Прочитайте онлайн Синдром бодливой коровы | Глава 8

Читать книгу Синдром бодливой коровы
2216+877
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Теперь дело оставалось за малым — найти мужчину, который согласится сыграть роль Шинкаря. Если бы не гипс, Настя, конечно, принялась бы уговаривать Люсиного мужа. Кроме него, уговаривать было решительно некого. "Надо же, — укорила она себя. — Дожить до тридцати лет и не заиметь друга, к которому можно обратиться за помощью в щекотливом деле!

Кроме того, мне ведь нужен не просто мужчина, а смелый мужчина. Такой, который не спасует и не бросит в беде, если что".

Уже подъезжая к дому, она подумала: «Ну ладно! Если судьба мне разоблачить эту шайку из „КЛС“, кто-нибудь да найдется». В этот миг она повернула за угол дома и увидела Купцова. Тот бродил возле ее подъезда, засунув руки в карманы брюк, и рассеянно гонял камушек. Никаких следов недавней драки на его лице заметно не было.

Когда Настя вышла из машины, он оставил свое занятие и быстро пошел ей навстречу.

— Вижу, ты мне рада, — констатировал он, верно оценив выражение Настиного лица.

— Рада, рада! — поддакнула та. — Извини, что в прошлый раз я оставила тебя лежать на асфальте.

— Забудем, — мрачно буркнул Купцов.

— А сейчас мне как воздух нужна поддержка!

— Моя?

— Чья-нибудь. Но обязательно мужская.

— Любопытно.

— Есть одно дело, с которым я не смогу справиться в одиночку. Ты завтра вечером свободен?

— Да, а что от меня потребуется?

— Раздеться и полежать со мной в кровати.

Купцов некоторое время молчал, потом выпятил грудь и поинтересовался:

— А зачем ждать до завтра? Я — здесь, ты — здесь, постель в двух шагах. Пойдем разденемся и полежим.

— Ах, боже мой, ты ничего не понял! Когда я говорю — полежать, это значит именно полежать.

— И не проявлять никаких признаков мужественности?

— Никаких.

— Тогда пусть с тобой подружка полежит, — обиделся Купцов.

— Подружка не годится! — отчаялась Настя. — Хотя ты, кажется, тоже не подойдешь.

— Почему это? — невольно заинтересовался Купцов.

— Рост у тебя не тот, и разворот плеч другой, и вообще…

— В кровати все мужчины одного роста! — заявил отвергнутый Купцов.

— Понимаешь, по дороге к постели за нами наверняка будут следить.

— Ого! Вот это мне нравится. Какая-нибудь криминальная история?

— Похоже на то.

— И я точно не сгожусь на роль любовника?

Настя еще раз оглядела его с ног до головы и вздохнула:

— Точно.

— А не связано ли это дело с моей квартирой? — с подозрением спросил он.

— Еще как связано! До сих пор не могу понять, почему ты так пассивно отнесся к рассказу об Иване, к моей сережке на твоем балконе, наконец!

— Да что я могу поделать? Не в милицию же тащиться с твоей сережкой и с твоим рассказом. Меня засмеют. Кстати, если я не гожусь на то, чтобы лежать в постели, могу я хотя бы пригласить тебя на ужин?

— Сожалею, — сказала Настя. — Я уже обещала финну.. — Она замерла на полуслове и уставилась на носки своих туфель. — Финн! Ну, конечно! Он идеально подходит. И рост, и комплекция, и цвет волос — все совпадает!

— Ты пытаешься подогнать живого мужчину под какой-то стандарт?

— Угадал. Он должен быть похож на Семена Шинкаря, ведущего шоу «Модная тема».

— Слушай, ну у тебя и вкусы! Понимаю, еще Малахов. Или Пельш какой-нибудь. Но Шинкарь!

— Это совсем не то, что ты думаешь. Не любовная, а в самом деле криминальная история. Шинкаря хотят подставить, а я вызвалась ему помочь. Завтра его недруги явятся, чтобы застукать его с девицей легкого поведения. Но у них ничего не получится. Вместо девицы буду я, а вместо Шинкаря — Юхани.

— А это что еще за ужас такой — Юхани? — изумился Купцов.

— Это финский подданный, очень приятный молодой человек. Хочешь поужинать сегодня с ним и со мной?

— Если он и впрямь похож на Шинкаря, то не хочу, — отказался Купцов. — И почему это ты идешь с ним ужинать?

— Он привез мне посылку от мамы, поэтому я должна отдать долг вежливости. А кроме того, мне надо уговорить его поучаствовать в завтрашнем представлении.

— Кстати, где будет проходить это представление?

— На съемной квартире.

— Вот что. Я пойду с вами. Вдруг случится что-то непредвиденное и этот Юхани не справится с ситуацией?

