Прочитайте онлайн Скандал в Хай-Чимниз | 9. Встреча на Оксфорд Стрит

Читать книгу Скандал в Хай-Чимниз
2616+1236
  • Автор:
  • Перевёл: А. А. Креснин

9. Встреча на Оксфорд Стрит

– Я не знаю вас, сэр, – сказала внезапно остановившись и обернувшись Джорджетта. – Почему вы идете за мной?

– Я не далее как вчера имел удовольствие познакомиться с вами, миссис Деймон. Причем, вы заметили, что это была уже вторая наша встреча.

– То, что меня зовут миссис Деймон, это верно, но вы либо жертва недоразумения, либо сумасшедший. Почему вы следуете за мной? Почему вы пристали ко мне?

Артистка резко повысила голос.

"Да, – подумал горько Клайв, – с такой дамой бороться невозможно."

– Миссис Деймон, уверяю вас...

– А я уверяю вас, сэр, что если вы ошиблись, я с готовностью приму ваши извинения. Однако если вы и дальше не оставите меня в покое, я вынуждена буду позвать полицейского.

До сих пор мимо них проходило немало элегантно одетых людей. При слове "полицейский" тротуар вокруг Клайва и Джорджетты, словно по волшебству, опустел. Выражение лица Джорджетты внезапно изменилось. Если только что она стояла в позе мученицы, глядя на Клайва невинными голубыми глазами и прижимая к груди отделанную жемчугом сумочку, то теперь она смотрела куда-то за спину Клайва.

– Нет! – воскликнула она. – Нет!

– Но почему же? – ответил низкий, самоуверенный голос, который Клайв сразу же узнал. – Я не могу извинить его.

Одного роста с Клайвом, но несколько более плотный, Тресс подошел к ним со стороны Ратбон Плейс мягкой походкой дрессированного тигра. Его шляпа была сдвинута на затылок, серое пальто с каракулевым воротником расстегнуто, на губах играла неприятная улыбка. Поигрывая тростью с серебряным набалдашником, Тресс смерил Клайва взглядом.

– Так... – протянул он презрительно, словно только что узнав Клайва, – Стрикленд, значит.

– Тресс!

– Снова ваши старые штучки, а?

– Нет! – выкрикнула Джорджетта, обеими руками сжимая сумочку. Сейчас в ее голубых глазах было искреннее, глубоко человеческое сочувствие.

– Что вы можете сказать в свое оправдание, Стрикленд?

– Убирайтесь отсюда. Предупреждаю вас...

– Вот как? О чем же, любопытно знать?

– Хотите устроить скандал? Здесь на улице?

– А вы этого, держу пари, не хотите.

– Послушайте...

Тресс ухмыльнулся в свои желтоватые усы.

– Вы не хотите получить трепку на людях, Стрикленд. Я это понимаю. Но вы заслужили ее и получите прямо сейчас.

Тресс молниеносным движением поднял трость и ударил ею по лицу Клайва. Удар не был сильным и Клайв, шагнув вперед, хотел было, вне себя от гнева, всей тяжестью тела нанести ответный удар, когда почувствовал, что его схватили чьи-то сильные руки.

Два сильных голоса прозвучали, перекрывая возгласы зевак.

– Хо-хо! – проговорил схвативший левую руку Клайва бородатый полицейский. – А ну-ка, спокойнее!

– Хо-хо! – одновременно проговорил схвативший правую руку другой, тоже бородатый полицейский. – Что здесь происходит? Беспокоите даму, сэр?

– Нет, – ответил Клайв.

– Конечно, да, – с ухмылкой проговорил Тресс.

– Почему бы вам не спросить у самой дамы? – воскликнул Клайв.

Дама, однако, успела уже исчезнуть.

– Приставали вы к этой даме или нет, сэр?

– Вы же слышали, как она сама это сказала, не так ли? – вмешался Тресс.

– Это верно, – проговорил один из полицейских. – Спокойно! – бросил он Клайву. – В участок его, Том!

– Дорогу! – послышался новый голос. – Дорогу! Оба полицейских вытянулись по стойке смирно, не выпуская, однако, Клайва. Сквозь свистящую и хихикающую толпу зевак пробивался коренастый, средних лет мужчина с веснушчатым лицом. Несмотря на старенький штатский костюм он производил впечатление человека, привыкшего командовать.

– Приставал к женщине, сэр, – с внушительным видом проговорил один из полицейских. – Той леди, наверное, стало дурно. Во всяком случае, здесь ее уже нет.

