола папку с документами.

— Отлично, могу сказать только одно: рада, что среди нас оказался человек, умеющий ловко обращаться с лопатой, ибо скоро начнет темнеть.

Онуспел схватить ее, и Ренни после символического сопротивления положила сначала руки ему на плечи, затем обняла за шею, запустила пальцы в волосы. Когда губы встретились, она с жадностью отдалась поцелую, надеясь, что этого ей будет достаточно.

— Так кому достанется последний кусок? — спросил веси, расправившись с остатками еды на своей тарелке.

— Полагаю, надо быть вежливой и оставить его вам, — ответила Ренни, — особенно после того, как вы не позволили мне заплатить за ужин.

— Прекрасно! — Джесси потянулся за единственным куском пиццы.

Но не успел. Ренни схватила тарелку и отодвинула подальше, чтобы он не смог достать.

— Одну минуту. Я сказала, что надо быть вежливой, я не говорила, что буду.

— Ну, Ренни, моему растущему организму требуется можно больше пищи. Я должен съедать все, что попадается на глаза.

— Тогда разрежем этот славный кусочек точно посередине, и я возьму ту часть, в которой больше грибов.

Он сделал вид, что обдумывает ее слова.

— Хорошо, но только резать буду я.

Поколебавшись, Ренни отдала ему тарелку и внимательно следила, как он примеряется, затем делит остаток пиццы на две равные части.

— Вот. Довольны?

— Вы отлично справились.

Она подождала, пока Джесси возьмет свою долю, потянулась за своей, но за это время он успел схватить нож, отрезать краешек от ее куска и сунуть в рот.

— Предатель, это же была моя пицца! — возмутилась Ренни. — Тогда отдайте мне другой кусок!

— Нет, леди. Вы договорились со мной, то есть наняли, чтобы я поделил оставшееся. Сделка была зарегистрирована мною, вашим личным адвокатом, выполнив работу, я взял свой гонорар; а также плату труды, — довольно улыбнулся Джесси.

— С какой стати?

— Все очень просто. Вот это, — указал он на свою тарелку, — мой гонорар. А кусочек от вашей доли компенсация за энергию, затраченную на проведение данной трансакции.

Ренни засмеялась и с удовольствием съела то, что осталось.

— Никогда не знаешь, говорите вы всерьез или шутите.

— А как вы отнесетесь к моему желанию провести вами завтрашний день? — Внимательно глядя на нее, он потягивал через соломинку лимонад и ждал ответа.

Ренни видела, что он постепенно избавляется от того непонятного состояния, в которое впал после разговора Медлин. Он расслабился только в ресторане и, кажется был доволен собой. Мысль провести с ним целый день наедине, без девочек, показалась ей весьма заманчивой.

— Почему бы и нет? Что вы предлагаете?

— Можно съездить на острова Сан-Хуан. Если погода будет хорошая, как сегодня, погуляем на свежем во духе. Если будет дождь, отдохнем в салоне парома.

Конечно, поездка на острова может стать чудесной, а еще чудеснее провести время с Джесси.

— Мне нравится, согласна. Как вы думаете, во сколько мы вернемся?

— Даже объехав все острова, мы будем дома не позднее шести. Устраивает?

— Вполне. Только нужно позвонить свекрови и договориться с ней. Если это не помешает ее планам на завтрашний вечер, в шесть будет нормально.

— Раз уж вам нужно позвонить, может, отправимся но сейчас? Не знаю, как вы, а у меня все косточки болят, напоминая о перелопаченной горе опилок. — Джесси со стоном поднялся и помог встать Ренни. — Пойдемте, леди, надо спешить. Тогда я буду уверен, что не усну за рулем и доставлю нас обоих домой в целости и сохранности.

Они вышли на улицу и направились к стоянке.

— Я бы не смогла четыре раза объехать квартал, чтобы найти место. Будь я на своем фургоне, то оставила бы его возле ресторана, — вздохнула Ренни.

— Наверное, это похоже на манию, только я ненавижу, если кто-то ставит машину слишком близко к моей, — сонно произнес Джесси, в то же время умудрившись придать голосу некоторую воинственность.

Роннипоняла, что ее удручает. Машина Джесси слишком напоминала ей о тех вещах, которыми старательно окружал себя Робин и к которым был привязан всем сердцем.

Разумеется, поврежденный «БМВ» стоил бы вам нескольких баллов в игре.

— Какой игре?

— Я называла ее «Молодые, богатые, деловые», — сказала она и тут же поняла, как обидны для него ее слова.

— Продолжайте.

Да, так и есть, в его голосе определенно появился холодок.

— В какой-то момент я осознала, что есть вещи, которым Робин придает особое значение, считая, что они создают имидж преуспевающего молодого руководителя.

В темноте она почти не видела лица Джесси, поэтому незнала, как он отреагировал. Началось с шутки, а теперь над их зародившимся взаимопониманием нависла серьезная угроза.

— Какие вещи? — бросил он.

— Извините, я не собиралась заострять на этом внимание.

— Ничего, просто мне хочется понять, что вы имеете в виду.

Ренни заколебалась, встревожено посмотрела на него, потом все — таки ответила:

— Когда Робин стал ценить вещи больше, чем нас с Бекки, я придумала классификацию и оценки для внешних атрибутов успеха. Например, одежда от известных модельеров оценивалась в десять баллов, престижные рестораны — пятнадцать, кофеварка-эспрессо — пять. Когда он водил меня на приемы, где я никого не знала, я развлекалась тем, что подсчитывала очки.

Остаток пути до машины оба молчали, так же сели, пристегнулись и поехали в сторону шоссе. Ренни лихорадочно искала новую тему для разговора.

— Во сколько же оценивается у вас последняя модель «БМВ»? — спросил он.

От его безразличного невыразительного голоса Ренни пробрала дрожь. Даже холодный ветер на улице не казался ей таким пронизывающим.

— Это равно победе.

— Ясно. Приятно осознавать, что я победитель, устало ответил Джесси.