Прочитайте онлайн Сладкая иллюзия | Глава 7

Читать книгу Сладкая иллюзия
4118+5878
  • Автор:
  • Перевёл: Е. А. Ильина

Глава 7

У Дерика все еще немного кружилась голова, когда он пересекал переполненную гостиную. И не только из-за романтической интерлюдии с Эммой.

Ее память поразила его до глубины души. Способности девушки нужно еще проверять, но что, если она действительно обладала талантом запоминать все до мельчайших подробностей? Так что теперь в ее присутствии нужно тщательно подбирать слова. Любой шпион убил бы за право обладать подобными способностями, включая его самого. Трудно представить, какие горизонты открывали они перед человеком. В связи с этим Дерик не мог не задуматься… А не была ли Эмма тем самым предателем, которого он разыскивает?

Все его существо противилось этой мысли, и Дерик не понимал, почему так происходит. Уж точно не потому, что она женщина. Будучи шпионом, Дерик не раз подвергался нападению со стороны агентов женского пола и вынужден был сражаться с ними. Уж он-то знал, какой обманчивой бывает женская внешность. Зачастую нежные и, казалось бы, невинные создания на деле оказывались смертельно опасными врагами.

Дерик не сомневался в том, что Эмма могла бы расшифровать донесения пропавших агентов и передать их тем, кто попал в руки Фарнзуэрта во Франции и в конечном итоге привел их сюда, в Дербишир. Кроме того, она постоянно жила с братом и вполне могла узнавать от него секретную информацию, если, конечно, он был как-то причастен к утечке.

Дерик поравнялся с объектом своих раздумий лишь за несколько шагов до кучки скорбящих, окруживших родителей Молли. Все это время Эмма старалась идти чуть впереди, пытаясь показать, что главная здесь все же она.

С губ Дерика невольно сорвался тихий смех.

Когда они подошли чуть ближе, он шепотом спросил:

– Кто из них был помолвлен с Молли?

Эмма указала на невысокого крепкого парня, пятью годами младше Дерика, с квадратным подбородком и огромными, похожими на каменные глыбы кулаками. «С помощью таких рук легко можно забрать чью-то жизнь», – отметил про себя Дерик. Окажутся ли пальцы этого парня такими же длинными, как и синяки, что он обнаружил на шее Молли Симмз?

– Джеймс Марвелл, – еле слышно сообщила Эмма. – Он работает подмастерьем у мясника. Они с Молли…

– Ни слова больше. Подробности мне хотелось бы услышать от него самого.

Эмма схватила Дерика за руку, вынуждая его остановиться.

– Я вижу, вы собираетесь учинить допрос вопреки моей просьбе. Прекрасно. Я не могу вас остановить. – В глазах Эммы возникло выражение, которое, как уже понял Дерик, предваряло череду ее недовольных тирад, произнесенных себе под нос.

Он ждал.

– Не важно, что я много лет занимала пост судьи, в то время как вы занимались… один Бог ведает чем, – раздалось едва различимое бормотание.

Желание улыбнуться застало Дерика врасплох. Для него, привыкшего к тому, что окружающие тщательно скрывают свои мысли и эмоции, эта привычка Эммы говорить без обиняков была словно глоток свежего воздуха.

– Сибаритствовал и предавался разврату, – солгал Дерик, любуясь очаровательным румянцем, залившим щеки и грудь Эммы.

Именно поэтому он не верил, что она предатель. Эмма выпаливала все, что приходило в голову, зачастую не задумываясь о последствиях. А потом чувствовала себя униженной. Такое не подделаешь.

Нужно просто время от времени подшучивать над ней, чтобы понять, свойственно ли ей краснеть постоянно.

А Эмма, вместо того чтобы замолчать, храбро продолжала:

– Вы говорите, что можете добыть информацию, которой мне не заполучить никогда. А я скажу, что это пустая трата времени. Предлагаю подкрепить слова действиями.

«Действиями?»

– Вы хотели сказать делами. Подкрепить слова делами.

– Делами. – Эмма коротко кивнула и на мгновение задумалась, как если бы запоминала это слово на будущее.

