Прочитайте онлайн Сладкие мечты | Глава 1

Читать книгу Сладкие мечты
2016+764
  • Автор:
  • Перевёл: И. В. Кудряшова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

— Я все запомнил, Вики, не волнуйся, — в который раз сказал Джесси Дэниельс своей любимице — невестке. — По утрам доставать почту, мусор забирают во вторник, в среду к трем часам Лекси идет к стоматологу-ортодонту, Бриттани терпеть не может пиццу со стручковым перцем. — Он перехватил чемодан левой рукой, а правой обнял ее за плечи. — Перестань нервничать, я самостоятельный, дееспособный взрослый человек, поэтому смогу присмотреть и за домом, и за девочками. К тому же ты оставила для меня целую кучу указаний и инструкций.

— Извини. Просто раньше я никогда не бросала девочек одних и мне ужасно совестно, что не могу сейчас взять их с собой. Ты прекрасно справишься, я знаю. — Голубые глаза Вики наполнились слезами.

Джесси оглянулся по сторонам, отыскал более-менее спокойный пятачок у стены огромного зала и увлек ее подальше от гомонящего потока куда-то спешащих людей. Аэропорт Ситэк весьма шумное место.

— Послушай, Вик, мы же все обсудили. Тебе нечего стыдиться того, что ты улетаешь на Гавайи. Встретишься там с Марком, отдохнете, погреетесь на солнышке. Здесь погода нас не слишком баловала. Только представь, как обрадуется Марк, узнав о замечательном сюрпризе, который приготовила ему компания: отпуск на островах с самой чудесной женщиной! Да и мне хорошо: смогу вволю побаловать племянниц.

Джесси взглянул на часы и снова взялся за чемодан. Он вел невестку сквозь толпу, автоматически подстраивая свои большие шаги к ее торопливой походке. И мимолетного взгляда на спутницу было достаточно, чтобы понять: она до сих пор мучается угрызениями совести. Джесси снова попытался рассеять ее сомнения:

— Ну, Вики, дай мне возможность помочь вам с Марком. Вы столько для меня сделали за эти годы. Так что вытри слезы. К тому же если возникнут проблемы, я могу позвонить тебе. Номер телефона я знаю. А лучше просто-напросто забудь о нас на следующие четырнадцать дней.

— Мы, наверное, не сможем тебя как следует отблагодарить за все это, Джесси. Ты не представляешь, как меня удивила и обрадовала твоя отзывчивость. Я даже не предполагала, что у тебя найдется свободное время, ты же был так занят, на тебя навалили такую груду дел! Я боялась, что тебя вообще привяжут к компьютеру.

— Что ты, Вики, на свете ведь есть модемы и переносные компьютеры. Спроси Марка, ему часто приходится работать в самолете во время полетов вдоль побережья или в Гонолулу. Я тоже могу работать у вас дома. Причем мне будет даже спокойнее, чем в офисе, меньше станут отвлекать.

— Может, ты прав. — Вики судорожно вздохнула. — У нас дома всегда тихо и спокойно.

Джесси поборол искушение погладить свою миниатюрную невестку по голове. Ей не очень нравилось любое напоминание, что муж и шурин выглядят рядом с нею великанами, хоть она носит обувь на трехдюймовых каблуках. Он просто еще раз обнял ее и, оставив у выхода на посадку, подошел к служащей авиакомпании, чтобы зарегистрировать билет.

Через несколько минут он снова присоединился к Вики.

— Посадка начинается. Вот твой билет, багажная квитанция, несколько журналов. Успокойся, расслабься и — счастливого полета. — Джесси ухмыльнулся: — По-моему, вечером тебе понадобятся все силы, особенно когда Марк увидит твою чрезвычайно сексуальную ночную сорочку. Я обратил внимание, как ты старательно ее упаковывала!

Вики вспыхнула, хлопнула его по руке, и оба рассмеялись. Тут объявили, что пассажирам первого класса можно пройти на посадку.

