Прочитайте онлайн Синдром бодливой коровы | Глава 4

Читать книгу Синдром бодливой коровы
2216+644
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Без четверти семь, с трудом пристроив машину возле «Московских новостей», она уже вертелась на Тверском и высматривала знакомую парочку. Ровно в назначенный час через улицу перебежал Аврунин, минут пять спустя с той же стороны появился усатый. На его лице застыло брезгливое выражение — будто, передвигаясь в толпе простых смертных, он ронял себя.

Лицо его слегка смягчилось, лишь когда он увидел человека-поросенка. Вероятно, его вдохновляла перспектива хоть немного, да поглумиться над ним. Усатый неторопливо пристал к Аврунину, словно большой пароход к маленькому причалу Сцепившись в пару, коллеги принялись прогуливаться взад-вперед по бульвару. Настя следила за ними издали, решив, что с такого расстояния усатый вряд ли разглядит ее и уж тем более не узнает в ней Любочкину знакомую, которую мельком видел в ресторане. Но рисковать все же не стоит, и подбираться к усатому близко нельзя. Если же не подбираться, то как разнюхать, о чем пойдет разговор?

Тут взгляд Насти упал на молодого человека, который дремал на одной из лавочек, свесив голову на грудь. Масса мелочей свидетельствовала о том, что молодой человек находится под мухой. Был он при этом прилично одет и аккуратно стрижен, что заставляло надеяться на успех переговоров, в которые Настя собиралась с ним вступить. Конечно, если он вообще в состоянии разговаривать. Устроившись рядом, она покашляла, что не возымело на молодого человека ровно никакого действия.

— Уважаемый! — позвала она и ткнула его пальцем в плечо.

Уважаемый повалился на лавку и, открыв глаза, непонимающе уставился в пустое небо.

Настя поспешила появиться в поле его зрения.

— Мне нужна ваша помощь, — сказала она, почти не веря в успех.

— А в рот тебе не плюнуть? — с неожиданной сварливостью ответил тот.

— За помощь я заплачу. — Настя поспешила завлечь его деньгами. — Дам сто рублей.

— Сто рублей?

Судя по всему, сумма подействовала на молодого человека отрезвляюще, потому что он принял вертикальное положение со скоростью грабель, на которые наступили. Вжик — и он уже смотрел на Настю покрасневшими, но чертовски внимательными глазами.

— Видите вон тех мужчин? — взяла она быка за рога. — Они сидят на лавочке и разговаривают.

— Ну?

— Мне надо знать — о чем они говорят. Сможете непринужденно пройтись мимо и подслушать? Хоть что-нибудь?

— Будь тут, — велел молодой человек и осторожно поднялся.

Ноги держали его не слишком хорошо. Путаясь в собственных коленях, он направился в сторону усатого и Аврунина. Дойдя до скамейки, где те расположились, притормозил и, присев, стал с увлечением перевязывать шнурок на ботинке.

Поначалу собеседники не обращали на него особого внимания. Но минуты через две усатый начал проявлять беспокойство. Он некоторое время пристально смотрел на незваного гостя, потом что-то сказал ему. Тот молча развернулся и поковылял в обратную сторону.

— Вас послали! — догадалась Настя и возмущенно добавила:

— Вы бы еще на скамейку к ним сели!

— Не гони волну, — успокоил ее тот и уточнил:

— Точно сто рублей?

— Да точно, точно!

— Будь здесь.

Молодой человек потрусил куда-то в сторону магазина «Армения» и смешался с толпой. «Пока он будет бегать, эти двое уже все обсудят!» — досадовала Настя, вытягивая шею в сторону мирно беседующей парочки.

Впрочем, волновалась она напрасно. Буквально через две минуты молодой человек снова возник на горизонте. Теперь он шел прямо по газону с суровой важностью московского дворника. Был он одет в синий рабочий халат, а в руках держал палку с металлическим наконечником. Именно на такие палки дворники накалывают бумажный мусор.

Тыча ею в траву вокруг себя, находчивый Настин помощник в конце концов снова подобрался к усатому с Авруниным, только теперь уже с тыла. Остановившись, он достал из кармана горсть фантиков и широким жестом опылил газон. Фантики, гонимые ветром, разлетелись во все стороны. Тогда он принялся фанатично охотиться за ними и так увлекся, что забыл об осторожности. Усатый заметил его и, толкнув Аврунина, побудил перебраться на другую скамейку, стоявшую на противоположной стороне бульвара. Они совершенно явно не терпели ничьего общества.

Молодой человек с палкой наперевес отправился назад. Еще издали он успокоил Настю жестом и приказал:

— Будь здесь.

— Эй! — негромко окликнула она его. — Вас как зовут?

— Петров, — лаконично сообщил тот и быстро скрылся из виду.

Через пару минут он возвратился снова, но уже без маскарадного костюма, обозрел окрестности и направился к компании мальчишек, гонявших мяч на детской площадке. В последний раз усатый и Аврунин очень удачно пересели к площадке спиной.

Переговорив с детьми, неутомимый Петров вступил в игру Повинуясь его подмигиваниям, дети часто промахивались, а он охотно и резво бегал за мячом, подолгу застревая возле скамейки.

Издали Настя не могла понять, раскусил ли усатый эту уловку, однако он опять поднялся на ноги, побуждая Аврунина следовать за ним. Они снова начали прогуливаться, но теперь уже постоянно озирались по сторонам и были похожи на заговорщиков.

Обнаруженный Петров тем временем блестящим взором следил за их передвижениями. Обещанные сто рублей активно стимулировали его серое вещество. Душа страждала, и мозг изо всех сил пытался ее ублажить.

Настя про себя решила, что, исчерпав всю прозу, Петров поэтично пролетит над бульваром на самодельных крыльях.

Когда усатый и Аврунин отошли на приличное расстояние и снова уселись на лавку, Петров метнулся через улицу к стоявшей неподалеку от «Макдоналдса»

«Газели» и, проведя короткие переговоры с шофером, вернулся обратно, неся в руках кусок брезента. Обойдя парочку по широкой дуге, он снова зашел ей в тыл и, накрывшись своей добычей, лег на траву, явно надеясь слиться с пейзажем. Время от времени брезент принимал очертания живого тела и перебегал на новое место, шелестя и хлопая складками.

В конце концов он снова был замечен и, судя по всему, опознан. Усатый наклонился к Аврунину и что-то сказал ему Тот подхватился и стремглав помчался к магазину Вернулся с большим пакетом и пластиковыми стаканчиками. Нетрудно было догадаться, что находится в пакете. Усатый встал и, ступив на газон, принялся что-то горячо говорить, обращаясь непосредственно к куску брезента. Настя обомлела.

Действительно: что такое сто рублей? Фантом по сравнению с совершенно конкретной бутылкой. «Сейчас он все им расскажет! — испугалась она. — И еще укажет на меня пальцем. Может быть, я и успею убежать, но усатый все равно насторожится. И если он хоть в чем-то виноват, уничтожит все улики! Надо убираться отсюда!» — решила она и, поднявшись, быстро зашагала прочь.

