Прочитайте онлайн Слабости сильного мужчины | Глава 9

Читать книгу Слабости сильного мужчины
3016+540
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Б. Романова
  • Язык: ru

Глава 9

Василий остановился и отстранился из-за того, что она девственница? Лаура открыла рот, чтобы задать ему этот вопрос, но испытала неловкость и тут же закрыла его.

Он видел ее смущение. Он чувствовал, что Лаура по-прежнему его желает, так же как и он ее. Если она прикоснется к нему... Нет, ей не следует этого делать ради ее собственного блага. Он ничего не может ей дать. В конце концов, он уже давно решил, что не позволит себе установить эмоциональную связь с кем-либо. Она определенно хочет такой связи, нуждается в ней. Поэтому ему нужно придумать, как сделать так, чтобы она отвернулась от него, не дала ему совершить непростительную ошибку.

Боль и гнев перемешались внутри его с другими эмоциями, грозясь подорвать основы убеждений, касающихся его представлений о самом себе. Наконец они нашли выход в жестокости, которую он выразил словами:

— Я не люблю ловушек. Особенно когда приманка так очевидна.

Он думает, что она собирается поймать его в ловушку?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду, — ответила она.

— Ты все прекрасно понимаешь. Ты слишком умна, чтобы не понимать, — возразил Василий. — Может быть только одна причина, по которой молодая и привлекательная женщина вроде тебя остается девственницей. И эта причина состоит в том, что она планирует обменять свою невинность на что-либо с выгодой для себя.

— Что? Обменять с выгодой для себя? — возмутилась Лаура.

Она была потрясена. Ее тело все еще содрогалось от желания, которое она испытывала к мужчине, сказавшему эти возмутительные слова. Они снова стали противниками.

— Да, обменять на то, что ей нужно. На богатого любовника, на выгодный брак. В мире еще есть мужчины, которые считают, что ценность женщины заключается в ее невинности. Я не вхожу в число этих мужчин. Лично я предпочитаю опытных любовниц. Поскольку я не собираюсь жениться, я не ищу себе невесту-девственницу. Строя матримониальные планы на мой счет, ты сильно ошибалась, Лаура. Не надо мне говорить: «Я берегла невинность для тебя, и ты должен в обмен на это сделать мне предложение руки и сердца». Со мной этот номер не пройдет. Я не собираюсь жениться. Ты зря потратила время, причем не в первый раз. Что на самом деле произошло у вас с Джоном? Ты надеялась убедить его бросить невесту ради тебя? Я слышал, что в конечном итоге он станет исполнительным директором компании, а следовательно, очень богатым человеком. Он был тем мужчиной, для которого ты берегла свою невинность, не так ли, Лаура? — При этой мысли его почему-то охватила боль, и он разозлился еще сильнее. — Ты надеялась соблазнить его и воспользоваться им в собственных целях. Должно быть, ты очень расстроилась, когда он обручился с другой женщиной. Неудивительно, что его невеста захотела от тебя избавиться. Особенно после того, как узнала о твоей последней отчаянной попытке заполучить его. Потеряв его, ты, очевидно, решила, что я смогу занять его место в твоих планах.

Василий знал, что заставляет себя злиться на Лауру специально для того, чтобы притупить желание, которое она у него вызывает. Он не может поддаться ему сейчас. Если он это сделает, то вернется на опасный путь, где его будет ждать боль, которая однажды чуть его не погубила.

— Нет! Ты не имеешь права так говорить. Ты ошибаешься, — возразила Лаура.

Обвинения Василия могли бы показаться ей смешными, если бы не заставляли ее чувствовать себя униженной. Как он только может так плохо о ней думать и обвинять ее во всех этих гнусных вещах! Его слова, нанося удар за ударом по ее самоуважению, причиняют ей боль.

— Я имею полное право. Согласно логике я не могу ошибаться, — сказал Василий. — В современном мире у женщины твоего возраста нет причин оставаться девственницей. Я не могу назвать ни одной, принимая во внимание тот энтузиазм, с которым ты была готова подарить мне свою невинность. Можешь возражать сколько тебе угодно, Лаура. Это никак не повлияет на мое мнение.

Лаура меньше всего ожидала, что причиной, по которой Василий прервал их близость, стала ее невинность. Как же унизительно было сознавать, что она так сильно его хотела, что забыла о том, что она девственница.

— Надеюсь, тебе повезет с твоим следующим избранником, — жестоко добавил Василий, уверяя себя в том, что гнев — это единственное, что помешает ему заключить ее в объятия. Сила влечения, которое он все еще испытывал к этой женщине, была шокирующей. Его защитные инстинкты обострились и заставили его активнее бороться с опасностью, которую представляла для него Лаура.

