Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 5

Читать книгу Сладкие мечты
2016+763
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Утро пятницы выдалось серым и дождливым — типичная погода для северо-западного побережья. Местные жители принимают дождь как некую данность, не тратя время на то, чтобы тоскливо глядеть на небо. Значит, придете мокнуть, с философским спокойствием думают они. Видимо, ненастье — лишь плата за то, что лужайки радуют глаз пышной зеленью, стройные деревья горделиво возвышаются над миром, а цветы не теряют ярких красок.

Ренни делала у входной двери разминку, пока дочь собиралась в школу. Три раза в неделю она пробегала по три мили и если правильно рассчитывала время, то успевала сделать первый круг, чтобы проследить, как Бекки садится в школьный автобус, а затем продолжала бег.

— Ты взяла свой ленч, милая? — спросила Ренни.

— Да. — Бекки похлопала по своему ранцу.

— А деньги на молоко?

— И деньги.

— А поцелуй для мамы?

Это была любимая обеими игра. Бекки сделала вид, что обшаривает карманы, все отделения в ранце, ища спрятанные там поцелуи.

— Вот, нашла один, мам! — наконец обрадовано воскликнула она.

— О, дорогая, как мне нравится твой поцелуй. — Ренни чмокнула дочь в макушку. — Надень сегодня куртку, моросит дождь.

Она захлопнула дверь, еще раз обняла Бекки и побежала по улице в противоположном направлении от остановки школьного автобуса.

Через двадцать минут Ренни стояла на крыльце и свирепо взирала на закрытую дверь. Если бы не железное самообладание, она бы пнула ее ногой, чтобы вынуть раздражение. Надо же, забыла свои ключи, теперь стоит здесь, потная, разгоряченная, вымокшая пол дождем, и не может попасть в дом. Никого из соседей нет, неоткуда даже позвонить и вызвать слесаря. Мелочи, чтобы позвонить из ближайшего автомата, тоже нет. Впрочем, нет поблизости и автомата.

Ренни задержала дыхание, потом глубоко вздохнула медленно выдохнула. Но это не помогло. Осталось идти к дому Вики и просить у Джесси запасной ключ. Они обменялись ключами после того, как Вики пришлось вот так же стоять у закрытой двери, когда она вернулась с прогулки, а Марк куда-то ушел.

Если бы Ренни имела сейчас возможность принять душ или при ней была бы расческа, то она, не задумываясь, отправилась бы к Джесси за ключом, может, даже попила бы с ним кофе. Но взглянув на свое отражение в стекле, она ужаснулась: намокшие волосы казались черными, спортивныйкостюм не отличался ни особой элегантностью, ни новизной. Когда-то он был ярко-красным, но после многократных стирок приобрел неопределенный розоватый цвет.

Ренни стояла еще несколько минут, однако, ничего не придумав, спустилась с крыльца и пошла по улице. Оставалось надеяться, что Джесси Дэниельс крепкий мужчина и вынесет появление в девять часов утра естественной, не приукрашенной косметикой и всяким хитрыми штучками Ренни Сойер.

Машина Джесси стояла на дорожке, значит, он ни куда не уехал. Хотя ей и неприятно предстать перед ним в таком замызганном виде, Джесси — ее последняя надежда попасть домой.

Рен ни быстро поднялась на веранду и постучала. Никакого ответа. Постучала снова. Тишина. И когда она ужа отчаялась, за дверью послышалось ворчание Джесси.

— Кому там не терпится?

Наконец после нескольких безуспешных попыток справиться с задвижкой ему удалось открыть дверь. Ренни едва удержалась от смеха, потому что на его лиц появилось такое выражение, будто он собирается захлопнуть дверь у нее под носом. Да, красавец Джесси Дэниельс явно не жаворонок.

— Доброе утро, — весело сказала она, испытывая злорадное удовлетворение.

Он тоже выглядел не лучшим образом, только у нег не было уважительной причины.

— И что в нем доброго?

— По крайней мере вы у себя дома, а не мокнете без ключей под дождем, как я.