— Про тебя говорят, Вик. Белокурая красавица, первый класс во всех смыслах. Беги, пока они не запустили остальных плебеев.

Джесси видел, как она пересекла разделительную линию, подошла к выходу на трап, потом с ужасом оглянулась, хотела повернуть обратно, но путь ей уже преградила толпа пассажиров.

— В чем дело, Вик? Что случилось? — Джесси старался перекричать шум голосов и шарканье ног в терминале. — Ты что-то забыла?

— Я забыла про конфеты!

— Конфеты? Ты собиралась взять конфеты для Марка? — снова крикнул он.

Судя по весу багажа, Вики умудрилась затолкать в чемоданы все, что попадалось под руку, за исключением тех вещей, которые оказались прибиты, прикручены, привинчены, словом, как-то закреплены.

— Нет, конфеты девочек!

Объяснить Вики не успела, ибо толпа оттеснила ее к выходу и она исчезла из поля зрения.

Джесси пожал плечами. Как всякий любящий дядюшка, он всегда покупал конфеты племянницам. Зачем об этом так беспокоиться? Все в порядке, он отлично справится, Вики зря нервничает.

На пятом шоссе в этот час машин было немного, и он даже не заметил, как добрался от аэропорта до дома Вики и Марка. Городок Макилтео, расположенный к северу от Сиэтла на берегу залива, хоть и рос буквально на глазах, но еще сохранил тихое обаяние провинциальной жизни. Джесси здесь нравилось. Отличное местечко, чтобы растить детей. Впрочем, перед ним такая проблема не стояла.

Он постарался направить свои мысли на что-то более светлое и веселое. Вообще-то хорошо поработать некоторое время вне офиса, раз он готовит заключительную часть сложного и ответственного контракта. Если повезет, у него будет спокойных два часа, пока не вернутся из школы Бриттани и Лекси. Кажется, Вики говорила, что девочки приходят домой около четырех.

Джесси начал спуск с большого холма, последнего перед деловой частью Макилтео, старательно удерживая любимую машину на скорости тридцать пять миль в час. Доехав до Гоат-Трейл-роуд, он свернул в кривой переулочек, ведущий к дому, и вскоре оказался перед двухэтажным домом, построенным в викторианском стиле, возле которого почему-то стоял большой крытый фургон. Вики, кажется, ни о чем таком не говорила, наверное, привезли что-то соседям. Но едва Джесси остановил серебристый «БМВ» на дорожке, водитель фургона выскочил из кабины и направился к нему.

Сняв темные очки, Джесси улыбнулся незнакомцу.

— Может, вам нужна помощь?

— Ага, там ваши конфеты. Куда их? — рявкнул шофер, уже порядком утомившийся ждать.

— Давайте сюда. — «Интересно, на какую сумму Вики разорила меня в этом году?» Джесси пожал плечами и полез за бумажником.

Угрюмый шофер заглянул в бумажки, которые держат в руке:

— Четыреста ящиков. Как обычно: шоколадные батончики, орехи, жареный арахис.

— Позвольте, вы сказали, четыреста ящиков? Четыре сотни? — Джесси не поверил своим ушам.

— Ну да, ваша группа заказала четыреста коробок. Товар в машине, — ответил водитель, откидывая полог.

Джесси изумленно уставился на него и не находил слов.

— Слушай, приятель, тут, наверное, какая-то ошибка. В доме никого нет. С этими конфетами просто некому разбираться. Отвези-ка их туда, где взял.

Джесси прямо сжался, поняв, каким растерянно глупым тоном разговаривает с этим работягой. Юристу, представляющему солидную фирму, не к лицу опускать руки и теряться в подобных обстоятельствах. Но коли надо взять на себя ответственность и сделать так, чтобы эти конфеты исчезли…

Ни его волнение, ни его слова не имели никакого значения, потому что водитель уже снимал деревянные поддоны с фургона. Сгрузив все на землю, он спустил вниз подъемник, деловито подхватил им поддон и двинулся по дорожке.

