Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 4

Читать книгу Сладкие мечты
2016+757
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Ренни закрыла глаза и потерла виски. После смерти Робина она работала дома: готовила документы для местных бизнесменов и методические указания для практикантов-медиков. Ей хотелось по возможности уделять больше внимания Бекки. А работа на дому позволяла самостоятельно распределять время и силы.

Но теперь она стала замечать, что долгие часы сидения перед экраном компьютера вызывают страшную головную боль. Может, сходить к окулисту и заказать специальные очки для чтения? Вот и сейчас голова опять раскалывается. Ренни принялась массировать переносицу. Не помогло: боль, усиливавшаяся в течение последнего часа, продолжала отдаваться в виске.

После чудесного вечера с Джесси Дэниельсом и его племянницами ночь не принесла ей желанного отдыха, а показалась долгой и беспокойной. Сны то возникали в ее растревоженном мозгу, то растворялись в черноте. Ренни измучилась, желание истомило ее тело, она так долго была лишена счастья чувствовать в объятиях мужчины. Но впервые она видела во сне не Робина.

Нет, это определенно Джесси Дэниельс, кареглазый, длинноногий, ослепительно улыбающийся. Сон был таким ярким, что, когда зазвонил будильник, она удивилась, не обнаружив Джесси рядом с собой. И не просто удивилась, а чрезвычайно огорчилась.

Во сне ей наконец удалось откинуть ту непослушную прядь у него со лба. Она ощущала его поцелуи с таким же наслаждением, как и наяву, в первый вечер их знакомства.

Вспоминая свои фантазии, она решила, что порядочнаяи серьезная женщина, руководитель скаутов, уважаемый член ассоциации «Родители и учителя», должна встревожиться из-за пылких романтических сновидений. И тем более когда объект ее мечтаний — дядя лучшей подруги дочери.

Однако Ренни не удержалась от улыбки, вспомнив подробности.

Только сумеет ли она запросто встретиться с Джесси? Сумеет ли придать своему лицу нужное выражение, чтобы скрыть вопросы, которые точат ее мозг?

Ренни прошла на кухню, взяла банку диетической колы, чтобы запить две таблетки аспирина. Сегодня еще много работы. Или выделить несколько минут для отдыха, сделать теплый компресс на глаза?

Чтобы не поддаться искушению и не устроиться на огромной кровати, лучше прилечь на кушетке в малой гостиной. Это была любимая комната Ренни. В свое время мужнастоял, чтобы гостиную и смежную с ней столовую обставил дизайнер. Тот выбрал симпатичную, но совершенно безликую мебель: добротную, качественную, дорогую и абсолютно холодную, неуютную, соответствующую тому образу жизни, к которому Робин безуспешно пытался ее приучить.

Зато Ренни проявила упорство, хотя делала это нечасто, и самостоятельно выбрала мебель для кухни и малой гостиной. И в этих помещениях чувствовались домашний уют и тепло. Посреди кухни стоял большой стол и стулья в деревенском стиле, льняная дорожка на столе гармонировала с темно-зелеными обоями. Деревянный, покрытый лаком пол был таким же, как в малой гостиной, которую словно освещали диван и креслас пестрой обивкой и яркими подушками. Большие окна придавали комнате праздничный вид.

Вздохнув, Ренни опустилась на мягкие подушки и положила на лоб влажное полотенце. Она устала от назойливой головной боли, поэтому, чтобы избавиться от нее, позволила своим мыслям плыть свободно, пока не подействовал аспирин. Только бы стало легче, когда придут ее скауты, после целого дня в школе девчонки будут голодными, значит, сначала поедят. Еще некоторое время понадобится, чтобы настроиться на рабочий лад.

В связи с предстоящей распродажей конфет надо повторить все правила, напомнить им, что если они хотят продавать конфеты в каком-нибудь магазине, лучшезаранее попросить разрешения у владельцев, сделать заявку на определенное время.

Эта мысль снова привела ее к Джесси Дэниельсу. Ведь она пригласила его в гости и собирается провести с ним время, которое обычно уделяет Бекки, только из расположения к его племянницам. Впрочем, не стоит кривить душой, отказываясь признать, что ей хочется еще раз встретиться с ним, поговорить, выпить кофе, получше узнать друг друга.