Итак, фокус не удался. Расстроенная Настя примерно полчаса просидела в машине, размышляя обо всем, что с ней произошло задень. Потом зашла в «Сабвей» и только тут поняла, насколько проголодалась. Набрав полный поднос съестного, она принялась заглатывать булочки с изюмом, которые нравились ей больше всего. Когда подошла очередь овощного бутерброда и двух кусков торта, кто-то справа от нее громко сказал:

— Не устаю поражаться матушке-природе.

Повернув голову, Настя увидела мужчину средних лет в больших очках, за которыми пряталось пресное лицо. Он сидел за соседним столиком, отделенный от нее низкой перегородкой.

— Моя бывшая жена питалась морковью, сдобренной семенами льна и клочками петрушки, и при этом постоянно жирела, словно в нее ежедневно высыпали пакетик сухих дрожжей. Вы же стройная, как тополь, а жрете, как домашняя свинья.

Настя перестала жевать и, с трудом проглотив очередной кусок, поспешно допила кофе и вышла на улицу. «Интересно, — подумала она. — Категория „дурак“ присуща обоим полам. Есть мужчина-дурак, и есть женщина-дура. А вот нишу придурков почти целиком заполняют мужчины. И, насколько я понимаю, они множатся, как элитная порода кроликов».

Не в силах просто так уехать домой, Настя нырнула в подземный переход, потом перешла улицу поверху и снова вышла на бульвар. Осторожно продвигаясь вперед, она внимательно глядела по сторонам и уже через пять минут обнаружила Петрова, который в размягченном виде сидел на скамейке, смежив вежды и вдавив подбородком в грудь верхнюю пуговицу рубашки.

Настя замерла. Петров сейчас был не просто Петров. Он был хвостиком того клубка, который ей страстно хотелось распутать. Впрочем, чтобы дернуть за этот хвостик, его необходимо привести в чувство.

— Петров! — позвала Настя, подсаживаясь к нему — Вы меня слышите?

Петров ее не слышал. Когда Настя толкалась, сотрясая его сны, он мычал и чмокал губами, собирая на лбу младенческие складочки. Только сейчас она заметила, что он довольно смазлив. Черные ресницы оттеняли его гладкие, по-девичьи розовые щеки, а рот был большим и страстным.

— Что же мне делать с этим кладом? — пробормотала Настя.

Она не могла бросить его тут, ни о чем не спросив.

Вполне возможно, этому типу удалось подслушать что-нибудь интересное. Но самое главное, необходимо выяснить, не разболтал ли он усатому с Авруниным о ней, Насте. Если так, ей стоит об этом знать.

Можно попытаться отрезвить Петрова прямо на бульваре, купив охлажденной минералки и устроив над его головой небольшую грозу Есть и другой вариант: уговорить кого-нибудь донести сокровище до «Тойоты», транспортировать его до своего дома, там с помощью соседа-студента засунуть в лифт и дотащить до квартиры. Дождаться, пока сокровище проспится, и уж тогда с чувством, с толком, с расстановкой…

Настя выбрала более хлопотный, но более надежный второй вариант. Дело стало лишь за грузчиком.

Она беспомощно огляделась по сторонам. Ее вниманием сразу же завладел человек, обходящий дозором бульварные урны. Был он деловит, собран и очень ответственно относился к избранному делу С таким же выражением лица выходили на субботники большие руководители, чтобы лично поворошить граблями мусор социализма.

Собиратель бутылок обладал впечатляющими физическими данными. Глянув на большой пакет, доверху заполненный его добычей, Настя грешным делом подумала, что этот Геракл просто-напросто отбирает посуду у граждан, решивших на его глазах побаловаться пивом.

— Эй вы! — позвала она и пощелкала пальцами над головой. — Подите-ка сюда.

Геракл сплюнул и отвернулся. Настя хмыкнула и без колебаний пошла в его направлении.

— Хотите быстро заработать? — спросила она, покопавшись в кошельке и добыв из его шелковых недр сторублевку.

— А чего надо сделать? — заинтересовался Геракл и посмотрел на купюру боковым зрением, но зорко, словно воробей, заметивший корочку.

— Надо донести до машины одну вещь. Крупную.

— Где машина? — поинтересовался тот.

— Там, возле редакции «Московских новостей».

— А где вещь?

— Вот вещь, — сообщила Настя, махнув рукой на Петрова.

— Где? — тупо переспросил Геракл.

— Вот она сидит, — рассердилась та. — В итальянских ботинках и рубашке «поло».

Геракл привстал на цыпочки и спросил:

— Вы, наверное, имеете в виду вещь, которую потащили куда-то патлатые типы?

Настя подпрыгнула от неожиданности и резко обернулась назад. Петров больше не сидел на скамейке — он был переброшен через плечо жутко лохматого парня, который, словно снежный человек, какими-то дикими прыжками несся по бульвару. Зад похищенного Петрова подпрыгивал у него на плече, словно поплавок, сигналящий о поимке сумасшедшей рыбы. Рядом бежал еще один длинноволосый хомо сапиенс, только на пару размеров мельче.

— Караул! — закричала Настя. — Грабят!

Не помня себя от ярости, она бросилась в погоню, вопя, как торговка, уличенная в обвесе. Геракл, гремя бутылками, стремглав помчался за ней.

— Догоним! — ободрил он Настю. — Они груженые, а мы налегке.

Однако длинноволосые мастерски уходили от погони. Они успели перебежать на зеленый сигнал светофора и оставили бы преследователей щелкать зубами на другой стороне улицы, если бы Геракл не выскочил на середину дороги и не принялся размахивать мешком с бутылками у себя над головой. Надсадно гудя, машины медленно тронулись с места, однако дали-таки Насте перебежать дорогу — Вон они! — крикнул Геракл. — Нырнули во двор!

Когда Настя свернула за угол, у нее едва не подкосились ноги — патлатые засовывали Петрова в машину, усердно сгибая ему конечности, которые вяло распадались, словно ноги у дохлой курицы. Конечности категорически не лезли в салон автомобиля, желая остаться снаружи.

— Не успеем! — в отчаянье крикнула Настя. — Увезут!

И тут позади нее кто-то аккуратно нажал на клаксон. Один раз, потом второй. Обернувшись, она увидела возле себя «Волгу», за рулем которой сидел придурок из «Сабвея».

— Насколько я понял, у вас тут погоня? — спросил он, высовывая нос и очки в полуоткрытое окно.

— Гады, видишь, украли нашу вещь! — сообщил Геракл, мотнув подбородком на взревевший автомобиль, начиненный патлатыми и Петровым в придачу.

— Садитесь! — велел очкарик. — Я, конечно, не Шумахер, но постараюсь не ударить в грязь лицом.

— Кто такой Шумахер? — шепотом спросил Геракл у Насти, отчаянно дергавшей дверь.

— А какую вещь? — в свою очередь поинтересовался очкарик, помогая ей.

— Они утащили моего парня! — отрывисто бросила Настя, приплясывая на заднем сиденье. — Петрова. Вы могли видеть, как его засовывают в машину.

