Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 11

Читать книгу Сладкие мечты
2016+768
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 11

— Мам, давай скорее, — торопила Бекки.

— Я почти готова, ты иди, а я догоню тебя через минутку.

В ответ раздался стук закрывшейся двери. Дочь буквально считала часы и минуты до начала сегодняшнего пикника, который устроили соседи. Ренни закончила укладывать приготовленную еду в корзинку.

Она еще раз оглядела кухню. Вроде ничего не забыла: корзинка с едой, сумка с посудой. Тогда все, пора идти.

Ренни заскочила в ванную, посмотрелась напоследок в зеркало. Кажется, выглядит неплохо. Волосы убраны с лица, брючный костюм очень ей идет, особенно хорош персиковый цвет: чудесно оживляет кожу, подчеркивает ее чистоту и нежность. Теперь немножко губной помады, и она будет готова присоединиться к веселым соседям. Но без особого удовольствия.

Ренни действительно не хотелось сейчас в шумную компанию, вообще не хотелось ни с кем встречаться. Она согласилась пойти на этот ежегодный праздник только ради Бекки, вернее, поддалась ее настойчивым просьбам.

Взяв корзинку и сумку с посудой, Ренни направилась к дому Вики, где сегодня устраивали барбекю.

Поведение Вики в последние дни казалось Ренни странным, даже подозрительным. Она пригласила Бекки в зоопарк, но почему-то утаила, что повезет их туда Джесси.

Свернув к дому, Ренни увидела несколько припаркованных машин, первым делом поискала среди них «БМВ» и вздохнула с облегчением. Значит, напрасно она переживала всю дорогу.

На площадке дети и несколько взрослых уже играли в волейбол. Ренни пробежала под сеткой и направилась к лужайке за домом. Пахло дымом, а от аромата жарящегося мяса у нее прямо слюнки потекли.

— Вам помочь?

Ренни чуть не выронила корзинку, но мужская рука вовремя подхватила ношу. Совершенно уверенная, что сбылись ее худшие предчувствия, она резко повернулась, оказавшись лицом к лицу с несколько постаревшей копией Джесси.

— Простите, ради Бога, я не хотел вас пугать, — улыбнулся Марк. Значит, он понял, что она приняла его за Джесси. — По-моему, официально мы с вами еще не знакомы. Я Марк Дэниельс.

Пепельные волосы, не так хорошо сложен, как младший брат, но сходство поразительное.

Смутившись, Ренни пожала его руку.

— Да, почему-то мы умудрились до сих пор не встретиться. Рада наконец познакомиться с вами. Много о вас слышала.

— Надеюсь, хотя бы часть отзывов положительная?

— Не часть, а все, — заверила его Ренни, но продолжить не успела — к ним подошла Вики.

— Не говори ему таких вещей, Ренни, а то загордится. С ним и без того жить непросто. — Она взяла мужа под руку, и выражение ее лица яснее ясного говорило о чувствах, которые она на самом деле испытывает к Марку.

— Куда положить продукты и посуду, Вики?

— Мы расставили столы за домом, сделали нечто вроде буфета, чтобы каждый садился там, где захочет. Бросай свои вещи и лучше выпей чего-нибудь, — предложила Вики и улыбнулась мужу. — Идем, парень, я заняла очередь на волейбол, сыграем с победителями.

Марк сделал вид, что испуган, но вынужден покориться, и направился за женой к группе ожидающих завершения партии. А Ренни последовала совету подруги, отправилась к импровизированному буфету и, выложив продукты на деревянный стол, оглянулась, куда бы поставить сумку с посудой.

— Наверное, ищешь столик, который Бекки заняла для нас с тобой? Вон тот, где лежит записка.

Теперь у Ренни уже не осталось сомнений, что удача покинула ее. Она замерла, потом медленно повернулась. Джесси стоял около двери с огромным подносом, а на ярко-красном переднике красовалась надпись «Ну-ка, поцелуй повара!». Судя по всему, он был ответственным за приготовление барбекю.