Она терпеливо ждала, пока до него дойдет смысл е слов и то, что он держит ее на пороге. Не дошло. Тогда она спросила:

— Вы позволите мне войти в дом или оставите здесь:

— Ах да, конечно. Только постарайтесь быть не такой жизнерадостной, пока я не выпью кофе. Хотя б чашку. После второй я уже приду в себя и смогу оценить вашу улыбку. — Он жестом пригласил ее войти поплелся на кухню.

Увидев, как он растерянно стоит перед кофеваркой Ренни решила смилостивиться над ним, подтолкнула его к стулу, а потом отыскала в шкафу фильтры и кофе. Вскоре кухня наполнилось соблазнительным ароматом.

— Положить вам сахар, налить сливок?

Джесси сидел на стуле с беспомощно висящими руками и закрытыми глазами.

— Нет, просто черный, очень черный кофе, если хотите, чтобы сердце мое нормально заработало, а в голове прояснилось. — И благодарно вздохнул, когда Ренни поставила перед ним чашку.

— Хотите, приготовлю вам завтрак? Похоже, вы сами ничто не способны.

Джесси открыл один глаз:

— Умоляю, ни слова о еде, если у вас есть хоть капля сочувствия к мученику.

— Вы заболели, Джесс? — с беспокойством спросила она.

Видимокофе уже произвел свое благотворное действие ибо на лице Джесси возникла слабая улыбка:

— Нет, просто я не привык рано вставать.

— Неужели? — поддразнила Ренни.

— Дома я с вечера заряжаю кофеварку, и, пока бреду от кровати к душу, запах кофе помогает мне сначала находитьсяв вертикальном положении, а потом доводит до кухни. И вообще я не привык общаться на заре с веселыми и радостными детьми. Вчера опять засиделся за работой, не смог вовремя проснуться. Только хватило махнуть девочкам на прощание. Ну скажите, над чем можно хихикать в половине восьмого утра? — мрачно просил он.

Тут Ренни наконец дала волю душившему ее смеху.

— Мне надо было раньше догадаться, женщина, когда вы слишком веселились на концерте. У вас отвратный характер. Ладно, смейтесь, веселитесь, насмехайтесь надо мной. Но предупреждаю, как только кофе оживит меня, я уж сумею отомстить. — Теперь глаза унего открылись, и Ренни заметила в них озорные искры. — Что это вы там говорили про закрытую дверь и ключи?

— Сегодня утром я вышла на пробежку, когда Бекки уходилав школу, и в спешке забыла ключи.

— И поделом! Не будете заниматься столь отвратительными вещами в такую рань, — довольно ухмыльнулся Джесси и поднял себя со стула, чтобы налить еще кофе.

— Если для физических упражнений еще слишком рано, то лекция о вреде излишеств, например пристрастия кофе, тоже не ко времени? — мягко спросила Ренни.

— При моем состоянии это может явиться основанием для убийства при смягчающих обстоятельствах, поэтому решайте сами.

Она насмешливо фыркнула.

— Зря смеетесь, я же все-таки юрист и знаю, о чем говорю, — с серьезным видом заверил ее Джесси.

— Вы же говорили, что специализируетесь в корпоративном, а не уголовном праве, — возразила Ренни.

— Не такой уж я дурак, чтобы делать это самостоятельно, я бы нанял специалиста.

Оба засмеялись. Господи, сколько же лет ей не доводилось пить утром кофе с симпатичным мужчиной. Он уже забыла, как это здорово.

— Но давайте вернемся к проблеме, Джесс. Мой запасной ключ у Вики, только я не знаю, где его искать.

Он подумал минутку, обводя взглядом помещение.

— А я знаю! В гараже есть специальная вешалка дл ключей. Спорю на что угодно, он там. — Джесс исчез за дверью и вернулся с деревянной вешалкой. — Ну, который из них?

Похоже, у Вики хранились ключи всех соседей. Ренни пометила свой ярко — красным цветом, чтобы он выделялся, но у других возникла такая же мысль.

— Один из этих. — Она выбрала четыре ключа одинакового цвета и почти одного размера.

