Прочитайте онлайн Слабости сильного мужчины | Глава 4

Читать книгу Слабости сильного мужчины
3016+541
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Б. Романова
  • Язык: ru

Глава 4

— Василий, мой друг, — послышался голос Алексея.

Лаура была рада появлению владельца отеля, когда они с Василием выбрались из вертолета, доставившего их из аэропорта. Она немного расслабилась и принялась изучать роскошный интерьер.

В главном фойе ренессанс и рококо сочетались с византийским стилем и яркими красками Востока. Повсюду были завитки, причудливые резные орнаменты и позолота, вышитые шелка и атласы.

В закрытом внутреннем дворике были фонтаны с разноцветной подсветкой.

Колонны, инкрустированные полудрагоценными камнями, устремлялись к невероятно высокому потолку. На мозаичном полу стояли богато украшенные кушетки, на которых сидели загорелые худые женщины в нарядах от кутюр. «Неудивительно, что эти бедняжки так ярко одеты, — грустно подумала Лаура. — Иначе они бы выглядели блеклыми на фоне роскошного интерьера».

Персонал в элегантной униформе оказался вежливым и внимательным. Им принесли горячие полотенца для рук, а затем предложили бокал шампанского и стакан холодного сока. Алексей рассказывал Василию о растущей популярности его нового отеля.

Судя по тому, что читала Лаура в Интернете, его спа-салон один из лучших в мире, в нем есть рестораны как западной, так и восточной кухни, и их меню составляют шеф-повара, которые являются обладателями звезд Мишлен. Когда к полям для гольфа и теннисным кортам мирового класса добавятся филиал известной швейцарской клиники пластической хирургии и центр холистической медицины, этот отель, несомненно, станет пользоваться еще большим успехом.

Сейчас его владелец говорил Василию, что сам проводит их на верхний этаж и покажет номера. Когда они отошли в сторону, к Лауре подошла элегантно одетая девушка примерно ее возраста. Она так легко и грациозно двигалась в туфлях на высоких каблуках, что Лаура немного ей позавидовала. Сама она предпочитала носить обувь на более низком каблуке, особенно на работе.

— Добро пожаловать. Меня зовут Катинка. Я из отдела по связям с общественностью, — произнесла девушка по-английски. — Мы с вами уже общались по электронной почте, верно?

— Да, конечно, — тепло ответила Лаура. — Я очень вам благодарна за то, что вы терпеливо отнеслись к моей просьбе украсить цветами номер наших китайских партнеров.

— Цветы уже доставили. Сейчас они в комнате наших флористов. У меня для вас есть несколько образцов того, что они планируют с ними сделать. — Безупречно накрашенные губы Катинки слегка изогнулись в улыбке. — Я очень вам благодарна за то, что вы предложили мне изучить образцы искусства династии Мин, чтобы решить, какие композиции будут наиболее подходящими. Надеюсь, вы одобрите наши интерпретации. Прошу вас, пройдемте со мной.

Кивнув, Лаура последовала за ней к лифтам. Катинка протянула ей небольшой кожаный бумажник с несколькими пластиковыми ключами.

— Эти ключи понадобятся вам, чтобы войти в лифт и номера наверху. Я распорядилась, чтобы горничная разобрала ваши вещи. Они прибыли вчера. У вас одежда из новых коллекций. Я вам завидую. Надеюсь, вы не рассердитесь на меня за то, что я это сказала?

— Конечно нет, — заверила ее Лаура. Это чистая правда. Тот факт, что ее новый босс купил для нее такую одежду, говорит о важности ее роли в предстоящих переговорах. Хорошо, что Василия к ней не влечет, иначе она могла бы подумать, что им движут скрытые мотивы.

Мужчины, продолжавшие разговаривать по-русски, направлялись в сторону двери с табличкой «Только для персонала».

Когда Лаура вошла вместе с Катинкой в один из лифтов, глаза ее расширились при виде отделки из зеркал и хрусталя.

— Это эксклюзивный отель, — гордо заявила Катинка. — На его строительство было потрачено много миллионов долларов.

— Сопровождающие Вэй Вон Чжана займут весь нижний этаж? — уточнила Лаура, когда лифт пришел в движение.

— Да. Мы позаботились о том, чтобы одна из наших столовых на этаже с банкетными залами была в вашем распоряжении в любое время. Разумеется, столовые есть во всех номерах. Сегодня вечером мы устраиваем в одном из наших ресторанов банкет в честь приезда гостей из Китая. У вас с ними будут лучшие столики.