— Тогда тебе лучше познакомиться с ним заранее.

— Ладно, я не против совместного ужина, — сдался Купцов. — И почему ты не оставляешь мне возможности поухаживать за тобой как полагается? Я весь день звонил, чтобы назначить свидание, и впустую. Несколько часов болтался возле твоего дома, словно подросток. А теперь условием нашего совместного ужина становится какой-то Юхани!

* * *

Почти всю ночь с пятницы на субботу Настя ворочалась в постели и раз десять вставала попить воды. После нескончаемого пекла впервые за много дней на город обрушилось ненастное утро. Моросил мелкий тревожный дождь, Настя высовывала голову в окно, чтобы остудиться. Купцов обещал взять с собой какое-нибудь оружие, чтобы во время проведения операции она чувствовала себя спокойно. Однако его заявление возымело прямо противоположное действие — Настя стала волноваться еще сильнее.

Встретиться с Юхани они договорились в пять часов и уже вместе с ним ехать на встречу с Шинкарем.

— Юхани, вы хотите поучаствовать в русской игре? — спросила Настя, подобрав его на остановке.

В толпе озабоченных москвичей финн стоял большой и радостный, словно игрушечный слон. — Знаете, такая забава для взрослых.

— Да, Настя, — кивнул Юхани, покорно глядя на нее. — Я согласился. Будем забавляться.

— Он ни черта не понимает, — вполголоса предупредил ее Купцов, ерзавший на заднем сиденье автомобиля. — Когда ты положишь его в постель и разденешься сама, он пойдет на поводу у своих инстинктов.

— Он из цивилизованной страны, — одной стороной рта произнесла Настя. — У него отмерли все инстинкты. Если сказать ему, что таковы правила игры, он во что бы то ни стало будет им следовать.

— Юхани, — твердо заявил Купцов, всунув лицо в пространство между двумя передними сиденьями. — Вы должны запомнить очень твердо: что бы ни случилось, секса не будет. Все понарошку, о'кей?

— Понарошку, — повторил Юхани и старательно записал понравившееся слово в записную книжку.

— Нет, он точно все испортит!

— Не болтай ерунды — он очень послушный. Юхани, — обратилась она к финну, — вы сможете войти в подъезд, прикрыв лицо газетой?

— Скрывать свой личина?

— Да, — сказала Настя. — Так положено.

— Я сможете.

— Сейчас мы встретимся с одним человеком, он даст нам свою машину.

— Кстати, — оживился Купцов, — а он водить-то умеет?

— Иностранцы все умеют водить, ты что, с луны свалился?

— Откуда я знаю? — буркнул тот. — Может, у него ограниченные умственные способности, и он не смог сдать на права.

— Прекрати наезжать на человека, с которым у меня связано столько надежд, — рассердилась Настя.

О Юхани они говорили приглушенными голосами, рассчитывая, вероятно, что русский шепот он не воспринимает. Машина Шинкаря стояла в условленном месте. Сам он в темных очках и бейсболке нервно ходил взад-вперед и вертел головой по сторонам. Приезд Насти воспринял с облегчением, но, увидев двух незнакомых мужчин, сразу сделался подозрителен.

— Кто это? — спросил он у нее после короткого обмена приветствиями.

— Это Юхани. — Она подтолкнула финна под руку. — Он будет исполнять вашу роль. А это Игорь, он нас страхует.

— Привет! — сказал Шинкарь и вяло улыбнулся обоим. — Надеюсь, Юхани, вы хорошо водите машину?

— Перестаньте! — рассердилась Настя. — Ему надо проехать всего один дом.

— Итак, вот ключ от квартиры. — Шинкарь подбросил названный предмет на ладони и вложил его в Настину руку — Еще пусть ваш Юхани возьмет мою бейсболку и солнечные очки. Думаю, одеждой меняться мы не станем. Кстати, я уже выбрал для себя отличный наблюдательный пункт. Вон там, видите, небольшая стоянка? Никто не обратит на меня внимания. Оттуда хорошо просматривается подъезд.

— Я все поняла, — кивнула Настя. — Значит, Игорь идет в ту квартиру первым. — Она обернулась к Купцову и сказала:

— Даже если за подъездом следят, на тебя не обратят внимания. Зайдешь в квартиру и найдешь, где спрятаться. Свой ключ я тебе уже отдала, как открыть замок внизу, ты знаешь. В половине седьмого Юхани подрулит к самому подъезду и, прикрыв лицо газетой, войдет внутрь.

— А это не будет выглядеть подозрительно? — засомневался Шинкарь. — Он ведь меня изображает. С чего бы мне ходить, прикрывшись газетой?

— Вы известный человек и вполне можете быть мнительным. Нервничаете вы перед встречей, ясно?

