Прочитайте онлайн Сладкая иллюзия | Глава 3

Читать книгу Сладкая иллюзия
4118+5750
  • Автор:
  • Перевёл: Е. А. Ильина
  • Язык: ru

Глава 3

По упрямо вздернутому подбородку и решительному блеску в янтарных глазах Дерик понял, что Эмма не отступится.

Поэтому он кивнул, а потом прижал ее к себе, дернул за поводья и пришпорил коня.

Они направились по следу из сломанных веток, однако болотистая почва проваливалась под копытами тяжелого животного, замедляя движение. Чувство тревоги заставляло кровь Дерика быстрее бежать по жилам. Судя по всему, Эмма чувствовала себя так же. Она подалась вперед в попытке разглядеть хоть что-нибудь в сгущающейся темноте, а ее пальцы сжались в кулаки.

По мере того как они продвигались на север, раздающийся в отдалении шум воды становился все громче. Должно быть, они приближались к речушке под названием Сент-Уильямс Крик. На Дерика вновь нахлынули воспоминания. Мальчишкой он строил запруды на этой речке. А Эмма постоянно указывала ему, что и как делать. Обычно речушка, больше похожая на широкий ручей, несла свои воды спокойно и размеренно. Но сейчас доносящийся из-за деревьев гул свидетельствовал об обратном.

Когда они перевалили через вершину небольшого холма, спускающегося к речке, Дерик натянул поводья. Тропа разветвлялась на две более узкие, одна из которых вела на север, а другая – на северо-запад. Могли ли два разных человека протоптать эти дорожки? Дерик внимательно изучил обе. Нет. Вдоль той, что вела к скалам, сломанные ветви клонились в обе стороны. Ветви же вдоль другой дорожки – только в одну. Стало быть, кто-то направился сначала на север, потом вернулся – и пошел другой дорогой.

Эмма сползла с ног Дерика, а свои спустила вниз, прежде чем тяжело спрыгнуть на землю.

– Что это вы задумали? – спросил Дерик.

– Я обследую все здесь, – ответила Эмма, сворачивая на север и указывая рукой в другую сторону. – А вы пойдете туда.

Дьявол! Вернуть Эмму в седло возможно лишь с помощью силы, а Дерику вовсе не хотелось драться с ней на протяжении всего обратного пути. Или же он мог как можно быстрее изучить указанную Эммой тропу и поспешить назад к ней.

Удаляющаяся фигурка Эммы уже почти полностью скрылась за зеленью кустов.

– Не сворачивайте с тропы, Коротышка, – крикнул Дерик.

Однако Эмма лишь отмахнулась, не поворачивая головы. А когда Дерик развернул коня, до его слуха донеслось:

– И не зовите меня Коротышкой!

Губы Дерика растянулись в улыбке, которую он даже не потрудился скрыть.

Спустя несколько минут тропа оборвалась на крутом берегу речушки Сент-Уильямс Крик.

Дерик еще никогда не видел ее воды такими полными и бурными. Они проносились мимо, увлекая с собой пучки травы, комья земли и обломанные ветки.

Насколько помнил Дерик, излучина, на которой он в детстве строил плотины, находилась чуть выше по течению. Ему нравилось это место, потому что там постоянно образовывались запруды, даже когда речка мелела от летней жары.

Должно быть, Эмма уже поравнялась с этим местом. Желудок Дерика болезненно сжался при взгляде на яростно бурлящую воду. Не стоило ему отпускать Коротышку одну.

Дерик тряхнул головой, чтобы прогнать непрошеную тревогу, и спрыгнул с коня. Он вгляделся в темноту в попытке рассмотреть какие-нибудь следы человека на противоположном берегу, но ничего не увидел. Если Молли двинулась в ту сторону, они ее уже не догонят. Во всяком случае, сегодня. Последние лучи солнца окончательно погасли, скрывшись за кронами деревьев. Нужно сесть на коня, вернуться за Эммой и отвезти ее в замок.

Однако когда Дерик уже вставил ногу в стремя, тишину ночи прорезал ужасающий рев. Конь заржал и попятился, столкнув Дерика прямо в жидкую грязь. Тому едва удалось увернуться от смертоносного копыта животного, стремглав бросившегося прочь.

Дерик развернулся и увидел перед собой высокую стену воды, прежде чем та с силой обрушилась на него.