— Эти столики находятся в центральной части ресторана? — спросила Лаура. — Наши гости обидятся, если их посадят в угол. Богатые китайцы, в отличие от большинства богатых европейцев, любят быть на виду, когда едят вне дома.

— Как вы и просили, столы будут поставлены в центре зала. Вэй Вон Чжан, его жена и племянник займут места на небольшом возвышении. Разумеется, мы все расставили и оформили по фэн-шуй.

Лаура с улыбкой поблагодарила Катинку.

— Отель такого класса — новое и интересное явление для Черногории, — продолжила та с энтузиазмом. — Мы рады, что можем предложить нашим клиентам все лучшее, что у нас есть, чтобы они получили удовольствие и захотели к нам вернуться.

— Я в этом нисколько не сомневаюсь, Катинка, — заверила ее Лаура.

Ей понравилась эта девушка, в которой профессионализм сочетался с искренностью и радушием. Она почувствовала облегчение, поняв, что в этом отеле есть человек, с которым приятно иметь дело.

Лифт остановился, двери открылись, и они оказались в прямоугольном помещении в серо-коричневых и кремовых тонах. Консоли и оправы зеркал были черными. Создавалось ощущение стильного интерьера, в котором отлично сочетались элементы западного и восточного декора. Лаура обнаружила, что это ей больше по душе, нежели обилие позолоты и лепнины.

— За дверью перед нами находится «императорский» номер, — пояснила Катинка. — Дверь справа от нас ведет в коридор, который соединяет «императорский» и «королевский» номера. Ее можно держать запертой. Для удобства наших гостей мы сделали так, чтобы лифт «императорского» номера делал остановку на этаже, который находится под ним.

— Можно сделать то же самое для лифта «королевского» номера? — спросила Лаура, быстро оценив ситуацию. Возможно, Василий захочет пообщаться с людьми, работающими на Вэй Вон Чжана, в неформальной обстановке.

— Да, это возможно. Вот здесь наши гости могут найти планы номеров и отеля, — сказала Катинка. Открыв ящик одной из консолей, она продемонстрировала Лауре глянцевые буклеты, после чего закрыла его и повела ее в «императорский» номер.

Когда полчаса спустя Катинка проводила ее до «королевского» номера, она убедилась, что к приезду высокопоставленных гостей отель подготовили на должном уровне. Цветочные композиции для У Ин оказались именно такими, какие она просила. Катинка заверила ее, что прямо перед прибытием китайцев в их номер принесут еще свежие цветы.

— Я вас оставлю, чтобы вы сами смогли все посмотреть, — произнесла Катинка, протягивая ей с улыбкой ключи.

Поблагодарив ее, Лаура отперла дверь.

В «королевском» номере была точно такая же обстановка, как в «императорском». Он состоял из трех больших спален с гардеробными и ванными комнатами, гостиной, столовой и двух маленьких спален, предназначенных для персонала, сопровождающего гостей.

Катинка показала на плане, какая комната предназначена для нее. Лаура нашла ее сразу. К счастью, она была оформлена в спокойных бело-голубых тонах, которые словно были продолжением моря и неба за окном.

Как же хорошо, что у нее есть возможность немного побыть одной и отдохнуть от Василия, который следил за каждым ее шагом.

Войдя в гардеробную, Лаура немного помедлила, прежде чем открыть шкаф и посмотреть на вещи, которые заказал для нее Василий. Она испытывала противоречивые чувства. Конечно, она не настолько наивна, чтобы думать, что Василий сам выбирал для нее эти вещи. Он просто дал кому-то указание, и все. Но вопреки логике и здравому смыслу она представляла себе, как руки Василия касаются всего этого великолепия.

Напуганная ходом своих мыслей и желаниями, которые они в ней пробудили, Лаура резким движением распахнула дверцы шкафа. На вешалках висели платья и костюмы, в прозрачных ящиках лежали аккуратно сложенные вещи. В верхних оказалось дорогое нижнее белье. Женственное, сексуальное, но не вычурное. В нижних в чехлах от пыли находились, предположительно, сумочки и обувь.

Быстро посмотрев одежду, Лаура обнаружила, что вся она подходящего размера и стиля. Другого она, собственно, и не ожидала. Василию необходимо, чтобы внешний вид его помощницы подчеркивал его высокий статус и производил впечатление на его потенциальных партнеров. Ничто не должно испортить общей картины. Все до мельчайших деталей должно быть безукоризненно.