Все слова вылетели у нее из головы, ибо внезапное появление Джесси опять вызвало смятение чувств. Разум приказывал ей хватать корзинку и бежать от этого человека, за дочку можно не беспокоиться, Вики присмотрит за ней. Но сердце, вероломное, ненадежное сердце… Ведь в глубине души она надеялась, что Джесси сегодня здесь. Почему-то становится тепло, когда он рядом, хотя совершенно ясно, что никакого будущего у них нет.

Джесси, очевидно, по-своему понял ее растерянность и молчание:

— Если тебе не нравится сидеть со мной за одним столиком, тогда я извинюсь перед девочками, придумаю какую-нибудь отговорку. Честное слово, Ренни, я не собирался заманивать тебя в ловушку. Просто Бекки не желает расставаться с Бриттани, а той хотелось сидеть со мной. Никакого давления с моей стороны, клянусь.

Джесси робко улыбался. Странно глядеть на обычно уверенного в себе человека и видеть, как он мнется от смущения. Ренни поторопилась успокоить его:

— Что за глупости, Джесс. Если мы с тобой не можем быть… друзьями. — Она вовремя проглотила слово «любовниками», поэтому закончила совсем по-дурацки: — …то вполне можем остаться… э… друзьями.

Наверное, Джесси подумал, что она совершенная идиотка.

— Хорошо. — Его глаза сверкнули. — Будем с тобой друзьями, а не друзьями.

— Джесси Дэниельс! Ты понял, что я хотела сказать. — Ренни в упор глядела на него, стараясь пристыдить взглядом, но в конце концов тоже расхохоталась. Ведь она испытывает к нему не только сексуальное влечение, ей всегда приятно его общество. Кажется, они знакомы много лет.

— Пока народ не слишком проголодался, скажи-ка, какие бутерброды сделать для тебя и Бриттани. Я уже предупредил девочек, мы должны поесть пораньше, чтобы я мог потом спокойно заняться готовкой и накормить остальных. Если я не управлюсь, Марку придется мне помогать, а я хочу, чтобы он хорошенько отдохнул.

— Понятно. Тогда положи для Бекки горчицу, а для меня побольше лука.

— Побольше лука? Ха. Значит, на свидание ты сегодня не идешь. — Он старался говорить небрежно, но карие глаза выдавали интерес.

— Не иду, и тебе это известно, — ответила Ренни. — А как дела у тебя? Уже помирился с Ванессой?

— Во-первых, она не легко прощает. А во-вторых, меня это не волнует. — И к великому облегчению Ренни, тут же сменил тему: — Я уже рассказывал о своем великом искусстве приготовления гамбургеров?

— Нет, столь выдающуюся тему мы как-то ни разу не затронули.

— Тогда смотри.

Его руки летали над грилем, ловко переворачивая один гамбургер за другим, почти не прикасаясь к ним. Он даже подбросил парочку в воздух и умудрился вовремя поймать.

— Великолепно. Когда ты обнаружил в себе этот талант?

— В колледже. Мне удалось пройти хорошую кулинарную школу. Днем я вдохновлял своей красой студентов-художников, а по вечерам не отходил от плиты в университетском кафе.

Ренни больше не испытывала неловкости, поэтому начала добродушно подтрунивать:

— Надеюсь, вечером ты одевался теплее, чем днем?

— Конечно. Ведь я должен был защищать свое, гм… достояние. Если бы я нанес ему вред, то, вне всякого сомнения, потерял бы работу.

Гамбургеры были почти готовы.

— Принеси мне, пожалуйста, блюдо. Если я не услежу за этими произведениями искусства и они подгорят, то навсегда лишусь доброго имени, а также репутации шеф-повара.

Вернувшись, Ренни спросила:

— Уже пора есть? Если да, то надо звать девочек.

Джесси кивнул, не отрываясь от своего занятия. Ренни достала из сумки тарелки. Девочки качались на качелях, но, увидев, что она разливает сок, тут же примчались к столу.