– Странно. Вы утверждаете, что способны дословно передать беседу, которая состоялась много лет назад, но в то же время не можете запомнить ни одной пословицы.

Эмма пожала плечами.

– Так уж устроен мой мозг. Знаете, в большинстве своем пословицы так нелепы, что не стоят запоминания.

– Хм… Так что вы задумали? – спросил Дерик.

– Поскольку я уверена, что с помощью своих вопросов вы не узнаете ничего нового, вам придется отойти в сторону и позволить мне вести расследование самостоятельно.

– Самостоятельно. Хм… – Дерик будет глупцом, если согласится на это пари. Если Эмма выиграет, его расследование окажется на том же самом месте, где оно было несколько дней – а может, даже недель – назад. И все же он был уверен, что сможет узнать больше, чем Эмма. В качестве платы можно потребовать от нее ту информацию, которой она ему еще не сообщила, и эти сведения сделают игру стоящей свеч.

– А что получу я от этой сделки, если обнаружу новую ниточку?

– Извинения, конечно, – произнесла Эмма таким тоном, словно слоги этого слова были отлиты из золота.

– Извинения? – усмехнулся Дерик. – Поскольку вы такая компетентная женщина, полагаю, извинения в ваших устах звучат нечасто и посему действительно ценны. – Дюжина чувственных образов, включающих в себя губы Эммы и различные части тела Дерика, промелькнула у него перед глазами, и он, не подумав, выпалил: – Вообще-то я хотел бы получить из ваших уст нечто иное. Думаю, поцелуй подойдет.

– Поцелуй? – Эмма приподняла брови.

Что, черт возьми, он только что сказал? Он же хотел поторговаться, и чувственное влечение тут ни при чем. Но теперь, когда предложение высказано вслух, пути назад нет.

– Поцелуй. Мне он доставит удовольствие, да и вашему достоинству ущерба не нанесет.

– Но почему, скажите на милость, вы хотите… – Эмма осеклась, сомкнула губы и отвела глаза. Одной рукой она смущенно откинула со лба выбившийся из прически локон, в то время как другую крепко прижала к животу.

Эти два, казалось бы, незначительных жеста заставили Дерика судорожно втянуть носом воздух. Так как свидетельствовали они о двух вещах.

Во-первых, Эмма понятия не имела, как она красива. И не просто красива, а настолько желанна, что захватывало дух. А во-вторых, при мысли о поцелуе все в ней затрепетало.

По телу Дерика разлилось тепло. Он даже не хотел подыскивать имени тем эмоциям, что захватили его при виде этих двух признаков состояния Эммы.

– Так что вы мне ответите, Эмма? Вы готовы подарить мне поцелуй? Только учтите, я жду, что вы поцелуете меня по-настоящему, в губы. Я хочу, чтобы в случае выигрыша каждый получил то, что ему действительно ценно. Более того, – добавил Дерик, воодушевившись собственной идеей, – я бы предпочел полную свободу действий в том, что касается длительности поцелуя и его… глубины.

Эмма судорожно сглотнула.

– А существует какая-то градация поцелуев? – спросила она, еле заметно вскинув голову. Судя по всему, Эмма совершенно не понимала значения его слов. Однако ее заметно потемневшие янтарные глаза говорили об искреннем желании понять.

О господи! Дерику не терпелось приступить к обучению. В конце концов, это всего лишь поцелуй. Он ничего не испортит. Кроме того, Дерик не собирался использовать его в корыстных целях и, стало быть, не нарушит своей клятвы.

Он ждал ответа. Эмма облизнула губы, а потом закусила нижнюю. Наконец она коротко кивнула, и по телу Дерика разлилась горячая волна.

Но уже в следующее мгновение он переключил внимание на Марвелла, намереваясь расспросить мясника первым.

Однако едва только Эмма с Дериком подошли к группе селян, окруживших исполненных горя родителей Молли, гул голосов стих. И все из-за Дерика. Теоретически он являлся частью общины, но на деле все обстояло совсем не так. Дерик знал это, как и остальные присутствующие на похоронах.

– Милорд. – Отец Молли Симмз поднялся со своего места, чтобы поприветствовать хозяина замка. – Сара и я… Мы хотим поблагодарить вас за великодушие. – Садовник обвел дрожащей рукой гостиную и стоящие на столе закуски. – Это честь для нас и нашей Молли.