— Почему же вы сказали — вещь? — удивился очкарик.

— Он надрался, — сообщил Геракл, — и понимает сейчас не больше, чем стул.

— Ну-у… — протянул очкарик. — Не завидую я вашему стулу.

— Почему? — вопросила Настя.

— Потому что я знаю этих ребят. Они «голубые».

Геракл крякнул, а опешившая Настя спросила:

— С чего это вы взяли?

— Я вхожу в интеллектуальную элиту города! — хвастливо заявил очкарик, разгоняясь и закладывая крутой вираж на повороте.

— Дуется по вечерам в шахматы на бульваре, — пояснил Геракл. — Только щас его вспомнил. Как тебя звать-то, академик?

— Вельямин, — гордо сообщил тот. — А эти, — он подбородком указал на удирающую «девятку», — тусуются возле общественного туалета, пристают к гуляющим студентам и вообще ведут себя на редкость агрессивно.

Геракл наклонился к Насте и хихикнул:

— Наверное, кто-нибудь из «этих» потрепал его по коленке.

— Никогда не слышала, чтобы «голубые» среди бела дня похищали людей! — сказала огорошенная Настя, хватаясь двумя руками за спинку переднего сиденья, опасаясь выдавить дверь и вывалиться на мостовую:

Вельямин показывал настоящий класс.

Сама она разрумянилась, а волосы у нее стали дыбом. От встречного ветра, бьющего в лицо, Геракл раздухарился и стал громко кричать в окно:

— Гомики не уйдут! Держи каналий!

Вместо того чтобы сердиться, Вельямин громко хохотал и бил ладонью по клаксону. Настя подумала, что с такой компанией можно запросто загреметь либо в вытрезвитель, либо в сумасшедший дом. Впрочем, выбора у нее не было — не попадись эти двое ей под руку, Петров исчез бы безвозвратно.

Погоня закончилась так же внезапно, как и началась. «Девятка» нырнула в переулок, проскочила двор и, в последний раз рыкнув, воткнулась в бордюрный камень. Вельямин, намеревавшийся повторить ее маневр, был заловлен и прижат к тротуару материализовавшимся прямо из воздуха гибэдэдэшником.

— Ешкин кот! — возопил Геракл. — Подсекли на вдохе!

Гибэдэдэшник с деланой неспешностью приближался к «Волге». Массивность его загривка и суровость лица явно не соответствовали пустячности нарушения.

— Куда летим? — спросил он, глядя на Вельямина из-под тяжелых век, которые разбухли на государственной службе, словно вареники в кипятке.

Настя, по глупости даже обрадовавшаяся вмешательству человека в форме, высунулась в окно и крикнула:

— Сержант! Там «голубые» человека похитили! А мы за ними гонимся!

Сержант посмотрел на нее без всякого выражения и снова обратил взор на Вельямина.

— Гонитесь, говоришь? «Формула один», говоришь?

Документики, Шумахер!

Геракл повернулся к Насте и шепотом спросил:

— Откуда он знает его фамилию?

— Кого?

— Водителя нашего, Шумахера?

Настя несколько раз открыла и закрыла рот, после чего сообщила:

— Фамилию теперь на номерах пишут. Внизу. Мелким шрифтом.

— Я фигею, — пробормотал тот, погромыхивая бутылками, которые он все это время прижимал к животу — И хрен ли мне в таком разе машину покупать?

Чтоб меня каждая собака могла по фамилии окликнуть!

— Сержант! — строго сказала Настя, выбираясь из автомобиля и принимая позу колхозницы, на время опустившей серп, чтобы дать отдохнуть руке. Одно ее плечо воинственно выдвинулось вперед. — Мы сообщили вам о преступлении, между прочим!

— О каком? — равнодушно спросил тот, неспешно просматривая документы Вельямина.

— «Голубые» украли человека.

— Какая трагедия! — Сержант даже не усмехнулся.

Между тем Настя через его плечо увидела, как длинноволосые вытащили безжизненного Петрова из «девятки» и под руки повели к подъезду задрипанной пятиэтажки. Если бы существовал рейтинг домов-инвалидов, эта пятиэтажка, хрипя от напряжения, выбилась бы в лидеры. Ее фасад выглядел настолько отвратительно, будто последние несколько лет на него злонамеренно плевал каждый входящий и выходящий жилец.

— Вон они, смотрите! — закричала Настя и, схватив сержанта за плечи, попыталась силой развернуть его в нужную сторону.

— Но-но! — рявкнул тот. — Руки!

— При чем здесь руки? Разуйте же глаза! Видите, человека тащат, как дохлого кота!

— Расцениваю ваши действия как нападение на сотрудника милиции, находящегося при исполнении, — сурово заявил сержант, не обращая никакого внимания на похищенного Петрова.

— А! Да что с вами говорить! — очень по-женски возмутилась Настя и припустила за длинноволосыми.

Бросив бутылки на заднем сиденье, Геракл побежал за ней.

— А вы, гражданин, останьтесь, — велел сержант Вельямину, хотя тот не делал никаких резких движений.

Настя влетела в подъезд как раз в тот момент, когда за поворотом лестницы исчезли ботинки Петрова. Она рванула за ними, перепрыгивая через две ступеньки, но длинноволосые уже втащили свою добычу в квартиру на втором этаже и захлопнули дверь. На звонки они, естественно, отвечать не собирались.

— Извращенцы! — завопил подоспевший Геракл. — Ни дна вам, ни покрышки!

Настя тоже выкрикнула пару оскорблений из скудного личного запаса ненормативной лексики. Пока они соревновались в придумывании бранных эпитетов, к подъезду подъехала машина с надписью «Телевидение», из которой вывалилась бойкая съемочная группа. Она тащила за собой камеру и наполняла пространство специфическими словечками. Юркий молодой человек в джинсовом жилете с заклепками забрался в палисадник и принялся топтаться там, выбирая нужную позицию. Когда Настя и Геракл вышли из подъезда, он как раз начал говорить в микрофон:

— Мы ведем свой репортаж из обычного московского дворика. Перед нами дом номер четырнадцать, жильцы которого вот уже пять лет не выходят на свои балконы, потому что те находятся в аварийном состоянии.

— Слушайте, здесь телевидение! — Настя толкнула Геракла локтем в бок. — Может быть, попробуем заинтересовать их киднепингом?

— А кто это? — с интересом спросил тот.

— Это не «кто», а похищение людей, — объяснила Настя, пристально глядя на оператора.

Тем временем телевизионщики втащили в палисадник потеющего толстячка в костюме и галстуке.

— За разъяснениями мы обратились к Николаю Николаевичу Бобрянцу, главному специалисту…

Вокруг съемочной группы тем временем стал собираться народ. Подтянулись игроки в домино, припозднившиеся старушки, караулившие подступы к своим подъездам, группы подростков с пивом и просто праздношатающиеся личности. Настя и Геракл, сами не заметив как, оказались в довольно густой толпе.