– Да, я слышал! – Веснушчатый мужчина, нахмурившись, оглядел Клайва, а затем повернулся к Трессу. – Вы готовы свидетельствовать против этого человека, сэр?

– Да. – Тресс вынул бумажник. – Вот моя визитная карточка.

– Спасибо. В случае необходимости мы вас вызовем, сэр. А этого отведите в участок, ребята. Не спускайте с него глаз.

В определенных ситуациях ярость настолько ослепляет человека, что разумнее слушать, чем смотреть. В данный момент Клайв слышал два звука. Одним из них был звон колоколов, возвещавших, что наступил полдень, и напоминавших Клайву, что он сейчас должен был быть совсем в другом месте, а другим – тихий, почти беззвучный смех Тресса.

Клайв хотел было резким движением вырваться из рук полицейских, но добился только того, что они схватили его еще крепче.

– Вы бы лучше успокоились, Стрикленд, – злорадно заметил Тресс. – Вам и сказать-то нечего.

– Зато есть что сделать, Трессидер, и вы это почувствуете при первой же нашей ближайшей встрече.

Тресс пожал плечами и, отвернувшись, зашагал прочь.

* * *

– Спокойно! – еще раз бросил веснушчатый, а потом обернулся к толпе зевак. – Представление окончено. Шагайте по своим делам! Ну, живо!

Большинство подчинилось приказу, и только пара оборванцев поплелись за маленькой процессией в сторону Сент-Джайлс Хай Стрит.

– Ну, молодой человек? – громко спросил у Клайва веснушчатый. – Если вам есть что сказать, я слушаю.

– Что ж... – сказал, задыхаясь, Клайв и остановился, заставив этим остановиться и остальных, – я скажу вам вот что. Я, действительно, шел вслед за миссис Деймон, но и только. В данную минуту я должен был бы разговаривать с одним детективом по имени Уичер об убийстве, совершенном вчера в Беркшире. Почему бы вам заодно не устроить и это? С такими силами вы могли бы с равным успехом арестовать и его.

Веснушчатый мужчина, подойдя вплотную к Клайву, негромко проговорил:

– Говорите все, что хотите, но, очень прошу вас, не мешайте отвести вас в участок. Мне не хотелось бы, чтобы кто-то сообразил, что мы арестовали вас только для видимости. Уичер – это я.

Мимо них с грохотом прокатилась груженная пивными бочками телега. Клайв, все еще тяжело дыша, посмотрел на стоявшего перед ним Уичера.

До полицейского участка, укрывшегося в тени большого собора, они добрались вполне благополучно. При входе Клайв для виду немного посопротивлялся, но, как только они вошли внутрь, оба полицейских отпустили его, и их бородатые лица расплылись в широких улыбках.

– Прошу прощения, сэр, – сказал один из них, подвигая стул к "арестованному".

– Прошу прощения, – добавил и второй. – Мистер Уичер – наш старый, добрый друг. Он рассудил, что тот усатый джентльмен хочет впутать вас в какую-то нехорошую историю и нам следует вмешаться, пока не поздно. К счастью, нашего сержанта сейчас нет.

– Гм! – выдавил из себя Клайв и сел.

– Ну, – облегченно вздохнул ловеселевший Уичер, – с этим мы разобрались.

По-настоящему веселым настроение Джонатана Уичера назвать, тем не менее, было нельзя.

Наклонив голову набок, он глядел на Клайва, озабоченно хмурясь, словно человек, решающий трудную математическую задачу.

– Я тоже должен извиниться перед вами, сэр, – проговорил он. – Сейчас вы наверняка считаете меня слегка рехнувшимся, если не хуже того. Однако, я случайно услыхал, как вот этот джентльмен, – Уичер показал визитную карточку Тресса, – произнес ваше имя. Возможно, мое маленькое представление закончилось бы иначе, если бы я смог обменяться парой слов с миссис Деймон, но мне и в голову не пришло, что она так поспешно удалится.

Клайв вскочил со стула.

– Господин инспектор!.. – начал он.

– Не надо! – протестующим жестом поднял руку Уичер. – Я предпочел бы, сэр, чтобы вы не называли меня инспектором. Из-за этого были неприятности даже у Чарльза Филда, хотя он по всем правилам ушел на пенсию, а не был так, как я, уволен из полиции.

– Как же мне вас именовать?

– Предоставляю выбор вам. Мне это безразлично.