Она сразу решила, что для вечернего банкета наденет зеленое платье из джерси эксклюзивной марки, которое ей особенно понравилось. Она не сомневалась, что оно прекрасно подойдет для этого случая. Все же когда Лаура закрыла дверцы шкафа, ее охватила печаль. Почему? Неужели было бы лучше, если бы Василий купил для нее одежду, чтобы любоваться ею в новых нарядах, а потом снимать их с нее в порыве страсти?

Ей не следует об этом думать, даже несмотря на то что всего несколько часов назад они были так близко друг к другу...

«Немедленно прекрати», — глубоко вдохнув, приказала себе Лаура.

Наводя о ней справки, Василий узнал о ней все, включая размер ее одежды и обуви. Для мира большого бизнеса это абсолютно нормальное явление. Образы, которые возникают в ее голове, — это всего лишь плод ее больного воображения. Ей следует немедленно их прогнать и сосредоточиться на...

Зазвонил мобильный телефон, и Лаура достала его из сумочки.

Это был Василий.

— Где вы? — произнес он спокойным деловым тоном.

— В «королевском» номере.

— Хорошо. Я уже поднимаюсь. Встречаемся у лифта. Я хочу осмотреть «императорский» номер до приезда китайцев.

Свежие цветочные композиции уже, наверное, принесли в номер. Ей необходимо убедиться, что они так же хороши, как те, что показала ей ранее Катинка.

Лаура пришла на место встречи чуть раньше Василия. Когда двери лифта открылись, она машинально заглянула внутрь и, увидев свое отражение в зеркале, застыла на месте. Одна серьга, принадлежавшая ее матери, пропала!

Даже хмурый вид Василия и его отрывистое «Что случилось?» не смогли вернуть на ее лицо маску спокойствия.

Подняв руку к пустой мочке уха, она расстроенно пробормотала:

— Я где-то потеряла одну серьгу. Они принадлежали моей матери. Когда я их надеваю... — Не в силах продолжать, Лаура покачала головой. Она так дорожила серьгами матери. Мысль о том, что она потеряла одну из них, была невыносимой.

Василий видел, как дрожит ее рука, слышал боль в ее голосе. Нет необходимости в том, чтобы кто-то объяснял ему, как много может значить вещь, принадлежавшая умершему близкому человеку. Но он совсем не хотел, чтобы ему напоминали о его собственной утрате, поэтому спросил таким же холодным тоном:

— Вы помните, когда видели ее в последний раз?

Лаура задумалась на мгновение. Когда она подкрашивала губы в туалете самолета, обе серьги точно были на месте.

— В самолете они обе... — Она осеклась, неожиданно вспомнив, что произошло во время тряски.

Ее реакция пробудила в нем те же ощущения, которые он испытал, когда она упала на него в самолете.

Он знает, что стоит ему только попросить Алексея, владельца отеля, и за дверью его номера выстроится очередь из женщин, готовых выполнить каждое его сексуальное желание. Но он предпочитает бороться со своими слабостями, а не потакать им. Непонятное влечение, которое он испытывает к Лауре Уэсткотт, — это не что иное, как слабость.

— Знаете что? — произнес он, игнорируя боль в паху. — Я сфотографирую вашу оставшуюся серьгу и отправлю ее изображение по электронной почте пилоту. Он тщательно обыщет салон и найдет пропавшую серьгу, если она там.

Она кивнула, и он, подняв свой мобильный телефон, направил на ее серьгу объектив встроенной фотокамеры и сделал снимок.

Лаура знала, что, скорее всего, серьга выскочила из ее уха во время тряски. Она была искренне благодарна Василию за помощь, но чувствовала себя неловко. Когда он отправил сообщение и убрал телефон в карман, она обратилась к нему:

— Катинка сказала мне, что лифт в «императорском» номере запрограммировали таким образом, чтобы он делал остановку на этаже, где будет проживать остальная часть китайской делегации. Я хотела спросить, не хотите ли вы, чтобы с лифтом в «королевском» номере сделали то же самое. Таким образом, вы могли бы встречаться с сопровождающими Вэй Вон Чжана в любое время в неформальной обстановке.

— Это было бы полезно, — согласился Василий, и они направились в «императорский» номер.

Остановившись во внешнем коридоре, он окинул взглядом цветочные композиции, стоящие на консолях. Ему никогда прежде не было дела до подобных вещей, но сейчас что-то заставило его обратить на них внимание. Наверное, то же, что заставляло его смотреть на Лауру против его воли.

