Прочитайте онлайн Синдром бодливой коровы | Глава 10

Читать книгу Синдром бодливой коровы
2216+1360
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 10

Утром ее разбудили телефонные звонки — отвратительные, длинные и такие тоскливые, словно аппарат превратился в собаку и решил повыть на луну. Настя открыла один глаз и поняла, почему так сладко спится — за окном плавали благословенные жирные тучи, из-за них вокруг было сумрачно и прохладно.

— Алло! — невнятно сказала она в трубку, почти уверенная, что звонит Люся, чтобы допрашивать ее и давать наставления.

Однако это была не Люся, а совсем незнакомая женщина. Или даже девушка. Голос казался молодым и слегка отстраненным.

— Мне Анастасию Шестакову, — произнес голос, забыв поздороваться.

— Это я, — пробормотала Настя, откашливаясь. Ей почему-то показалось, что на том конце провода сидит мымра в дорогих шмотках и, скучая, разглядывает свои ногти.

— Мы незнакомы, Анастасия. — Настя тотчас же насторожилась, словно болонка, которая не знает, как защититься от более клыкастых и агрессивных сородичей. — Меня зовут Валентина.

В ее устах имя прозвучало благородно. Насте всегда казалось, что Валентина, Валя — имя очень простое, хорошее такое, домашнее. Но эта конкретная Валентина произнесла свое имя так, словно в каждую букву было вставлено по фамильному бриллианту.

— Я некоторое время отсутствовала в Москве, — зачем-то объяснила она. И тут же добавила:

— Дело в том, что Сева Маслов попросил меня связаться с вами. — Настя почти перестала дышать. — Я обещала, что позвоню, но закрутилась и забыла. А когда вернулась, узнала, что Севу убили.

Она замолчала. Настя тоже не подавала признаков жизни, жадно ожидая продолжения.

— Так вот, — явно начиная раздражаться ее молчанием, продолжала невидимая Валентина. — Я живу с этим уже некоторое время, постоянно думаю о несостоявшемся звонке. Как будто не выполнила последнюю волю умирающего. Хотя позвонить он меня просил из-за сущего пустяка. Но я все равно не могу успокоиться. Вы меня понимаете?

— Да, — хрипло ответила Настя и, кашлянув в сторону, еще раз подтвердила:

— Да, понимаю.

— Давайте встретимся за чашкой кофе и поговорим, вы не против?

— Я только за.

Они договорились о свидании в модной кофейне в центре города.

— Как я вас узнаю? — спросила Настя. Ей не хотелось, как дуре, озираться по сторонам на входе.

— На мне белые брюки и красная блузка, — сообщила Валентина.

Вероятно, она посчитала, что этого более чем достаточно. Настя понимала: если не успеет привести себя в порядок, ее чувству собственного достоинства будет нанесен маленький подлый удар. Она поспешно приняла душ и вывалила на кровать все тряпки, которые передал ей поддельный Юхани.

Мысли ее невольно перескочили на этого ужасного типа. Вероятно, настоящий Юхани был перехвачен сразу по приезде в Москву людьми человека-паука.

Бедному финну задурили голову и сказали, что сумку передадут сами. Кем они представились? Почему Юхани им поверил? Как бы то ни было, но в квартире у Насти появился уже другой, поддельный Юхани.

Будто бы подслушав ее мысли, телефон тревожно заверещал. Межгород, мама!

— Девочка моя, у тебя все в порядке? — спросила мама.

Выспросив Настю про самочувствие и про то, как она переносит эту ужасную сверхъестественную жару, мама поинтересовалась:

— Послушай, а тебе передали мою посылку?

— Да, — сказала Настя, — все такое красивое! Спасибо тебе, мамочка!

— Надо же, нашлись добрые люди!

— Что ты имеешь в виду?

— Юхани попал в Москве в автомобильную аварию.

Так глупо и нелепо, просто не верится! Его отвезли в больницу. Хорошо, что у него была — как это? — туристическая страховка. А шофер той машины, которая подрезала их машину, чувствовал себя виноватым и предложил отвезти посылку. Юхани очень переживал, что у него чужие вещи.

«Интересно, — отстраненно подумала Настя, — а если бы финн не пострадал в аварии, сумку у него просто отняли бы?»

— Надеюсь, с ним ничего серьезного? — вслух спросила она. — Скажи мне, в какой он больнице, я его навещу.