– Хорошо, оставим это, – сказал Клайв. – Вы знаете миссис Деймон?

– Можно сказать и так.

– Мое имя вам тоже известно. Судя по этому, вы получили мою записку?

– Получил, – с горькой улыбкой ответил Уичер. – Сожалею, что вы не застали меня. О смерти мистера Деймона я, однако, узнал еще раньше. Потому меня и не было на месте: телеграмма об убийстве была получена в Скотленд Ярде еще утром, и один мой друг решил, что это дело должно меня заинтересовать.

– Надеюсь, что оно действительно вас заинтересовало.

– Больше, чем заинтересовало, – сказал Уичер и снял шляпу. – Может быть, это вас удивит, сэр, но Мэтью Деймон был одним из самых благородных людей, каких я только знал. Мне не слишком-то приятно думать, что я сам отчасти несу ответственность за его смерть.

– Вы что-то рассказали мистеру Деймону, не так ли? Три месяца тому назад?

– Да, – ответил Уичер и вновь надел шляпу.

– И вы знаете, которая из двух дочерей Деймона на самом деле дочь Гарриет Пайк?

Клайв только намного позже понял, почему на лице Уичера появилось такое удивленное выражение. В разговор вмешался один из полицейских.

– Мистер Уичер, мы с Томом сейчас на службе, так что нам пора уходить. Вы лучше побудьте здесь, пока зеваки окончательно не разойдутся. – Повернувшись к Клайву, ом добавил: – Надеюсь, вы на нас не в обиде, сэр?

Клайв был настолько не в обиде, что пара банковских билетов поменяла своего владельца. Полицейские, откозыряв, с довольными улыбками вышли из комнаты. Помимо Клайва и Уичера в помещении остался только третий полицейский, который был там и раньше – такой же бородатый, как и его товарищи, но без шлема. Мирно покуривая трубку, он сидел за столом и читал "Морнинг Пост".

– Ну? – вновь начал Клайв. – Могли бы вы сказать, кто из них – Селия или Кейт – дочь Гарриет Пайк?

– Нет, сэр. Ни о чем подобном мне не известно, – ответил Уичер. – И вряд ли я мог рассказать мистеру Деймону об этом – ему ведь и так все это было известно. В Хай – Чимниз, все известно и еще одному человеку.

Клайв прямо-таки задыхался в душной комнатке полицейского участка.

– Господин инспектор... прошу прощения, мистер Уичер... в своей записке я объяснил причину, по которой приехал в Лондон.

– Да, сэр.

– Мистер Деймон сегодня в четыре часа дня собирался встретиться с вами. Я думаю, вы получили его телеграмму?

– Разумеется.

– Мистер Деймон взял с меня слово, что в любом случае – что бы с ним ни случилось...

– Минуточку! – перебил Уичер. – Стало быть, он подозревал, что с ним может что-то случиться?

– Да. У него в ящике стола был револьвер – тот самый револьвер. По словам доктора Бленда он купил его две недели назад. Судя по этому, он опасался не кого-то из членов своей семьи.

Все это время Уичер пристально смотрел прямо в лицо Клайву, одной рукой позванивая медяками в кармане, а из другой не выпуская визитную карточку Тресса.

– Как я уже сказал, – продолжал Клайв, – мистер Деймон взял с меня слово, что я – как бы ни обернулись дела – приеду вместо него на сегодняшнюю встречу. Сейчас я хочу предложить вам заняться расследованием этого убийства. Какие бы ни потребовались расходы, я оплачу их.

– Спасибо, сэр. Я принимаю ваше предложение.

Не буду отрицать, что расходы возникнут, но, быть может, дело окажется не таким трудным, как это кажется.

– Вот как? Почему же это?

– Потому что, мне кажется, я уже догадываюсь, кто убийца.

На мгновенье огонь в камине разгорелся и ярче осветил стены комнатки.

– О, я пришел к этому выводу не путем расследования и, увы, не с помощью логических рассуждений, – сказал Уичер. – Просто в августе мне случайно удалось получить одну информацию. На ней и основывается мой вывод.

– И кто же убийца?

– Гм-м... – расхаживая взад-вперед по комнате, пробормотал Уичер. – Если позволите, пока что я лучше умолчу об этом – отчасти потому, что я могу ошибаться, а отчасти потому, что, не считая полученной в Скотленд Ярде телеграммы, я не располагаю пока никакой информацией. В свое время, расследуя убийство на Роуд Хилл, я совершил ошибку, самую тяжкую ошибку в своей жизни: я арестовал Констанцию Кент, не имея достаточных улик, и этим погубил самого себя. А ведь она была виновна. Кто может поручиться, что сейчас не виновна какая-то другая девушка?