— И дальше что?

— Потом в подъезд вхожу я. Мы с Юхани готовим мизансцену, а затем с помощью Игоря залавливаем того, кто все это вам организовал.

— В каком смысле — залавливаем? — всполошился Шинкарь. — Хотите взять «языка»?

— Да вы не переживайте, — успокоила его Настя. — Поговорим и отпустим. Не бандиты же мы, в самом-то деле.

— А со стороны точно похожи на шайку уголовников, — с неудовольствием заметил тот.

— Вы преувеличиваете, — пробормотала Настя. — Игорь, тебе уже пора идти.

— Сейчас, только оружие возьму.

Он подбежал к «Тойоте» и вытащил с заднего сиденья длинный темный чехол.

— Господи, да вы что?! — не на шутку струхнул Шинкарь. — Что вы там прячете?

— Винтовку, — не стал врать Купцов. — Но она не заряжена. Это просто для устрашения врагов.

— Ваших врагов, — подчеркнула Настя, и Шинкарь тут же заткнулся.

Купцов, взяв чехол под мышку, помахал всем рукой и весело пошагал к нужному дому За ним следили с неослабевающим вниманием, пока он не скрылся из виду, свернув за угол.

— Лучше бы нам видеть, что он благополучно вошел, — пробормотала Настя.

— Тогда я, пожалуй, поеду на свой наблюдательный пост, — сказал Шинкарь и сел за руль Настиной машины.

Прекратившийся было дождь закапал снова, поэтому Юхани полез в машину Шинкаря, а Настя последовала за ним.

— Кто есть этот опрятный человек? — спросил финн, подбородком указав на медленно тронувшуюся с места «Тойоту».

— Приятный, — машинально поправила Настя. — Вы хотели сказать: приятный. По крайней мере, я так думаю. Это телевизионный ведущий.

Она с трудом дождалась назначенного времени и всучила Юхани припасенную заранее газету?

— Не снимайте ни очки, ни бейсболку И когда выйдете из машины, прикройте лицо, договорились?

— А открывать мне дверь? — задал насущный вопрос Юхани, который, оказывается, все усекал, как надо.

— Внизу нажмете два-пять-четыре. А дверь в квартиру Игорь обещал не захлопывать. Она будет просто прикрыта.

— Что мне будет делать?

— Ничего не делать, — строго-настрого приказала Настя. — Войти внутрь, сидеть и ждать, пока я не приду.

— Почему вы не придут — тотчас же огорчился Юхани.

— Я приду, приду, просто не так сказала. Надо сидеть и ждать, когда я приду.

Финн усиленно закивал головой и напомнил:

— Вы вылезать, я поехать.

Настя выбралась из машины и с тревогой наблюдала за тем, как «Хонда» проскользнула вдоль дома и повернула за угол. Потом она поднесла к глазам часы и стала наблюдать за стрелками. Когда позади раздался шум мотора, она, не оборачиваясь, машинально отступила на тротуар.

Мимо нее медленно проехал микроавтобус с надписью «КЛС» на боку. Увидев его, Настя вздрогнула.

Итак, наблюдатели прибыли. В автобусе были затемненные стекла, поэтому рассмотреть, что там внутри, не представлялось возможным. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, Настя развернулась и обошла дом с другой стороны. Микроавтобус тем временем подъехал к той самой стоянке, которую облюбовал для себя Шинкарь, и пристроился неподалеку от «Тойоты». Наружу никто не вышел.

Чувствуя внутреннюю дрожь, Настя закинула сумочку на плечо и неторопливой походкой двинулась навстречу приключению. Изображать непринужденность было трудно: она знала, что за ней следят. И все, кроме разве что лопоухого финна, находятся в напряжении.

Добравшись до квартиры и захлопнув за собой дверь, она вздохнула с облегчением. Квартира оказалась однокомнатной, но выглядела просторной и была обставлена хорошей мебелью. Юхани сидел на большой кровати и качал ногами.

— Где Игорь? — спросила Настя, озираясь по сторонам.

— Он сел в коридорный шкаф, — махнул рукой тот. — Большой место для его длинный ружье.

— Чудесно, — пробормотала Настя. — Пусть обживается. А мы пока займемся приготовлениями. Юхани, вам нужно снять с себя верхнюю одежду.

— Пусть останется в джинсах! — сдавленно крикнул Купцов из коридора.

— Никаких джинсов! — отрезала Настя. — Все должно быть правдоподобно. Юхани, раздевайтесь.

Юхани, хихикая, принялся стаскивать с себя ботинки и носки. Потом снял рубашку, обнажив широкую, словно полигон, грудь, покрытую бурой растительностью. Когда он расстался с джинсами, Настиному взору явились ситцевые трусы с мишками и разноцветными буковками «Winnie the Pooh».