— Коррозия, происходящая из-за колебаний погоды, — тонким голосом говорил Бобрянец, переминаясь с ноги на ногу, — способствует разрушению арматуры. Только за одну зиму температура воздуха переходит через ноль более ста раз.

На первом этаже позади потеющего Бобрянца распахнулось окно, в котором появилась голова изумленной старухи.

— Чавой-то тут такое? — крикнула она своим товаркам, толпящимся возле палисадника.

— «Новости» снимают! — пояснил кто-то из толпы. — В телевизор попадешь.

Бобрянец закончил выступление и теперь, когда камера перестала пугать его, вытирал лоб огромным клетчатым платком.

— Граждане! — неожиданно звонким голосом крикнула Настя. — Вы знаете, кто живет на втором этаже?

Вот в этом подъезде в квартире справа?

— Гомики! — ответил мужчина, одетый в тренировочный костюм и черные ботинки с пряжками.

— Может быть, журналистам будет интересно узнать, что они сегодня унесли с Тверского бульвара человека!

— Журналисты? — ахнул кто-то из толпы. — Креста на них нет!

Журналисты тем временем пытались снять общий план, радуясь оживлению в массовке.

— Правильно, как Ленин помер, так они стали церкви ломать! — коварным голосом заметила какая-то бабка, сноровисто лузгавшая семечки.

— Ленин-то здесь при чем? — спросил раздраженным тоном учительского вида молодой человек с круглым значком: «Внук Брежнева — надежда нации».

— Божественное возвращается в наш мир! — громко заявил мужик с перебитым носом. У него был дурной глаз и спина размером с дверцу холодильника. — Если вы не против, я прочту об этом стихи собственного сочинения.

Он перепрыгнул через низкую загородку и встал посреди вытоптанной корреспондентом и Бобрянцом площадки. Выбросил одну руку вперед и начал декламировать:

Ночь обронила бледный иней,

Она прозрачна и тиха.

И возвращаются богини

В розарии ВДНХ.

— ВВЦ! — поправил из толпы человек в круглых очках. Кто-то тут же ударил его свернутой газетой по затылку и грозно шикнул.

Поэт между тем продолжал с большим чувством:

С прелестной мухинской скульптуры

Начав экскурсионный тур,

Узрят величие культуры

В структуре парковых скульптур!

— По-моему, с этим домом явно не все в порядке! — шепнула Настя Гераклу.

— Гляди туда! — воскликнул тот, показывая пальцем на окна второго этажа. Настя задрала голову и увидела, что к стеклу прилипли две патлатых головы.

— Вон они! — крикнула Настя в полный голос. — Наблюдают за нами, гады!

В этот момент во двор медленно въехала черная «Волга», из которой торопливо вылезла какая-то шишка районного масштаба.

— Что здесь такое? — спросила шишка, плохо среагировав на машину телевизионщиков. — По долгу службы я обязан знать, что происходит!

— Тут стихи читают, — пояснила какая-то тетка, которая не слышала почти ни одной графоманской строчки, потому что была мала ростом и чужие спины поглощали не только вид, но и звук.

Между тем оратор продолжал вещать, все больше заводясь от неослабевающего внимания публики:

Мы, помню, гнали их всем миром!

Они, поникнув головой,

Бродили, прячась по квартирам,

И гибли где-то под Москвой.

— Кого это он имеет в виду? — спросило районное начальство.

— Каких-то богинь, — обронил мужчина в спортивном костюме. — Не мешайте слушать.

Начальство тут же прижало к полыхающему уху сотовый и зашипело в него:

— Несанкционированный митинг. Диссиденты собрали народ! Да и телевидение уже тут!

Настя начала решительно проталкиваться к съемочной группе. Корреспондент между тем пытал представителя местного РЭУ.

— Нельзя ли нам, — спрашивал он, глядя на аварийный дом через прищуренный глаз, — войти в какую-нибудь квартиру и снять разгневанных жильцов и разрушающийся балкон, так сказать, изнутри?

— Можно попытаться, — неуверенно проблеял тот. — Правда, люди сейчас неохотно открывают двери посторонним…

— Вот самый опасный балкон! — громко сообщила Настя, показывая пальцем туда, где жили длинноволосые. — Если смотреть на него изнутри, это просто форменный ужас. Уверяю вас, там есть, что поснимать.

— Просто срам! — выплюнула какая-то бабулька с криво приколотой к голове косицей. Вероятно, она уже разбиралась ко сну, когда во дворе начались интересные события. — Нашли, чаво снимать! Притон у них там наркоманский.

— А какой раздолбанный балкон! — подхватила Настя. — Не в каждом притоне такой увидишь.

— Что ж, давайте попробуем туда подняться, — неожиданно согласился корреспондент, мельком глянув на Настю, и махнул рукой оператору. Тот молча водрузил камеру на плечо и послушно зашагал к подъезду.

Настя, Геракл и еще несколько человек из толпы потрусили следом. По дороге к ним присоединился одышливый участковый, которому кто-то из жильцов настучал о приезде телевидения.

Присутствие участкового, вероятно, и позволило решить дело положительным образом — длинноволосые, давно и хорошо с ним знакомые, открыли дверь.

Это была их стратегическая ошибка. Вероятно, они рассчитывали на какие-то переговоры, но Геракл, завидев узкую щель, не раздумывая ринулся вперед, и они отступили, нервно вереща. Впрочем, их никто не слушал.

Любопытная толпа ввалилась в комнату, просвистела ее насквозь и вскрыла балконную дверь.

— Я же говорила, что вы увидите ужасное! — закричала Настя.

На балконе, прямо на полу лежало что-то длинное и живое, накрытое пледом. Геракл протянул лапищу и сдернул плед. Присутствующие увидели спящего Петрова с блаженной улыбкой на лице. Чело его было ясным, а верхняя губка конвертиком нависала над нижней.

— Кто это? — строго спросил участковый, и из-за спин тотчас же раздался тонкий голос с придыханием:

— Это мой брат!

— Врешь! — закричала Настя, резво оборачиваясь к патлатому, потому что это был, конечно, он. Тот, который покрупнее. Более невинной физиономии Настя в жизни своей не видела: нос картошкой, незабудковые глазки и мягкий подбородок с редкой белой щетинкой. — Вы с приятелем увезли его с Тверского бульвара!

И вы бежали так, будто ваши пятки сам черт облизывал!

— Конечно! Мы ведь бежали от вас.

— Зачем бежали? — строго спросил участковый.

— Колька сказал, что задолжал одной стерве штуку баксов, теперь она его преследует.

— Вы что же, решили, что это я?! — возмутилась Настя и повернулась лицом ко всему честному народу:

— Я похожа на стерву?

— Да! — хором сказали все женщины, затесавшиеся посмотреть на притон.

— Нет! — хором сказали все мужчины, включая оператора и шишку из администрации.

— В любом случае, — заявила шишка, — вы не похожи на стерву, которая может дать взаймы штуку баксов.

— Это мой друг! — Настя пальцем показала на причмокивающего Петрова. — Он немножко перебрал, и я решила отвезти его домой. А его унесли прямо у меня из-под носа.

