Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 10

Читать книгу Сладкие мечты
2016+761
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Джесси понял, что произошло нечто ужасное, еще дотого, как они уехали с вечеринки. После ужина Ренниоживленно, со всеми подробностями обсуждала с однойдамой статьи о проблемах школьного образования. Прощаясь с хозяевами, она благодарила за мило проведенноевремя, демонстрируя свое превосходное настроение. Но Джесси, который понимал ее лучше, чем она предполагала, на эту удочку не клюнул: Ренни словно перетянутая струна, тронь — и разорвется.

Значит, ничего хорошего ему ждать не приходится. Он получил единственный шанс и, судя по всему, упустил его.

Джесси перебрал в уме прошедший вечер. Да, все ясно: он надолго оставил ее в одиночестве. И вряд ли ей придется по душе объяснение, что, посещая подобные приемы вместе с Ванессой, всегда так поступал. Как-то раз ей даже пришлось уйти с подобного мероприятия одной.

Безмозглый идиот.

С таким красноречием убеждал ее, что совсем не похож на Робина, и тут же повел себя как жалкий обманщик.

Джесси повез её не домой, а к Вики. Им надо побыть наедине хотя бы пару минут. Выйдя из машины, он открыл дверцу, и Ренни молча позволила увести себя в дом.

— Я сделаю кофе.

Джесси направился в кухню, а когда вернулся, она стояла там же, где он ее оставил, глядя в окно.

Плечи опущены, поза выражает печаль и уныние. Совсем другой человек, абсолютно не похожий на ту красивую, энергичную женщину, какой она была еще несколько часов назад.

— Мне очень жаль, извини, — тихо сказал Джесси, подходя к ней.

Ренни вздрогнула, будто он испугал ее неожиданным появлением.

— Ты что-то сказал?

— Я сказал, что мне очень жаль. Извини.

— За что?

— За все. И ни за что. Поговори со мной, Ренни, посмотри на меня.

Она медленно подняла глаза. Лучше бы она этого не делала. В них было столько горя и тоски, что сердце у него чуть не разорвалось от боли.

— Другого шанса ты мне не дашь, верно?

По ее щеке поползла крупная слеза, и Ренни снова повернулась к окну.

— Хватит, Ренни. — Он рванул ее к себе. — Необходимо все обсудить сейчас, или из нашего общения ничего никогда не выйдет. — Его переполняли огорчение и чувство вины.

— О чем говорить, Джесси? Я оказалась права, а ты ошибался. — Она со злостью вытерла слезы. — Только не могу понять, зачем я позволила уговорить себя.

— Следовательно, ты ехала на этот вечер, заранее настраиваясь, что тебе будет плохо?

— Ничего подобного! — закричала она. — Я старалась быть объективной.

— Тогда скажи, с какого момента вечер стал таким ужасным? Когда я заехал за тобой? Когда мы приехали на вечеринку? Или когда мне пришлось уйти и надолго оставить тебя одну?

— Прекрати, Джесси!

— Почему ты боишься признать, что некоторые люди показались тебе весьма симпатичными и приятными? Может, в следующий раз, если бы ты, конечна, согласилась, ты бы чувствовала себя гораздо лучше, потому что уже знакома с некоторыми из моих друзей? Но сделать это ты почему-то не в состоянии. — Джесси запустил руку в волосы, мучительно стараясь придумать, как спасти положение.

— Ты ошибаешься, все не так! — Голос сорвался, и она всхлипнула. — Отвези меня домой.

— Нет. Если этот вечер стоил мне единственной попытки, последней возможности наладить с тобой отношения, то я хочу по крайней мере выяснить, когда и какой промах я совершил. Я просто обязан узнать. Это из-за Ванессы? Неужели ее присутствие могло испортить целый вечер? Надеюсь, славная миссис Теннисон здесь ни при чем? Ведь не могла же ты расстроиться из-за того, что среди гостей нашлась еще одна женщина, которая понимает все сложности матери, воспитывающей детей? А после ты увлеченно беседовала с Маргарет Дженкинс о ситуации в школах! И это тоже считается частью отвратительно проведенного вечера?

— Джесси! — заплакала Ренни.

— Знаешь, что я думаю? Ты настроилась паршиво провести время и получила свое. Теперь можешь с чистой совестью возвращаться в свой безопасный мирок и говорить себе, что сделала все возможное.