— Боже мой, — не удержалась и воскликнула она, — никогда не видела ничего подобного!

— Что он тебе показывает? — гневно крикнул Купцов из коридора.

— Игорь! Я просила тебя защищать Юхани, а не нападать на него.

Настя засунула финна под одеяло и стащила с себя платье. Под ним обнаружилось весьма откровенное ярко-красное белье. Финн глядел на нее во все глаза.

— Мне нравится ваш понарошку! — сообщил он, когда Настя собралась лезть к нему в постель.

Как раз в этот момент позвонили в дверь. Настя вскинулась и посмотрела на часы. Было ровно семь.

Купцов снова высунулся из шкафа.

— Еще рано! — зашипел он. — Не открывай. Позвонят и уйдут.

— Я вообще не думаю, что типы из «КЛС» будут звонить в дверь. У них наверняка есть свой ключ. Ведь они хотят застать Шинкаря врасплох!

В дверь продолжали настойчиво звонить. Потом наступила минута молчания, а потом… Потом в замке заскрежетал ключ. Это были зловещие звуки, которые повергли троицу в шок.

— Прячемся! — решила Настя.

Купцов тут же втянулся в свой шкаф, словно черепашья голова в панцирь. Настя велела Юхани лезть под кровать. Благо кровать была на высоких ножках, а простыни свисали до полу.

— Юхани, от этого зависит, чья команда выиграет! — шипела она, подталкивая его двумя руками.

Ногой она затолкала туда же горку одежды, а сама на цыпочках пробежала в ванную комнату и затихла там.

Входная дверь медленно открылась, и в коридоре появился похожий на хорька молодой человек с бегающими глазками. Самой примечательной деталью его одежды были перчатки. Он открыл вместительную сумку, которую держал в руке, и бросил в нее здоровенную связку ключей на кольце.

Молодой человек носил милую кличку Карлсон, и не просто так: он проникал в квартиры весьма забавными способами. Сегодня дело ограничилось простым подбором ключей: два вечера подряд Карлсон следил за окнами — они не горели. Адрес был случайным, и он ни на что особо не рассчитывал, разве что на удачу.

Велико же было его разочарование, когда он понял, что в квартире практически нет вещей. Вычурная итальянская «стенка» хранила в своих недрах лишь пыль да пару забытых журналов. Чертыхнувшись, воришка собрался покинуть место несостоявшегося преступления, когда его пытливый взор упал на разобранную кровать. Постельное белье не только благоухало свежестью. Оно было шикарным. Шелковые простыни с мелким английским узором по краю и наволочки, украшенные широкой полосой кружев, могли послужить утешением за напрасно потраченное время.

— Какие прелестные цветочки на этом бельишке! — пробормотал он вслух, поставил сумку на пол и дернул за край простыни.

Простыня не поддалась. Впечатление было такое, словно ее где-то защемило. Он дернул снова, и снова безрезультатно.

— Вот зараза! — выругался Карлсон и зашел с другой стороны. Дернул изо всех сил. Простыня натянулась, и стало ясно, что ее не пускает что-то, что находится на полу.

Воришка наклонился и, взметнув шелковую волну, заглянул под кровать. Под кроватью лежал на боку Юхани и улыбался во весь рот.

— Кю-кю!! — крикнул он и озорно подмигнул.

Карлсон дико вскрикнул, резко выпрямился и отпрыгнул от кровати, словно кот, наткнувшийся на ежа.

Он не смог удержать равновесия на скользком ламинированном полу, беспомощно взмахнул руками и грохнулся оземь, задев головой гармошку батареи.

В квартире повисла зловещая тишина.

— Настя! — позвал наконец Юхани. — У нас нужен менять один игрок.

Настя на цыпочках вышла из ванной. Из шкафа появился Купцов с винтовкой наперевес. Положив оружие на пол, он присел на корточки и приподнял пострадавшему голову. Голова была в крови.

— Кирдык, — печально произнес Купцов.

— Что значит — кирдык? — закричала Настя. — Не хочешь же ты сказать, что он умер?!

— Да нет, он не умер, но из него льется кровь, и если мы ничего не предпримем, очень быстро наступит кирдык.

— Так давайте что-нибудь предпримем!

— У нас нет времени, — цокнул языком Купцов. — Если мы хотим завершить операцию, этого типа надо срочно выкинуть из квартиры.

— Зверь! — крикнула Настя, повернулась и побежала на кухню, со всего маху хлопнув дверью.

Купцов, думая, что она собирается намочить полотенце и перевязать раненого, никак на это не отреагировал.

— Не бойся, Юхани, я знаю, что ты не виноват, — он похлопал по плечу финна, покосившись на трусы с Винни-Пухами.