— Это и есть те самые композиции, которые вы попросили приготовить для У Ин? — спросил он.

Лаура тяжело сглотнула. По тону Василия она не могла определить, одобряет он или критикует ее выбор. Ей нравятся эти композиции. Они именно такие, какие она просила сделать. Даже если они пришлись не по душе Василию, она не станет извиняться. Если она хочет завоевать его уважение, ей придется доказать ему, что у нее есть собственное мнение и она умеет его отстаивать.

— Да, — ответила она.

Василий посмотрел на часы:

— До нашей встречи с китайцами остался час. Вы можете меня заверить, что все остальное в этом номере в порядке? Или мне следует зайти и проверить самому?

— Все было в порядке, когда Катинка ранее показывала мне номер. Мне понадобится около получаса, чтобы переодеться, поэтому я бы предпочла еще раз на всякий случай заглянуть в номер.

Женщина, для которой работа важнее собственной внешности? Такая женщина достойна восхищения. Вот только она наверняка сказала это для того, чтобы произвести на него впечатление. Все же он кивнул:

— Встречаемся с вами без десяти шесть в гостиной. Не опаздывайте.

Затем он удалился, а Лаура пошла осматривать номер. Как она и думала, все было в полном порядке. Вот только успеет ли она привести себя в порядок за оставшееся время?

Раздеваясь, чтобы принять душ, Василий достал из кармана мобильный телефон и посмотрел на дисплей. Он обнаружил сообщение от пилота, в котором говорилось, что тот тщательно обыскал салон самолета, но не нашел пропавшую серьгу.

Василий начал расстегивать рубашку, затем остановился и, снова взяв телефон, нашел в списке контактов номер Алены.

Его сестра очень удивилась, когда он попросил ее обратиться к одному из эксклюзивных ювелиров Лондона, чтобы тот в кратчайший срок изготовил точную копию серьги как на фотографии, которую он ей пришлет.

Василий не понимал, что с ним происходит. Он не привык действовать под влиянием импульса. Должно быть, все дело было в том, что Лаура сказала, что эти серьги принадлежали ее матери. Он знал, что такое потерять мать, и понимал ее чувства.

Полчаса спустя Лаура облегченно вздохнула, когда, переодевшись, убирала в шкаф платье и серьга выпала из складок запаха. Наверное, она зацепилась за ткань, поэтому и не нашлась раньше. Лаура тут же убрала обе серьги в маленькую шкатулку, которую привезла с собой. Она решила больше не рисковать и не надевать их.

Возможно, это глупо, но эти серьги много для нее значат. Потеряв одну, она не только расстроилась, но и почувствовала себя виноватой. Она решила, что потеряла ее, когда ее внимание было полностью сосредоточено на Василии. Из-за чувств, которые он у нее вызвал, она не сразу обнаружила пропажу серьги. Ей следует перестать думать о Василии как о мужчине и научиться воспринимать его лишь как своего начальника.

Посмотрев на часы, она одернула подол платья. Пора идти.

Когда она вошла в гостиную, Василий уже был там. Он смотрел на часы, несмотря на то что она пришла на пять минут раньше. Она подозревала, что костюм, который сейчас на нем, так хорошо сидит, потому что был сшит на заказ. Ее сердце учащенно забилось. Впрочем, Василию нет необходимости подчеркивать свою мускулатуру с помощью одежды. Глядя на него, любая женщина догадается, что находится под ней.

Она уже убедилась, насколько сильны и упруги эти мышцы. Во время турбулентности. Ее рука сама сжалась в кулак прямо как в тот момент, когда она, упав на Василия, схватилась за него. Ее пальцы все еще помнят твердость и жар его тела под тканью рубашки. Это было удивительное ощущение. И очень опасное.

Лаура все еще пыталась привести в порядок свои мысли, когда Василий спросил отрывистым тоном:

— Вы готовы?

Все дело в ее духах? Их аромат такой легкий, такой тонкий, что заставляет мужчину подойти ближе и понять, чем от нее пахнет. Лаура Уэсткотт очень умная женщина. Очевидно, она знает, что подобные ароматы действуют таким образом на большинство мужчин. Его, например, зачастую отталкивают женщины, которые используют более тяжелые духи.

Платье, которое она выбрала для этого вечера, подошло ей просто идеально. Впрочем, другого он и не ждал. Размеры ее одежды и обуви были указаны в ее досье.