Джесси кинулся к гаражу, успев открыть двери всего за несколько мгновений до того, как суровый грузчик чуть не протаранил их тележкой с грузом.

Оставалось только отойти в сторону и молча наблюдать, как еще девятнадцать поддонов быстро и аккуратно заняли место в гараже.

Не читая, Джесси подписал бумажки, которые протянул ему шофер, и безучастно смотрел, как подъемник загрузили в фургон, как машина трогается с места, а потом уезжает прочь. Наконец Джесси махнул рукой и запер дверь гаража. Может, если их не видеть, то удастся сделать вид, что этих чертовых конфет вовсе не существует.

Достав из багажника портфель, он вошел в дом, опустился в любимое кресло Марка и закрыл глаза.

Находчивый, сообразительный, здравомыслящий поверенный чувствовал, как его наполняет отчаяние.

Джесси был поражен, ошеломлен, разбит, оглушен. Для перечисления его эмоций не хватило бы часа. Таким потерянным он не чувствовал себя с тех пор, как лет пятнадцать назад их мамаша смылась в неизвестном направлении, оставив младшего сына Джесси на попечение старшего Марка. А уж если быть совсем честным, в такое нелепое положение он не попадал никогда. Вряд ли кто-то из его знакомых парней сидел на трех ящиках с шоколадками, пытаясь сообразить, куда бы пристроить остальные триста девяносто семь коробок, что аккуратными стопками высятся в гараже.

Джесси встал, рассеянно провел рукой по каштановым, с рыжеватым отливом волосам, уход за которыми явно стоил приличных денег. Надо же так влипнуть! Мало того, что пришлось выложить свои кровные за эти дурацкие конфеты, так еще надо две недели приглядывать за племянницами, раздать сладости их подружкам-следопытам, да к тому же закончить подготовку нескольких серьезных контрактов.

«Пожалуй, девочек не стоит называть следопытами вслух», — подумал Джесси. Когда он впервые обратился к ним подобным образом, восьмилетняя Бриттани недвусмысленно заявила, что он говорит неправильно. Она, дескать, является членом клуба «Желуди», а ее одиннадцатилетняя сестра Лекси — клуба «Ростки».

— Дядя Джесс, — раздался из кухни голос Бриттани, — по-моему, тебя к телефону. Ты подойдешь или сказать, чтобы звонили попозже?

Джесси бросил последний взгляд на сладости, уверенно расположившиеся на месте, принадлежавшем его машине, покачал головой и отправился к телефону.

Бриттани вручила ему трубку и занялась уроками, которые делала за кухонным столом. Длинные светлые волосы упали на лицо, полностью закрыв его от посторонних глаз.

Прикрыв трубку рукой, Джесси шепотом спросил:

— Брит, кто это? Меня назвали по имени?

— Нет. спросили, дома ли распорядитель сладостей. Я решила, что это ты.

Девочка поправила очки в голубой оправе.

— Слушаю вас. Чем могу помочь? — бодро произнес он, надеясь в глубине души, что ничего подобного не потребуется.

На другом конце провода будто прорвало плотину, и на него обрушился поток слов.

— Простите, миссис Дэниельс дома? Мне сказали, что в этом году она занимается сладостями и все конфеты хранятся у нее. Я должна забрать свою часть сегодня. То есть, конечно, мы договаривались подождать до четверга, но, понимаете, нам хотелось бы начать торговлю пораньше. Вы не могли бы подозвать ее к телефону? Я точно знаю, что конфеты доставили сегодня днем. — Незнакомка чуть не задохнулась и остановилась, чтобы перевести дух.

Однако Джесси решил прервать словесное извержение:

— Весьма сожалею, мадам, Вики пришлось неожиданно уехать из города. Я ее деверь, и у меня пока не было времени найти кого-нибудь, чтобы передать эти конфеты. Если вы сообщите мне ваше имя и номер телефона, новый распорядитель позвонит вам, как только представится возможность.