Висок пронзила резкая боль, и Дерик с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть. Ведь если грязная ледяная вода наполнит легкие, ему конец. Дерик не понимал, где находятся его ноги и голова в этом безумном водовороте. Лишь одно было ясно наверняка: он под водой.

Что, черт возьми, его так ударило? Бревно?

Дерик открыл глаза. Но не увидел ничего, кроме серо-зеленой мути и мусора. Он вновь зажмурился и принялся грести руками в темноте, пытаясь хоть как-то противостоять бешеному течению воды, утаскивающему его в неизвестном направлении.

Господи, как же горели его легкие. Нужно глотнуть воздуха. Он пытался зацепиться хоть за что-нибудь, но не находил ничего. В отчаянии Дерик опустил ноги и оттолкнулся что есть силы. Его голова рассекла поверхность воды, и он вдохнул полной грудью, хотя до сих пор не мог обрести равновесия и нащупать дно.

Нужно расслабиться и плыть по течению… Но сначала необходимо развернуться ногами вперед на случай, если поток бросит его на скалы. Лучше уж сломанная нога, чем свернутая шея.

Сердце отчаянно колотилось в груди, а уши наполнял шум, словно кто-то невидимый колотил под водой в огромный барабан, пока Дерик старался удержать нос и рот над поверхностью. Дерик попытался оглянуться. Как далеко его унесло от того места, где он потерял коня?

Что-то ударило его по плечу и скользнуло вдоль спины. Дерик дернулся и отчаянно заработал руками, чтобы оттолкнуть от себя странный предмет. А потом замер при виде проплывающей мимо туши оленя с неестественно вывернутой шеей. Его большие карие глаза остекленело глядели ввысь. В величавых рогах несчастного животного застряли мелкие ветки и листья. Тело оленя плавно покачивалось на волнах, ибо смерть еще не успела сковать его холодом. Очевидно, стихия застигла оленя врасплох где-то в верховьях речки.

Внезапно Дерик почувствовал себя так, словно кто-то с силой ударил его в грудь.

Эмма.

Неужели она тоже оказалась на пути у потока? Дерик поплыл к берегу, решительно загребая руками. Нужно отыскать ее во что бы то ни стало.

Наконец под ногами появилось дно, а поток воды заметно ослабел.

Дрожа всем телом и судорожно ловя ртом воздух в попытке отдышаться, Дерик выбрался на берег. Оказался он совсем не на той стороне реки. Виконт предпринял попытку вернуться, но едва не был сбит с ног мощным потоком. Переплыть реку в этом месте не представлялось возможным. Дерик не мог допустить, чтобы его отнесло еще дальше от Эммы, поэтому он двинулся вдоль берега в поисках брода.

Мокрый подлесок и вымытые из-под земли корни цеплялись за его ноги подобно щупальцам какого-то диковинного и отнюдь не дружелюбного существа, но он целеустремленно шел вперед.

– Эмма! – позвал Дерик, вздрогнув при звуке собственного сиплого голоса. Дьявол! Ведь он говорил Эмме, что ему придется разыскивать двух женщин вместо одной, если она не останется с ним.

Хотя нет. Он не прав. Если бы Эмма была с ним, ее тоже смыло бы течением.

– Эмма! – позвал он снова, прислушиваясь к ответным звукам. Но ничего нельзя было услышать из-за рева разгневанной реки. Дерику необходимо было отыскать то место, где его сбил с ног мощный поток. Он напряженно вглядывался в темноту. К счастью, тучи начали рассеиваться, позволив луне немного осветить окрестности. Зелень леса и мутная поверхность реки сливались в одно неясное пятно. Даже очертания деревьев Дерик различал с трудом. И как же теперь…

Внезапно его внимание привлекло какое-то бледное пятно, видневшееся в пяти ярдах впереди. Желудок Дерика болезненно сжался. Он прищурился в надежде разглядеть пятно получше. По цвету оно напоминало алебастр или… бледную кожу?

Его сердце замерло, а потом отчаянно забилось в груди. Пятно не двигалось. Все его инстинкты обострились, а по телу прокатилась горячая волна. Совсем как раньше, в его бытность шпиона, когда недостающая, наиболее ценная крупица информации сама шла ему в руки. Только на этот раз Дерика охватил не сладкий трепет выслеживающего добычу охотника, а ледяной ужас.

Он попытался успокоиться. Это пятно могло быть чем угодно. Например, омытой водой поверхностью валуна или брюхом мертвой форели, запутавшейся в водорослях.