Но хорошо сидящего платья для женщины мало, чтобы безупречно выглядеть. Лаура любую одежду носит со свойственной ей элегантностью. Исходящая от нее уверенность имеет спокойный характер, как и ее аромат. И то и другое может быть опасным для мужчины, который проявит слабость. Он не собирается становиться этим мужчиной. Нравственное поведение женщины для него превыше всего.

— Нам пора идти, — добавил он.

Лаура кивнула и направилась к двери. Внутри у нее все сжалось от волнения, но она не позволит ни ему, ни китайцам об этом узнать. Это будет ее первым испытанием на новой должности, и она намерена выдержать его с достоинством. Показать Василию, что он не зря взял ее на работу.

Несколько часов спустя во время паузы между подачей блюд Лаура быстро окинула взглядом главный стол. Василий, разумеется, занимал место в центре. Справа от него сидел Вэй Вон Чжан, а Лаура слева. По другую сторону от Вэй Вон Чжана сидели Ганг Ли с владельцем отеля, в то время как У Ин и ее молодая переводчица занимали места рядом с Лаурой.

Еще несколько столиков занимали семьи, сопровождающие Вэй Вон Чжана. Помимо них в ресторане присутствовали и другие гости отеля, которые с любопытством поглядывали на китайцев. На женщинах были дорогие украшения, но они не шли ни в какое сравнение с великолепным ожерельем и серьгами из нефрита У Ин. Лаура не разбиралась в старинных китайских ювелирных украшениях, но подозревала, что драгоценности У Ин настоящие. Впрочем, даже их копии стоили бы целое состояние.

Лаура сразу прониклась симпатией к У Ин. Единственным представителем китайской делегации, который ей не понравился, был Ганг Ли. Ее раздражало то, как он вел себя по отношению к ней. Раньше ей уже приходилось на работе пресекать попытки мужчин, которые пытались с ней флиртовать. Обычно она никак не реагировала на их знаки внимания, и этого было достаточно, чтобы они переставали с ней заигрывать. Но Ганг Ли буквально пожирал ее глазами. Когда их представляли друг другу, он бесстыже уставился на ее грудь. Она не могла отвернуться до тех пор, пока не пришло время знакомиться с У Ин.

Лаура была рада, что ее не посадили рядом с Ганг Ли. Но она знала, что это всего лишь короткая передышка. Ей, как переводчику Василия, придется иметь дело с этим полукитайцем-полуамериканцем, поскольку тот тоже говорит как по-китайски, так и по-английски и будет переводить для Вэй Вон Чжана.

Хотя Лаура знала, что Василий хорошо знает китайский, и подозревала, что У Ин лучше понимает по-английски, нежели показывает это, она переводила Василию все, что говорил Вэй Вон Чжан.

Ужин носил формальный характер. Он состоял из нескольких блюд, которые подавались одно за другим. К каждому блюду предлагалось свое вино. Лаура сделала по маленькому глотку из каждого бокала. Позволить себе расслабиться было бы ошибкой. Василий тоже лишь пригубил вино. Интересно, он мало пьет потому, что привык держать все под контролем, или потому, что не доверяет ей?

Лаура Уэсткотт прекрасно справляется со своей работой. Василий был вынужден это признать, когда слушал, как она переводит для него на русский вопрос Вэй Вон Чжана, касающийся желания Василия вести бизнес в Китае. Даже если бы он не знал китайского, он понял бы из ее отличного перевода, что у Вэй Вона есть некоторые подозрения относительно его планов.

Василий велел Лауре сказать ему, что он испытывает уважение и интерес к стране с великой историей и огромным потенциалом, но покорно признает, что ему еще многое предстоит узнать. Что именно по этой причине ему необходим китайский партнер, который мог бы ему дать необходимые знания.

Принимая участие в разговоре, Василий одновременно наблюдал за тем, как Лаура держится с Ганг Ли. До сих пор она не совершила ни одной ошибки. Она была вежлива и спокойна, как и подобает настоящему профессионалу. Василий заметил, как до этого Ганг Ли на нее смотрел. Он буквально пожирал ее глазами. Столь неприкрытое проявление мужской похоти не было для Василия новостью. Это встречается сплошь и рядом. Но всякий раз, когда Василий сталкивался с подобными вещами, его мнение о мужчине, проявившем неуважение к женщине, тут же ухудшалось вне зависимости от того, одобряла женщина подобное проявление внимания или нет. Его отец всегда уважительно относился к женщинам, и он научился этому у него.