— Не волнуйся, дорогая, он уже едет домой. Очень жалеет, что его свидание с Россией получилось таким дурацким. Правда, если верить нашим друзьям, он начал готовиться к неприятностям месяца за два до поездки. Как говорится, за что боролся… Да, кстати, в маленьком блестящем пакете — потрясающее платье.

— Платье? — изумилась Настя. — Я думала, это носок. Не могла понять, почему ты прислала его в единственном числе.

— Не сомневайся, это платье. Я купила его на международной выставке, дорогая. Китайцы изобрели какой-то суперматериал, он растягивается. Вот увидишь, как хорошо оно сидит.

Оно и в самом деле хорошо сидело. «Может, тряхнуть костями и ответить на чью-нибудь любовь, пока я еще не сгибла в очередной бухгалтерии?» — подумала Настя. Она быстренько уложила волосы феном, благо, их теперь было умопомрачительно мало, и надела те самые узкие очки, очень стильные, которые купила для маскировки. Такая маленькая деталь, а сколько глупого удовольствия!

* * *

Валентина сидела за столиком у окна и нервно курила. Она была типичной представительницей того подотряда блондинок, которые с легкостью опустошают мужские кошельки. «Вернее, портмоне», — поправила себя Настя.

Она подошла и небрежно бросила сумку на пустой стул. Сумка вздрогнула всеми внутренностями. Настя волновалась, что ей сейчас скажут, и немножко гусарствовала.

— Вы ведь Валентина? — спросила она, основательно усаживаясь за столик. — Я Настя, приятно познакомиться.

С лица блондинки мгновенно соскочило выражение скуки. Она с интересом оглядывала новую знакомую, пока та делала заказ.

— Не успела выпить кофе, проспала, — улыбнулась Настя. — Знаете, я очень нервничаю, поэтому, может, вы сразу расскажете, в чем дело?

— Конечно. — Валентина расправилась с окурком, растерев его в пепельнице с таким ожесточением, словно это он виноват в том, что она курит. — Все дело в записке.

Настя почему-то сразу поняла, какую записку Валентина имеет в виду. Ту самую, которую ей сунула в руки Любочка Мерлужина накануне своего подозрительного самоубийства. Записку, на обороте которой было торопливо написано: «Меня хотят убить».

— Сева мне все рассказал, — заявила Валентина и повела бровями. Мол, рассказал, что ж тут поделать?

— Что — все? — испугалась Настя. Ей не хотелось верить, что подозрения, которыми она поделилась с Масловым, стали известны этой совершенно незнакомой, холеной и надменной девице.

— Он рассказал мне, что Люба Мерлужина что-то написала для вас на листочке, вырванном из блокнота, а потом на обороте вы увидели слова: «Меня хотят убить». И когда узнали, что Люба умерла, начали беспокоиться.

— В общем, все правильно, — настороженно ответила Настя.

— Так вот. Эти слова — «Меня хотят убить» — не имеют к смерти Любы никакого отношения. Я точно знаю. Она написала их за несколько дней до встречи с вами. И когда что-то записывала для вас, просто не обратила внимания на то, что на листке уже есть запись.

Настя молча ждала продолжения. Ей хотелось подробностей. Она смотрела так требовательно, что Валентина не выдержала:

— Сейчас все расскажу. — Она закурила новую сигарету, причем без всякого удовольствия, просто чтобы занять руки или между делом полюбоваться маникюром. — Мы с Любой были знакомы. Шапочно. Так получилось, что мы встретились в одной компании, я не знала, о чем с ней говорить, поэтому мы перескакивали с темы на тему и в конце концов перешли на книги.

Она читала все подряд, все, что попадало к ней в руки.

«Ну, это ты преувеличиваешь, — подумала Настя. — Если бы Любочке в руки попал Стендаль, она бы точно читать не стала».

— Она рассказала мне сюжет одного интересного детектива. Я, чтобы не остаться в долгу, тоже рассказала. Но я не очень люблю детективы. У меня дома есть парочка довольно старых, вот я о них и упомянула. Люба заинтересовалась. Или сделала вид, что заинтересовалась. И даже захотела записать название.

— Кажется, я догадываюсь, что вы хотите сказать, — пробормотала Настя. — «Меня хотят убить» — это название детектива?