Вскоре компания расселась по местам. Случайно или умышленно Джесси оказался рядом с Ренни. Потянувшись за картофельными чипсами, он коснулся ее руки, а когда помогал Бриттани открыть пакет с соком, прижался ногой к ноге Ренни.

Еще до того как было покончено с гамбургерами, она уже с трепетом ждала его прикосновений. Но Джесси, видимо, не придавал значения подобным мелочам, и она боялась, что не сумеет скрыть разочарования.

Когда он вернулся на свое рабочее место, Ренни последовала за ним. «Мне просто приятно с ним разговаривать, только и всего, — на полном серьезе уверяла она себя, — простые дружеские отношения». Слабый голосок возразил, что Джесси для нее больше чем просто друг, но она проигнорировала глупые возражения.

День промчался незаметно.

Они сыграли непростую партию в волейбол, их команда победила. Джесси растянулся на траве, усадил Ренни рядом с собой, положил голову к ней на колени и задремал.

Наконец она могла спокойно смотреть на него. Ей хотелось запомнить каждую черточку его лица. Довольно странное желание для женщины, решившей держаться подальше от мужчины.

Подняв глаза, она успела заметить, как Марк и Вики, проходившие мимо, обменялись многозначительными взглядами.

«Кажется, оба решили, что у нас роман. О нет, ничего из этого не выйдет. Понятно?» — возмутилась про себя Ренни.

В таком случае почему она сидит здесь и при всем честном народе ведет себя как влюбленная женщина? Пришли не вместе, но весь день не расстаются. Даже Бекки не видит ничего особенного в том, что мама все время с Джесси.

Так чего она ждет? Но сейчас невозможно встать и уйти. Пусть Джесси сначала проснется, тогда можно сбежать, сославшись на головную боль. Однако болело где-то в области сердца. Все-таки приятно, что он сейчас так близко, хоть и ненадолго. Сегодня она последний раз попалась в такую ловушку. Больше никому не удастся заманить ее туда, где есть опасность встретиться с Джесси.

Он стоял у окна, глядя, как уходит Ренни. Это не просто уход, настоящее бегство, она ни разу не оглянулась. Джесси улыбнулся. Милой Ренни не удастся провести никого, кроме самой себя, если она считает, будто ранний уход поможет ей спастись от Джесси Дэниельса.

Он нарочно притворился спящим, чтобы она чувствовала себя поспокойнее, и лежал с закрытыми глазами, ощущая тепло ее бедер. Он едва сдержался. Близость Ренни слишком возбуждала, и, чтобы случайный наблюдатель не заметил его естественной реакции, Джесси заворочался «во сне» и перевернулся на другой бок.

Ренни вдруг напряглась и отдернула руку, лежащую у него на плече. Поборов искушение остаться «спящим», Джесси открыл глаза и сел рядом с Ренни, усиленно делая вид, будто только что проснулся.

В конце концов его план заключался в том, чтобы она чувствовала себя хорошо и удобно в его присутствии и вспомнила, как им всегда нравилось быть вместе. Сегодня он испугал ее, значит, в другой раз гораздо труднее будет рассеять ее страхи и подозрения, вернуть доверие.

А следующий раз будет непременно. Он уж постарается.

— Еще один сюда, итого шестнадцать, — бормотала Ренни, укладывая последний спальный мешок.

— Ты что-то сказала, мам? — отозвалась Бекки.

— Нет, дорогая, просто считаю мешки. Удовлетворенная ответом, девочка умчалась к подружкам.

— Ты говоришь таким тоном, будто считаешь минуты до конца поездки, — сказала руководительница группы мальчиков.

Ренни вяло улыбнулась:

— Обычно я с нетерпением жду этих поездок, ночевок на свежем воздухе, но теперь меня больше радует возвращение домой.

— Что-нибудь случилось?

— Ничего особенного, просто меня замучила бессонница и я не слишком хорошо себя чувствую. А главное, на этот раз возникли проблемы в организации поездки. Двое родителей, на которых я всегда рассчитывала, не смогли прийти, в машине полетело сцепление, и до вчерашнего вечера я не была уверена, что ее вовремя отремонтируют. Недаром говорится, беда не приходит одна.