Но сейчас Василий думал не столько о невоспитанности Ганг Ли, сколько о своем гневе и отвращении к этому человеку. Его удивила подобная реакция. Почему он хочет защищать Лауру Уэсткотт? Учитывая то, что ему о ней уже известно, он нисколько не удивился бы, если бы она одобрила знаки внимания, которые оказал ей Ганг Ли. Став любовницей такого могущественного человека, как он, пусть даже на короткое время, женщина вроде Лауры Уэсткотт смогла бы значительно продвинуться по карьерной лестнице и улучшить свое финансовое положение. Она же спала со своим руководителем. Почему бы ей не сделать то же самое еще с одним влиятельным мужчиной, проявившим к ней интерес? Судя по поведению Ганг Ли, он затащит ее в свою постель сегодня же ночью, если ему представится такая возможность.

Ярость, охватившая Василия, была для него полной неожиданностью: Он заверил себя, что, как человек, у которого есть младшая сестра, он хочет защищать другую женщину по привычке. Что к самой Лауре это не имеет никакого отношения. С кем она спит, его совершенно не касается. Для него сейчас главное — добиться расположения Вэй Вон Чжана.

Вечер был долгий и утомительный. Наконец банкет закончился, и китайцы пошли спать. «Скоро и я смогу лечь в постель», — устало подумала Лаура, заходя вслед за Василием в свой номер. Он, в отличие от нее, не проявлял никаких признаков усталости. Сняв пиджак, он бросил его на одно из кресел в гостиной.

— Вэй Вон Чжан был немногословен, но у меня такое ощущение, что сегодняшний ужин произвел на него впечатление, — сказала она, стараясь не смотреть на него.

— А вы определенно произвели впечатление на Ганг Ли, — ответил Василий.

Этот комментарий был таким неожиданным, что Лаура содрогнулась от отвращения, прежде чем успела проконтролировать свою реакцию. Похотливые взгляды Ганг Ли вызвали у нее неловкость, заставили ее острее, чем обычно, ощутить свою сексуальную неопытность. Будь она более опытной, она бы, разумеется, так не испугалась внимания со стороны Ганг Ли.

Хуже всего было то, что во время обмена благодарностями и пожеланиями спокойной ночи он подошел к ней и нарочно встал так близко, что его рука задела бы ее грудь, если бы она вовремя не отстранилась. Она почувствовала себя такой незащищенной из-за несоответствия ее облика искушенной, уверенной в себе женщины тому, что она собой представляла на самом деле.

Все то время, что она работала под руководством Джона, он защищал ее от приставаний мужчин вроде Ганг Ли. Ее юношеская влюбленность в Василия была такой сильной, что даже после того, как она осталась в прошлом, больше никто не смог возбудить в ней таких сильных чувств. Дело, конечно, не в Василии, а в обстоятельствах. Она просто до сих пор не встретила подходящего мужчину. Именно поэтому она все еще девственница.

Или потому, что какая-то ее часть все еще думает, что Василий и есть подходящий мужчина?

Нет! Зачем забивать себе голову подобной чушью?

Она не хочет думать ни о своей первой любви, ни о своей девственности. Она определенно не хочет думать о тех далеких временах, когда позволяла себе предаваться фантазиям о жарких объятиях и страстных поцелуях Василия, о его признаниях в любви.

При воспоминании об этих глупостях ее лицо вспыхнуло.

— Судя по вашей реакции, вам неприятно его внимание? — спросил Василий, наблюдая за ней.

Ну зачем он только задал ей этот вопрос? Если он не будет соблюдать осторожность, Лаура может подумать, что он испытывает к ней интерес личного характера. Разумеется, это не так.

— Я спрашиваю только потому, что не хочу иметь дело со сложностями, которые возникли бы, если бы вы приняли его ухаживания, — произнес он сухим тоном. — Он, в конце концов, человек женатый.

— Я не имею ни малейшего намерения принимать знаки внимания ни от Ганг Ли, ни от кого-либо из мужчин, с которыми меня связывают деловые отношения. — Увидев на его лице скептицизм, она, не удержавшись, добавила: — Я знаю, что вы обо мне думаете, но у меня не было романа с Джоном.

— Вы продолжаете на этом настаивать.

— Я настаиваю, потому что это правда.

Внезапно Лаура замолчала. Зачем она перед ним оправдывается? Какая разница, что он о ней думает? Это не должно иметь для нее значения. И все же...

Пока она говорила, Василий расхаживал по комнате, и по какой-то причине при виде его сильной широкоплечей фигуры все мысли об отвратительном Ганг Ли вылетели у нее из головы.