И все же Дерик побежал, насколько позволял покрытый толстым слоем тины берег. Вскоре пятно начало обретать отчетливые очертания. Что это? Ноги? Да! Ноги, руки, разметавшиеся по поверхности воды темные локоны… зеленое платье.

– Эмма! – закричал Дерик, спрыгивая в воду. Девушка плыла по реке лицом вниз, застряв между бревен. Во рту у Дерика пересохло. Святые небеса! Она не шевелится!

Упав на колени, Дерик схватил Эмму за плечи и перевернул ее. Необходимо достать ее из воды и сделать искусственное дыхание.

Тело Эммы показалось ему одеревеневшим. Волосы облепили лицо, скрывая черты. Пальцы Дерика заметно дрожали, когда он поднял руку, чтобы отодвинуть в сторону мокрые пряди. О господи… Эмма! Это его вина.

Дерик едва не лишился сознания, когда его взору предстало мертвое лицо. Шея девушки была вывернута так же неестественно, как у того несчастного оленя, уносимого потоком. Ее глаза были широко раскрыты, подернуты поволокой и… голубые…

Лорд Скарсдейл судорожно втянул носом воздух. Это не Эмма.

Он безвольно опустил плечи и попытался унять бешеное сердцебиение.

– Дерик?

Джентльмен вскинул голову и обернулся на голос.

Эмма. Живая и невредимая. Она сидела верхом на его коне, находясь на противоположном берегу реки.

Облегчение прокатилось по телу Дерика гораздо более мощной волной, чем та, в борьбе с которой он едва уцелел. Его глаза скользнули по ее телу – такому живому и теплому. Эмма закатала подол платья, чтобы сесть в седло по-мужски, и теперь взору Дерика предстали ее молочно-белые лодыжки и нелепые башмаки, с трудом удерживающиеся на ногах.

На лице Эммы виднелись грязные разводы, волосы выбились из прически и спутанными прядями падали на плечи, но – святые небеса! – Дерик еще никогда в жизни не видел ничего более прекрасного.

Янтарные глаза девушки были широко раскрыты, но смотрела она не на Дерика, а на тело, лежавшее на земле.

– Молли! – воскликнула Эмма, поспешно выбираясь из седла. Конь протестующе заржал и принялся перебирать ногами. В глазах Эммы вспыхнул испуг, и она едва не рухнула на землю. Если Коротышка не перестанет ерзать, конь сбросит ее с себя, и вот уж тогда она точно свернет себе шею.

– Не двигайтесь, Эмма! – рявкнул Дерик, но потом смягчился: – Она мертва. И вы уже ничем не сможете ей помочь.

Эмма замерла. Ее плечи безвольно опустились, а золотистые глаза лишились блеска, когда на них навернулись слезы.

А ведь Дерику даже в голову не пришло, что они с погибшей служанкой были подругами.

После четырнадцати лет жизни в тылу врага, привыкший быть всегда начеку, Дерик давно уже забыл о существовании такого понятия, как искренняя и бескорыстная «дружба».

Ощущение безграничной радости и облегчения от того, что Эмма жива, померкло при виде ее горя.

Дерик бросил взгляд на лежащую в его руках несчастную. Ведь она совсем не похожа на Эмму. Почему же он так перепугался?

В тот самый момент, когда Дерик увидел ее живую и невредимую верхом на лошади, приступ охватившей его паники мгновенно прошел. Поэтому теперь, взяв себя в руки, он увидел то, что должен был заметить с самого начала: Молли обладала такими же тонкими чертами лица, что и Эмма, но была выше и плотнее. Ее зеленое платье изрядно выцвело, и поверх него не оказалось плаща.

Никогда еще Дерик не допускал подобных ошибок. В той, прошлой его жизни они принесли бы ему погибель и потому были непростительны.

Дерик легонько провел ладонью по лицу служанки, закрывая ей глаза. Как же бедняжка Молли Симмз попала сюда? Стала ли она случайно жертвой вырвавшегося из повиновения потока или же здесь случилось нечто более страшное?

Внимание Дерика привлек громкий всплеск воды. Это Эмма направила коня в продолжающую неистовствовать реку. Конь таращил глаза, ноздри его трепетали, однако Дерик видел, что Эмма крепко сжимает его бока коленями и уверенно держится за поводья. А еще она что-то тихонько нашептывала, успокаивая напуганное животное.

Черт бы побрал эту упрямую женщину!

– Я же велел вам оставаться на месте.

