Прочитайте онлайн Симфония любви | Глава 6

Читать книгу Симфония любви
2816+1019
  • Автор:
  • Перевёл: В. С. Нечаев
  • Язык: ru

Глава 6

В то позднее субботнее утро неожиданно зазвонил телефон, и Ник твердо решил не обращать на него внимания, потому что ему звонить было некому. Тем не менее назойливые трели отвлекли его от работы. Всю эту неделю у него был включен автоответчик. Однако сегодня Лили осталась дома, и, когда он представил, как она, в узких голубых джинсах и просторном свитере из белой шерсти, подходит к телефону, а ее рыжие волосы горят весело и задорно, остатки желания заняться композицией испарились неведомо куда. Ник с нескрываемым отвращением уставился на выстроившиеся перед ним черно-белые клавиши рояля.

Спустя несколько минут в дверь его кабинета тихонько постучали.

— Войдите, — пригласил он.

Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Лили.

— Что там теперь? Очередные гости?

— Не совсем. — Лили наконец вошла в комнату. — Сегодня вечером нам нужно будет поехать на танцы.

— Ты уверена? — спросил он, аккуратно закрыл крышку рояля и, сдержав улыбку, повернулся к ней лицом. Когда он услышал этот неурочный звонок, в голову ему пришла масса всевозможных срочных дел, но танцы среди них не значились.

— Боюсь, что уверена. Мои коллеги пригласили меня на вечеринку в клуб «Конфетти», и будет странно, если я отправлюсь туда без тебя.

— Так останься дома.

— Не могу. Кроме того, им всем хочется с тобой познакомиться, и это не самый худший повод. Ты проработал целый день, можно хотя бы разок посвятить вечер отдыху, — ободряюще улыбнулась Лили.

Ник тяжело вздохнул. Он с громадным удовольствием отправился бы с ней на эти танцы, но вовсе не для встречи с ее друзьями, а ради того, чтобы лишний раз подержать ее в объятиях. Ночь накануне он провел без сна, замученный видениями, что без устали мчались друг за другом перед его мысленным взором. При всем при этом злиться на Лили он не мог: соблазнительность была врожденной и совершенно непроизвольной. Так что злиться он мог только на самого себя. Даже его симфония отставала от того графика, который он назначил первоначально. Ник медленно поднялся на ноги, пересек комнату и оказался от Лили всего в паре шагов.

— Хорошо. Но не забывай, что я тебе вчера говорил. Все эти твои друзья и коллеги — одна из причин, почему ты вышла за меня замуж. Поэтому крайне важно, чтобы я отыграл свою роль по полной программе. Если они на это купятся, все остальное смело можно пускать на самотек.

— Время подвести итог, — резюмировала Лили. Глаза у нее сияли, щеки заметно порозовели, и она благодарно взглянула на Ника: — Спасибо тебе. И можешь не беспокоиться, я со своей стороны сделаю все, чтобы весь город знал, что я от тебя просто без ума.

С этими словами она отступила на несколько шагов и выскользнула за дверь прежде, чем он успел ей ответить.

Несколько часов спустя Ник, ведя свою спутницу ко входу в клуб «Конфетти», пришел к выводу, что она вовсе не подшучивала над ним. Лили явно исполнилась решимости доказать всему свету, что она безумно влюблена. Теперь Ник весьма сомневался, выдержит ли такую нагрузку. Даже сейчас он старался не бросать взгляды на длинные ноги шедшей рядом Лили в мини-юбке.

Когда они вошли, он помог ей снять пальто. Незаметно сделав пару глубоких вдохов и выдохов, Ник решил, что ее наряд не был провоцирующим, по крайней мере он ничем не походил на туго облегающие шелковые платья с глубокими вырезами, которые он видел здесь на многих женщинах. Юбку Лили надела мини, однако шелковая блузка в сочетании с этой юбкой придавала ей стильный и привлекательный вид. Черт, да это просто сексапильная госпожа, растерянно подумал Ник. Ему захотелось привлечь ее к себе и запустить руку в вырез блузки, в котором виднелись ее нежная шея и ключицы.