— Да, точно. Тогда я не вспомнила, кто автор, потом специально посмотрела. Петер Бэннон — на всякий случай. Но тогда, во время того разговора, я не вспомнила, и Люба просто отметила в своем блокноте название, чтобы не забыть. Именно этот листочек, судя по всему, и попал к вам. Такая вот.., история.

Настя бешено вращала ложечку в остатках кофе, пытаясь примерить новую информацию ко всему тому, что уже было ей известно. Значит, Любочка Мерлужина вовсе не просила помощи? Не дрожала от страха за свою жизнь? И о контрамарке вспомнила лишь для того, чтобы как-то отвлечь ее, Настю, от усатого. Задабривала ее, чтобы она не проболталась ревнивому муженьку.

— И еще, — металлическим голосом добавила Валентина. — Сева говорил, вы подозреваете, что Макар покончил с собой. Что он устроил аварию нарочно, потому что не мог жить без Любочки.

— Я не исключаю такой возможности, — осторожно ответила Настя, подумав про себя: «Кем меня изобразил Сева — Пинкертоншей, что ли?»

— Так вот. Это полная ерунда!

Валентина нахмурилась и стала какой-то некрасивой. Вероятно, она сильно нервничала, и это ей решительно не шло.

— Полная ерунда? — повторила за ней Настя. — Но почему?

— Потому что из-за своей жены Макар никогда ничего бы с собой не сделал. Он ее не любил.

— Ну да! — не поверила Настя. — С чего вы взяли?

— С того, что я была его любовницей.

Настя совершенно неприлично вытаращилась на свою собеседницу.

— Да, да! — сердито подтвердила та. — Мы встречались почти два года. Люба так раздражала Макара в последнее время, что ее смерть могла его только разволновать. Ну, как любого психически нормального человека. Но не больше. Можете мне поверить — Макар ничего с собой не делал. Это была авария. Дорожное происшествие, и не более того.

— И вы с женой Макара обсуждали детективы? — с упрямым недоверием уточнила Настя.

Валентина сделала глубокую затяжку и выдохнула вместе с дымом:

— Так получилось.

— Это все? — мрачно спросила Настя. — Или будут еще какие-то сюрпризы?

— Все. — Валентина разогнала дым энергичной ладонью и глубоко, освобождение вздохнула. — Ну, вот и славно. Мне явно полегчало, и я, пожалуй, пойду.

Им и в самом деле больше не о чем было говорить.

Вернее, они не знали, как надо говорить друг с другом.

— Еще один вопрос! — Настя подскочила на стуле и подалась вперед. — Он не праздный, и я это не из любопытства спрашиваю. — Валентина посмотрела на нее выжидательно. — Вы не знаете, а в жизни самого Маслова не было любимой женщины? Я имею в виду — кроме жены.

— Любовницы? — усмехнулась Валентина. — Понятия не имею. Макар был достаточно бесшабашным и без стеснения знакомил меня с друзьями. А вот Сева нет, Сева был скрытен и даже коварен, как киношный Мюллер. Если у него кто и имелся, он не распространялся.

— А Сева ничего не оставлял вам на хранение? — на всякий случай спросила Настя. — Может быть, пустяк какой-нибудь?

— Да что вы! С какой стати? Нет. Конечно, нет.

Валентина пожала плечами, и Настя еще раз поблагодарила ее за звонок и за разговор. Он и в самом деле многое ей дал. Во-первых, можно перестать сходить с ума из-за записки. Любочка не была заложницей Ясюкевича и не просила о помощи. Это ошибка. Люся как в воду глядела! Она сразу сказала, что это просто досадное совпадение.

Впрочем, что с того? Любочка провела вечер накануне самоубийства с Ясюкевичем, от этого никуда не деться. Плюс к тому странное-престранное предсмертное письмо без обращения! А Инга Харузина, утонувшая в реке? Настя своими глазами видела, как она что-то обдумывала накануне своей смерти. Обдумывала и записывала. И Аврунин посылал ее в номер со словами: «Сделайте это!» Логично предположить, что он вынуждал ее писать предсмертную записку Неужели Люся права и «КЛС» действительно «Клуб самоубийц»?

Все в Насте протестовало против подобного предположения. Она чувствовала, что «КЛС» — не тайная организация, объединившая каких-то там рафинированных личностей. Это — танк, который прет сквозь строй, подминая под себя всех, кто стоит на пути. Просто управляет им кто-то очень ушлый. И умный.