– Не стоит благодарности, – пробормотал Дерик.

Повисла неловкая пауза. Виконт не показал вида, что заметил устремленные на него любопытные взгляды. Как и местные жители, с которыми ему довелось встречаться во время поисков Фарнзуэрта, его собственные соседи не знали, что о нем думать. Более того – они скорее доверились бы незнакомцу, чем Дерику. Поэтому он был рад тому, что рядом с ним находится Эмма.

– Я попросила лорда Скарсдейла оказать мне содействие в расследовании, – твердо и уверенно произнесла леди Уоллингфорд, несмотря на то что в беседе с Дериком ее голос звучал совсем иначе.

От его внимания не ускользнуло то, как одновременно повернулись к ней стоявшие вокруг люди. Жители деревни действительно уважали и ценили ее. Кое-кто вопросительно приподнял бровь, но в остальном возражений не последовало. Казалось, жители безоговорочно приняли решение Эммы. Что ж, прекрасно.

– Я понимаю, что момент для разговора выбран не слишком удачно. – Эмма искоса бросила на Дерика полный негодования взгляд. – Но я уверена, все вы согласитесь с тем, что нам необходимо как можно скорее найти того, кто погубил Молли. А посему нельзя терять ни минуты.

Стоящие вокруг люди согласно закивали, но Дерик смотрел не на их головы, а на ноги. По опыту он знал, что чем дальше располагалась от головы часть тела, тем меньше внимания ей уделялось. Так что зачастую ложь людей выдавали их ноги.

И все же Дерик не заметил ничего, достойного внимания.

– Мистер Марвелл, прежде всего мы хотели бы побеседовать с вами, – обратилась Эмма к мяснику. – В кабинете, если вы не возражаете.

Мясник быстро огляделся по сторонам, но потом согласно кивнул.

Пока они втроем пересекали гостиную, Дерик обдумывал стратегию поведения. Эмме его задумка наверняка не понравится, потому что она сама ни за что не построила бы разговор подобным образом.

Дерик развернулся к идущему за ним мужчине, как только дверь захлопнулась за его спиной, не дав времени опомниться или присесть.

– Я знаю, почему вы ее убили, Марвелл, – обратился он к мяснику хорошо поставленным тоном привыкшего повелевать человека. – Дьявол! Я и сам бы убил ее, если б узнал, что она весело проводит время с другим мужчиной.

На лице Марвелла отразилось удивление, но уже в следующее мгновение он угрожающе сжал губы, а его тусклые глаза вспыхнули праведным гневом.

Дерик не обратил внимания на запоздалый возглас Эммы, отметив только выражение изумления на лице, когда она наконец поняла, что задумал Дерик.

Поэтому он сосредоточил внимание на Марвелле.

– Вы негодяй, – выпалил мясник, зловеще сжав кулаки и двинувшись на Дерика. – И плевать мне на ваше благородное происхождение. Вас стоит хорошенько поколотить за то, что вы так дурно отзываетесь о моей Молли!

Однако Дерик и глазом не моргнул. Его совершенно не заинтересовал гнев Марвелла. А вот удивление, на мгновенье промелькнувшее в его глазах, заслуживало внимания. За долгие годы работы в разведке Дерик успел понять, что удивление труднее всего подделать. О, чувствующие за собой вину люди прежде всего разыгрывают удивление. Это самая естественная эмоция. Но наигранное удивление длилось слишком долго для того, чтобы выглядеть неподдельным. Искреннее удивление вспыхивает на лицах людей лишь на мгновение.

– Дерик! – судя по всему, Эмма обрела наконец дар речи. – Как вы могли…

– Молли была задушена, Марвелл, – произнес Дерик, прекрасно осознавая, что причиняет своему собеседнику боль. Но ведь именно в такие моменты мужчины и проявляют свои истинные чувства. – Задушена голыми руками. Убийство имело личный характер и было совершено в порыве страсти. Такое мог совершить только любовник. Так что забудьте о незнакомце.

По лицу Марвелла разлилась мертвенная бледность.