Когда она в ответ на его жестокость покачала головой и гордо повторила: «Ты ошибаешься», ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы проигнорировать тихий голосок внутри него, который побуждал его поверить ей и заключить ее в объятия.

Подчиниться своему желанию? Это невообразимо. Он даже не хочет признавать, что желает Лауру. Если бы он это признал, то на его прямом жизненном пути, свободном от привязанностей, неожиданно, как мираж в пустыне, возник бы опасный поворот. Все эти нелепые чувства, завладевшие им против его воли, не что иное, как мираж, который исчезнет, если за ним погнаться. Они так же эфемерны.

Жгучая боль, которую он запер глубоко внутри себя, заставила его продолжить атаку.

— Нет, не ошибаюсь, — произнес он язвительным тоном. — Спроси себя, какая женщина в твоем возрасте хранит невинность. Только та, которой движут скрытые мотивы.

— Вместо того чтобы мне это говорить, тебе следовало бы спросить самого себя, что ты за человек и почему боишься впустить кого-то в свою жизнь, — дерзко бросила Лаура.

Ее слова, которые были выражением его мучительных мыслей, заставили Василия признать, что Лаура непохожа ни на одну из женщин, которых он знал до сих пор. Она способна проникнуть в те уголки его души, куда прежде никто не проникал. Она будоражит не только его тело, но и чувства. Внутренний голос предупреждал его, что у него достаточно причин, чтобы держаться от нее подальше. Достаточно причин, чтобы бороться с воздействием, которое она на него оказывает. Чтобы отвергнуть ее, даже несмотря на то что, делая это, он словно вырывает кусок собственной плоти.

Лаура молча собрала свою одежду и покинула комнату. Слезы, которые она сдерживала, — это слезы праведного гнева. Ей хочется плакать определенно не из-за того, что ее отвергли. Заверив себя в этом, она вернулась в свою спальню.

Наступило утро, но солнечный свет не избавил ее от унижения и отчаяния прошлой ночи. Приняв душ, Лаура оделась для официальной прощальной встречи с китайцами.

Внутри ее продолжала идти борьба между разумом и чувствами, в которой ни одна из сторон не могла взять верх. Все ее мысли были о несправедливых обвинениях Василия и необходимости защитить себя. Они подпитывали гнев и чувство унижения. Но тело отказывалось принимать во внимание оскорбленную гордость. Все, что его волнует, — это боль неудовлетворенного желания, которую ей благодаря усилиям воли удается держать в узде.

Она поняла, что для нее гораздо безопаснее злиться на Василия, нежели его желать. Он ошибается, думая, что она сохраняет невинность, потому что хочет подороже ее продать. Она остается девственницей неспециально. Просто так складывается ее жизнь. Просто она пока еще не встретила своего суженого.

Потому что единственный мужчина, который ее когда-либо интересовал, — это Василий?

Нет! Василия, в которого она влюбилась много лет назад, никогда не существовало. Он был лишь плодом ее богатого воображения. Настоящий Василий не имеет ничего общего с героем, которого она себе придумала десять лет назад. Однако это не мешает ей его хотеть. Может, все дело в том, что он вчера вечером спас ее от Ганг Ли, в разительном контрасте между страхом и чувством облегчения? Адреналин — очень сильный гормон. Это все знают. А любовь — очень сильное чувство.

Любовь? Она не любит Василия. У нее достаточно здравого смысла, чтобы не совершить ошибку, равносильную самоубийству.

Неужели? В таком случае где был этот здравый смысл прошлой ночью?

Видимо, у нее произошло кратковременное помутнение ума, вследствие чего она потеряла над собой контроль. Это не должно повториться. Даже если Василий сейчас подойдет и прикоснется к ней? Начнет ее целовать, как прошлой ночью?

Из ее горла вырвался тихий стон — своеобразный протест ее тела против решения, которое она только что приняла. Тогда она велела себе переключиться на работу. Через полчаса они с Василием пойдут на встречу с китайцами. Он ни в коем случае не должен догадаться, что ей приходится испытывать по его вине.

Даже утренний холодный душ не помог Василию ослабить боль желания, которая жгла его изнутри. «Похоже, ничто не сможет этого сделать», — мрачно признал он. Что, черт возьми, с ним творится? Прежде ему всегда удавалось контролировать свое либидо. Прошлой ночью оно завладело им настолько, что он боялся закрыть глаза, чтобы не представлять себе, что Лаура вернулась в его объятия.

Разозлившись на себя, Василий начал одеваться. Сейчас он должен искать выход из катастрофической ситуации с контрактом, а не думать обо всяких глупостях.

Во время этой поездки за завтраком Василий обычно обсуждал с Лаурой их планы и цели на день.

Сегодня они сидели за столом и молчали. Последнее, чего хотелось Лауре, — это находиться в одной комнате с Василием, но у нее есть гордость.