— Я вызвала «неотложку»! — сообщила Настя, возвращаясь обратно.

— Что?! — закричал Купцов. — Да ты в своем уме?

Тут голый Юхани, тут я с винтовкой и этот тип весь в крови! Врач немедленно вызовет милицию. Нас всех переловят, как цыплят.

— Не паникуй. Вы с Юхани спрячетесь, а врачу я скажу, что это мой приятель. Что произошел несчастный случай. Мы занимались любовью, потом он встал, чтобы открыть окно, и у него закружилась голова. Боже мой, ну кто меня заподозрит?

— Какой любовью вы занимались, если он в штанах? И еще на нем перчатки!

— У нас есть время его раздеть, — возразила Настя.

Купцов посмотрел на часы и заметил:

— Уже пять минут восьмого.

— Если «неотложка» приедет быстро, мы успеем благополучно избавиться от этого типа.

— Давай я все-таки вынесу его в подъезд и красиво разложу на ступеньках. Авось кто-нибудь его найдет.

— Ты! — закричала Настя. — Ты бесчувственный!

Ненавижу мужиков, которые кажутся крутыми, а на самом деле черствые, словно сухие буханки.

— Но я действительно крутой, — развел руками Купцов.

— Чушь! Настоящая крутизна — это сила, умноженная на великодушие! А в тебе нет ни того, ни другого.

— Мы еще будем играть? — спросил Юхани. В голосе его сквозило сомнение.

— Будем, будем, — успокоила его Настя. — Давай, Игорь, поищи на кухне ножницы или нож, что найдется. Надо первым делом снять с него перчатки, а они туго сидят. Если бы надрезать!

— И штаны надо снять! — подсказал Купцов.

Он сбегал на кухню, постучал там ящиками и вернулся с пустыми руками.

— Ничего нет. Дай я попробую снять так. Юхани, ты тоже попробуй. Если не получится, придется зубами.

Между тем дверь, которую Карлсон не запер за собой, а просто прикрыл, тихонько отворилась, и в квартиру зашла соседка. Это была средних лет дама с двумя сумками в руках. Она шагала очень осторожно и так вытягивала шею, словно хотела, чтобы голова отправилась на разведку без тела. Пару раз пол в коридоре скрипнул, но в комнате ничего не услышали, потому что разговаривали друг с другом.

— Я иметь нож, — говорил здоровенный полуголый верзила, стоя над распростертым телом.

Покопавшись под кроватью, он достал нож и нажал на кнопочку. Бесшумно выскочило короткое лезвие.

Верзила склонился над телом и принялся тыкать ножом куда-то ему в руку — Сколько крови! — плотоядно заметила девица в белье, которая, стоя на коленях, стаскивала с тела брюки.

Третий живой участник жуткой сцены, рядом с которым лежала винтовка, молча наклонился и, придерживая очки, впился во вторую руку покойника зубами.

Невольная свидетельница этого зверства хотела убежать, но ноги ее приросли к полу. Из ступора ее вывели слова девицы:

— Осталось мало времени. Ну, где же они?!

Соседка попятилась, вышмыгнула из страшной квартиры и с такой скоростью влетела в собственную, что едва не растянулась на полу. Закрывшись на все замки, она бросилась к телефону и дрожащей рукой набрала 02.

Тем временем воришку избавили от штанов и резиновых перчаток, завязали голову полотенцем и водрузили на кровать.

— Они уже скоро придут! — ломая руки, воскликнула Настя. — Парни из «КЛС»!

— Что с ними надо поделать? — с любопытством спросил Юхани, блистая роскошным торсом.

— Надо поймать хотя бы одного, — пояснила Настя.

— Их игрок в наш плен? — уточнил тот.

— Точно, в наш плен. Только бы «неотложка» приехала вовремя!

В дверь позвонили.

— Прячьтесь! — крикнула Настя.

Юхани тотчас же заполз под кровать, а Купцов нырнул в шкаф.

— «Скорую» вызывали? — спросил из-за двери усталый голос.

— Да, да! — крикнула Настя и распахнула дверь, не обратив внимания на то, что она не заперта.

На лестничной площадке стоял доктор в изрядно помятом халате и с чемоданчиком в руке. У него были унылые усы и глаза человека, которого ничем нельзя удивить. Увидев Настю в неглиже, он не проявил никаких эмоций и быстро прошел в комнату.

— Кто болен? — спросил он, усаживаясь за стол, заткнутый в самый угол комнаты.

— Вот, доктор. Этот человек. Ему нужна срочная помощь. Он разбил голову о батарею.

— Фамилия? — спросил доктор, добыв откуда-то пачку бумаг и нависнув над ней всем корпусом.

— Иванов, — без запинки ответила Настя. — Иван Петрович.