— В случае чего можешь рассчитывать на моих ребят. Они постарше твоих, для них это будет хорошей возможностью получить некоторый жизненный опыт.

— Спасибо. Но сейчас, кажется, все в порядке.

Так и будет, если ей удастся провести хотя бы одну ночь без снов о Джесси Дэниельсе.

Ренни подошла к девочкам, пересчитала экскурсантов. Потом еще раз. Не хватало двух детей и одного взрослого.

— Девочки, кто не пришел?

Те начали вертеться, оглядываться.

— Дженнифер вчера сказала, что не придет, — ответила Бекки. — По-моему, еще Дарси и ее мама.

Ренни не на шутку встревожилась. По правилам, во время экскурсий и поездок обязательно присутствие как минимум двух взрослых, а миссис Вудс была единственной, кто смог прийти. Если она не появится, нужно искать нового добровольца. Ренни попросила руководительницу другой группы присмотреть за детьми, пока она уйдет звонить.

— Девочки, можете почитать или порисовать, а я узнаю, что случилось с миссис Вудс и Дарси.

— А если они не придут, миссис Сойер? — спросила Бриттани. — Нам придется идти по домам?

— Наверняка они застряли в какой-нибудь пробке, не волнуйся, — успокоила ее Ренни, правда, не чувствуя особой уверенности.

После нескольких телефонных звонков она пришла в отчаяние. До миссис Вудс она дозвонилась сразу и узнала, что та едет в травмпункт, чтобы сделать рентгеновский снимок, — Дарси прищемила руку дверцей машины, когда они уже собирались выезжать на экскурсию.

Другие родители воспользовались свободой, пока дети отправились в поездку с ночевкой, и тоже уехали из дома. Последней надеждой оставалась Вики, но ее номер был занят. Наконец Ренни все — таки удалось дозвониться.

— О, Вик, как хорошо, что я тебя застала! — воскликнула она.

— Что случилось? Бриттани?

— Нет, с Бриттани все в порядке. Проблемы с миссис Вудс и ее дочерью, они собирались приехать, но Дарси поранила руку. Если я не найду ещё кого-нибудь из родителей, придется везти девочек обратно.

— Звучит не слишком весело, — задумчиво произнесла Вики.

— Может, ты меня выручишь? — спросила Ренни, скрестив на всякий случай пальцы.

— Помощь скоро прибудет, — уверенно заявила Вики.

— О, спасибо, огромное спасибо, теперь я твоя должница.

— Только не забудь об этом.

— О чем? — Ее тон показался Ренни странным.

— Просто не забудь, что в безнадежном положении нужно действовать решительно. Сейчас я кое-кому позвоню, думаю, все получится.

Ренни совершенно успокоилась и вернулась к девочкам с хорошей новостью.

— Пожалуйста, сними трубку, ну пожалуйста, — твердила Вики, слушая длинные гудки.

Наконец включился автоответчик. Она чуть не бросила трубку, но голос Джесси, записанный на пленку, заставил ее передумать.

«Сейчас меня нет дома, но я обязательно отвечу на все звонки. Пожалуйста, оставьте ваше имя и номер телефона, я свяжусь с вами при первой возможности. Спасибо».

После сигнала Вики медленно и отчетливо произнесла:

— Джесси, я сейчас дома. Если хочешь получить исключительную возможность и поразить свою ненаглядную, срочно позвони мне.

Теперь ей оставалось только ждать. Если Джесси не объявится в ближайшие полчаса, то придется огорчить Марка и отменить сегодняшнее ночное свидание, поскольку она будет вынуждена сама ехать на помощь детям и Ренни.

— Скоро приедет мама? — спросила Бриттани.

— Уже скоро. Я разговаривала с ней больше часа назад, ей надо было еще позвонить в несколько мест, думаю, минут через пятнадцать — двадцать она будет здесь.

Если Вики не появится в ближайшие несколько минут, то придется усадить девочек в фургон и возвращаться домой, с грустью подумала Ренни. Она так желала увидеть знакомую фигурку подруги, что не узнала Джесси, пока он не оказался буквально перед ней.