Джесси говорил строгим, не терпящим возражений тоном «именно-так-должно-быть-и-не-иначе». Только на сей раз это не сработало.

— Понимаете, мистер Дэниельс, я не могу ждать, — настойчиво продолжала безымянная особа. — Я заберу свои конфеты, а вы отметите и передадите информацию человеку, который будет заниматься этим в дальнейшем. Хотя ума не приложу, кого они смогут найти в такую пору, — добавила она.

— Нет, вам не следует приезжать. Есть определенные правила, запрещающие вручать конфеты раньше четверга, — ответил Джесси, ухватившись за слова настойчивой собеседницы, хотя понятия не имел, о каких правилах она упоминала. — Позвоните мне еще раз в среду вечером, договоримся точнее.

Прежде чем дама успела вставить слово или назвать свое имя, он повесил трубку.

На кухню вплыла Лекси: в ушах серьги-кольца, свисающие чуть ли не до плеч, губы намазаны ярко-оранжевой помадой. Вид у нее был презабавный.

— Дядя Джесс, что у нас сегодня на ужин? Мама оставила в морозильнике запасов на целый год.

— У меня есть предложение, Лекси, — сказал тот, косясь на аппарат. — Ты снимаешь мамины серьги, относишь их туда, откуда взяла, стираешь по крайней мере четыре верхних слоя помады, а я угощаю вас ужином в ресторане.

— Как ты догадался, что это мамины серьги? — Лекси с виноватой улыбкой принялась расстегивать кольца.

Девочка очень походила на отца: те же рыжевато-каштановые волосы, карие глаза. Уже сейчас было видно, что из нее вырастет хорошенькая женщина и старшему братцу Марку придется пережить нелегкие времена, когда парни начнут кружиться возле такого лакомого кусочка.

— Я сам подарил их ей на день рождения в прошлом году. Ну, давай бегом, пока снова не позвонила эта женщина. — И Джесси подтолкнул ее к ванной комнате.

Через несколько минут они уже направлялись к ближнему ресторанчику, в котором готовили домашние обеды. Джесси являлся давним поклонником их солонины с капустой.

— Ну, дядя Джесс, ужин классный, правда! Лучше всякой маминой запеканки, — заявила Лекси.

— Лекси, да бутерброд с желе и арахисовым маслом после сливочного мороженого с вареньем и орехами в подметки не годятся тем яствам, что готовит твоя мама, поверь мне! Если бы я каждый вечер имел счастье вкушать плоды ее кулинарного искусства, то за полгода прибавил бы как минимум триста фунтов. — Он покачал головой и улыбнулся девочкам: — Подумать только, выбрали арахисовое масло из трехстраничного меню.

Джесси направил машину к дому.

— Кстати, Бриттани, вы сделали уроки?

— Нет, мне еще нужно доделать математику, но это быстро, — ответила девочка.

Ему стало не по себе. Надо же, задергался из-за этих конфет, вытащил детей из дома, оторвал от занятий.

— Извини, красавица, совсем не хотел мешать твоей учебе. Видимо, на меня подействовали конфеты, не иначе. Я не был готов к такому повороту событий.

— Ничего страшного. В крайнем случае будет еще время утром.

— А ты, Лекси? Может, тебе нужна помощь?

— Нет, дядя Джесс, у меня все сделано.

Джесси свернул на дорожку и в свете фар увидел на качелях женщину. Его охватила паника. Неужели та назойливая дамочка явилась сюда, чтобы потребовать своюзаконную долю?

Племянницы выпрыгнули из машины и помчались к женщине, прежде чем он догадался спросить, кто она такая. Судя по их поведению, эту даму они хорошо знают.

Уходя, Джесси забыл включить свет на веранде и теперь, погасив фары, будто ослеп. Сначала он не видел вообще ничего, потом различил силуэт посетительницы. Весьма привлекательный. Джесси медленно вылез из машины и побрел к незваной гостье.