— Тогда сделаем так. Раз вы были столь любезны позволили мне от души напиться кофе, я пойду с вами помогу открыть дверь.

— Не стоит, я и без того причинила вам слишком много хлопот. Лучше я сама заберу все эти ключи, потом верну.

Она протянула руку к вешалке, но Джесси накрыл еёсвоей горячей ладонью. Карие глаза смеялись.

— Какие хлопоты? К тому же если ключи не подойдут, вам придется возвращаться и звонить по телефону, чтобывызвать слесаря.

— Верно, только мне очень неудобно. Сначала ворвалась к вам, а теперь еще вытаскиваю на улицу в такую непогоду.

— А вы смотрели в окно с тех пор, как пришли сюда? На улице льет так, что вас смоет в канаву раньше, чем вы пройдете сотню шагов. — Джесси сделал несчастное лицо. — Как я сообщу печальное известие Бекки? Прости, дорогая, твоя мамочка сейчас плавает в заливе, так что обед будет позже?

— Хорошо, хорошо, только без мелодрамы. Если вы позволите вымокшей и доведенной до отчаяния особе сестьв вашу машину, я, так и быть, разрешу отвезти менядомой.

Ренни очень надеялась, что эта капитуляция не выдаст ее истинного желания подольше побыть с Джесси.

— Наконец — то вы проявили благоразумие. Посидите здесь, выпейте кофе, а я пока сбегаю в душ. — Джесси наполнил ей кружку. — Берите тосты, в общем, хозяйничайте. Я быстро.

Вскоре Ренни услышала шум воды. Хоть она пыталась не давать волю своему воображению, стараясь думать о чем — нибудь отвлеченном, оно ее не слушалось и вставляло Джесси во всей его природной красоте. Вот он сбрасывает халат, теперь снимает брюки.

«Все, прекрати, — сказала она себе, — можно зайти слишком далеко». Если не обуздать воображение, образ Джессипод струями воды, с блестящей кожей, с кальками воды в волосах, окончательно измучает ее.

«Если ты сейчас же не прекратишь, то сама отправишься в душ после Джесси, только вода будет ледяной».

Чтобы отвлечься от мыслей о физических достоинствах Джесси, она решила навести порядок в кухне. Уж лучше это, чем навлекать на себя неприятности из-занахлынувшего влечения. Ренни вымыла тарелки, которые девочки сложили в раковину, поставила их на сушилку, протерла все столы и плиту.

— Эй, зачем вы это делаете? — упрекнул ее вошедший Джесси. — Я бы сам навел здесь чистоту.

— Мне так захотелось, — обернулась к нему Ренни.

Внезапно ей стало трудно дышать, а еще труднее говорить. Он вытирал полотенцем волосы. Рубашка не застегнута, как и пуговица на отменно сидящих джинсах, чтобы удобнее было заправлять рубашку.

Ренни пережила настоящий взрыв. Господи, лишь бы Джесси не услышал, как бешено колотится ее сердце.

Чтобы хоть как-нибудь разрядиться, она с еще большей яростью принялась тереть стол и вдруг почувствовала, что Джесси стоит у нее за спиной.

— Полегче, Ренни, а то протрете здесь дырку, — сказал он и, помолчав, добавил: — Что-нибудь не так?

— Нет, — хрипло ответила она, потом кашлянула и повторила: — Нет, все хорошо.

Ренни на секунду прикрыла глаза, сделала глубокий вдох, но это не слишком помогло, ибо теперь подверглось испытанию ее обоняние. Запах мыла, лосьона после бритья, запах Джесси вызвали новый прилив возбуждения. Она медленно открыла глаза и встретила его понимающий взгляд.

Джесс молча ждал, не отшатнется ли она в испуге, но Ренни не двигалась. Тогда он легко обнял ее за талию, привлек к себе, и она с готовностью пришла в его объятия, спрятав лицо у него на груди.

— Ренни, дорогая, что вы со мной делаете, когда смотрите таким взглядом…

Губы нежно ласкали ее лицо, затем приникли к приоткрытому рту. Она не только позволила, а звала, приглашала всем телом, даже, наверное, сказала бы об этом вслух, если бы он ее не опередил.