– Черт возьми, до чего же здесь душно! – нервно поправляя воротник, воскликнул Клайв.

Взглянув на него, Уичер заметил:

– Ну, не буду больше забивать вам голову своими неприятностями, вижу, что вы и так достаточно озабочены из-за одной юной леди.

– Вы ошибаетесь, мистер Уичер. Никаких ни забот, ни сомнений у меня нет.

Уичер глубоко вздохнул и еще раз взглянул на визитную карточку Тресса, которая все еще была у него в руке.

– Я хотел бы, чтобы вы пошли ко мне, сэр, и рассказали обо всем, что произошло вчера вечером. Лучше – если вы не возражаете – сделать это еще до того, как мы отправимся в Хай – Чимниз и возьмем за шиворот того, кто знает всю правду. Кстати, сегодня никаких особенных событий не было?

– В Хай – Чимниз не было. Здесь, однако, я по чистой случайности увидел на улице миссис Деймон и вошел вслед за нею в театр "Принцесса". Я был свидетелем того, как она оставила там на хранение мужской костюм – костюм убийцы, надо полагать. Я слышал, как она намекнула, что кто-то – имени она не назвала – заслуживает "беличьего колеса" и, вероятно, получит его.

Никогда нельзя сказать заранее, что оставит безразличным, а что поразит другого человека.

Вообще говоря, Уичер почти не проявлял своих чувств, даже голос его оставался неизменно негромким и спокойным, но, когда прозвучали слова "беличье колесо", бывший инспектор вздрогнул, и это еще больше обеспокоило Клайва.

– Сэр, – сказал Уичер, дружелюбно похлопав Клайва по плечу; – я предлагаю сделать так: отправимся ко мне, а по дороге вы расскажете свою историю. Не только о том, что было в театре, а все от начала и до конца.

Когда они уходили, Клайв готов был поклясться, что за решеткой окошка одной из камер мелькнула тень мужчины с бакенбардами, на удивление напоминавшего Виктора Деймона.

На Оксфорд Стрит Клайв мчался в таком темпе, что коротконогий Уичер едва поспевал за ним.

По дороге Клайв начал свой рассказ. Он говорил по порядку обо всем, что случилось в Хай – Чимниз, о беседах, в которых участвовал сам и свидетелем которых ему довелось быть, даже о тех своих мыслях, которые казались ему достойными упоминания.

Веснушчатое лицо становилось все мрачнее и мрачнее.

– Черт побрал бы все! Нет никакого сомнения, сэр, что я в немалой степени несу ответственность за эту смерть.

– Каким образом? Что вы три месяца назад сказали мистеру Деймону?

– Не сердитесь, сэр, но пока что я попрошу вас продолжать дальше.

Уже возле самого "Пантеона" они – по предложению Уичера-зашли пообедать в небольшой ресторанчик. Кормили в сыром, похожем на тюремную камеру подвальчике отвратительно. Клайв больше пил, чем ел, да и Уичер то и дело потягивал разведенное водой бренди.

– Послушайте, сэр! Вы утверждаете, что мистер Деймон сказал вам именно так? Слово в слово?

– Утверждаю. Слово в слово. И это все, что я могу рассказать о вчерашних событиях в Хай – Чимниз. Добавлю только одно: вы не знаете, кто дочь Гарриет Пайк – Селия или Кейт. Так вот, по-моему, это не имеет никакого значения.

– Да? – пробормотал Уичер.

– Я просто не верю, что склонность к убийству, если отвлечься от психических заболеваний, передается по наследству. Если ребенок растет в бедности, окруженный насилием и страхом, он легко может, чтобы спастись от голода, стать и вором и убийцей – каков бы ни был этот ребенок. Но если того же ребенка воспитать в порядочной семье, ему это и в голову не придет.

– Между нами говоря, сэр, я придерживаюсь того же мнения. Случаются, однако, и исключения.

– Ну, а кроме того, – ударив по столу, сказал Клайв, – я хочу жениться на Кейт Деймон и женюсь, если только она не будет против. Кто бы ни был убийцей, я уверен, что это не она.

– Опять-таки между нами: я тоже в этом уверен.

– Спасибо, мистер Уичер!