Первой опомнилась Бриттани и кинулась к нему в объятия:

— Дядя Джесс, что ты здесь делаешь? Тот смотрел поверх ее головы на Ренни.

— Кто-то позвонил и попросил белого рыцаря прийти на помощь попавшим в беду прекрасным дамам.

— Это твоя идея или Вики? — с подозрением осведомилась Ренни.

— Она просто спросила, не могу ли я приехать. У них с Марком билеты в театр, а я абсолютно свободен, никаких важных дел.

Она вдруг заметила, что Джесси в смокинге.

— Значит, не было никаких важных дел? — прошептала она. — Ты, наверное, всегда берешь напрокат смокинг, чтобы погулять возле дома?

— Это мой собственный. — В карих глазах мелькнул веселый огонек.

— Ты прекрасно знаешь, что я говорю не о том.

— Тогда серьезно. Я был на деловом обеде, проверил свой автоответчик. Вики просила позвонить, как только смогу, — я позвонил. Она попросила — я приехал. Какие еще вопросы?

Он говорил шепотом и наклонился так близко, что его дыхание согревало ей шею. Ренни с трудом выдавила:

— Ты приехал ненадолго? После театра тебя сменит Вики?

— Я буду здесь сколько понадобится, осмеливаюсь предположить, целую ночь.

Джесси проведет с ней всю ночь. В голове мелькнули неясные, но волнующие картины.

— Смотри, Джесс, если тебе надо возвращаться, я постараюсь найти кого-нибудь из родителей.

— Ренни, слушай меня внимательно. Я приехал сюда, потому что нужен тебе. Ничего, повторяю, ничего более важного на свете для меня нет.

На них уже начали оглядываться, поэтому она прекратила разговор. Еще успеет сказать все потом, когда девочки лягут спать.

После того как знаменосец вынес флаг, Ренни увела своих подопечных в отведенную им на ночь комнату, и следующие полчаса она разыскивала внезапно пропавшие сумки, расстегивала непокорные застежки, освобождала заевшие «молнии».

Джесси помогал разложить спальные мешки, посоветовал Бриттани, куда спрятать очки, чтобы не раздавить, смеялся и шутил со всеми девочками. Он казался счастливейшим человеком, который наслаждается гомоном одиннадцатилетних разбойниц и царящим вокруг хаосом.

Ренни устроилась возле двери на тот случай, если вдруг придется кого-нибудь провожать ночью до туалета. Нехорошо оставлять Джесси на холодном полу. Поразмыслив немного, она предложила Бекки и Бриттани поспать вдвоем в ее спальнике. Себе она взяла мешок Бекки, а спальник Бриттани отдала Джесси.

— Ты считаешь, нам удастся поспать? — недоверчиво спросил он.

— Конечно, в лучшие времена мне удавалось выкроить для отдыха целый час.

— Отлично. А то я испугался, что не выполню еженощной нормы.

Джесси подошел к выделенному ему спальному месту, снял галстук, закатал рукава.

Она зачарованно глядела на его сильные загорелые руки и даже не поверила своим глазам, когда он свернул дорогущий смокинг, чтобы подложить под голову вместо подушки. Она не успела прокомментировать увиденное, потому что лампочка над головой мигнула два раза. Это был сигнал: значит, через несколько минут выключат свет.

— Все улеглись? — спросила она, вернувшись с последней группой из туалета.

Девочки утвердительно загалдели. Ренни пошла на свое место, но ее спальника не было. Оказывается, Бриттани и Бекки перетащили его поближе к своему. Это к лучшему, только Ренни смущало и беспокоило, что она теперь находится в опасной близости к Джесси. Однако перейти куда-нибудь еще, не потревожив девочек, уже невозможно.

К тому же этот хитрец словно прочитал ее мысли и с интересом ожидает действий. Ренни молча поцеловала Бриттани, потом Бекки, пожелала им спокойной ночи.

— А меня? — тихо прошептал Джесси.