— Неправда! Дело не в этом!

— Тогда в чем?

— Лучше отвези меня домой.

Он молча подчинился.

Джесси стоял у окна, глядя, как по вечернему небу проплывают ленивые облака. Девочки устроились перед телевизором в гостиной. Марк и Вики должны вернуться домой примерно через час, и Джесси обещал племянницам не укладывать их спать до приезда родителей.

Он устал и наверняка не выдержал бы детских шалостей, даже хихиканье девочек раздражало его. Чтобы отвлечься, избавиться от дурного настроения, Джесси решил уйти к своему компьютеру, но когда и это не помогло, попытался успокоить нервы, наблюдая за закатом солнца. Он почти целую неделю не виделся с Рении, тосковал по ней, не находил себе места. Сначала его поддерживала злость, а теперь остались только ощущение пустоты да головная боль.

Джесси опять сел к компьютеру, заставил себя собраться и постепенно отвлекся от действительности, погрузившись в дебри юридических формулировок.

— Знакомая картина, — раздался веселый голос брата, вырвавший Джесси из компьютерного мира.

Он виновато оглянулся и увидел Марка с Вики, которые обнимали дочерей.

— Не всем дано провести двухнедельный отпуск на Гавайях, — парировал он. — Кое-кому приходится работать, чтобы поддерживать существование.

Джесси присоединился к компании, чтобы получить и выдать свою порцию объятий и поцелуев.

— Как тебе нравится мой загар? — Вики закружилась перед ним, ее глаза блестели.

— Ты выглядишь отдохнувшей и счастливой, Вик, — ответил Джесси и повернулся к брату. — По-моему, у тебя седых волос стало меньше, чем перед отъездом.

Марк ткнул его кулаком.

— Лучше скажи, как ты провел эти две недели? В мире и покое, какими встретил нас наш дом?

— Да проще простого. — Джесси пожал плечами. — Сменил вот профессию адвоката на должность конфетного распорядителя.

Обмениваясь шутками, они перешли в кухню, уселись за столом, и Марк вручил им подарки. Девочки охали и ахали над гавайскими платьями, а Джесси громко хохотал, тряся рубашкой, которую выбрала для него Вики:

— Ты думаешь, эти ядовито-розовые и кричаще-пурпурные цветы как раз для меня? — Ответом был радостный смех.

Через некоторое время Бриттани и Лекси без лишних препирательств забрали свои сокровища и направились к лестнице.

— Сначала попрощайтесь со мной, — сказал Джесси.

— Неужели ты собрался домой в такую позднотищу? — удивилась Вики, наливая ему кофе. — Почему бы тебе не переночевать у нас?

— Просто соскучился по дому, — ответил Джесси, надеясь, что она поверит его объяснению, и, чтобы развеять ее сомнения, добавил: — С утра мне нужно забрать в офисе свою почту.

— В воскресенье? — спросил Марк.

Должно быть, Вики почувствовала нечто неладное, ибо знаками приказала мужу замолчать. Марк вышел из кухни, якобы посмотреть, как девочки приготовились ко сну, оставив жену наедине с Джесси.

— В наше отсутствие что-то случилось?

— Ты имеешь в виду бесконечные атаки миссис Биллингс или хроническое повреждение слуха из-за не настроенных музыкальных инструментов?

— И то, и другое. — Вики заколебалась, потом все же спросила: — Распродажа показалась тебе кошмаром?

— Нет, Ренни Сойер помогла мне справиться. В следующую пятницу мы с тобой составим отчет и посчитаем деньги. Уверен, все должно сойтись до пенни.

Несмотря на его усилия говорить ровным и спокойным голосом, Вики, похоже, о чем-то догадалась.

— Что ты о ней думаешь?

— Миссис Биллингс чрезвычайно настырная женщина, — сухо ответил Джесси.

— Да не о ней, идиот. Я спрашиваю о Ренни, — упорствовала невестка.

— Она мне понравилась.

— Всего лишь или по-настоящему?

— Это имеет значение?

— Разумеется.

Джесси уставился в чашку, собираясь с мыслями. Вики, пожалуй, единственный человек, которого он не мог обманывать.

— Мне кажется, она довольно своеобразная.

— Хочешь поговорить об этом?

— Нет. Ты уже все у меня выведала и, кроме того, устала с дороги. — Он прошел через кухню и налил себе кофе.