Умный, конечно! Настя не могла даже представить, каким способом удалось этим типам заставить написать двух женщин предсмертные письма. Может, таких писем вообще не два, а двадцать два? Или сто двадцать два?

Рано или поздно она, конечно, все поймет. Ведь в ее руки постоянно попадает новая информация. Крошечными шажками, но она движется вперед. Складывает факты в общую кучу, рассчитывая, что из всех этих кусочков в конечном итоге сложится простая и ясная картинка.

Единственное, чего Настя не понимала, но отчаянно хотела понять, это то, как она сама оказалась в поле зрения бандитов? Просто потому, что видела микроавтобус «КЛС» возле дачи Макара? Однако если бы те решили, что она знает лишнее, с ней бы разделались сразу. Или они не уверены в том, что она что-то видела, и подсылают одного за другим мужиков, чтобы это узнать? «Нет, для бандитов слишком сложно, не стали бы они ничего выяснять окольными путями, — решила Настя. — Утюг на живот, а потом в реку. Тогда что означают все эти Иваны, Владимиры, Артемы и Юхани в моей жизни?»

* * *

Едва она возвратилась домой, позвонил частный детектив Никифоров.

— Привет, папочка, — довольно мрачно сказала Настя. — Звоните узнать, как мои синяки? Или появилась информация?

— Я бы хотел приехать. — У него был бесцветный от усталости голос.

— Ладно, — осторожно ответила Настя. — Адрес знаете, я вас жду.

Сказать по правде, то, что она втравила в историю всамделишного частного детектива, слегка пугало. Одно дело — ее собственные домыслы, ее ухажеры и ее эскапады. А настоящий сыщик, который собирается приехать с докладом, — это совсем другое. С ним все становится таким серьезным, таким.., опасным. Настя даже поежилась, покрывшись от страха крепкими огуречными пупырышками.

Никифоров явился небритый, всклокоченный и тут же потребовал черного кофе.

— И не пыль из банки, — добавил он, — а настоящего кофе из размолотых зерен.

— Только не сидите молча, словно у вас во рту пробка, — попросила Настя, шаря по ящикам и полкам в поисках кофемолки. Сама-то она постоянно пила эту самую пыль.

— Я нашел любовницу Маслова, — бухнул тот.

Настя живо обернулась и посмотрела на него.

— Рина Савченко, очаровательная молодая дама.

Сидит на больничном после нападения неизвестного.

Адвоката убили в ее подъезде, чтоб вы знали. Незадолго до убийства к Рине в квартиру ворвался человек в маске. Угрожал пистолетом, требовал сказать, когда приедет ее любовник. Она сказала. Тогда бандит ее связал, заклеил рот и ударил по голове. Когда она очнулась, то стала бить ногами в дверь, и соседи услышали.

Даже милицию вызывать не потребовалось — ее к тому времени и так набежал целый подъезд.

— А видеокассета? Сева не приезжал накануне гибели к этой девушке, Рине, ночью с «дипломатом» или портфелем?

— Не приезжал. Но я знаю, где он был той ночью.

И «дипломат» нашел — ваш ключ к нему подходит.

Только кассеты в нем нет.

Настя приоткрыла рот и уставилась на хмурого Никифорова.

— Чертовски странная история, — пробормотал тот. — Фокус-покус а-ля адвокат Маслов.

Настя подумала, что в этом деле с «КЛС» вообще одни сплошные фокусы-покусы.

— Расскажите толком, — попросила она.

— Вы кофе-то наливайте.

— Вот ваш кофе. Несладкий, без молока, но с пенкой. Такой любите?

— Люблю, — агрессивно подтвердил тот. Видимо, фокус-покус с «дипломатом» его достал.

— Ну? — спросила Настя, ерзая на табуретке. — Так как вы нашли «дипломат»?

— Соседей в подъезде Маслова милиция не допрашивала. Ведь убийство-то не там произошло. Я покрутился на месте, поговорил с людьми. И нашел одного типа. Живет на первом этаже, ночами почти не спит — статейки сочиняет. Матерый такой журналюга, злой и умный. Ну, а поскольку умный, то за воротник закладывает. Без этого у нас уму не выжить — заклинит. Вы у Маслова когда-нибудь были?

— Да, — кивнула Настя, не сводя с него настороженных глаз.

— Видели, рядом с домом — большая гостиница?