— Год рождения?

— Доктор, ему плохо! — робко напомнила Настя. — Он может умереть от потери крови.

— Вы что, врач?

— Нет, — промямлила она.

— Тогда не ставьте, пожалуйста, диагнозы. Он, видите ли, может умереть! Я еще не знаю, может или нет.

Адрес!

— Доктор, время! — взмолилась Настя. — Он теряет силы! Везите его скорее в больницу. Что же вы такой варвар? Я подам на вас жалобу!

— Ну, чего вы разорались? — спросил доктор с досадой. — Ладно, черт с вами. Давайте его страховой полис, и мы поедем.

— Страховой полис? — опешила Настя. — Где же я его возьму? Этот человек пришел ко мне в гости. Не думаю, что он принес с собой страховой полис.

— Тогда нам не о чем говорить, — поднялся доктор. — У вас есть йод? Я смажу ему голову йодом, и все.

— Как — все? — растерялась Настя. — А что же с ним будет дальше?

— Дальше, если ему так хочется в больницу, пусть он возьмет направление в районной поликлинике — и милости просим!

— Доктор, вы шутите?

— У меня нет времени на шутки, девушка.

Из коридора появился Купцов с винтовкой в руках.

— Эй ты, Гиппократ недоделанный! — сказал он.

Доктор повернулся и моргнул. — Забирай раненого и проваливай, понял?

— Нет, — уперся доктор. — Без страхового полиса я его не возьму.

— А без раненого ты никуда не поедешь.

На лестничной клетке послышались громкие, возбужденные голоса.

— Юхани, — попросила Настя, — погляди, что там.

Юхани выполз из-под кровати и, в два прыжка преодолев комнату, скрылся в коридоре. Послышалась какая-то возня, короткий вскрик, падение тела, потом все повторилось еще раз в том же порядке и стихло.

— Мне надо в туалет, — сказал доктор. — Надеюсь, это не возбраняется?

Купцов винтовкой подтолкнул его к выходу. Когда они очутились в коридоре, их взглядам открылась следующая картина. На полу валетом лежали два милиционера, над ними с победным видом стоял Юхани в своих потрясающих трусах.

— Наш команда победить! — сказал он и показал на поверженных врагов.

— Господи! — воскликнула Настя. — Нам крышка!

Врач между тем вошел в туалет, достал из кармана сотовый и набрал номер. Когда ему ответили, он для маскировки спустил воду и сказал:

— Миня, прикинь, меня опять взяли в заложники!

Нет, не наркоманы. Я не знаю, какие у них требования.

Не надо, милиция уже здесь. Валяется в коридоре. Скажи, чтобы прислали ОМОН. Скажи, срочно. Сколько их? Черт его знает. Я видел двоих. С ними баба. У одного ружье.

Тем временем воришка, который уже некоторое время назад пришел в себя, воспользовавшись моментом, сбросил с головы полотенце, поднялся на ноги и метнулся к балкону. Дверь открылась так легко, словно петли смазали маслом. Пожарную лестницу он видел, но, чтобы добраться до нее, нужно было перелезть на другой балкон. Карлсоном овладело отчаяние. Он взобрался на тонкие металлические перила и встал во весь рост.

Настя, которая в этот момент вошла в комнату, заметила его через стекло и крикнула:

— Стойте! Вы что?!

Глупец обернулся, посмотрел на нее безумными глазами и прыгнул. На крик Насти в комнату вбежали Юхани, Купцов и доктор. Они высыпали на балкон и молча наблюдали, как воришка в одних трусах спускается по пожарной лестнице вниз.

— Говорил я тебе, не надо было «неотложку» вызывать! — укоризненно сказал Купцов.

В это время из машины «Скорой помощи» вылез здоровенный детина и направился прямиком к пожарной лестнице. Как только ноги воришки коснулись земли, он схватил его за шиворот и, подняв голову, крикнул доктору:

— Я его поймал!

Тот устало махнул рукой и крикнул в ответ:

— У него все равно нет страхового полиса!

— А-а! — разочарованно протянул детина и выпустил жертву. Тот понесся по улице, словно пулька, выпущенная из рогатки.

Все дальнейшее происходило в быстром темпе. Пока доктор переговаривался со своим санитаром, к дому подтянулись омоновцы. У них была туча оружия и, конечно, немалый боевой опыт. Увидев их, Настя потянула Купцова за рубашку в комнату и сказала:

— Быстро ложись в постель, иначе нас всех посадят.

Купцов оказался сообразительным малым, стянул штаны и с быстротой суслика, спасающегося от врагов, юркнул в постель, словно в норку. Проследив за его манипуляциями, Настя стащила с его носа очки, снова выскочила на балкон и истошно завопила:

— Зачем же вы его выпустили, доктор?! Это ведь бандит! Он всех нас держал тут в заложниках!