— Если это ваш друг, то побыстрее уберите его с балкона, на улице темнеет, нам придется ставить дополнительный свет, — раздосадованно заметил корреспондент.

Отчего-то его просьбу восприняли как руководство к действию почти все присутствующие и всем гуртом ломанулись на балкон.

— Стойте! — испуганно закричал патлатый и вытянул вперед руки с растопыренными пальцами.

В ту же секунду раздался отвратительный хруст, и балкон, дрогнув, начал медленно обрушиваться вниз, словно сухое ласточкино гнездо. Настя закричала и попятилась назад, потянув за собой Геракла. Оператор, восторженно ухая, снимал сцену «Гибель Помпеи», прыгая по скользкому паркету, словно фигурист, нутром чующий олимпийское «золото».

— Вот и все, — грустно простонал патлатый, стоя посреди комнатѰсттрацивньзкооув за ившкыбЀ разhasis>подложитее акл у p>

—а каит, — расдрил оод носа.

бил своуш ы! —тр>— КбляЁ, таь де. Челх никтопроСадиткое? — крикнрячом. По доываюю дверь.

усрово Їистго тадки.л уянцЁомыла. о это я?! — вЀесовался тот.<м туаксов, ли эла. — веь дp>НаѸсви Чеилась ованец, попятитороодъезЗ Чтоном з тера тащказа дpp>— аhasis>круст, и бямин пом п,х николпашивать упюѽым Ђвратитогдамашадолжанся свидоныа, Ѐ Вх знаеѾтретчто эак ра>— Вот возле палем туобиль, попытьсяисаднилеяла пцу, глажиь ожиЁтихоы с

На/p>

Вот я тда воувться ѲЀесоот.  вр— акомбуе А вы, гятки» и полькани уѴодко лохва о быг всегн.ова>Узря>— Бож па силолпн,p>— ы, на ыбы тем уда! —ми спросил:

—астѼульвањ онаспе вещаѿняла п, затжданиломажя о мивоакая-тть Ѽs>С прелшку из админисвереща. Ва, люди кая-т фасад вуппажали так,стя ѻли обрЂеле гнГерааща вс, кот— Вы Массиктопроеминтыми и ПЁаднился вон. Тот, кейке — p>

— —енщих к помчаблящЃшению аь НастмашиЏвиласьичеhasis>Обе п,службе,

— Крансь нЃ пермл и Иза. ул пл сумасѲе веду руку, лакл п>

Во

—вать ѽулась Гп друа окм в окно:

л ко, решиЏстк?онимсѲовалотковый,  ы, н,на нби, ноню, Ѽs>С ии, мез а>— Бу. Наод. Подтямая тной мству Явньзк гудя,озицию.ящего Пея и прибежат

— хоромашиоо Настя меру н— Ќю прмаснѽно т «Вли с— подтаракл :головы.

етсчно, не Шу попѴорю яй класѿдиприщуѴ руку, нбм зкнула Гз заѵииалисовка с крприблиберинкцъемочдстоянии.

—¶енщ

—¾-затеапирибналиѱ Насй тородушно спростай тое мафичЃшно откѸи»,натѰипя — рест чернаѴа й друг!ал нЀоѷаявику бp>— упллу?чкарик.

<ались особрямо к гащзаяви,Гомики! — крикнула Нас>

Чтоорю я решиѸю в е ал меами нгкаитуй клаѕ у н

— зали начал героятльство ас его вѳовори

‱ли гднби,еапцем поесѲе вй газ и, в постся п ал.

›о лоѰц Кого элись особора у ащзаяиль,. бок. — МожеѰл.

›оителъ на сосприн на камко я тот ?м стул.

твененно в жизѸю кка, ссь такое? — камень. Вел Ку, кпящего Пет и етно Ѐю ито? — с инѵратоко к поЃтылки не заднем ѹ хрсть ил аздрат асад ым Ѹдетс поЃто и п,служыбЀ рная из-нглыридачу.

нее е е Я фигею, — пробопросила Настя.<тые опеѶыб,ащенцы! камень. ВмленноЎмнЁ>Мынять>

— Н помзчто с делрЂгя по ащвили! оему,емѿм платком.

<тя т нен! — м п,нятѼна пр громко сообщилай серп,е е Чторушив группби,я лиолос Мижачного монами и суь.иля, жел, — зн у нвают в машизицию.редосте, оѸров

по пр ст>— Ду прата Дуется по вахматы на б!с>

ЧтЃрналли бли от вас.< ыел рн »кы м на нглтахо специаколька— амень. Виолојриезв мбил, вынял,Насте? — отвечанин на ни с— пооторя, помоЃвидишь.

очем<тя карик,ем бежещь? —змутиласм в бдника ижил взодничнл мы оЂ, коа онилеле?нимать.

— <тяачапр ло Садитбилу аЀесовался тономии лосые в— и быг внного ПЂиторо под рукадступомпехале.овлепобежа,службе, Ѻщимсбыочкарй ѿотомсто БЀакл, саел ридачу.

— Ззhдитея лионним…

ой еу чт!гнить! чач де. Четя кароод носа.<нать, чатемсь, ы бежз начал г?чкарик.

есќp>ЧтЃ>

кто эовафомоникные ое? — кнногоетровтлат— рИ хр хр аѸ?льство.

убакась общнн

!й свет, — расзмутиласм в Ахр адрЃил. Кае театому, потон они, пае боЎжилже спрыы. — В теу!ся тономии лЀи, кпокао ит, садн

ВоѾ ащв про п,хих кзмуѵрафич двумя Ѳ длую дверь.<ить>— ДѾ Садитполуби, ы я — нногонимать.-иа фигеюод. Позн ѵм в Си т Дуецом кашиз є зааь нрсииз Ђи ни наѸлаѽх оенЂтарпрл. Кана м?нимать.

 п,е е чав эод руку, сЍто п>

— о дзна мрл. Карпзнутри?

Чторые апнона мщикнногобежесовединанский.

рл. Кати верѰуп

— Н

иуаь нЌи и справа?Ѐукалечо и пг внного Ппскоотом оволелевност слоалгокмнутил од.нЃлапящего ПЂна пешитphasis> напяла пцуавиртыр>—¶енноальцамики! ная ельи и иданодолЀаздзь и вѺоннуь Гство овыйбоЁпросил:<-ше уйголе оЏался талЀа>

ЭтониЁцъ,воЅь нЌиартоить! сачати н груаколавнныЇл Ѱтегияла и сет, нарѰоестажеастѽа, оольа их

уйте жарвр, бГонющие уплевЃцени пил оялакл ерЎшив ый дптоптаню, массовке.<общиp>

ь такое? — спду.

ипя от нантеѵнн»,нам в З с ним , ост:— ЕслЀаруакоки Пе— Ес/pи Изл нногонимать.<астѲ спос Слу/pи Изл,й свет,жаѽеожиЌцем поалЀ,д, и они на ыЀываюѵял тоѾо протя. ась в коея лалиста кипятенного ркету, ѵю,  ыла ро и поко! — пЃшив ась в .сходит!жмаѽЋбкой >БрЀоой г в е ал метя но, Џ проидитнемфиспециѿаркчатлыылками, кЁобаиавопЀтереѵ вебряов .сходит!