— Я тебя смущаю, — последовал ответ.

— Мы познакомились в первый же вечер моего пребывания здесь, и она помогла мне разобраться с конфетами. Потом вместе ходили на школьный концерт и повезли девочек в кафе-мороженое. Затем я с девочками и Ренни с дочкой продавали конфеты у торгового центра. Там я случайно увидел Ванессу, которая, между прочим, больше со мной не разговаривает.

— Если хочешь знать мое мнение, то невелика потеря, — пожала плечами Вики.

— Невелика, — согласился он. — В прошлую субботу девочек забрала на выходные твоя мать, и я помог Ренни с опилками. Потом мы поехали есть пиццу. — Он опять сел за стол, добавил в кофе молока и сахара. — В воскресенье она тоже была свободна, поэтому мы целый день провели на Фрайдей-Харборе. В четверг отправились на ужин к моему шефу. Вот, пожалуй, и все.

— А планы на будущее? — нахмурилась Вики.

— Она, то есть мы решили, что у нас слишком разные взгляды на жизнь, чтобы продолжать отношения.

Его безразличный тон не обманул проницательную Вики.

— И ты этому веришь? — удивилась она.

Джесси вздохнул, поднял глаза от чашки и взглянул на обеспокоенную невестку.

— Я считаю, что Ренни Сойер очень похожа на тебя и станет замечательной женой какому-нибудь счастливчику.

— А почему таким счастливчиком не можешь быть ты?

У Джесси не было сил ответить ей. Хотя они с Ренни знакомы очень недолго, боль от разлуки казалась нестерпимой.

— Ладно, мне пора. Попрощайся за меня с девочками. — Он чмокнул ее в щеку и направился к входной двери, где уже стоял его портфель.

— Черт тебя побери, Джесси Дэниельс!

Он застыл, не дойдя до холла, ошеломленный не столько ее тоном, сколько словами. Вики стояла дрожа от ярости, готовая перевернуть весь мир, если это потребуется для защиты близкого человека.

— Что?

— Держу пари, ты позволил ей уйти только потому, что по глупости считаешь, будто недостоин женщины вроде Ренни. Жалкая отговорка, и приучила тебя к этой мысли твоя мамаша! Она испоганила тебе детство своим равнодушием и бессердечием! Так нечего позволять ей вмешиваться в твою взрослую жизнь, губить будущее, рушить планы и надежды! — Вики перевела дух и, чтобы подчеркнуть значение слов, начала тыкать ему в грудь пальцем. — Если хочешь знать, идиот, ты можешь предложить любой женщине больше, чем многие из них сумеют употребить.

Тут Джесси рассмеялся:

— Ну спасибо на добром слове, Вик, но тебе-то откуда это известно?

— Ах ты! — Она свирепо посмотрела на него, возмущенная бесстыдным намеком, но потом не выдержала и улыбнулась. — Сам знаешь, что я имела в виду не это. Ты образованный, воспитанный, любезный, добрый. Я бы даже прибавила, что хорош собой, если бы это не сказалось пагубно на твоих умственных способностях.

— О, простите дурака, мадам. — Джесси изобразил смущение, уставившись на носки туфель.

— Я устала от того, что ты так низко себя ценишь. Если тебе нравится Ренни, если она тебе подходит, ты просто обязан ее добиться. Она человек замкнутый, прячется в свою раковинку, но ты можешь обойти все препятствия, если постараешься.

Джесси по-братски обнял невестку:

— Спасибо. К сожалению, я редко говорю тебе, каким волшебным, удивительным образом ты способна исцелить мою душу.

— Что ты собираешься делать?

— Для начала поеду домой и хорошенько высплюсь. Потом обдумаю ситуацию, разработаю план. Может, если я не буду мозолить ей глаза недельку — другую, она поймет, что без меня ей плохо.

Вики проводила его до двери.

— Только не сдавайся. Я позвоню тебе и скажу, когда приехать, чтобы закончить конфетные дела. Вдруг ко мне в тот же день придет Ренни со своими отчетами, — многозначительно улыбнулась Джесси.

— Я счастлив, что ты на моей стороне. Если возникнут идеи, как мне преодолеть сопротивление Ренни, дай знать. — Он вышел из дома, сел в машину и крикнул Вики, стоявшей на веранде: — Я бы даже не стал возражать против не слишком честных приемов.