Довольно странные мысли. После смерти Робина она избегала романтических приключений. Конечно, изредка ходила на свидания, и друзья все еще пытаются найти ей жениха, время от времени знакомя с подходящими, на их взгляд, мужчинами. Но до сих пор ее никогда не одолевало искушение упрочить знакомство или пригласить кого-то в дом. Все заканчивалось на пороге.

Джесси был первым мужчиной, который своим поцелуем вызвал у нее стремление к чему-то большему. Правда главным в жизни он, видимо, считал карьеру, и одно это должно было бы отвратить от него. Но Джесси умел находить удовольствие в простых вещах, и это очень ей нравилось.

Ренни вздрогнула от холода. Кажется, дело тут явно не в сквозняке. Если она забудет об осторожности, то этот Джесси с его смеющимися глазами может причинить ей боль, пусть не намеренно, однако рана будет мучительной.

— Конечно, миссис Биллингс. Обещаю завтра же позвонить распорядителям и узнать, не смогу ли я выделить для вас больше конфет, — спокойно ответил Джесси. Нет, он не ангел и его терпение не безгранично. Эта особа десять минут читает ему лекцию о том, как важно правильно и быстро начать распродажу конфет.

— Может быть, вы считаете меня слишком назойливой мистер Дэниельс, но вы же новичок в этом деле. Если бы вы продали столько конфет, сколько продала я, то есть моя дочь, вы бы поняли всю важность…

— О, кажется, звонит телефон, — перебил ее Джесси. Он сыт по горло рассуждениями о том, как надо приучать детей к самостоятельности. — Простите, миссис Билллингс, мне надо идти.

Пока словоохотливая дама открывала рот, Джесси про захлопнул дверь гаража, надеясь, что этого препятствия будет достаточно, чтобы защитить его от столь активной женщины.

Чтобы как-то подтвердить спасительную ложь, если даме вздумается заглянуть в окно, Джесси отправился кухню и снял трубку. Конечно, миссис Биллингс сейчас загружает остатки сладостей, однако на всякий случай он решил позвонить и не долго думая набрал рабочий номер Ванессы.

Через два гудка она сняла трубку:

— Ванесса Джилберт, слушаю вас.

— Привет, как дела?

— Джесс? — голос прозвучал вежливо и совершенно невыразительно.

Раньше Джесси не обращал внимания на ее холодность, но сегодня ему почему-то хотелось, чтобы она, пусть внешне, обрадовалась его звонку. В конце концов они встречались почти девять месяцев.

— Джесс, я рада твоему звонку, — прервала его размышления Ванесса. — В пятницу мне нужен партнер, я иду на прием в мэрию. Можешь заехать за мной без четверти восемь или встретимся в центре? — И не слыша ответа, спросила с ноткой раздражения: — Какие-то проблемы?

— Нет. Вроде у меня намечались дела, только не могу вспомнить. Конечно, я заеду.

Они поболтали еще пару минут, и Джесси повесил трубку. Его не покидало ощущение, что он забыл нечто важное, связанное с пятницей, даже пролистал календарь и записки Вики. Никаких дел на вечер пятницы не назначено. Следует вызвать женщину, чтобы присмотрела за девочками, Вики записала пару номеров.

И все-таки его не оставляла смутная тревога. В конце концов он махнул на это рукой.

Положив трубку рядом с аппаратом, Джесси направился в гостиную. К следующей неделе он должен закончить последнюю часть договора, и ему не хотелось отвечать на нежелательные звонки.

Когда Джесси наконец оторвался от компьютера и взглянул на часы, у него даже сердце оборвалось.

— Вот черт, совсем забыл о девочках, — воскликнул он, бросаясь к двери. Но тут на пороге возникла промокшая насквозь Лекси и сразу начала стаскивать куртку и туфли. Вид у нее был виноватый и ужасно трогательный.

— Извини, дядя Джесс. Когда ты не приехал, я подумала, что все перепутала, и решила идти пешком.

— Лекси, детка, прости меня. Я действительно собирался приехать, но заработался, ты меня поймала буквально напороге. — Джесси чувствовал себя ужасно. — Давай сделаем так, Лекс. Ты прими горячую ванну, чтобы хорошенько согреться, оденься потеплее, а я съезжу Ренниза твоей сестрой. Потом закажем пиццу. Начинкувыбираешь ты.

