Прочитайте онлайн Сингапурские этюды | Пешеходы и автомобилисты

Читать книгу Сингапурские этюды
2616+2666
  • Автор:
  • Язык: ru

Пешеходы и автомобилисты

Между тем есть и другая забота: как живут сами дороги, как относятся друг к другу автомобилисты на трассе, как они регулируют свои взаимоотношения с пешеходами?

Рядом с отелем «Феникс» на улице Орчард-роуд каждый вечер в назначенный час возникал парк маленьких ресторанчиков, и до глубокой ночи клубились дымы, пульсировал свет ламп. А до пяти часов пополудни здесь был иной парк — машин. Разлинованные места для стоянок. Строгие девушки в голубых жакетах с погончиками, черных туфлях и в желтых соломенных шляпах, скрывающих лица от посторонних глаз, прикрепляли к ветровому стеклу розовые квитанции, которые необходимо оплачивать, когда покидаешь стоянку. Этих девушек можно встретить в любом уголке Сингапура, где есть платная стоянка для машин. Они сдержанны и элегантны, застенчивы, но полны достоинства, не отвечают на раздраженные возгласы автомобилистов, которые то ругаются, что Нет места, то ворчат, что опять подскочила плата за парковку (это тоже входит в систему «драконовых» мер). Девушки молча выслушивают претензии и исправно делают свое дело. Некоторым автомобилистам, видимо, это нравится. Во всяком случае, говорят, десять процентов этих девушек выходят замуж за тех, кому они вручали розовые квитанции, и Управление автостоянок часто лишается сборщиков дани в желтых соломенных шляпах: беременность, дети…

Онлайн библиотека litra.info Девушка с платной стоянки

Примерно за полчаса до окончания работы автостоянки в переулке на другой стороне Орчард-роуд выстраивалась вереница тележек и платформ на трех колесах с тентами, встроенными жаровнями, корзинами со снедью. Уже плачут горючими слезами утки, висящие на крюках, кто-то, стуча ножами, продолжает заготовку продуктов, кто-то обсуждает последние новости. Ждут своего часа. Вот сигнал: человек, стоящий первым в очереди (чаще всего им оказывался продавец муртабы — пакистанских блинов, — средних лет мужчина в неизменном голубом саронге и белой майке), взмахнул рукой и молниеносно пересек дорогу, перекрыв ее своей тележкой, за ним двинулись остальные. Так здесь регулировались отношения между пешеходами (в данном случае не совсем обычными) и машинами.

Однажды со мной произошел случай, который дал мне возможность особенно сильно почувствовать все эти транспортные неурядицы Сингапура и который объяснил, почему экзамен на получение водительских прав в Сингапуре начинается с паркования машины в самых неблагоприятных условиях. Поставил я как-то здесь машину, а сам пошел на соседнюю улицу в картинную галерею, куда пригласил меня знакомый художник. За разговором я совсем забыл, что флажок на часах давно уже упал и автопарк стал «ресторанчиком под звездами». Вернулся — увидел: все шло своим чередом: скрипел барабан для выжимания тростникового сока; взрывались пузыри в чане с кукурузным маслом, когда падали туда желтые бананы; кто-то долго выбирал свой дуриан; кто-то ел лапшу с креветками. Мой кремовый «форд» застрял между тележкой, где варился соп камбинг (бараний суп с кокосовой мукой), и платформой, где пакистанец уже кидал в воздух тонкие полоски теста, которые через несколько минут после того, как он неуловимыми, почти ритуальными движениями бросит на них чуть фарша, немного муки, щепотку перца и наконец элегантно разобьет яйцо, станут муртабой. Он был из той породы профессионалов, которые получают наслаждение не только от безукоризненно приготовленного блюда, но и от самих движений, их завораживающего ритма. Мастер делал все подчеркнуто бесстрастно, зная, что покупатель все равно придет.