И эта гордость требует, чтобы она вела себя так, словно ничего не произошло. Ей нужно выполнять свою работу, и она намерена доказать самой себе, что все еще способна это делать.

Несмотря на ароматы кофе и свежевыжатого апельсинового сока, она чувствовала запах одеколона Василия, смешанный с запахом его кожи, и он ее возбуждал. Как такое возможно? Впрочем, она прекрасно знает ответ на этот вопрос. Она так реагирует на его присутствие, потому что прошлой ночью он не удовлетворил ее желание. Она хочет, чтобы он прикоснулся к ней, поцеловал ее...

Ее рука с чашкой кофе дрожала, и Лаура тут же поставила чашку.

Выпив свой кофе, Василий потянулся за «Файнэншл таймс», которую принесли ему перед завтраком. Он сделал это из необходимости спрятаться? Защитить себя? Почему он нуждается в защите? Если бы события вчерашней ночи получили естественное продолжение, ему бы понадобилась защита.

Защита... Предохраняющее средство. Осознала ли Лаура, какому риску чуть было не подвергла себя? Осознала ли она, насколько уязвима стала бы, если бы он взял то, что она ему предложила?

В дверь номера позвонили. Включился интерком. Владелец отеля сообщил им о своем визите.

— Ганг Ли уехал, — сказал Алексей, войдя в комнату.

— Уехал?

Несмотря на спокойный тон Василия, Лаура чувствовала, что он едва сдерживает гнев.

— Он же должен был находиться под охраной?!

— Кажется, ему удалось подкупить охранников. Они проводили его до аэропорта, где он нанял частный самолет. Принимая во внимание его двойное гражданство, он отправился либо в Китай, либо в Америку. Я разговаривал с Вэй Воном. Тот заверил меня, что примет необходимые меры, если его племянник вернется в Китай. Мне жаль, Василий. Должно быть, он очень щедро заплатил охранникам. Разумеется, они тоже исчезли, так что мы можем только предполагать, как все было на самом деле.

В ответ Василий лишь мрачно кивнул, и Алексей удалился.

— Прости, — сказал Василий Лауре, не глядя на нее.

— Ты ни в чем не виноват, — ответила она. Ее беспокоило только то, что Ганг Ли может причинить вред другим женщинам. За себя она не переживала. Если что, Василий ее снова защитит.

Василий чувствовал себя виноватым. Ему следовало догадаться, что Ганг Ли выкинет нечто подобное.

— Я лично поговорю с Вэй Воном, — сказал он Лауре. — Хочу убедиться в том, что Ганг Ли не уйдет от ответственности.

Лаура не сомневалась, что Василий именно так и поступит. Почему всякий раз, когда она пыталась разрушить образ героя и защитника, который нарисовала себе десять лет назад, Василий словами или поступками убеждал ее, что соответствует ему?

Неужели она в глубине души надеется на невозможное? Нет. Это было бы безумием.

* * *

Лаура думала, что они с Василием первыми придут на прощальную встречу с китайцами, но, к ее удивлению, У Ин уже ждала их, причем в полном одиночестве. Как всегда, она была элегантно одета. Она поприветствовала их с искренней улыбкой:

— Я хочу заверить вас в том, что зло, которое причинил Ганг Ли Лауре, не останется безнаказанным. Мой кузен об этом позаботится.

— Я надеюсь, что Ганг Ли ответит сполна за то, что сделал, — мрачно произнес Василий.

— Можете в этом не сомневаться, — решительно сказала У Ин. — Что же касается контракта, мой кузен сообщил мне о своем желании присоединиться к переговорам. Пока он не увидел в вашем предложении ничего такого, что могло бы представлять интерес для нашей страны, однако ваши планы, Василий, произвели на него большое впечатление. Он предложил, чтобы вы с Лаурой полетели вместе с нами в Китай и продолжили переговоры там. Знаете, в этом большая заслуга Лауры, которая активно защищала ваши интересы во время каждого нашего разговора. Она сделала все возможное для того, чтобы доказать мне, что наше сотрудничество было бы выгодно для обеих сторон. Ее преданность вам и искреннее восхищение вашими деловыми качествами убедили меня оказать вам поддержку и замолвить за вас слово перед моим кузеном, — улыбнулась она. — Признаться, я не очень удивилась, когда узнала, что вас с Лаурой связывают не только деловые отношения. Для женщины такие вещи более очевидны, нежели для мужчины. Я с самого начала заметила, что между вами существует особого рода связь.

Лаура не смотрела на Василия. Она знала, что, если поднимет на него глаза, он увидит в них боль и унижение, которые она не могла спрятать. Она не винила У Ин за эту неловкость. Она сама во всем виновата.