Но Ренни забралась в спальник и демонстративно повернулась к нему спиной. Ей показалось, что она услышала «Радость моя!», хотя не была уверена.

Как ни странно, все девочки уснули без долгой болтовни и хихиканья. В наступившей тишине она еще успела подумать о Джесси, затем провалилась в сон.

Кошмар начался через два часа. Ренни проснулась от того, что к ней подошла Кортни с жалобой на боль в животе и голове. Она пощупала девочке лоб. Жара не было, но кожа оказалась липкой и влажной.

— Дорогая, придется вызвать твоих родителей. Пока ложись, а я им позвоню. — Она говорила тихо, чтобы не разбудить остальных.

Джесси спал, как ребенок, и ей не хотелось беспокоить его, но нельзя оставлять больную девочку без присмотра. Ренни тряхнула его за плечо, затем тихонько окликнула. Джесси нахмурился и плотнее закутался в спальный мешок. При других обстоятельствах она бы посмеялась над его самоотверженной борьбой за сон, нашла бы ее такой же забавной, как и неприязнь к раннему подъему по утрам. Однако сейчас от него требовались полная боевая готовность, способность здраво мыслить и разумно действовать. Ренни пришлось выдернуть у него из-под головы свернутый смокинг. К счастью, подействовало.

— Не слишком учтивое обращение, — проворчал Джесси, садясь и протирая глаза.

— Извините, сэр. У меня проблема. Заболела девочка и нужно присмотреть за ней, пока я схожу позвонить родителям.

— Кто? — быстро спросил он, глядя на свернувшиеся калачиком фигурки.

— Кортни, вон та. Я велела ей лечь, но вдруг она захочет в туалет. Постараюсь вернуться поскорее.

Когда она вернулась, еще две девочки присоединились к Кортни, держась руками за животы. Джесси не было.

— Где мистер Дэниельс? — тихо спросила она.

— Он побежал в умывальник с Дженни. Ее чуть не вырвало прямо на ваш спальник.

— О нет. — простонала Ренни. — Ладно, позову кого-нибудь из других групп, чтобы посидели с вами. Мне надо позвонить. Скажи мистеру Дэниельсу, что я вернусь, как только смогу.

Теперь уже проснулись все, начали суетиться, шуметь. Хотя заболели четверо, возникшая суматоха не давала спать никому.

Ренни пришлось звонить всем родителям. Раз такое дело надо увозить отсюда и больных, и здоровых. После разговора с одной из мам она выяснила: заболевшие девочки вместе ходили к кому-то на день рождения. Значит, у них пищевое отравление, а не грипп.

Она устало поплелась обратно и едва успела войти в комнату, как Джесси вскочил, подхватил Кортни и исчез с ней в женском умывальнике.

Ренни с уважением смотрела, как его длинные ноги быстро преодолевают расстояние, он ободряюще улыбается больной девочке, которая лежит у него на руках, словно в люльке.

Нет, Джесси не такой, каким показался ей сначала, он не из тех, кто стремится к успеху любой ценой. Она могла бы заметить это гораздо раньше, хотя бы по тому, что племянницы души в нем не чают. Даже Бекки, обычно робеющая перед мужчинами, чувствует себя с Джесси легко и свободно, чего не было у нее даже с отцом.

Ренни стало неловко. Конечно, Джесси совершал ошибки, как и Робин, но между ними есть существенное различие: Джесси хочет исправиться. Она должна извиниться перед ним за дурные мысли и недоверие.

Ренни увидела, что он вышел из умывальника без рубашки, встретила его на полпути и взяла у него Кортни.

— Только не говори, что твоя рубашка стала очередной жертвой этой ночи, — сказала она, устроив девочку на ближайшем спальнике.

— Сейчас ее состояние трудно назвать удовлетворительным, но хороший отбеливатель может исцелить больную, — пошутил он.

— Джесси, клянусь, у нас еще никогда не было таких ужасных поездок. Ты, наверное, теперь ненавидишь меня за то, что я втянула тебя в историю?