— Отлично. — Девочка призадумалась. — Я хочу с канадским беконом и ананасами. Джесси застонал, но тут же усмехнулся.

— Будем надеяться, что я смогу это переварить. Учитывая всеобстоятельства, не смею жаловаться, — сказал он и взялкуртку. — Я поехал за Бриттани, а ты пока грейся.

Лекси быстро поднялась по лестнице, и Джесси, надев куртку пошел к двери. Он увлекся работой и даже не заметил, что погода испортилась, с неба льются потоки ледяной воды, деревья гнутся под ветром, к тому же похолодало градусов до пятнадцати.

Джесси еще не успел выйти, как раздался телефонныйзвонок. Видимо, Лекси положила трубку на место. Сначала он решил не отвечать, но услышал, что у Лекси шумит вода, вернулся.

— Дэниельс у аппарата, — рявкнул он в трубку.

— Дядя Джесс? — будто издалека донесся тоненький голосокБриттани. — Мне идти домой?

— Нет, милая, оставайся у Ренни, я буду через пять минут. Прости меня, дурака, я тут закопался в бумажках совсем забыл о времени.

— Ладно, я подожду, — с явным облегчением согласилась она.

Джесси бросился к машине. Не дожидаясь, пока двигатель прогреется, он сразу рванул с места и через несколько секунд уже катил к дому Ренни, в надежде что не причинил ей излишнего беспокойства своей задержкой.

Свернув на дорожку к ее дому, он поднял воротник куртки, выскочил из машины и побежал к крыльцу. Бриттани, видимо, смотрела в окно, потому что дверь сразу открылась.

— Дядя Джесс, извини, что пришлось тебя побеспокоить.

— Брит, о чем ты, какое беспокойство? Это я виноват. — Обняв девочку, он вытер ей слезы. — Ты примешь от своего любимого дядюшки пиццу в качестве мольбы о прощении?

— Ты же мой единственный дядя, — фыркнула та.

— Значит, должен быть любимым, — подмигнул Джесси.

— Сейчас заберу портфель из комнаты Бекки, и можем ехать. — И она убежала.

— Все в порядке? — раздался из кухни голос Ренни.

— Да, все нормально. К счастью, племянницы весьма снисходительны к дяде.

Ренни стояла у плиты спиной к нему и что-то помешивала в кастрюле. Это нечто издавало восхитительный аромат. Несколько прядей выбилось из хвостика, и Джесси поймал себя на безумной мысли: ему хочется убрать их и целовать длинную, нежную шею. В этот момент Ренни повернулась к нему, и он не успел изобразить на лице невинное безразличие.

— У вас сломалась машина? Бриттани ужасно беспокоилась. — Серые глаза с участием смотрели на него.

— Нет, просто готовил договор для нашего клиента, слишком увлекся и потерял всякое представление о времени. — Джесси виновато пожал плечами. — В следующий раз заведу будильник. Простите, если доставил вам неприятности.

— Вы не доставили мне никаких неприятностей. — Голос звучал подозрительно спокойно. — Только пришлось удерживать Бриттани от звонка в полицию. Ведь она была уверена, что ее любимый дядюшка не может забыть про нее, и очень испугалась. Думала, вы попали в аварию, разбились, пострадали. К тому же мы не смогли до вас дозвониться. Когда оператор на станции сказал, положена трубка, бедная девочка сразу представила мерзкого типа, как она выразилась, который держит вас на мушке.

Ренни сжала деревянную ложку. Видимо, происшествие расстроило ее гораздо сильнее, чем она хотела показать.

Джесси и без того чувствовал себя виноватым, поэтому встретил резкие замечания в штыки. Он шагнул к егоглаза яростно сверкнули.

— Лели, не слишком ли вы на меня напали? Признаю, я должен был следить за временем, но ведь ничего страшного не произошло. Я уже попросил прощения у Лекси и Бриттани, они не обижаются. Вам-то что я сделал? — возмутился он, сжав кулаки.

— Ничего, — резко ответила Ренни, — но я всегда опасаюсь иметь дело с людьми, которым важнее бумажки. Вдруг новый контракт затмит все на свете, а маленькие девочки с их любовью и все обязательства перед ними покажутся ерундой?! — Она достала из холодильника кочан салата и захлопнула дверцу.