— Какой бандит? — опешил доктор.

— Который угрожал нам винтовкой! Он же при вас из шкафа выскочил!

Доктор посмотрел на нее мутным взором: он совершенно точно ничего не понимал. Потом заглянул в комнату, увидел лежащего на кровати Купцова с полотенцем на голове и всплеснул руками:

— Черт, я всех вас здесь перепутал.

Когда омоновцы ворвались в квартиру, по очереди перепрыгивая через стонущих милиционеров, доктор неожиданно сказал:

— Ладно, уговорили. Отвезу его в больницу без страхового полиса. Пусть с ним в приемном покое разбираются. — Он снова высунулся на балкон и, засунув пальцы в рот, заливисто свистнул.

Санитар послушно потащил из машины носилки.

— Доктор, по-моему, ему уже лучше, — неуверенно сказала Настя, и тут в комнату ворвались омоновцы.

— Всем руки за голову! — закричала первая «маска». — Лечь на пол!

— Юхани, простите меня! — прошептала Настя, распластавшись на холодном ламинате. — Кажется, я втравила вас в неприятности.

Купцов лежал в кровати неподвижно, изображая беспамятство.

— Я врач «неотложки»! — попытался прояснить свой статус доктор и тут же получил по ребрам.

— Лежите тихо! — приказала Настя.

Судя по топоту, омоновцы обследовали квартиру, после чего вернулись к задержанным.

— Поднимайтесь! — приказали им. — Только без глупостей.

В коридоре снова зашумели, потом в комнату втолкнули санитара.

— Еще один пришел.

Настя непроизвольно посмотрела на часы. Один из омоновцев заметил это и тут же приказал:

— Заприте дверь и стойте тихо. И вы тоже, — бросил он пленникам.

Прошло примерно минуты две, и в замке начал поворачиваться ключ. Затем послышались ругательства, короткие вскрики, и в комнату ввели двух ребят в сине-белых комбинезонах от «КЛС». Ни одного, ни второго Настя ни разу не видела. Конечно, им и в голову не пришло, что «неотложка», милиция и ОМОН сгрудились в интересующей их квартире.

— Мы приехали окна мыть! — возмущались они. — У нас наряд, вот, посмотрите!

— Обыщите их! — взвизгнула Настя, которой страсть как хотелось самой добраться до этих типов. — У них наверняка есть с собой что-нибудь противозаконное.

— Это вы — хозяйка? — грубо спросил один «комбинезон».

— Нет. Я — гостья хозяина.

— А где хозяин?

— Вон он, лежит с разбитой головой. Я пришла в гости, а на нас напал какой-то тип с винтовкой.

— Он выскочил из шкафа в коридоре, — подтвердил окончательно ошалевший доктор.

— Потом прыгнул на соседний балкон, спустился по пожарной лестнице и дал деру, — добавил санитар.

— Вин-тов-ка, — по слогам повторил Юхани и внимательно посмотрел на брошенное оружие, вероятно, пытаясь внедрить поглубже в мозг его название.

В этот момент Купцов застонал и сел на постели.

Окровавленное полотенце свалилось на пол.

— Что здесь происходит? — умирающим голосом спросил он.

— Послушайте, — тут же оживился доктор, — у вас есть страховой полис?

Тут в комнату ввели дрожащую соседку. Она оглядела собравшихся дикими круглыми глазами и сообщила:

— Вот этот здоровый и вот тот в очках глумились над телом. Они его резали ножом и грызли.

— А женщина где была?

— В ногах. — Щеки соседки полыхнули пожаром.

— Она резала и грызла ему ноги?

Та промямлила:

— Я не поняла.

— Тело — это я, — важно заявил Купцов. — И, смею вас заверить, у меня ничего не отгрызено и не отрезано.

* * *

Разбирательство продолжалось несколько часов. Так называемых мойщиков окон из «КЛС» отпустили сразу — у них и в самом деле оказался оформленный по закону наряд на проведение уборочных работ по указанному адресу. «Подстраховались, гады!» — с ненавистью подумала Настя. Оставшиеся в квартире «заложники» хором убеждали омоновцев в том, что преступник сбежал, бросив оружие. Свидетелей было так много и все они были столь единодушны, что дело закончилось простой проверкой документов.

Когда дошли до Юхани, Настя попыталась вмешаться:

— Этот человек приехал к нам в гости из Финляндии.

— Мой документ в гостинице, — важно сообщил Юхани. — Мы можем ехать туда с господами.

— Где ваша одежда? — спросили его.

— Мой одежда есть мой частный собственность, — заявил финн. — Не есть можно ее брать без спросу.