Они вошли в зал и под оглушительную музыку направились к стойке бара. Заведение располагалось неподалеку от местного колледжа, и поэтому для танцев было отведено место размером с хороший гимнастический зал. В этот субботний зимний вечер почти все столики вдоль стен были заняты. Над головой виднелись поперечные потолочные балки, между которыми висели тонкие ячеистые сетки с многочисленными разноцветными гирляндами, явно оставшиеся от последней встречи Рождества.

— Вон они сидят, — сказала Лили, указывая на широкий стол слева. Когда молодожены подошли, раздался хор приветственных криков и веселого свиста.

— Эй, Лили, вот это да!

— Будь я проклят, ребята!

— Первый раз вижу, чтобы ты надела юбку, — заявил смазливый малый, сидевший на ближайшем стуле, восхищенно оглядывая Лили с головы до ног. Он пялился на нее так откровенно, что Нику захотелось съездить ему по носу. — На работе ты кроме как в брюках и не появлялась.

— Ну что я могу на это сказать? Было дело, — рассмеялась Лили, потеснее прижалась к Нику и бросила на него кокетливый взгляд. — Но выяснилось, что моему мужу я нравлюсь в платьях, вот и пришлось перебраться в юбки, чтобы доставить ему удовольствие.

— Счастливчик! — Опять этот наглый тип. Он протянул руку Нику: — Привет, я Майкл Манн. Я отвечаю за безопасность дома, в котором вы сейчас живете.

Ник ответил крепким рукопожатием и коротким кивком. Он надеялся, что его угрюмое настроение не очень заметно, но заставить себя быть более любезным не мог.

— Майкл придумал того робота, что сторожит первый этаж, — шепнула ему Лили. Ник вдохнул едва заметный аромат ее духов, почувствовал, как ее дыхание щекочет ему ухо, и по спине прошла невольная дрожь.

Он перевел дыхание, стараясь успокоиться. Похоже, он перестарался со своими указаниями. Она не делала секрета из того факта, что полностью ему доверяет, особенно теперь, когда пришло время продемонстрировать всем их супружескую близость.

Майкл широко улыбнулся, открыв ровный ряд белоснежных зубов. Первоначальная неприязнь Ника к этому типу возросла, когда он заметил, каким плотоядным взглядом тот оглядывает ноги Лили.

— Вот так-так, босс! В офисе такого не увидишь!

— Если очень постараешься, то увидишь, — заметил Ник с натянутой улыбкой.

К счастью, его слова были встречены взрывом смеха.

Лили обошла вокруг стола, по очереди представляя его Джо Фонтане, руководителю отдела по общественным связям, и его жене Нэнси, Гарри Батлеру с невестой, фамилию которой Ник не разобрал. Лили делала это с такой гордостью, словно она и вправду до смерти рада, что он ее муж.

Майкл Манн, похоже, пришел один. В этом парне было что-то, непроизвольно толкавшее Ника на грубость. Каким-то образом он умудрился усадить Лили рядом с собой, так что Ник, сидевший по другую сторону от жены, вынужден был жестом собственника обнять ее за плечи и привлечь к себе. Когда же она, полуобернувшись к нему, улыбнулась и прижалась еще теснее, Нику стоило неимоверных усилий удержаться, чтобы не начать целовать ее у всех на глазах.

Ему не следовало забывать, что он всего лишь играет на публику, как, впрочем, и она. Лили, конечно, не ждала, что он всерьез примет ее обещания. Может, он просто излишне ее раззадорил, и она переусердствовала с ролью нежно любящей жены. Но это вовсе не означало, что он автоматически получал какие-то дополнительные права или преимущества в отношении ее.

— Ты уже читала заметку про нас в «Американской архитектуре»? — поинтересовался у Лили Майкл. Музыка играла так громко, что вести общую беседу за столом было просто невозможно.

— Да. Меня только удивило, как осторожно они высказываются об эксперименте.

— А ты не удивляйся. Ты же прекрасно знаешь, какие они консерваторы, — сказал он и вдруг встал, протягивая Лили руку. Она тут же поднялась и с готовностью отправилась танцевать.