— Я не говорил, что контракт для меня важнее девочек. Просто я не умею планировать свое время таким образом, чтобы учитывать и детей, ведь в роли родителя меньше недели. Сами-то вы учились этому восемь лет.

Джесси ждал ответа, но она молча резала салат.

— Ну, Ренни, я действительно очень сожалею. Честное слово.

Ренни вздохнула.

— Наверное, я слишком перенервничала, муж имел привычку забывать о таких вещах. По-моему, иногда он забывал даже о том, где живет. Похоже, обида на него останется навсегда. — Она еще раз вздохнула и закончила — Теперь моя очередь просить прощения.

Джесси ласково погладил ее по плечу. Напряжение понемногу ослабело, и возникло какое-то новое состояние.

— Я рад, что мы во всем разобрались. Вы так жестоко терзали этот несчастный, совершенно невинный кочан салата, я даже начал опасаться, что вы сейчас швырнете его в меня.

— Если бы я держала в руках заливную рыбу, — усмехнулась Ренни, — то наверняка сделала бы нечто подобное.

Джесси погрузился в задумчивость.

— Прежде чем я решу, что мне больше нравится, хотел бы вас спросить: вы не собирались класть в этот салат анчоусы? — Ренни содрогнулась от отвращения, и в его карих глазах сверкнули огоньки. — Ответ, надо понимать, отрицательный. В таком случае вы правы, желе гораздо неприятнее.

Джесси повернул ее к себе, чтобы поцелуем изгнать остатки печали из серых глаз Ренни. Но едва он наклонился, в кухню вошла Бриттани, а следом за ней Бекки. Мужчина и женщина отпрянули друг от друга, словно подростки, застигнутые за недозволенными занятиями.

— О нет, Ренни, все в порядке. У вас в глазу ничего нет. Теперь вам получше?

Вряд ли девочки поддались на его уловку, но он почувствовал, что должен выручить Ренни, поскольку даже его скромные сведения о ней приводили к однозначному заключению: Бекки никогда не видела, чтобы мать целовалась на кухне с мужчиной, а тем более с человеком, которого знает всего несколько дней.

— Да, сейчас уже хорошо, спасибо за помощь, Джесси. Судя по тону, Ренни оценила его благородный порыв. Она подошла к девочкам, обняла Бекки за плечи:

— На этой неделе мы еще много времени проведем вместе. А в пятницу вечером начнем продавать сладости.

Девочки радостно загалдели, обсуждая предстоящую распродажу и предполагаемую выручку.

Пока они обсуждали необыкновенные возможности, Ренни взглянула на Джесси. У него было такое лицо, словно он проглотил какую-то гадость. Правда, это выражение моментально исчезло, и Ренни даже засомневалась было ли оно на самом деле.

— Я ничего не перепутала? Мы ведь договаривались на пятницу, да?

— Конечно, в пятницу очень удобно. — И чтобы избежать других вопросов, он потащил Бриттани к выходу. — Еще раз спасибо за все, Ренни.

Сначала она даже растерялась. Почему Джесси вдруг заторопился, ведь буквально пару минут назад он хотел её целовать? Может, она неверно истолковала его намерения? А этот взгляд, эта искра, проскочившая между ними, это влечение? Такое не спутаешь ни с чем. Нельзя упускать его, не удостоверившись, что все хорошо.

— Значит, встретимся завтра? — спросила Ренни, провожая их до двери.

— Завтра? — Он выглядел каким-то затравленным.

— Да, завтра четверг, и все руководители клубов собираются увезти свои конфеты, — принужденно улыбнулась она. — Те самые, которые заняли в гараже место вашего сверкающего любимца.

— А, конфеты… Да — да, приезжайте за ними в любое время. За исключением миссис Биллингс, все приедут днем.

— Неужели вы сдались и отдали ей все раньше?

— Она забрала их сегодня днем, — с вызовом ответил Джесси.

Онушел, оставив Ренни в полном недоумении. Что так сильно его огорчить?

Ежевечернее укладывание девочек спать проходило довольно гладко. В первый же вечер, убедившись, что дядюшка, несмотря на их ожидания, не собирается им потакать, они легли в установленное время и без особых пререканий. Лекси, правда, высокомерным тоном заявила, что уже взрослая и давно избавилась от привычки слушать перед сном сказки. Но Бриттани великодушно позволяла дяде читать ей по вечерам любимые книжки.