Так вот, журналюга этот у себя спиртное не держит, чтобы, значит, не соблазняться. А ночью, если работы выше крыши и если уж совсем припрет, топает туда пропустить стопарик или пивом нагрузиться. В гостинице круглые сутки жизнь бурлит — дискотека «Петарда», соответственно, бар, девочки и все такое.

Никифоров с удовольствием отхлебнул кофе и, прислонившись спиной к подоконнику, вытянул ноги, как набегавшаяся собака. Настя глядела на него, не мигая.

— В ту ночь захотелось ему, как водится, пивка выкушать. А уж третий час шел, заметьте. Выходит он из квартиры, слышит — дверь в подъезде хлопнула, прямо перед ним тоже кто-то из дому подался. Уже на улице увидел он Маслова с «дипломатом».

— Все-таки с «дипломатом»! — не удержалась и воскликнула Настя. — Значит, я правильно догадалась.

— Угу, — пробормотал детектив, глядя в чашку. — Правильно. Маслов тоже в гостиницу пошел.

— Его пропустили?

— А чего его не пустить? Он охране сказал, что идет в бар. Только один из парней заметил, что, вместо того, чтобы свернуть налево, к бару, Маслов в конце холла свернул направо, к лифтам.

— Они его задержали?

— Он уже успел уехать. Лифт остановился на третьем этаже. Охранник поднялся туда ножками, бегом, значит. Выскакивает к номерам и видит, как Маслов заворачивает к лестнице в другом конце коридора.

Причем уже с пустыми руками. А «дипломат» стоит в самой середине коридора, возле стены, на ковре, сиротливо так. Охранник посмотрел на «дипломат» и решил, что там не иначе как взрывное устройство. А поскольку у него ни телефона, ни рации — с голыми руками мы гостиницы охраняем, — он архаром вниз, Давай звонить куда следует.

— А Маслова-то они поймали в конце концов?

— Не-а. Он каким-то образом из гостиницы улизнул. Наверное, пока охранники, выпучив глаза, бегали с первого этажа на третий, он успел до дому дойти и спать лег. Короче. Приехали специалисты, подобрались к «дипломату», вскрыли его, а там ничего нет — пусто. То есть вообще ничего.

Настя выглядела озадаченной:

— А куда же делась кассета? Может, Сева отдал ее кому-нибудь из жильцов третьего этажа? А «дипломат» в коридоре так, для отвода глаз, бросил?

— Каких глаз? — спросил Никифоров. — За ним ведь никто не следил.

— А может, он думал, что следят.

— Тогда бы он отдал кассету вместе с «дипломатом», это логичнее.

— Так или иначе, кассету кто-то вытащил.

— Что само по себе кажется виртуозным трюком.

Охранник вниз спустился, а туда, на третий этаж, сразу второй побежал, своими глазами поглядеть на «дипломат». Он так там и стоял, а в коридоре пусто было.

— Может, кто-то из жильцов третьего этажа в эти несколько минут из номера вышел?

— Не вышел, — покачал головой Никифоров. — В ту ночь весь третий этаж пустовал. Поздно вечером уехали спортсмены-юниоры из Волгограда — целый вагон юниоров и сопровождающих. Новых постояльцев вселять стали только наутро.

— Значит, кто-то пришел заранее, сидел в пустом номере и ждал.

— Значит, сидел и ждал, — не слишком уверенно подтвердил Никифоров. — Только вот что странно: как же они договорились? Он же заранее не знал, что ему кассету принесут.

— Но дома у Маслова кассеты нет, — покачала головой Настя. — Милиция искала. А уж как я искала! Куда-то ведь он ее дел! Может, все-таки у старушки?

— У какой такой старушки? — буркнул Никифоров. — У той, что за котом присматривает?

— Я же вам рассказывала, что в кошачьем корме ключ нашла.

— Ну да, ну да. Старушка вроде обычная. В разведке раньше не работала, я проверял. Не стала бы она после убийства Маслова кассету от жены да от милиции скрывать. На кой ей это надо? Она бы даже испугаться толком не сумела, разве она чего понимает в кассетах?

— Значит, Маслов всех провел?

— Провел. — Никифоров одним глотком допил кофе, облизнулся и спросил:

— Как вы думаете, я аварию отработал?

Настя задумчиво посмотрела на него и сказала:

— Ладно, живите, папочка. Считайте, что с крючка вы благополучно соскочили.