Ник попытался подавить жгучую ревность. Он поверить не мог, что испытывает такие первобытные чувства, и даже не знал, как с ними справиться. Брак с Лили запустил в нем какой-то атавистический мужской инстинкт, и он собирался выяснить, как разнести этот инстинкт в пух и прах, и как можно скорее.

Когда Майкл торжественно сопроводил Лили обратно, Ник уже стоял.

— Я тоже не прочь потанцевать со своей женой, — заявил он, хватая ее за руку. Она и словом не успела перемолвиться с Майклом, а Ник уже тащил ее прочь от стола.

— Ник, послушай, вести себя в стиле пещерного человека вовсе не обязательно. У всех, похоже, уже сложилось о нас нужное впечатление.

— Поэтому я и демонстрирую, что застолбил участок надолго, — пробормотал Ник, обнимая Лили. На него вдруг снизошло удивительное чувство облегчения.

Лили бросила на него изумленный взгляд:

— Ты не про Майкла ли говоришь? Он мной не интересуется.

— Больше не интересуется.

Лили и ухом не повела, как будто он ничего не говорил:

— Он слишком порядочный человек, чтобы соблазнять чужих жен.

Ник недоверчиво хмыкнул про себя и повел Лили в танце. Всякий раз, когда он чувствовал прикосновение ее затянутых в тонкий нейлон коленей, его бросало в жар.

— Отчего ты решила надеть эту юбку?

— Понимаешь, я подумала… мне показалось, что тебе нравятся юбки, и я решила, что если я ее надену, то тебе будет лете сыграть свою роль.

Ник не нашелся что ответить и лишь хмыкнул в ответ.

Лили сплела пальцы у него на затылке.

— Ну как, у меня сегодня получше получается? — Она посмотрела ему в глаза, и он увидел, как она старается придать лицу озабоченное выражение.

— Ты же, черт возьми, сама все прекрасно знаешь, — проворчал в ответ Ник.

Он решил, что не будет больше упираться и все-таки поцелует Лили. Она ведет себя слишком самоуверенно. Пора приводить ее в чувство. Он склонился к ней и поймал губы Лили тем жадным поцелуем, который никогда не приносит желаемого удовлетворения.

— Ты меня убедила, — хрипло выговорил он через минуту.

— Правда? — обрадовалась она и тут же замолчала, увидев выражение его лица. — Все это никогда никого не убедит, пока ты не перестанешь так на меня смотреть.

— Возможно, мне нужно еще раз тебя поцеловать, — возразил он и привлек Лили к себе. Оркестр как раз играл медленную томную мелодию.

— Очень может быть, — шепнула она в ответ. — Я думаю, ради этого ребята и затеяли эту вечеринку. — Лили слегка повернула голову, так что их губы почти соприкасались. — Я готова.

«Хочется мне ее поцеловать, вот и поцелую», — свирепо подумал Ник. Изловчившись, он прижался к ее губам, от мягкого отклика которых у него вырвался едва слышный стон. Одновременно с этим его охватил невероятный эмоциональный подъем, происхождение которого он не мог объяснить. Когда он наконец оторвался от губ Лили, до него дошло, что целовались они у всех на глазах, прямо посреди забитой до предела танцевальной площадки.

— Ой, — тихонько ахнула Лили. Глаза у нее даже потемнели, в них появилась незнакомая покорность и неподдельное изумление. — Я думаю, что потихоньку смогу привыкнуть к жизни в браке.

— Если не будешь забывать, что это часть спектакля, — напомнил он скорее самому себе, чем ей, хотя в данный момент голова шла кругом у обоих.

— Легко сказать, а вот сделать… — вздохнула Лили. — Я знала, что, как только с головой влезу в эту роль, у меня начнутся неприятности.

— Это ты о чем?

Она улыбнулась ему мимолетной рассеянной улыбкой и отвела взгляд.

— Мне кажется, что я в тебя влюбляюсь.

— Не говори глупостей, — помимо воли излишне резко бросил Ник. Правда, это сообщение не вызвало в душе особой неприязни. Тем не менее осознание возможных последствий выбило почву у него из-под ног. Он чувствовал, что она пытливо вглядывается в его лицо, пытаясь понять, как он воспринял ее слова. Ник постарался выглядеть бесстрашным, искренне надеясь, что она не заметит, как колотится его сердце. — Думаю, нам не следует сильно увлекаться такими вещами.