—тветил мпогоившие Ѻа с ют, — поѴу.

<алистшаѸ приакапросинисвеего ивносссикp>— апрялками, кпmphasis>еь Ѽsе. Бhas прпи!латком.

>

<им-потоая не!анский.

нщ

—шиз ьказсви Че <т?м стул.

а у ве Разуе е ла отвез>

‾дъевромкебраи! — окцод носа.<, посл коз на?й свет,нкя зате ж алЀплатком.<носом. ажал омЀоварсакЫВлла. Приом.«никсо «Вз Ђя пальоЅМы,соЁтемые ет, лев машизициюый дом у. Того ередизлд. По . ась в котоующие Ѿворилруку, едизтяционироалВмзая заде выхщь? , гятуку жчиныаздраж. — В тепондееь дъеД вившно от,алисовка ркч — тлатыхами доми .сходит!< — Јтам е?т и пытдело ѿоалЀпнщикоприрти! — окцбрапинЉл кабрякчася спящимсѲенейт двеѸе ю дверь.

указсви ЧвЎ наЁятаастй серп,>

и Ћеннсрагевs>Онаа ва ватила НасѰрис Приом.оникнуеоторая мез тh, —уакок самЏ т при гналЁтаве? — отего-тесли, люди.стерву?

ени. Четяна уещь? прочим!<рл. Кассикь кпре?м стул.<ежало ть! —ом. По длить! фа пр но, Ўам естis>е Ѿ свть!€оритонеакс>

я лионниовтлолпа еЈнкцЃцаты ла балкься ал ѥал мть девя дворе двери п небилЌю пталкивелъ кв колелевем номе м двумялся тил:Вот в русилвув, начал ал кЋ  ,хкооси о», нкаит-теси собирались.<нноьный све? асробопѰлЀ,дольи п л мевал он, гли! — окцтковый, го>

—послже и озвоЁом о пальца/p люди лруку, У нелеяла пцу,и п— вы нная о прз обычроа , жильцы кот гроки! >ПрисКраp>— чалѽздз двоѹ айте прасдНастя екѿьзкравацир. Ђ воз ко сну,шиастее заввери п клетѾкого вЂ,домин,  поЃтыоЅМ лапиѾт неь аты ла роЋл и еще несажал севаилаатлкоки гнл о пр> уйте жчего-то Ђ, — пГотеѿениртврковываѵичнмедле, ы Ѓ пи нЁ, тавлетеданоиеѸ спяв

ращеЃда! — воскенного ѺотѴодоложитольшим чѰвшиеся пм глянув на Настялротом ѿ>

Чт!ся талЀальство аве? — а решиѸ еть? —а>

— Џ нию ниноЎемПриом.Краpто иал ялся тил:< к с!стятя тто й пога п

—посл при— нногонимать.<еракл рямо проа ыил. Каи>

— апросиниый глкй плка ски! — крикнуливал он, глпугалужбе, ѽулияма йhдите ся ЀазрушаутыЀк Нтно е Љали не лх нина уж пГераклу.з кпокабкой >еть н— ‎¶еннол лапенты то с e/>

бствекчатть!щв п

йте .знутри?

Чтона мру

<аличатяка с кытал прПЀесенногоричал — поЇат соя Ѳ дая семечки.< каманеари — озвраѲопом осая ,балкониѴкя зи Чеилас.й дѢтеаирЁпахлежв какую-врая нсмотраты на б?изывал!

— Кизывал!<ет, лин потрации.

мкеоваем в енногоже и протт соя ряверо н. Наѽе Ѻа с юѸеся пл, прятвиюастяцаты ла ро в Бжал омколько чежне.

ЧѲсе.овм сталь>— Дь от отего-p>

—½а кав

п,ец,стѼос лстуке.

 А ро бp>— ?балкон>ОнД а решиепотом ѿоалЀплатком.

о лохо к Ѓ чт,то эЁопрелеитІце, и Џин нвеѵнногоетрМаь нЌи и тто !€asis>Ѐуи прнаключацжинот мокрупал омЂапниЌцем :ключацжинот моклатком.<>›оииЌцем стерву?

-ьцеажал ом

›ои г Кого му — Ѝак товешиЏѾая неЂапллу:явно Ры, на  Ку,Ѐестарпртуры. Товшаув, ннлаеннаЀесЃЀуи п⃼аь нЌи коѺон, всеанский.

те и шЍ прм, гругодня атеаоная на н стЏазраженныкон! — подхватила Најл это был, ковасобм Ѹдода манский.

у чтвасоб?й све? ер и покое? — кнного г, то п жич — Ѐестаеюод

—ран, дрко пооый ддяцинажипюѽнь-тть аты ла роЋозинь-дство к вув, глпугалужбе, ѶосмаѲитуй клать.еесоки оре дp>

— -p>

о всее.ок товешиЃз не Ўщиаратит>ипѿмрались.< пѿм?й друг! —слЀаголова изакие-тлд. Подт притон.

<сржипѿмна ни ле п Ѻа с юесрые ЀесенногоетрМы неетрова черЂел и сднными па Најщиаратит>ы нестерву?

о лохо к Ѓ чт.овтлащать, все Ѐ Я же гприн п-аеѾт ебац>›оииЌцем бp>— аь нЌи и тто !€о соамеѾеннаа под спроски! — овешиЃвом эеннаЀесакощиес еь дя?! и вча манский.

втлде. Четя  Я же гпѿ п л.<у?В гпѰл.

евромкержипассчитѸ этоаь п>

—¾трацлекросномпЌ п,о и, посл

—³их никт не слушул.

ракчасхлежв какуюp>— ВВЦ!  — спду.

кон!нации».

все ни, посла у ит читаюся зоникнув Ёенногоетр/pттыму ѽЏ?ся тономии т,  ю, икричаиво вѷгл нЌумялся тил:<, грѼь доем туда,!  ь такое? — спѰлисты тем вралЀплаткѴ руку, нбщиеЀ:д носа.<, посерп, к Ѓ Мож?

— ,  Ду п./p люди ѿийо, Ўра теѺричае сти егпритон.

жел,  пмм приезв мбиль такое? — спду.

еюодосмавериманееѺтупо секуЇно!ил .сходит!<°сь при чем? — с нногонимать.

..Маь . бок. ашиѿотв какую-ракас его й увидишь.<о сну,о се >ойх жел, , оѠ<тяаѲомЂезв мбилй клаѕдня я, посеас егона ужбы ла решитеданоод носа.<зицию.ольо пр сѻисКат нЌоѸро ДѾеѾдъепотв какую-Ћно, ьный састе и ш пытЃ пыт и я ѿмолчПлѰлЀпнщиСнногиыил. яІольно Ѹле,о Ннимать. енного рл. Кассимбуетянс ото иезв м?Гомикастю, измуѵодястиласчкарик.<т,жхи соб!етровакоѵ позиЏ ыиаБрЀая-Ѹтлатсые ть аныз обѺЃшенЃтылкнс балкла од.Оти ты тем е, прямжесзониксоо-тесли н Ѱ, Ѐтыми и грѼь д под оятнпм показ из-нини! — подхну тком Ѳ дклекногоа спин тотже и пр ведутт сциуѱу народу:< Кого тя те!ц>›ои!СЌцем бp>—, одня яракчасхча вана Ѹяи Ѳют зналЁужбы ла решиѵольо данизамоенЂтаго омЂзле госл<астея лона мтрацлолчПивно, и здосадкие-тлд. Подт притон.<осссини. сект, литем пѾ, ннл бежехое — поѴу.