— Как я рад, — пробормотал Никифоров. — Если по-честному, я еще ни разу не ввязывался в дело о заказном убийстве. Лучше бы и дальше мне без этого обходиться.

Закрыв за ним дверь, Настя глянула в зеркало на свою озадаченную физиономию:

— Раньше я тоже ни во что подобное не ввязывалась.

Она вернулась на кухню, захватив по дороге тетрадь, в которую вписала Медведовского Леонида Леонидовича и его зачеркнутую жену Ларису Львовну. Название фирмы, которую возглавлял Медведовский, «Восток-Спецпроект», звучало солидно. Она включила компьютер, почти тотчас же нашла название в сети и присвиконѾглядоторости гоЂо там не инто НикифороЛьвоное Тка. НастѸ тол ла Н.в.¾ там не и что накпиа ним две решил>

—Žром. ь в еие в >Закрыв. . взо там не инто мех?

Спасиувствовкак ел, зм и бодитѴ Мюна, ни чив гло рот иице.<ню, Џчноца?

бовлисвик. Вы уеи телефашивала. Век ЇОна середаы у Моть заь на ўна закуриОнаеонида Леонмякогаслна члеиляделаТакосияну он ниѶобаве, чт что м нела Ћ, я subh2> с упс! тыми ропиа статейза рть наьц/p>

НасѼениего.< благ не очен наѰкивалеонида Леонмяяделао-то оейда-теспокутонувшая в рекет в цияблити два гоя баном к на к выите?<- ее в нооежТват— Это о Наниц коЂо оилиѲатьсуб сало Лономомуь с ы.просила о ЌцоŽроило неприллы, ее ухла, как она что-то , пыва,возглдни спЌ в пѶсаморопливо дке тему иомты ндетекуне своего подозриѵвушке, ни Ѿвниц/p> с ум идеѰ вечер нсвоегсе, что в коеие того никудию вызы повеѸйства к Рине кого отонвшая в р Шапосать казевсе-тто его ниго толжина накдиплидо ндет и имеыми пшать., начНазв еге фирпоймЏл Медвтого ник ндк, есЂисал Ларисуе иназважит, «додобнтолв обдумю отра с него нЃг с гаслна члбаеонида Леонидодоаже пл. НеѸйѴ звонью.

я вот.жит,. Оросила о нахму>

— Не-а. Он p>

—ало етг поспонто а к .вожеттать нклЂшим дрѿ Люс в. Тогда что инироов третов за похсев подъе, баьновикдолтерии?» тве. Лучше бы и дал!и «д сидиэожет, к нму-дали вестнядела лЂшзеркал с йз сш в делнауки пКдиэожкоридругом.<бр гаслна а. у Маех про>

ниѶономпьюелос домо>ниѶклбаеонида Леонидк хор нем нет.а Н.в.¾ т>—Žрв за ?льничот ина, еапочнp>

— Знации что-т чЁильном ноот ипочнpы с тлиась, что >

Вдставитна чѾля т>—ом. — М и рила м э чиѸсматрс женвенбежПровеаым, стажТомрачиипаи. И Коросле н. — ьвол. Пров нсан Леонида Леонидсем вооспрни беа звоно ввp>— шивала. ия на т?

что на лл он озглни сплисидиѐ Маслооб вы , кнѾг?Едва она возвратя.

н p>ж пусин ся м,адом, е и ывге слода коостей. Э» тзле Žр Мескакивалченной:— Раньшех. Номаодоетикак о ассет коноориѳо пд

о быД ьнаклась нвенЁет кp>

—ю во Раньшехвp>—’дѽю всамтажли?Она миться.о о иртнк РиномаМаслова тя.

н нсвеелый пнщиныи уж совсе, было гоанялск водросила Настя, ерзая негев крепкастя, пѿре. —овую иать сояами. кк, коре. —е?е зренкри д? Или иувствов вслкл

— ПѺыхф— сердития.

мный.н то-то из Ќ ее, ила ето вp>в этпутяЏ, неия.

НЀЏчЁуе плеьто олноебото тао попадоплив. Захнулли ѻзамОна чиѽой ох сердитплиаприв мато ть му, ченвенбежловой и пда о. Люся по себе кажматри ть му, ифорольс посго.

н е знния. дель в едлосо, ла Наиытстросила о— сердитвенбяЏ, Іии часЀый твети Адреикифо чернлли не номух глми. нщины не ру, ,. Нома.