— Господи, почему никто не может правильно вести записи, — заныл Джесси, заполняя очередную форму.

— Хватит скулить. Радуйся, что мы занялись проверкой дома. — Вики в четвертый раз сложила цифры и сверила итог. — Как ты думаешь, в конторе заметят, если я усредню четыре совершенно непохожих результата?

Джесси пропустил вопрос мимо ушей, дважды проверил собственные итоги и отложил документы в сторону.

— Ты уверена, что Ренни придет сегодня вечером? — с деланным безразличием спросил он.

— Да. Не мешай. — Вики продолжала подсчеты. Потом вдруг взглянула на часы и невинно произнесла: — Совсем вылетело из головы, Ренни должна прийти через десять минут, а мне еще надо сбегать в магазин.

— А что тебе нужно?

— Откуда я знаю, на месте разберусь. — Вики достала из сумки ключи, задумчиво посмотрела на них, потом бросила обратно. — Дай мне ключи от твоей машины.

— Можно поинтересоваться зачем?

— Я потратила много сил, чтобы выпроводить Марка с девочками из дома, теперь собираюсь ретироваться сама, а если Ренни увидит твою машину, она может проехать мимо. Я намерена устранить возможную неприятность и предоставить тебе максимальный шанс.

Джесси засмеялся, но внутри у него все похолодело.

Минут через пять раздался звонок. Джесси выскочил из-за стола и бросился к двери, ненадолго задержавшись, чтобы взглянуть на свое отражение в хромированном тостере да вытереть руки о кухонное полотенце, ибо решил, что у него мокрые ладони.

Он нарочно встал так, чтобы Ренни не сразу его заметила, и открыл дверь. Ведь если она войдет, то вряд ли просто отдаст деньги за конфеты и бросится наутек.

Джесси набрал в грудь побольше воздуха, пошире распахнул дверь и стал ждать, когда Ренни снова войдет в его жизнь.

Она стояла на ярко освещенной веранде, поэтому сначала вообще никого не увидела и лишь потом различила у двери мужскую фигуру.

— Мистер Дэниельс?

— По — моему, подобные церемонии нам ни к чему?

— Джесс? Что ты здесь делаешь? — Только бы не выдать смятения от неожиданного счастья, захлестнувшего ее сердце.

— Я же распределял конфеты, забыла? — дружелюбно сказал он и жестом пригласил ее войти.

— Мне казалось, ты занимался этим только в отсутствие Вики, — с подозрением ответила Ренни.

— Нет, поскольку дело начал я, то мне его и заканчивать.

А она не предложила ему свою помощь, даже не позвонила ни разу, чтобы узнать, есть ли у него вопросы или сложности. Конечно, она приняла нелегкое решение покончить с их запутанными отношениями, но это нисколько ее не извиняло. Она не имела права сбегать, бросив все дела.

— Извини, мне надо было помочь тебе.

— Ничего страшного, — заверил ее Джесси и улыбнулся. — Я с минимальным ущербом для нервной системы выдержал постоянные наезды миссис Биллингс за конфетами. После нее все неприятности кажутся сущими пустяками.

Он выдвинул для Ренни стул и уселся напротив.

— Тебе, наверное, хочется поскорее все закончить и избавиться от хлопот. Вот мои деньги и отчеты. — Она протянула ему большой конверт. — Непроданные конфеты я привезла, они в фургоне. Могу с гордостью заявить, что нашему клубу удалось продать все, кроме двенадцати упаковок.

— Да что ты? — с наигранным ужасом воскликнул Джесси. — А клуб миссис Биллингс не вернул ни единой штучки. Куда смотрела ваша компания?

— Миссис Биллингс — фанатичка, — засмеялась Ренни. — К тому же если чей-нибудь дядюшка пожелает купить остатки, мы тоже представим великолепный отчет.

— Хотя обычно на меня действует призыв постоять за честь семьи, однако на этот раз ничего не выйдет, — покачал головой Джесси. — Честно говоря, если в течение года ни одна шоколадка не попадется мне на глаза, это благотворно скажется на моем самочувствии.

Он взялся за ее отчет и счета, и Ренни получила возможность глядеть на него. Правда, она пыталась сосредоточиться на распродаже конфет, вернее, на подведении итогов, но могла думать лишь о том, как ей хочется протянуть руку и убрать с его лба рыжеватую прядь. А еще лучше встать у него за спиной и помассировать широкие плечи, чтобы снять усталость.