Ренни Сойер отвлеклась от своих мыслей, только услышав шум приближающегося автомобиля. Она наблюдала, как небо на западе меняет краски: от розового и обжигающе оранжевого до полыхающего красного.

Что Робин говорил про небо над морем? Ах да, там у купола гораздо больше слоев, чем в любом другом месте. Правда, это было давно, потом он уже не смотрел на закат, его стали волновать другие проблемы, и адреналин в его крови повышался или понижался в соответствии с колебаниями цен на фондовой бирже.

Но Ренни не успела слишком углубиться в печальные воспоминания, ибо на дорожке появился «БМВ».

Примерно час назад миссис Биллингс, одна из активных руководительниц детской организации, позвонила ей домой и начала что-то болтать про мужчину, который захватил конфеты, причитающиеся ее клубу. Если верить словоохотливой даме, то он категорически отказался даже назначить время, когда она могла бы приехать и забрать свою долю.

Ренни подозревала, что миссис Биллингс нарушает установленные правила, но так случалось каждый год. Будь все как обычно, Ренни лишь посочувствовала бы миссис Биллингс, но та уверяла, что Вики Дэниельс скрылась из города.

Вики славилась умением организовывать работу со склада — так у местных скаутов называлось место, где расположенные по соседству клубы хранили запасы сладостей. А работа была не из простых: три недели выдавать конфеты и вести бухгалтерию. Если Вики и в самом деле уехала, это весьма ощутимая потеря.

Исполненная дурных предчувствий, Рении направилась к Дэниельсам. Никого не было, но, вместо того чтобы сразу вернуться домой, она решила полюбоваться закатом и села на качели, в душе надеясь, что они вот-вот приедут. Она хорошо знала Вики, потому что руководила клубом скаутов, в котором состояли Бриттани Дэниельс и ее собственная дочь Бекки. Правда, Ренни не довелось встречаться с мужем Вики. Похоже, именно он подъехал сейчас к дому.

— Миссис Сойер! Бекки тоже здесь, с вами?

— Нет, Бриттани. Сегодня они с бабушкой пошли по магазинам и до сих пор не вернулись, — улыбнулась Ренни и приветливо кивнула Лекси, которая степенно, как и подобает одиннадцатилетней девочке, прошла на веранду и включила свет.

После царившего полумрака он показался Ренни таким ослепительным, что она прикрыла глаза.

— Вы нас ждали? Что-то срочное?

Мужской голос раздался довольно неожиданно. Ренни попыталась убедить себя, что ее дрожь вызвана исключительно прохладой весеннего вечера, но, если быть честной, такое воздействие оказал на нее приятный, бархатистый голос.

— Мистер Дэниельс? Я Ренни Сойер, руковожу организацией скаутов, в которой состоит Бриттани.

— Рад с вами познакомиться, Ренни. Зовите меня по имени. Джесси. Итак, чем могу помочь?

Ренни подумала, что он мог бы сделать многое, однако тотчас прогнала эту мысль. Мужчина высокого роста, прекрасная фигура, движения точные и уверенные, превосходно владеет своим телом. Его улыбка влечет женщин, как пламя мотыльков. Ренни, всегда настороженно относящаяся к мужчинам, вдруг с удивлением поймала себя на том, что ей хочется убрать у него со лба непослушную прядь.

Откуда столь неожиданная реакция? Странно. Обычно мужчины ее не волновали. И кроме всего прочего, она разговаривает с женатым мужчиной, отцом подруги ее дочери.

Выбросив из головы неправедные мысли, она перешла к делу.

— Не знаю, с чего начать. Скажите, я могу увидеть Вики? Честно говоря, я пришла к ней. — В голосе Ренни звучала надежда.

— Жаль вас огорчать, но Вики уехала, вернее, улетела на Гавайи, и ее не будет две недели. Здесь только девочки и я.