Он не потерял контракт, причем по большей части благодаря Лауре. Она была права, когда Василий боролся с неожиданно охватившими его чувствами, которые приводили его в замешательство. Неужели он на самом деле гордится ее профессиональным мастерством? Неужели он признает, что она лучше разбирается в людях, чем он? Неужели ему хочется заявить публично, что эта женщина принадлежит ему?

— От своего имени и от имени моего кузена я приглашаю вас обоих на наш винный завод, — продолжила У Ин. — Я могу ему сказать, что вы приняли наше приглашение и летите с нами в Китай?

— Да, конечно. Передайте вашему кузену, что для нас большая честь принять его приглашение, — ответил Василий после небольшой паузы.

Пауза предназначалась для Лауры. С ее помощью он хотел дать ей понять, что у него нет выбора. Это означает, что им придется провести больше времени вместе.

— Отлично. В таком случае нам следует отпраздновать продолжение переговоров, а не прощаться. Теперь позвольте мне вас оставить и сообщить хорошие новости Вэй Вону и моему кузену. Наш самолет вылетает в Китай сегодня днем.

С этими словами У Ин удалилась. Только что эта женщина показала себя в истинном свете. Василий одновременно испытывал радость в связи с продолжением переговоров и досаду от осознания того, что этой возможностью он обязан Лауре. Она увидела то, чего не увидел он, и таким образом доказала ему, что отлично справляется со своей работой. Хуже всего то, что влияние, которое она на него оказывает, имеет отношение не только к работе. Под ее воздействием его жизненные установки становятся подобны пескам пустыни, которые приходят в движение при малейшем порыве ветра. А Лаура об этом даже не догадывается.

Она не должна ничего узнать. То, что с ним происходит, причиняет ему дискомфорт. Это ему определенно не нравится. Он не хочет этого.

— Ты не хочешь лететь в Китай, правда? — спросила Лаура Василия, когда они снова остались наедине.

Как она догадалась? Он всегда гордился умением скрывать от других свои чувства и мысли.

— Если это из-за меня и того, что случилось прошлой ночью... Если ты боишься... — Она должна была это сказать. Должна была предложить ему полететь в Китай без нее. Должна была убедиться в том, что он понял, что его обвинения в ее адрес необоснованны.

Неужели она думает, что он боится, что может оказаться не способен контролировать свои чувства к ней? Одна лишь мысль об этом уязвляла его гордость.

— Чего мне бояться? Ты приписываешь себе важность, которой не обладаешь, — яростно бросил он.

Его сердце учащенно билось. Похоже, оно знает, что у него есть все основания бояться чувств, которые вызывает у него Лаура. Что каким-то образом Лаура заставила его измениться, как бы ему ни хотелось это отрицать.

Лаура была слишком удивлена реакцией Василия на ее вопрос, чтобы ему ответить. Он пришел к совершенно неправильному выводу. Она всего лишь хотела сказать ему, что, если он боится, что она может совершить какую-нибудь глупость, его опасения напрасны. Василий же почему-то предположил, что она думает, будто он боится, что не сможет себя контролировать. Именно по этой причине он снова оттолкнул ее от себя резкими словами.

Неужели она ему сочувствует? Если так, то ей следует напомнить себе о жестокости, которую он проявил по отношению к ней прошлой ночью.

Но вместо этого она вспомнила, что Василий спас ее от Ганг Ли. Что вернул ей пропавшую серьгу, а точнее, где-то раздобыл точно такую же. О чем все это говорит? О том, что она для него что-то значит? Нет, она не может себе позволять так думать после того, что было прошлой ночью. К тому же почему она должна так думать? Ей следует помнить о том, что Василий ее отверг. О том, что он считает ее хитрой и корыстной. О том, что он ясно дал ей понять, что их отношения никогда не выйдут за рамки деловых. О том, что он никогда ее не полюбит, потому что не позволяет себе никого любить. А чего она хотела?

Ее грудь сдавило так сильно, что у нее перехватило дыхание.

Ничего. Совсем ничего.

Василий не хотел думать о Лауре, но, к сожалению, это оказалось невозможно. Женщина, которая неустанно защищала его интересы, демонстрируя отличную деловую хватку и преданность, заслуживает, чтобы ее уважали и ценили, а не обвиняли во всяких гнусных вещах.

Тогда он упрямо сказал себе, что она делала все это ради своей карьеры. Что у нее нет личных причин помогать ему, и ему не следует думать иначе. То, что произошло, должно укрепить его убеждения. Он сделал правильно, прервав прошлой ночью их близость, даже несмотря на то что его тело требовало ее естественного завершения. Если бы он уступил сексуальному желанию, то проснулся бы этим утром в объятиях Лауры и ситуация усложнилась бы.

Неужели он действительно хотел переспать с Лаурой? Нет, это невозможно.