Оставив уснувших племянниц, Джесси спустился гостиную, с тоской настраиваясь на звонок Ванессе.

Когда Ренни упомянула о предстоящей именно в пятницу распродаже конфет, он чуть не задохнулся, будто его ударили в солнечное сплетение. Наверное, в другой ситуации он бы так не отреагировал. Но ведь перед этим он пятнадцать минут убеждал Ренни, что не относится к типу мужчин, постоянно забывающих свои обещания. Если бы она узнала, что у него уже намечено свидание с другой женщиной, прощения ему не было бы. Джесси в этом не сомневался.

И все-таки не слишком приятно говорить Ванессе об отказе. На приеме у мэра заводятся полезные знакомства, происходят встречи с нужными людьми, что может весьма поспособствовать и ее, и его карьере. Предпочесть такому важному мероприятию нелепую распродажу конфет? Ванесса, которая ради карьеры способна на все, сочла бы такой поступок немыслимым.

Джесси отнес телефон на кухню, поставил рядом с компьютером. Работу в поздние часы Ванесса не только поняла бы, но и одобрила. Пожелав себе удачи, он набрал ее номер. В трубке раздавались длинные гудки. Наконец после щелчка включился автоответчик, Джесси с облегчением вздохнул, расслабился и после сигнала произнес:

— Ванесса, я хотел поговорить с тобой о пятнице… Закончить он не успел.

— Извини, Джесс, я работаю, поэтому включила автоответчик, чтобы меня не отвлекали звонками. Обожди минуту, а то из-за принтера ничего не слышно.

— Конечно. Пауза давала ему отсрочку и возможность еще раз обдумать благовидный предлог, но Ванесса слишком быстро вернулась.

— Так что с пятницей? Ты не сможешь за мной заехать и хочешь где-нибудь встретиться?

— Нет, я вообще не смогу пойти с тобой. Извини, возникли некоторые обстоятельства. Словом, есть дело, от которого невозможно отказаться. — Джесси умолк, еще ничего не придумав.

— По-моему, утром все было в порядке. — Ее тон стал ледяным.

— Прости, Ван, мне очень жаль, правда. Но ведь я же говорил, что вечер пятницы у меня, кажется, занят, только не мог вспомнить, чем именно.

— И чем же? — отчеканила Ванесса, и он понял, что приятельница в бешенстве.

— У меня назначена другая встреча. Всю неделю я не был в офисе. Ты же помнишь, брат с невесткой уехали и, и мне нужно присматривать за племянницами. Когда я сегодня позвонил на работу, моя секретарша напомнила, что встреча начнется в четыре и закончится в лучшем случае после восьми.

— И с кем встреча? — уже более мягко поинтересовалась Ванесса.

— С крупным торговцем, поставщиком конфет, — выпалил он. — Мы ведем переговоры о выделении промышленных и коммерческих квот для одного из наших подразделений. Если все пройдет удачно, летом в розничной торговле будет царить небывалое оживление.

«Это ведьне совсем ложь», — сказал он себе. Бриттани и Лекси действительно могут купить себе на вырученные деньги по майке.

Отказаться от личного ради делового свидания — это Ванесса понимала и одобряла.

— Жаль, конечно, но ничего не поделаешь. Ладно, отложим до следующего раза. Звони.

Не испытывая ни малейшей вины за обман, Джесси закончил разговор обещанием встретиться в ближайшее время.

Итак, пока все идет хорошо. За годы учебы в колледже и в академии он не слишком много общался с девушками, а потом все силы отдавал карьере. Таким образом, Джесси лучше разбирался в гражданских правах, чем во взаимоотношениях мужчины и женщины. С Ванессой он встречался гораздо дольше, чем с любо из немногих ее предшественниц, их связь для обоих был скорее удобной, чем романтической.

Теперь появилась Ренни. В ее серых глазах отражается столько чувств, а от теплой улыбки тает сердце. Раньше он и не предполагал, каким оно было холодным. Не говоря уже о длинных-предлинных ногах, которые его так волнуют.

Джесси вдруг осознал, что несколько минут бессмысленно глядит на пустой экран компьютера. Если он не возьмет себя в руки и не закончит работу, то на его карьере можно ставить жирный крест.