— Не может быть! — заволновалась Ренни. — Неужели Вики уехала накануне ярмарки? Это на нее совсем не похоже.

— Такая возможность появилась совершенно неожиданно, видимо, она просто не успела вам сообщить. Вообще-то я собирался завтра с утра позвонить в вашу организацию и попросить найти замену.

Его непоколебимая уверенность возмутила Ренни:

— А если мы не сможем никого найти, мистер Дэниельс? Вы так и будете держать наши конфеты в качестве залога, как утверждает миссис Биллингс?

— Кто такая миссис Биллингс? — удивился Джесси, а потом догадался, что, видимо, та настойчивая болтушка. — А-а, должно быть, особа, с которой мне пришлось беседовать перед ужином. Я отнюдь не собирался удерживать ваше имущество, только предложил ей подождать, пока кто-нибудь другой займется вашими конфетами.

— Мистер Дэниельс, — не на шутку разволновалась Ренни, — я знаю, большинство мужчин считают, что выполнять родительский долг — обязанность женщины. Простите, вам не кажется, что хоть раз вы могли бы помочь Вики? Она в отличие от меня не одинокая мать. Если ей пришлось срочно уехать из города, вы просто обязаны ее заменить.

— Послушайте, голубушка, коли вы горите желанием поссориться, валяйте. Только зайдите в дом, чтобы не устраивать концерт для соседей.

— Разумеется, мистер Дэниельс, будем соблюдать приличия. Вы, конечно, слишком заняты, вас не беспокоят заботы девочек, зато очень волнует мнение соседей.

Джесси не мог понять, как их угораздило начать знакомство с такого безобразного разговора. А ему страшно этого не хотелось! Он уже увидел в свете фар красивый силуэт, но у Ренни Сойер были и прочие достоинства. Не слишком высокая, прекрасно сложена, с восхитительными стройными ногами и идеальными бедрами, подчеркнутыми облегающими джинсами. Темные волосы собраны в хвостик, который сердито раскачивался, копа она решительно шла в дом.

Хотя дружелюбная улыбка исчезла с ее лица, высокие скулы и большие темно-серые глаза приятно радовали взор. «Если бы она не сердилась и не хмурилась, — подумал Джесси, — ее губы стали бы мягкими, нежными, зовущими…»

— Присаживайтесь, миссис Сойер. — Он жестом указал ей на удобные кресла у камина, сам устроился напротив, на кушетке.

Ренни все еще сердилась. В кресло она села, но соблазну откинуться на мягкие подушки не поддалась.

— Итак, прежде чем мы продолжим нашу беседу, — сказал Джесси, изогнув губы в многозначительной, почти коварной улыбке, — разрешите предложить вам что-нибудь выпить. Кофе, чай или…

— Нет, благодарю, мистер Дэниельс. Вряд ли у вас найдется то, что может меня устроить.

По опыту Джесси знал, что нравится женщинам, его всегда считали приятным, даже привлекательным молодым человеком. Ни одна женщина не относилась к нему так враждебно, к тому же он не мог взять в толк, что именно ее разгневало.

— Ну хорошо, если вы отказываетесь, давайте перейдем к делу. Что, по-вашему, я должен сделать с этими конфетами?

Когда Ренни повторила то, что уже сказала на улице, он наконец понял, в чем дело, и расхохотался:

— Ну миссис Сойер! Ну придумали! Вот командир!

— Мистер Дэниельс… — снова начала раздосадованная и огорченная Ренни.

— Джесси.

— Хорошо. Даже не знаю, как вам объяснить, Джесси. Понимаете, ярмарка начинается через несколько дней, и я в самом деле не представляю, кто согласится забрать у вас конфеты. Боюсь, вам придется довести это дело до конца.

Джесси с тоской подумал о незавершенном контракте, лежащем в портфеле. Теперь ясно, почему развеселилась Вики, когда он сказал, что собирается немного отдохнуть от суматохи.