– Минутку! – предостерегающе поднял палец детектив. – Быть может, нам еще придется изменить мнение. Нельзя требовать от врача, чтобы он поставил диагноз, прежде чем увидит больного. Однако, отвлекаясь от этого, я согласен с вами.

– Еще одно! Мистер Деймон, будучи юристом, наверняка оставил завещание. В нем или, может быть, в семейной библии упоминается, вероятно, о приемном ребенке...

– Гм, я в этом не сомневаюсь.

– Так вот, раз уж мы дошли до этого, – с пересохшим горлом продолжал Клайв, – надо ли, чтобы об этом знали Кейт и Селия? Я подумывал уже о том, чтобы довериться Кейт и все рассказать ей, но у меня не хватило духу причинить ей такое потрясение – я уже не говорю о том, как тяжело пережила бы это Селия. Если полиция не сочтет нужным посвятить их, почему бы все не могло остаться между нами?

– Может остаться, сэр. Думаю даже, что так будет лучше всего.

– Спасибо, большое спасибо.

– Ну, что вы так переживаете, сэр! Успокойтесь, прошу вас! Эту тайну можно будет сохранить, предполагая, конечно, что нам удастся получить ответ на интересующие нас вопросы от того, кто помимо нас, знает правду.

– Ради бога, мистер Уичер, кто этот человек?

– Вы еще не догадались? – Уичер с задумчивым видом откинул голову на спинку стула. – Послушайте, я не очень образованный человек, но кое-что все-таки читал. Скажите, сэр, это вы – тот Клайв Стрикленд, который написал роман под названием... "Будь у смерти удобное кресло..."? Я прочел его. Вы написали этот роман?

– Да, – с легким удивлением ответил Клайв. – А почему вы об этом спрашиваете?

– Да ерунда, знаете ли, просто ерунда. Название не очень-то связано с содержанием книги, и все-таки оно долго не выходило у меня из Головы. "Будь у смерти удобное кресло..." Оно меня, можно сказать, просто преследовало.

– Со мной было то же самое. Потому я и назвал так книжку. Это первая строка старинной баллады. Но какое отношение это имеет к нашему делу?

– Никакого. К убийству мистера Деймона – никакого.

Клайв удивленно посмотрел на Уичера.

– Впрочем, – наклонившись вперед, продолжал Уичер, – кое-какое все же имеет. Судя по этой книге, из вас мог бы получиться вполне приличный детектив. Сейчас я уже просто уверен в этом. А теперь слушайте: вы хотите знать, кто убил мистера Деймона?

– Да. – Клайв с трудом сдерживал себя. – По-моему, я уже говорил об этом.

– Но ведь Деймон сказал вам, кто хочет его убить! Думаю, во всяком случае, что сказал. Только во время вашего разговора он, видно, был не совсем в себе: он, как это часто делают юристы, говорил примерами, приводил их один за другим, но главного так и не объяснил прямо.

– Потому что у него не было для этого времени! О главном он и не начал говорить!

– Сэр, он по крайней мере трижды упомянугг вам о том, что считал самым главным.

Они поднялись с мест и взяли пальто и шляпы.

Обед стоил им по шесть пенсов (о, счастливые старые времена!) с каждого и шиллинг за выпивку. Клайв положил на стол полкроны, надел пальто и, стараясь, чтобы его голос звучал равнодушно, проговорил:

– Мистер Уичер, я понимаю, что вы не хотите высказывать окончательное мнение, прежде чем поговорите с теми, кто остался в Хай – Чимниз. Я попрошу вас об одном: начав что-то, доведите дело до конца или лучше совсем не начинайте.

– Не волнуйтесь, сэр, нет никаких причин для беспокойства.

– По-моему, – буркнул Клайв, – для беспокойства есть все причины! Пойдемте!

Они вышли на улицу и через минуту поднимались по грязной лестнице соседнего с "Пантеоном" дома. Газовая лампа освещала лестничную клетку перед канцелярией Уичера.

– Я только сейчас сообразил, – проговорил, поднимаясь по лестнице, Клайв, – что уже второй час. Я спокойно сидел в ресторане и начисто забыл, что еще в двенадцать попросил друга подождать меня здесь! Впрочем, не думаю, чтобы он до сих пор ждал меня.

Виктора, действительно, не было.

Зато вместо него на лестничной площадке стояли мистер Ролло Бленд и еще кто-то. Как только Клайв их увидел, все его раздражение мгновенно улетучилось.

– Кейт! – воскликнул он. – Каким ветром тебя сюда занесло?