В ответ Джесси улыбнулся и обнял ее. Он держал Ренни крепко, словно делился с ней силой и энергией.

— Леди, — прошептал он, — неужели вы до сих пор не поняли, что я не способен вас ненавидеть?

Утро было ясным, прохладным, с легкими облаками на голубом небе. Если бы несколько часов назад Ренни сказали, что она встретит рассвет с улыбкой, она бы только расхохоталась. Или заплакала.

Несмотря на потрясения этой ночи, она стояла на веранде своего дома с чашкой горячего кофе и подсчитывала удачи.

Ночь закончилась. Бекки не заболела, не попала в больницу, а спит крепким сном в комнате Бриттани.

Но самый чудесный, самый восхитительный итог сейчас принимает душ у нее в доме. Ренни посетила мысль встать рядом с ним под струи воды. Нет, они еще не выяснили кое — какие недоразумения, поэтому ни к чему усложнять и запутывать отношения. Но мысль соблазнительная.

Хитрая миссис Дэниельс предложила забрать Бекки на денек, якобы для того, чтобы ее мама немножко отдохнула, однако Ренни подозревала, что подруга взяла на себя роль свахи. И если им с Джесси нужно время побыть наедине, они его получили.

Когда Ренни вошла в дом, вода уже не шумела. Налив Джесси кофе, она вернулась на веранду.

Через несколько минут хлопнула дверь, и Ренни замерла в ожидании. Джесси подошел сзади, обнял ее, ткнулся лбом ей в макушку.

— Нам ведь надо поговорить, — сказал он.

— Знаю. Видимо, начать следует мне, потому что я совершенно неправильно оценила тебя. — Ренни повернулась к нему лицом. — Прости, я осуждала тебя за дорогие вещи, полагая, что ты относишься к ним так же, как и Робин. Теперь понимаю, сходство лишь внешнее.

— А машина? Она автоматически ставила меня на место победителя в соревновании молодых карьеристов, — поддразнил он ее, потом вдруг посерьезнел. — На самом деле, если не считать одежды, это моя первая крупная вещь, первая новая машина. До нее все были подержанными, ведь я только в прошлом году вернул ссуду за обучение.

— Не надо, теперь я чувствую себя и вовсе отвратительно. — Ренни спрятала лицо у него на груди.

— Дорогая, ну что ты? Я сказал об этом не для того, чтобы огорчить тебя. Дело в том, что в некотором смысле ты права. Мне было очень важно создать образ внешнего благополучия, ибо тогда, глядя на себя в зеркало, я мог сказать: мама ошибалась, я способен достичь гораздо большего, чем тот никчемный разгильдяй, каким она считала меня в детстве.

Голос немного дрогнул, и Ренни поняла, что ему до сих пор больно вспоминать об этом.

— Итак, на мой взгляд, я был вечным неудачником. А раз ты сумела легко увидеть за красивым фасадом тайный изъян, значит, мама права, и я действительно никчемный. И если бы Вики не разубедила меня, я бы никогда не осмелился прийти снова и добиваться тебя.

Ренни заплакала. Он осушил ее слезы нежными поцелуями, а затем приник к ее губам. Это был исцеляющий, сулящий надежды поцелуй.

— Конечно, я одет сейчас не совсем подобающим образом. — Джесси посмотрел на выгоревший свитер, который утром позаимствовал у Марка. — Но знаешь ли ты, как сильно я тебя люблю?

— Если так же, как я, значит, довольно сильно.

Он просиял.

— Тогда не вернуться ли нам к Вики? Расскажем ей обо всем, у нее наверняка уже разработан великолепный план. Может, уговорим ее сшить платья подружек невесты для Бекки, Бриттани и Лекси?

— Невесты? — повторила Ренни.

— Ты ведь согласна, правда? Я хочу сказать, не окажешь ли ты мне честь стать моей женой? — В карих глазах опять промелькнули одолевавшие его сомнения, неуверенность, некий страх.

— О да, Джесси, да!

Поцелуй в лучах восходящего солнца словно печатью скрепил обещание. Вместе они встречают и новый день, и новую жизнь.