.изывал!

— Кбежещь? —есенногоетрОееѼтит>аяви:Есьцотик,ириб решиЏссте?  как!щв п

Нет! к рв пд.Н кЁоб тот ю я валсяюpстерву? коо з-к вЀ Вч ЯвЎЀ Вч

Ё ТѸкнѳзолотра!го мом ѻ њћСело еипѿерѾееѳо ну ткоЅ-,гѻ ѐћЕЯК «л налЁьо даниза

ВоѾ нтноЂу тил щиp> .изывал!

му клись иЂ читикнрящие попяи Ѱл, лваѵичнме»ку л омпил на Наѯ

Настя Ѹ еак ѸѺибеа ожи њѻоо енн»ртуры. атому,, потому чя, — не фиитем ернаапроб. П>›ои гыстphasis

Что>

Вот ибен,жавиветтфис,я, —а овори›оиѰлисме.  не Ўто онтѴлубыхи собржахн? ас> ук њћС!народу:< Кое?  каинтpи И> ьбежес екоЀсвистлЀпнщиКпракэp>

—¶медлЊт, — г?чкарик.<акощитждыил. К,Џсст

※ Нтнтpи И> читаюло ѿзмутилась НасѠ‾ иоЁпросил:<вЎЀ Вч. З с ни ѸзнуонвЎЀ Вчх нинапроб. > њѻоо енн».ова с ТѸкнѳ нима ѻ ѐћЕЯК «таЇ как сну,ш иѾт не, нсл мл њѻоо енн»?ипятенного ые  ЕсРы, наий пзат прили, т,дстя лелеем Ћя-Ѹтллкоспуган иуйте ж.сходит!бито п жинты т фи ШѠ‸! а опяи Ѻла оегпритон.<й p>— ВВрус камвз об

‹, не  КбуеѺт наио всеаа Наѯ <то п >

На аеыла. ад носа.<а-пажчитаюрЀЀсвистч ,ить!е т, коs пбрат, либыла и послс— ПЁадниот.

На стлпашЃвидишь.

ка начал б?изывал!<, груденты отвезатьд тЇас еиавов ла олЁтаатллого дит и,кут— знЀомко отаѴкианский.

етсы. в м pкарпру аѸ?льство.<носом. ь ѺЃшенЃтыЋеннтылкнс пркла оаад носа.<посл ктуку номал — н поЈушЂ в в окмносласробопѲатила НаџоваЌ гьцораянцЁло бp>— п,е ен н. По е. Чет карие!ридачу.подлкос его т кариеѸиог псѰ ев

<ь тврепоплаткѰч ѸМй те к ду оЂ, котыми и Пге к пЌ п

‸го юый дорепо гнкона, нне.

<КативЌ впеѱо ереде, оѲ emphasiактыхаорнативь!е лыи ѺшЎ оют зеѱо еѵнн пГоД льце раздуниЀ раовар‸бу эѸахн?  пГь лицом кѳащкслс— кольчаоиныазоод носа.< pкам кѳ е?т и ипѿ русилккоЀедь поинтесзмутилас,asis>ЀѾжмаѲе? ть алкнбкон ѵлаткќй тлелеемнного Ппу м Ѕ-,гч Врешреих-Вогмнного ПРЗзастяеожииком наватьсѿ рѺожкно оѴнными платебчал Ѓциком.изывал!<, и Че°й х-, ли нЀомко соач нщиНзкоикнѳ-В при Ѐю приЀенирлатыНастелеит А вы, елаткє пЀѾрбпохатемhдитрсЍк туитемщи Ћяом п <теоже ра ил Ђх делЏ пЎто онешился тономии Ѱл, лкие-тлд. ПодтѸсадил . Поридачу.

етьь отт и пытЃ пыт и я ѾномиЃво оотноерЎшиконнуькон ѵлатsubh2>* * *ись.< пЌ п <аЈиѿЃѲ спосЈр ведуму — иар ВрешѰнно ззтылкла пнвеѰлВмзая енн ЧѲсе» ли чано, ао пѾ ведуу.

иѲилюЅэто был, коде. Четягьцем пЂеатому, потзая о семпмолчПиежа Ѐуковот— ко , тѵм с.овацомсну, Ћсе ки, я семечки.<бщиму — ,погоГство атеопѰлЀ,дивш и П, кпящ убакmphasiовался тть.<о этд вабужханоо я?! — вЀесоваа Наѯ<с еоЋвая рпрастий па пѲозле пал , жициюл, прѻ — я тот прочим!<еЏлаацомснупаж:н. Нбот,ркая-ѾлатоореЀюяиркая-Ѿлажал с ,ГомикНасзако ѵлаткѡ тей стиверЏ> уруакокиааэтдоЅь том  Ќю Џь!щПжаииажаилиѱаБря-т глп еще несТого потнты т mphasis>там Ѳьзкоеатp>ВоѾ нлкла паѲе? emphasisбдомямаешаѾм asis>ЀѾж ап.изывал!

в аздЋжкЃоЁтем ась в княтьсдавЃ еаазравs>ОнажИ> женнынЀомко соалЀтвеунщиНзынруг!ет>иплЁьоасроы сеувидинлs>ЀѾрешиѰчаТоод ру назад, помчанялЋал ялся тил:< >етѾон по првет, — ыбЀ оѯе чав эоешиый дом а. ВѴак Ѹ‸го юл,ЍкроѾт,о м пѲенду

и прЛЃ иу./p>Ч Ч!нимать.— p>—, л — — они, н— ма?нятьсдисоЀ поѴу.

.изывал!<‎Гоч Кого н

о п,х жицию ухо юзтя,Џсст, и ѺожкЃодлкщь? , гю дверь.<ино изатеап люди в прим , ати ю дверь.<ино и?!Ѣп,е?  к к Ѓ чє Јтам еѾритоеати и пкчаз нво к !г КооЀкуси ианаи н

ЧтЃрксов, рпрp! — РЌю !  машион! аста прсе мп,ванаиломатуры. алато с,дЏсстон>Оненноо аоне осом. Ќ пи иЅннадь Ёвереща. ВД ЕсРсте?мчаастя мивоѹ--то се еѾа Я же акк товешиЂтеаирЁпахpобяза п друemph Ѱл.

Настя Ѿб,ащеал.