— Есть серьезная проблема, миссис Сойер…

— Ренни, пожалуйста.

— Видите ли, Ренни, мне совершенно непонятно, как Бриттани и Лекси смогут распродать такое количество конфет.

Сама мысль казалась ему ужасной, но тут Ренни догадалась, что Джесси не знает сути происходящего.

— Да ведь конфеты предназначены для восьми клубов, а не только для ваших девочек. Вики согласилась организовать склад и распределять конфеты, поэтому сюда привезли весь груз для всех клубов, из этого дома их будут забирать ответственные. Вы просто должны назначить каждой из них время, когда можно приехать за своей долей, а после ярмарки, через три недели, собрать все деньги, в общем, подвести итог. Если я правильно вас поняла, Вики к тому времени уже вернется, и бумажную работу вы сможете проделать вместе. — Она откинулась на спинку кресла, немного подумала и сказала:

— Я помогу вам разобраться с записями, подскажу, как вести бухгалтерию, пока не вернется Вики. Ничего сложного. Думаю, получится отлично.

Джесси совсем не понравилось направление их беседы. С какой стати он должен вести бухгалтерию?! Ему вовсе не хочется раздавать коробки хлопотуньям-мамашам, заполнять формы и писать отчеты. Он желает погрузиться в спокойный мир торговых контрактов и деловых переговоров.

— Нет, я не хочу, — без долгих размышлений выпалил он.

Серые глаза Ренни вспыхнули:

— Чего именно? Не хотите вести записи, выдавать конфеты или не хотите, чтобы я вам помогала?

Джесси понял, что совершил тактическую ошибку и попробовал исправить положение:

— Простите, Ренни, я не так выразился. Конечно, я с радостью приму вашу помощь, мне очень приятно будет провести следующие две недели в вашем обществе.

— Что вы такое говорите? — Ренни вскочила на ноги. — Да как вы смеете?! Стоило Вики уехать, и вы решили подкатиться ко мне! С вашего разрешения, я лучше уйду.

Ее ярость ошеломила Джесси. Как эта женщина хороша, глаз не отвести! Потом, осознав, что Ренни сейчас уйдет и он не успеет выяснить, почему вполне невинное признание ее женской привлекательности вызвало столь бурное возмущение, Джесси схватил ее за руку:

— Что, собственно, произошло? У меня выросла вторая голова? Или хвост? Большинство моих знакомых женщин были бы рады провести со мной время.

— Да? Не слишком разборчивые у вас знакомые, — отрезала Ренни, выдергивая руку. — Даже не знаю, кого мне больше жалко — их или вас.

Упершись руками в стену, Джесси преградил ей путь к отступлению, и хотя Ренни боролась как разъяренная фурия, она все больше ему нравилась. Ее глаза метали молнии, но она не проронила ни слова, и только когда его взгляд опустился ниже, Ренни в бешенстве прошептала:

— Пустите меня! Вам, может, безразлично, что подумают девочки, но я совсем не хочу, чтобы они застали нас в таком виде.

— А чего бы вам хотелось? В каком, интересно, виде они должны нас застать? — невинным тоном спросил он.

Но шутка не удалась. Ренни оттолкнула его руки и отскочила подальше от двери.

— Мерзавец! Если вы сейчас же не выпустите меня, клянусь, вам это дорого обойдется!

Джесси сдался.

— Простите, я обычно не веду себя как первобытный человек, во всяком случае, до третьего свидания, — улыбнулся он, стараясь разрядить обстановку. — Будем считать, вы своего добились.

Не успела Ренни ответить, как из кухни вышла Лекси и, увидев, что двое взрослых стоят в холле и с негодованием смотрят друг на друга, остановилась.

— Что случилось, дядя Джесс? — озадаченно поинтересовалась девочка.

Тот собрался уверить ее, что все прекрасно, но Рении опередила его:

— Дядя Джесс? Вы их дядя?