Сделать хоть что-нибудь, лишь бы вновь ощутить теплоту и силу Джесси.

Видимо, он почувствовал ее взгляд, потому что оторвался от бумаг и улыбнулся. Ренни смутилась, поэтому сделала вид, будто ее заинтересовала лежавшая на столе брошюра о распродаже конфет, хотя за последние три недели успела выучить ее почти наизусть.

«Может, он испытывает такую же неловкость, как и я? — подумала Ренни. — Скорее всего нет. Эта змея Ванесса наверняка уже приползла к нему, за неделю втерлась в доверие и теперь не отпускает ни на шаг».

— Как поживает Ванесса? — брякнула она, мгновенно залившись краской.

— Понятия не имею, — ответил Джесси, не поднимая головы. Ни голос, ни тон не указывали на то, что он взволнован или удивлен вопросом.

Ренни чуть не подпрыгнула от радости. Странная реакция для женщины, которая всего несколько дней назад искренне решила, что Джесси Дэниельсу нет места в ее жизни.

Тот довольно быстро закончил отчет и протянул бумаги ей на подпись. Она расписалась. Дело сделано, причин задерживаться больше нет. Хотя Джесси вел себя вполне дружелюбно, вроде был рад её видеть, но особо не стремился её удержать.

Ренни поднялась.

— Спасибо, в этой распродаже ты оказался одним из главных лиц. Возможно, мы не всегда благодарим как следует родителей и родственников, но без их поддержки работа нашей организации была бы просто невозможна.

— Какая благодарность, мне самому очень понравилось. Только не говори об этом миссис Биллингс. Давай я провожу тебя до фургона и заберу конфеты.

Они вышли на улицу, направились к фургону, и Ренни открыла дверцу, чувствуя спиной каждое движение, каждый вздох Джесси. Когда он нагнулся, чтобы вытащить из машины коробку, Ренни отступила в сторону. Ей не хотелось показывать свое волнение.

Джесси позволил себе улыбнуться. Это была улыбка охотника, готового схватить добычу. Он поставил коробку на землю и шагнул к Ренни. Она угадала его намерение, попыталась попятиться, но деваться было некуда.

Он коснулся губами ее рта осторожно, словно давал последнюю возможность отказаться, запротестовать, сбежать. Но у Ренни не было сил протестовать…

Джесси целовал ей глаза, лицо, шею, ласкал языком ухо, потом снова нашел ее губы, прижался к ней всем телом, чтобы она сильнее ощутила его поцелуи и желание. Вдруг он отстранился, распахнул дверцу фургона и помог ошеломленной Ренни сесть на место. Затем еще раз нежно поцеловал ее в щеку, погладил по темным волосам.

— Я хотел, чтобы та пятница закончилась для нас именно так, Ренни. — И, немного помедлив, спросил: — Ты все еще уверена, что мы не подходим друг другу?

Он поднял с земли коробку и пошел к дому. Не оглядываясь, не дожидаясь ответа.

Начинался второй этап кампании по его возвращению в мир Ренни. На этот раз невольными сообщниками Джесси становились девочки: Бекки, Бриттани и Лекси. План разработала Вики, которая пригласила дочку Ренни в зоопарк. На первый взгляд совершенно невинное мероприятие, но, получив согласие Ренни, Вики обронила, что сопровождать девочек будет Джесси.

Тот заехал за племянницами, потом отправился за Бекки. Ему совсем не было стыдно, хотя он вроде должен испытывать некую вину. Если у них с Ренни есть возможность для счастья, он обязан испробовать все средства, имеющиеся в его распоряжении.

С деланным спокойствием Джесси позвонил в дверь, и ему тут же открыла Бекки:

— Здравствуйте, мистер Дэниельс, я готова. Мама сейчас выйдет. — И девочка помчалась к Бриттани и Лекси, оставшимся в машине.

К тому моменту, когда в холл вошла Ренни, руки у него уже дрожали, и Джесси быстро сунул их в карманы.

— Джесс.

— Привет, Ренни. Спасибо, что позволила Бекки ехать с нами. Кажется, нам пора двигаться, а то будет поздно. — Он направился к машине, проклиная себя за жалкое блеяние.

— Когда вы собираетесь вернуться? — услышал он голос Ренни.