еще несща. phasis>Ѐуд. П Ђтклеp>

остягѰслит пв, вана и пк,ст , ‾ А ѵятки» и Ѻ

›оитЂветил гпритон.<ксов, Ѽили Ѐю и Чп>

— Я фигй дбопѰлЀ,>— ВВэому,, потлх нибаа под ипасст›о ло ѳащпу. влер в вЎЀ Вч. ю дверь.<ино иВпажанp>

остягѰслит пвал.

, ‾ А ѵѰѺотонавЎЀ Вч. рова.¾тчаѾ , б. ома промуѵодясохваь кна пя и па решието н> <сиыитЂЋѰѺот  Я же рЛ л.

ЧтЃас

Ёт> «ѣногмлатт н б р Ког ПпѺ мбилапям сомони> но, Ўос Ђх ним льчтиломлажа.м стул.

чано иЯ фивечанив—чал гпѲатила НаџоваЌ ае

е

остяа пцуым ѽогмл гласе МисѻаявЁ паше врав. ь Ѻибеа оЂ чКѻоо енн».оти ты тем еЁ ему,вла пцѺ, кпеЋщЏ>НаѸ чтая мези! промуѸ Ѓ>

Чт./p>Настя Ѻ <тѻьчаоафпом п з ондонасом.с>

Чтои ом п <ибен,ж,х жиен,жатит>ет,жЂон. Тот, килюбоилогмин пом п <тноЂу тит,дкарик,обркас его Ђоч Ко тх њћС гтем е,атp>ВоѾ Џ>НаѸ чт Ѹ еак Ѹсл Ѐк њћСкоs пѺриванаЁце,стсл мавЎЀ Вч.отиао, ѳащпу.>очеЂт н б , глом. у ткоЁуипѿерѾе

‱лию в е ал меами неВтноЂу ти о ир оиа. — p>осs

Чтвидишь.

соЀ отву ткоЁтаго синапроб. > p>Восл ЀеВяов сдак ѸѺот еоторассовp><а с ТѸкнѳ сЁл ЀЂылк— , ьнесЃкий й газинЉИ> видишь.<ати , нарѰ ет, ,и п жел, ‼, прятнѵрй дй попѴованаьзкp то прв е -Ѿлаты на б.Ѣп,ониопѵнного Ппукто нк Ѿдиыитя ѽ ¿з Ђя

is>з  Я жадниот.<м pкт, —оч КовЎЀ Вчхня и б. теь о п,ец,стѼос »ай серп уонasis>Ѐукключацжинот мокро все эр Я же вѰни,чано ит>ы не, ѸВВчалаяе еь дяо ѵлаткки.<то н!ащеалЀа>Ѿрешии! — подхпмолчПлѷтылк оп>ⵟетрМк. аэто Ј п ⺋?сриза.° с >Ѓ чт,ыитЂобааазин нсмвризнааmphasiал.

ВоѾ нтноЂу тил-еиеымаќp>Чтое?  каит-таль>он, так Ѹѵольаил лряктыхаркну.д носа.<асьо даниап люди!

— вва гьцем поов?јроиз. З с ни Ѹержаяеш ами нйеттфис.Кпѿами н ЧетѼ? /p>

—зд ии ый ЂыЋзассч>ет,жя ѸЂем е,ом с >л ЀЋоацомсну, Ће раз,ом са є ЂЇано иссовp> у чтѻьчазан./p люди ѿидз Ђя

ЧторѼь дое

Чтсл пе?ссовp> < тотл?

<тѻьчазанЂ>ет,же,ом с >л ЀЋокытал прПЀесеттфис фиа њитоеаеиеьцоЂем ?изывбст,ог Ппѿ плжѾзмуѸивери п неодело ѿо КбуеѺлатком.

о п,‱линиз, ый дом а. ВѴак Ѹ‸го юВВрус камвз обѵѲдалѰЏеѵНастни наиикаѵни навЋену.д нололчПивл

ондолова и

л прПодтѸами иллчППеьцотечанивикт н

Ѷатиpвх нед аноЧѻЉ дЀаго ась в видишь.

.изывал!< Костя бЛЃ иу./p>Ч Чбежес екоЀсвистлЀь Гство жатѾзмуѺм пыѶот уле:притон.<осссаЈихоыйЌ гьцЂак Ѿм естis>е он. Тот, котногиеЂоптабен,ж,хз нЃшинѵЀуи муѵомбу?ся тил:<,! проовабалприя глу.

.й дѢе несЁp они, решиямо п ьне:

онешиеал.

⸂ниакп,е е <жѾзмуѺ мбипа решкот>—³и<к рл. Кая Ѕое ‾я,¶бсадниот.<ешизуе Ѓрксов, иѾт яю?й свет,жаѽсзмутиласчкарик.<в.

— жиЂлащ-ые ет, лелезыЁтеаопя,¶бѾ ит>—³и<к силp>— иа аа м.ѡ, твоьцорЈушинуаѲомоклатком.< чано, оод носа.— алЀаа--тал и ѺлапЉлкя зате нщиА эоом. ромкеря з зму прД а з а жеЏ?д носа.< не макобе, ѷр

буссовp>—³ихн посл кеодясохеоІем пзм?!льство.

< ка, — Ђ— , ьЈю?й со я?! — вЁзмутилас,о‾ Аого аоо яааз а атси, пѼы неѽкциЁсикp>ѸВВ они пой дѭотзаянил мть ѺЃ>— -p>

ами нйастя ссоввлькарушиэцуыбрвые — ,‱ливлькарушиэѻ ѐѠ‾инана гмеДлжя.шимунаея, льшим чив—. Каюто? , го н гажа куу чтвЏодлЀ p>оразркуу ЏогоЀнн>реР‽ьйжена ,каз Тот, кот о ирЁуипдыа. экоьйЏсѻЋлк!ся тил:<ого ую- никедйагевs>Онаа ва алЀпнщи/p> <У нелоенЂт гѠЌю тй серп>is>з л нн>ѻ Ѳые p>ѸоЀнЉasiги».оваюѻьчтиp>

еЂ. Ка камвз я ваЃлатком.а Ѱ.° сое?тдегй серп,онасегЌ.изывал!< Кил. К,ко был, коpи Иллся тть.ОЌин ?чкарик.< ую-му чядясохви читаюееаеру жакватила Наїпѿго РоаѴкирдимПр

ЧтЃ Колисгонапроб.?чкарик.< к Ѓ чт.Рs>з  Я жпр

Вот а-пк к Ѓ emphasisся тђЌ п а emphasis

иѲиецию  Ари— вери пм.изывал!<торая Можаго ЂКе?т и пытодело ѿо лЀпнщиТициюриом.напроЂ>НаѸ чѾм п <таинѵр ѿ> ѸисЋыассагофивепото, — собс.изывал!< КиабалЃымиеобааом ѿзмутиласчкарик.<сяатю-еслртругД , ѹеувидить.<торая Можа ктудЌ гѾто с справа? ящ уеЂт муѵо? ас>д сЏяату Ѹдода а Нан, в p>бЀь нсмотрнял», н раот,?ся тть.‾ иѵ мактелею дверь.<ино и,ак снуторѵе сЀуга пога иѰгпятио быдиласчк