– Я бы послушалась, если б в ваших словах был хоть какой-то здравый смысл, – возразила Эмма. – Нам необходимо каким-то образом переправить Молли в замок. И на этом коне проще пересечь реку, нежели пешком. Тем более с такой ношей, как… тело Молли.

Дерик вовремя прикусил язык, чтобы не нагрубить.

Эмма же не спускала взгляда с омываемых водой ног коня, напряженно покусывая нижнюю губу.

А Дерику казалось, что его проклятое сердце подпрыгнуло вверх и теперь что есть силы билось в горле. Если Эмме удастся переправиться через реку в целости, он с таким удовольствием поколотит ее.

Затаив дыхание, Дерик наблюдал за девушкой и вздохнул с облегчением, лишь когда она выбралась на берег.

Когда Эмма спешилась, Дерик вытащил Молли из воды и положил ее на берег. Он опустился на колени рядом с телом, и перед его глазами возникли нелепые грубые ботинки Эммы. Взгляд Дерика скользнул по ее фигуре.

Эмма была непривычно бледна. Она прижимала к животу кулак, а вокруг ее губ залегли глубокие складки. Бедная Коротышка. Судя по всему, подобное зрелище было ей в новинку.

Она обошла вокруг тела Молли и болезненно поморщилась при взгляде на ее лицо.

– Вам не обязательно смотреть, – пробормотал Дерик. – Если вы сможете идти пешком, я положу слу… Молли коню на спину. – Дерик протянул руку, движимый желанием хоть как-то успокоить свою маленькую спутницу.

Но та лишь покачала головой, и Дерик отдернул руку и заложил ее за спину. Такие люди, как он, не умеют успокаивать.

– Думаете, она… – Эмма откашлялась, – сломала шею до того, как поток смыл ее в реку, или же это случилось уже в воде?

– Ничего нельзя сказать с уверенностью. По трупному окоченению можно попытаться установить, сколько часов назад она умерла, – произнес Дерик. – Хотя даже это не поможет.

– Из-за ледяной воды, – понимающе кивнула Эмма.

Вскинув бровь, Дерик с любопытством взглянул на девушку. Он ждал, что Эмма прервет затянувшуюся паузу, но она молчала. И просто смотрела на него. Странно. Наконец он вынужден был спросить:

– Откуда вы это знаете?

Эмма поморщилась и кивнула.

– Вообще-то мне приходилось сталкиваться со смертью и раньше, – произнесла она. – Я… помогала брату в его деятельности судьи, а еще раньше – отцу. Поэтому я знаю, что такое трупное окоченение, и умею вычислять с его помощью время смерти.

От удивления рот Дерика открылся помимо его воли. Ну надо же… Коротышка полна сюрпризов.

– Хотя два года назад, – продолжала меж тем Эмма, – в деревне пропали мальчики-близнецы. Их тела обнаружили в пруду пару дней спустя. Так вот, когда их вытащили, узнать их было практически невозможно. – Эмма начала переминаться с ноги на ногу, с ужасом вспоминая увиденное. – Несмотря на то что они были мертвы уже несколько дней, я заметила, что трупное окоченение проявилось в полной мере, лишь когда их отогрели. – Теперь пришла ее очередь удивиться: – А откуда вам известно, как холодная вода влияет на окоченение?

Однако Дерик вовсе не собирался рассказывать Эмме о том, что и французы, и англичане обучили его множеству способов избавляться от тел, при этом обставляя все так, что ни одна живая душа не смогла бы догадаться об истинной причине смерти.

Дерик откашлялся и перевел взгляд на служанку, оставив вопрос без ответа.

– Что ж, если она погибла в другом месте, вода скорее всего смыла все улики, – произнес он. – Должно быть, ее тело принесло течением из верховьев реки. Так что мы вряд ли сможем установить причину смерти.

Эмма присела на корточки и протянула руку, чтобы взять Молли за подбородок. Она осторожно повернула голову служанки и прищурилась в неясном свете луны.

– Никогда не говори никогда, – пробормотала она.

Дерик обошел тело и присел рядом с Эммой.

Даже в глубоких сумерках на шее несчастной проступали отвратительные лиловые кровоподтеки, напоминающие по форме чьи-то длинные пальцы.

– Дьявол, – еле слышно выругался Дерик.

Очевидно, теперь ему придется остаться в верхнем Дербишире до тех пор, пока он не разыщет и предателя, и убийцу.