Руки тоже осмелели, решив ознакомиться с изгибами её тела и нежностью кожи. Джесси пропал, утонул, потерялсяв этом поцелуе, он даже сомневался, что еще жив.

Когда раздался телефонный звонок, оба несколько секунд не могли прийти в себя. Джесси опомнился первым и, не отпуская Ренни, поднял трубку.

— Дэниельс у телефона, — резко сказал он. Ему было трудно дышать, а уж говорить любезным тоном и подавно.

— Мистер Дэниельс, это Сью.

— Какая Сью?

— Ваш секретарь. Если помните, я печатаю для вас бумаги, отвечаю на телефонные звонки и все такое. Конечно, сейчас еще утро, шеф, но обычно вы понимаете простые слова.

— Очень смешно, — буркнул Джесси.

— Кажется, я позвонила не вовремя, но тут у меня данные, о которых вы просили.

— Подождите минутку, я возьму блокнот. — Он положил трубку на стол и обнял Ренни, боясь, что она исчезнет, если ее отпустить. — Это ненадолго, честное слово.

Ренни отодвинулась, чтобы освободить место для его блокнота, и грустно смотрела, как Джесси немедленно переключился на разговор с секретаршей. Умом она понимала, что ему нужно работать, но сердце принять не могло. Еще минуту назад самым важным для него был поцелуй, а теперь он с увлечением обсуждал годовые ставки, проценты, тарифы.

Положив трубку, Джесси обнаружил, что пятнадцать минут занимался болтовней, отпустив Ренни, и того некого влечения, которое охватило их до звонка Сью, уже не вернуть. Ренни с отсутствующим видом перелистывала журнал, и только по непрестанно покачивающейся можно понять, как она напряжена.

— Извини. Сью — прекрасный работник, я не могу уволить ее за звонки в не совеем подходящее время.

Ренни слабо улыбнулась в ответ, но не подошла и холодное выражение в ее глазах не исчезло.

— Мне в самом деле пора идти домой и приниматься за работу. Если вы готовы…

Джесси притворился обиженным:

— Хорошенький комплимент моей персоне, леди. Оставляете меня ради уборки?

— Речь не о домашней работе. Я готовлю документы для здешних бизнесменов. — Она поднялась и выжидающе посмотрела на него.

— И давно вы этим занимаетесь? — попробовал оживить разговор Джесси.

— С тех пор, как умер Робин. Я закончила курсы при колледже. Это позволяет мне установить свой график работы, но сроки уже поджимают.

Он вздохнул с облегчением, когда Ренни не скинула с плеча его руку.

— Тогда доставим вас домой.

Через несколько минут они четвертым ключом открыли дверь.

— Последний, — с каким-то отвращением пожаловалась Ренни.

— Но все же лучше, чем ломать.

Оба испытывали какую-то неловкость. Ренни понимала, что он не виноват в том звонке, даже хорошо, что секретарша им помешала.

— Еще раз спасибо и извините за беспокойство. Может, теперь я наконец осуществлю свое давнее намерение и оставлю запасной ключ у кого-нибудь из ближних соседей, — торопливо сказала она, тут же осознав, что тем самым выдала свое волнение.

— Никакого беспокойства, мне очень понравилось сегодняшнее утро. — Джесси поцеловал ее в щеку. Ничего опасного, лишь дружеское внимание. — Итак, до вечера? Встретимся на открытии грандиозной распродажи сладостей. По-моему, глупо ехать на двух машинах, как вы считаете? Хотите, я буду за рулем, а хотите — вы.

— Вы нас возили за мороженым, теперь моя очередь. Не забудьте теплые вещи и термос с горячим кофе.

— Отлично.

Джесси побежал к машине и, выруливая на дорогу, оглянулся. Как раз вовремя, ибо Ренни еще стояла на крыльце и прижимала руку к лицу в том месте, куда он недавно ее поцеловал.

Всю дорогу он довольно улыбался.