– Так-так… Вы узнали, что невеста вам изменяет и расправились с ней? Что ж, я вас понимаю, – продолжал нажимать Дерик в попытке уловить еле заметное облегчение, какое всегда испытывают преступники, ошибочно полагая, что допрашивающий их человек действительно разделяет их чувства.

Но Марвелл лишь пал духом и замямлил:

– Я не убивал ее. Я не… – Он с трудом подавил рыдания. – Я бы не смог.

Дерик смягчился. Он готов был поклясться, что Марвелл не тот, кто им нужен. Он подошел к мяснику, положил руку ему на плечо и наклонился.

– Простите, что заставил вас пройти через это, но мне необходимо было убедиться в вашей невиновности.

Марвелл вскинул голову. Его глаза с навернувшимися на них слезами вспыхнули понятным одному Дерику огнем. Молодой человек выпрямился и решительно поднял подбородок. Теперь он знал, что в поисках убийцы Дерик не остановится ни перед чем. Марвелл кивнул Дерику и вышел из кабинета.

Когда дверь закрылась за его спиной, Эмма развернулась и гневно сверкнула глазами.

– Как вы смели говорить такие ужасные вещи? – воскликнула леди Уоллингфорд, подол платья которой все еще колыхался вокруг ее ног. – У нас нет никаких доказательств того, что Молли… сами знаете, что. Да что же вы за человек такой?

– Тот, который делает все необходимое, чтобы докопаться до правды.

– И даже лжет? – выпалила Эмма.

– Вне всякого сомнения.

Выражение шока на лице Эммы было совершенно искренним. Его слова потрясли ее до глубины души, и Дерик беззвучно выругался. Он вовсе не собирался говорить ничего подобного, хотя сказанное и было правдой. Необходимо, чтобы Эмма ему доверяла.

– Не понимаю, как вы могли подвергнуть сомнению добродетель Молли. Да еще высказаться об этом столь грубо. – Плечи Эммы горестно опустились.

Дерик же глубоко вздохнул.

– Я не лгал, когда говорил, что Молли была убита в порыве страсти, – произнес он. Обычно преступники душили своих жертв, заходя со спины. Молли же стояла к душителю лицом. – В таких случаях убийцей оказывается муж или любовник. Поэтому я и высказал подобное предположение. Знаете, я совсем не удивлюсь, если в итоге все окажется именно так. Поскольку мотивом таких преступлений всегда является ревность, мне хотелось увидеть реакцию Марвелла.

– Вы закинули удочку…

– Да.

– И? – Эмма невольно подалась вперед.

– И теперь абсолютно уверен, что он не совершал этого преступления.

– Я поняла это еще несколько дней назад. – Эмма покачала головой. – Я ни за что не согласилась бы позволить вам расстраивать родных и друзей Молли, если бы знала, что станете травить их и оскорблять! – Эмма приподняла плечи, как если бы готовилась к нападению. – И я не разрешу вам этого впредь.

Что ж, настало время дать Коротышке понять, что и он не даст ей больше верховодить.

– Вы заблуждаетесь, полагая, что можете меня остановить, Эмма.

В янтарных глазах девушки промелькнуло предостережение, а пальцы сжались в кулаки.

– К тому же, – поспешил разрядить обстановку Дерик, – я не собирался использовать подобный метод при разговоре с родителями и подругами Молли. Сомневаюсь, что ее мог убить кто-то из них. Чтобы задушить человека, требуется недюжинная сила. Нет, я постараюсь выудить из них информацию иным способом.

Эмма недовольно фыркнула.

– Если вы считаете, что я стану придерживаться условий нашей сделки, то вы просто сумасшедший. Вы поступили недобросовестно. Потому что ни словом не упомянули о методах получения информации…

Дерик поспешно сделал шаг вперед, поднес правую руку к лицу Эммы и провел по ее губам пальцем. Он не отводил взгляда от лица девушки, с удовольствием отметив, как расширились ее зрачки.

– О нет, Эмма. Вы неверно меня поняли. Я сказал, что попытаюсь добыть информацию, которой вы пока не располагаете, не упоминая при этом о своих методах. И поверьте, – Дерик поднес к лицу Эммы другую руку и коснулся ее подбородка, – когда я ее добуду, вы меня поцелуете. Страстно и крепко.