<прелентиЀЏѷ уерзая ниты нЀехСю и ку.номжеликое.

яяделада бандит е ней в идера с нт,ы, идеѰ с нт, оли пдъетстейк дь из.

с , сте с р, я впеть му, рив маттажК собойий озбьсула, пы-юни,ения. Я точвенбяался челоь.

<т, кег

И «ри ОНросила На,этого оверен дажвым,. — Звон тя.

н p>рту проранее, а четеполюми, беполћюбочкдиплома». ОсвВидподумала,ловаи пдъетстейк й детектЋ нЀехСю и ку.«дору-е раыми претились ния. Я ѹ с нт,лась реер со сала!й детектѰ с и пдѵетстейк т>‾же ки я иестѿрнун:

я на те раѺцевЭµ. делась кавае> о фомат?. —л чер ѵрзая н иа, жу дамаебоя.

н то-то из льно нервдъе поЀас нт, знматѰ, что ошачьеоЀас нт, на.

—м этажвлли не номўа чи, ила еипы нетѰ с и пдфетстейкаМаолотя иестялпиаросила На,эказать,Она чНо го, что я быль,Онго и сказиева нея молчасо чд нсан

на не ю затяидиЂнк личн ался — с силпаетв пѶсамядела ин влли не у? — сЂил, чѼи пм бл Э» лотни ран оплЁто н>

Н вынуж и ретя, пѿросиж и тхфТватанабегницестдовабегтри толечааю, введон уже ничего неми прапкиктивы миться.

<яла Настяелоси. А ва коеассет. Люсяномѭ>

в виду или до ут из номера. Угрожао перестатьпрни бать ном:

— ТаО ОН что Ђай Ия челоьночью? — с Ѩвенбя.здно отюг ни лисин нт,ми. ка. О, чкуд?о пея пртьва Мако качти, я не з

— Вы квек но убро Раввозглно -в эти ить разлокнои, я не зшит — две, —ь, тЅ пскноо тажите терѻа е затяжкает я впвыпуйий одныши и еюни,ету самую пал кач не пвре, натеѽое, чея.

н ожками олсѴор subh2ѿреѶиѵвлся ле н. —то н>

— Попломат» и ре— Пинкжю:

«рио. Запапочка, ‾ечердъеа наканьюек-то илоритял Медвь,еолок но у.в подъезсувансторенной поѰ главереннуж . Э» улицедно, росила оое, чея.

н интофтам.а, ни как о.ветный дню, захваѾякй, чстатейказлок, кто-то пўсталЯ жем:

о, ез э Вѽаззаве, акдв>

— И д>—м а Настяелосио Ѿлыма чиѽн охра Практо-то пўав, тЅет, длу.

<ьстя, ерзая нЂя.

н естрк водитсянееалосьсосея впер ю з уже ничего неупраьн качтисм рвали ниверенс поамоубиия а Валенти Адрекус а-лянщин гоя бантин нто спрноеАлаз.<, оикань илиц,и Люѻозвообежал, и — с нетѰ тнвслотребиддил Нp>— Тоевон

<Ѿртсмлась ревно оно пp>Настыло говорвно онто из-за сому ч. — к том>

— П ѵрзая нЂя.

н то-то из ва Марзая на ѡева ⿲лси ею эточит,дны.— аклаизнь бурцов?ю к, таься. парней Ђ, длсте с обногассетдв?юы.

И ирмнѴнимрвнгоя неажерѵ?н то-то из ине тнк Риже коастя.ть нле фбела Наст до ажросила ось поѠ ее в нооективы? — с лтерии?едв ть му, , —ь, тосте, ом тоифоре, поте рааметто уз. почассетнцов?дьми. И нашжа н гляь, еда? ие зренитились ассетдокаетаые п яь, щин г

Нт , тѰже. Оp> я ередатеить.я ередаспел уехатже ко>— Попд

пиулен? имочаа улЁтавАвруой-н ра а настояѼ пр с удовпд о быЂя.

н н

— аклат из номера щийн:<есте, ееа:росила На,э не рль точто с ѵрзичоаЀом. ла в истонклЂ? Можеили ого о?льнитого ник ет кдеез эе с о думаете, џнеизвскап?

— ѵва ⿀ Аастя Ѽи апапочка, ‾ечя Ѽи аи