Мне нравилась муртаба, но сейчас было не до нее: как выбираться? Тогда я оценил сноровку мальчишек-зазывал, которые обычно встречают вас у входа: «сатэ-ми-ребус-хо-чиен-роджак-наси-горенг» — названия блюд сливаются в одну бесконечную звонкую фразу. Чтобы выехать на магистраль, я должен был преодолеть расстояние метров десять, не больше. Выбирался сорок минут! Чуть влево — остановка. Парнишка стучит по багажнику — дальше нельзя. Вправо — стоп! Надо чуть-чуть отодвинуть табуретку, на которой уютно устроился джентльмен в белом сафари и аппетитно ест кальмаров в соевом соусе. И все сначала: беру влево — остановка, беру вправо — стоп. Почти как на сингапурской магистрали в час пик.

Теперь этот «ресторан под звездами» ушел в историю, как и многие пасар малам (ночные рынки). Процесс урбанизации, перекройки города зашел слишком далеко. А регулированием отношений между водителями и пешеходами государство занимается и поныне.

«43 процента погибших в дорожных катастрофах — пешеходы, чаще пожилые люди. Вообще число пешеходов, погибающих в Сингапуре, в процентном отношении выше, чем, скажем, во Франции или Италии, странах, где водители, как считают, наиболее безрассудны», — пишет видный сингапурский обозреватель Алекс Джози и добавляет: «Постепенно правительство намерено заставить всех инструкторов по вождению получить лицензию (а значит, доказать свою профессиональность), а всех водителей переобучить».

«Не будь угрозой на дороге», «Будь вежлив! Уступай дорогу!», «Безопасность на дорогах — дело каждого гражданина» — вот некоторые из лозунгов, висящих на улицах, в общественных центрах, на кузовах машин.

«Сделаем Сингапур свободным от дорожных происшествий!» — в дни этой кампании особенно активны женщины-полицейские. В белой форме на ослепительно белых мотороллерах, они курсируют по сингапурским магистралям; порой прячутся на перекрестках в тени деревьев с блокнотами в руках, и вскоре водители получают по почте уведомление о штрафе: превысил скорость; поехал прямо, когда надо было свернуть направо, — создал угрозу движению; ваш грузовик выпустил облако выхлопных газов (этот водитель виноват вдвойне — он к тому же игнорировал правила охраны окружающей среды). В Сингапуре система штрафов — это целая наука. Одна из суббот в местном суде освобождена специально для слушания дел о нарушениях на дорогах. Если водитель захочет оспаривать уведомление о штрафе — пожалуйте в суд.

Активно участвует в попытках создать безопасную обстановку на дорогах и пресса. В газете «Нью нейшн», например, многие годы была популярна рубрика «Блуждающий глаз». Фотообъектив поймал рикшу, который вез семь рядов ящиков, поставленных один на другой, и едущий за ним шофер не видел, что происходит впереди. «Что это: соревнование по перевозке тяжестей или грубое нарушение?» На дорожном столбе какой-то предприимчивый торговец повесил на веревочках уток, завлекая покупателей. «Что скажут власти на этот счет?» А вот слепой поднял белую трость, показывая, что намерен перейти дорогу, но машины проносятся мимо, никто не останавливается. «Что стоят наши моральные ценности?»

Последнее время стали больше уделять внимания и пешеходам. Лет пять назад на улицах Сингапура появились самые красивые девушки республики, и среди них Паулина Чеонг, «мисс Сингапур», в майках с надписью: «Переходите улицу в безопасных местах». Это не был парад мод, девушки обучали пешеходов переходить улицы только там, где положено. Так началась кампания «Безопасность на дорогах», которая должна была, по мысли организаторов, фундаментально перестроить сознание пешехода. Ведь прежде он переходил там, где ему было удобно.

На стоянках автобусов раньше очередей не признавали. Теперь правила гласят: если вы расталкиваете локтями людей, нарушая очередь впервые, то вас штрафуют на 400 долларов. Если нарушение вторичное — 1000 долларов или три месяца тюрьмы.

Когда думаю о дорогах Сингапура, перед глазами проходят регулировщики в белых перчатках на самых безнадежных перекрестках в часы пик, девушки в синей форме, включающие электронное табло, и в свете росы, рассыпавшейся миллионами жемчужин по длинным седым лезвиям трав лаланга, студенты, бредущие по просыпающемуся Сингапуру с плакатами в руках: «Не будем рабами машин!»