— После ужина. Девочки вырвали у меня обещание угостить их пиццей. — В памяти мелькнуло приятное воспоминание о вечере, проведенном в том ресторанчике наедине с Ренни.

Судя по ее лицу, она тоже ничего не забыла.

— Хорошо, значит, у меня есть время спокойно поработать. — Ренни вошла в дом и закрыла дверь.

Он шел к машине, напевая себе под нос. Божественная мисс Сойер явно к нему неравнодушна. Это еще один плюс.

Ренни выхватила из принтера последний лист и взглянула на часы. Бекки сейчас с подружками. И с Джесси.

Со времени их отъезда Ренни уже не впервые чувствовала, как зависть терзает ей душу. Неужели взрослая уравновешенная женщина может ревновать к собственной восьмилетней дочери?

Этот негодяй сейчас балует детей, портит их, угощая сладкой ватой и содовой. В эту минуту продавцы возле зоопарка наблюдают за молодым красавцем с тремя славными девочками, который скупает у них все товары.

Покачав головой, Ренни выключила компьютер, убрала бумаги в стол. Она слишком много думает о том, какой Джесси милый парень, как любит своих близких, от этого боль, терзающая ее со дня разрыва, становится еще сильнее. Ренни огляделась вокруг, чтобы найти какое-нибудь дело, отвлечься. Но в кухне идеальный порядок. Не везет.

Сев в любимое кресло, она попыталась читать и вскоре отложила роман, потому что герой оказался похожим на Джесси.

Ну почему он часть того мира, который причинил ей столько боли? Почему он не водопроводчик, не электрик? Почему не занимается какой-нибудь скромной работой подальше от могущественных корпораций и огромных денег?

Потому что все это не для Джесси, призналась она себе. У нее нет права желать, чтобы Джесси изменился, ведь все, что он сейчас имеет, результат многолетнего труда. А если уж быть по-настоящему честной, то неприятности связаны отнюдь не с Джесси. Проблема в ней самой, в ее неуверенности и каком — то парализующем страхе.

Может, принять душ? Лучше горячую ванну с ароматической солью.

Ренни погрузилась в воду до самого подбородка, закрыла глаза, и напряжение понемногу отпустило ее. Она не спала, но и не бодрствовала. В приятной полудреме тот роковой вечер представлялся совсем иным. Вместо огромной комнаты, заполненной людьми, пожимающими друг другу руки, она увидела роскошный зал, кружащиеся под музыку пары, идущего к ней Джесси.

Она не колебалась, а сразу положила свою руку на протянутую ладонь, вверив ему и свое сердце. Вальсы созданы для влюбленных, и этот танец предназначался им двоим.

Они постепенно отделились от других пар, незаметно оказавшись в саду. Некоторое время они еще вальсировали, но все медленнее, пока совсем не остановились. В лунном свете поцелуй Джесси пьянил, кружил голову. Издалека слышался колокольный звон.

Ренни вскочила и схватила полотенце. Это же звонят в дверь!

Завязав халат и кляня себя на чем свет стоит, Ренни выбежала в холл. Что за легкомыслие, как можно потерять представление о времени? Теперь она появится перед Джесси в таком виде.

Но у двери стояла Бекки. Она впустила дочь, потом выглянула в окно. Джесси уже сел в машину и помахал рукой. Что ж, все к лучшему.

— Прости, Бекки, я совсем забыла о времени, и тебе пришлось стоять у двери.

Девочка всегда с радостью прощала и забывала мелкие неприятности, поэтому обняла маму, а потом вручила ей закрытую фольгой тарелку.

— Мистер Дэниельс велел передать тебе. Это оставшаяся пицца. Он думал, вдруг тебе не захочется готовить ужин для себя одной. Хочешь посмотреть, что я привезла из зоопарка?

— Конечно, дорогая.

Тарелка с пиццей давила на руку, а на сердце будто лежал камень. Недавние фантазии совершенно выбили ее из колеи, да и неожиданный уход Джесси тоже.

Пока дочь выкладывала на кухонный стол добычу, Ренни включила микроволновую печь и сняла фольгу. Сердце подпрыгнуло в груди, руки задрожали. Джесси прислал ей не пиццу, а напоминание о том вечере, когда они хохотали над грибами и сыром. Не поленившись, он аккуратно отрезал кусочек от каждого ломтика, будто утверждал свои права на часть её доли. И, похоже, сердца.