Нижняя губа Эммы задрожала, и Дерик ощутил ответную дрожь в желудке.

– А теперь ступайте и приведите сюда родителей Молли, – приказал он, поразившись тому, как грубо прозвучал его голос. – Я буду ждать здесь. – Ему необходимо было некоторое время, чтобы остыть и собраться с мыслями.

Эмма попятилась, а потом бросилась вон из кабинета, словно ее пятки были охвачены пламенем.

Спустя час Дерик основательно остыл и успокоился. После беседы с родителями Молли и большинством слуг он так и не узнал ничего нового. А вот Эмма выглядела все самодовольнее, откровенно радуясь его неудачам. О, как бы Дерику хотелось с помощью поцелуев стереть с ее лица это выражение превосходства. Только вот ему не представится подобной возможности, если он так ничего и не выяснит. Но, может, это и к лучшему, несмотря на отчаянное желание заполучить обещанный поцелуй. Зачем все усложнять?

Перед Дериком стояли три служанки, нервно переминаясь с ноги на ногу и не решаясь взглянуть на него. И наверняка все они скажут то, что ему и без того известно.

– Припомните ту ночь, когда пропала Молли, – произнес лорд Эйвлин. – Вероятно, она как-то странно себя вела? Или вы заметили что-то необычное?

– Нет, сэр, – в унисон произнесли девушки.

Проклятье! Дерик уставился в пол и задумался.

И вдруг он увидел.

Увидел, как стоящая в середине девушка отставила ногу назад, как если бы торопилась уйти.

Дерика обдало жаром. Она лжет!

– Стало быть, никто из вас не знает, куда собиралась той ночью Молли?

Увенчанные чепцами головы закивали, однако одна из служанок отставила ногу еще дальше.

И этим выдала себя.

Дерик откинулся на спинку кресла, и на его лице возникло добродушное выражение.

– Благодарю вас, леди. Можете возвращаться к своим обязанностям.

Эмма кивнула и проводила служанок до двери.

– Кроме вас, Агнес.

Миниатюрная блондинка замерла, а потом перевела взгляд своих глаз цвета ореха с Эммы на Дерика.

Эмма прищурилась, с подозрением посмотрела на Дерика и только потом произнесла:

– Все в порядке, Агнес.

Взгляд Агнес умолял подруг остаться, но те поспешили прочь, даже не оглянувшись.

– Прошу вас. – Дерик указал на стул рядом с собой. – Присаживайтесь.

Агнес послушно села, нервно подобрав юбки.

Дерик подвинул стоявшую рядом оттоманку к стулу, опустился на нее и расставил колени так, чтобы упереться в них локтями. Его голос звучал мягко и успокаивающе.

– Молли собиралась куда-то пойти той ночью, не так ли, Агнес?

Служанка громко сглотнула.

– Вы ведь знаете, куда, верно?

Краем глаза Дерик заметил, как Эмма подалась вперед и теперь выжидательно смотрела на служанку.

– Прошу тебя, Агнес, если ты что-то знаешь, скажи нам.

– Н-но ей было бы так стыдно, – прошептала Агнес. – Если бы кто-то дознался.

– Стыдно бывает живым, – произнес Дерик. – Думаю, Молли хотелось бы теперь правосудия.

Агнес закрыла лицо загрубевшими от работы дрожащими руками и сдавленно зарыдала.

Дерик откинулся назад и поднял глаза. Эмма смотрела на него, упрямо поджав губы. Но в ее глазах читалось восхищение. А еще признание собственного проигрыша. Дерику наконец-то удалось произвести на нее впечатление, теперь он испытывал странное смехотворное чувство удовлетворения.

– Она собиралась пойти к своему любовнику, – нарушила молчание Агнес.

– К Марвеллу? – спросила Эмма, сдвинув брови.

Агнес опустила глаза и мотнула головой.

– К Томасу Хардингу, миледи. И-из Уоллингфорд-Мэнора.

Эмма ошеломленно охнула.

– К вашему лакею, – добавила Агнес.