— Посмотрите в кровати и под ней, — велел главный омоновец.

Купцова выпутали из одеяла и водрузили в кресло.

Под подушкой нашли его очки, которые он тотчас же признал своими и водрузил на нос, после чего доктор стал смотреть на него с подозрением. Затем под кроватью обнаружили летний костюм Юхани.

— Не мой вещи, — замотал головой тот.

Настю страшно удивили его слова, потому что именно в этом костюмчике она подобрала его сегодня на автобусной остановке.

— Не мой, — уперся Юхани.

— Финн, говоришь? — переспросил омоновец, листая обнаруженный в пиджаке паспорт. — Не твой, говоришь? А лицо то же самое. Белов Константин Алексеевич. Прописан в матушке-Москве с незапамятных времен, как я погляжу. Откуда же акцент?

— Я хотеть говорить наедине, — заявил Юхани, ни на кого не глядя.

Его вывели в коридор, а Настя под усмехающимися взглядами оставшихся «масок» сделала два шага на цыпочках в ту же сторону.

— Ну, дурил бабе голову, хотел обаять, — журчал, словно родник, Юхани на чистом русском языке. — Бабы, они же все на иностранцев западают. Я уже почти уложил ее в постель, а тут этот придурок с винтовкой!

— Ах ты, змея! — воскликнула Настя, попытавшись прорваться в коридор. Ее не пустили, а мнимый Юхани тут же забился в угол.

Дверь в комнату захлопнули. Настя стала расхаживать туда-сюда и размахивать руками.

— Поверить не могу! — Потом подскочила к Купцову и понизила голос:

— Вот кого нам надо допрашивать, Игорь! А не каких-то там людей из «КЛС». Но зачем этот гад затесался в нашу компанию? И почему не предупредил своих, что Шинкаря не будет? Ведь он же сам играл его роль! А эти типы явились как ни в чем не бывало…

Купцов, знавший слишком мало для того, чтобы строить версии, только качал головой. Все его мысли были направлены на винтовку, которую омоновцы, естественно, собирались забрать с собой.

— Как мне ее жалко, — бормотал он. — При всех своих связях я вряд ли вытащу мою ласточку из этой переделки.

«Меня никто не называет своей ласточкой, — думала Настя, — и не пытается вытащить из переделки». Ей было обидно, грустно и немного страшно. То ли из мужской солидарности, то ли по каким-то своим соображениям, но омоновцы отпустили так называемого Юхани на все четыре стороны. Купцов был слишком опечален расставанием с любимой винтовкой, чтобы преследовать его. А Настя в своем красном белье меньше всего склонна была нестись на улицу. Доктор и санитар уехали, не попрощавшись.

Представители закона дождались, пока они с Купцовым оденутся, и выдворили их из квартиры, так как они не были в ней прописаны. Когда они наконец остались одни возле подъезда, на «Тойоте» подкатил вдрызг расстроенный Шинкарь.

— Я уж было думал, вас прямо оттуда этапируют в тюрьму, — сказал он. — Страшно переживал. Ведь это я должен был находиться в той квартире! Что там произошло?

— Появилась масса посторонних личностей, — призналась Настя. — Они все жутко запутали.

— Я видел людей с буквами «КЛС» на комбинезонах. Двое вошли в подъезд, но внутри микроавтобуса их было гораздо, гораздо больше.

— Милиция отпустила голубчиков, потому что у них оказалась отличная отмазка. Если бы не случай, мы бы прижали их к ногтю!

— Значит, ничего не вышло? — Шинкарь, кажется, даже испытал облегчение.

— Ничего, — вздохнула Настя. — А вы, пока сидели в машине, не видели никого из знакомых?

— Нет, — покачал головой тот. — Кстати, почему ваш Юхани улетел, словно истребитель? Я ему посигналил, но он даже не глянул в мою сторону. Поймал машину и был таков.

У Насти сделалось кислое лицо. Посвящать Шинкаря в подробности происходящего ей не хотелось.

И смысла в этом тоже не было. Поэтому она отделалась общими фразами:

— Извините, что вам пришлось потерять столько времени. Надеюсь, Юхани, — она произнесла это имя с отвращением, — оставил ключи зажигания в машине, как мы и договаривались.

— Пришлось не спускать с машины глаз, — признался Шинкарь. — Честно говоря, я за нее боялся: мимо все время бегали то с оружием, то с носилками.

Кстати, вы не хотите прийти на съемки моего следующего шоу? Ах да, да! Вы ведь резко против. Но… Если вдруг передумаете — звоните.

Он всучил ей визитку и, пересев в свою «Хонду», немедленно надавил на газ. Настя осталась наедине с Купцовым, которого с головой захлестнула печаль после потери винтовки.

— Куда тебя подвезти? — устало спросила она.