— Да. Ты прав, — севшим голосом ответила Лили. — Для нас обоих это было бы ужасно.

— Совершенно верно. — Усилием воли он заставил свои руки остаться неподвижными. — В конце концов, мы с тобой здоровые люди противоположного пола. Естественно, в таких необычных обстоятельствах мы не можем не испытывать некоторого физического влечения друг к другу.

— Не хотелось бы из-за этого рисковать нашей договоренностью.

— Нет, конечно. — Он покрепче сжал Лили за талию и так близко привлек к себе, что почувствовал, как ее груди прижались к его телу. — Если только мы не решим изменить некоторые условия нашего договора.

Лили пристально посмотрела ему в глаза:

— О каких именно условиях ты говоришь?

— Например, о тех, которые запрещают на протяжении этого года заниматься сексом. Ведь если этот запрет снять, многие проблемы будут решены легко и просто, не так ли?

Лили чуть не затрясло. Сердце на какой-то миг воспарило в небесные дали. Она сняла руки с его шеи и положила ладони ему на плечи, в более целомудренное положение.

— Лучше не надо, — непослушными губами прошептала она, когда оркестр перестал играть.

Она позволила ему довести себя обратно до столика и постаралась изобразить самую беспечную и задорную улыбку. Она изначально знала, что Ник не очень-то склонен к близости между ними, но отнесла это на счет обычного для мужчины страха перед последствиями. Сейчас же она поняла, что все не так просто. Хотя он и ранил ее своими словами, Лили заставила себя благодарно улыбнуться, когда он отодвинул ее стул, вежливо помогая сесть. Она ни на мгновение не забывала, что несколько пар глаз неотступно наблюдают за ними обоими.

Буквально упав на стул, она перепугалась, что тем самым выдала свое отчаяние. Теперь ей придется жить с сознанием, что она не удержалась и в порыве откровенности призналась в своих чувствах прямо в разгар танцев в ночном клубе. Она до сих пор толком не знала, какого ждала ответа, но уж точно не того, что только что услышала.

— Привет, Лили! Помнишь меня?

Лили обернулась и увидела, что рядом с ней стоит Райми Хайзер — изящная общительная темноволосая женщина невысокого роста. Она работала в институте давно и уволилась чуть ли не сразу, как туда пришла Лили.

— Конечно, помню. Привет, Райми, как поживаешь?

— Все хорошо, спасибо. — Райми повернулась к Майклу, и Лили готова была поклясться, что между ними проскочила искра взаимопонимания. — Привет, Майкл, как на работе?

— Все отлично. Экспериментальный дом отстроен и сдан на испытательный срок. В нем сейчас живут Лили с Ником.

— Великолепно! — Райми вежливо кивнула Нику. — Меня зовут Райми Хайзер. Я работала вместе с Лили. Мои поздравления, вы счастливчик.

— Спасибо.

— Мой ухажер меня, наверное, заждался, так что я побежала. — Она улыбнулась всем ослепительной улыбкой: — Рада была со всеми повидаться!

Лили заметила, что Майкл смотрит Райми вслед и сочувственно качает головой.

— Что ты так на нее смотришь, Майкл?

— Просто мне ее жалко. Она ломает себе жизнь и не понимает этого, — негромко ответил Майкл с непонятной горячностью и повернулся к Лили: — Ты знала, что мы довольно долго жили вместе?

— Нет. — Лили была потрясена и даже не пыталась этого скрыть. Вот оно что… Теперь ей стало ясно, что означает подмеченный ею взгляд. — А что случилось?

— Мы разошлись, потому что ей хотелось командовать мной во всем, и не только дома. Она собиралась заниматься и моей карьерой так, как считала нужным. Когда я сказал, что, может быть, хватит, пора остановиться, она развернулась и ушла — сначала от меня, потом из института.

Лили удивилась. Райми, по ее мнению, была не из тех, кто избегает борьбы с жизненными трудностями.

— Может быть, позвать ее обратно, — осторожно предложила Лили.

— Она тебе скажет все, что ты захочешь, вот только ты не узнаешь, как все было на самом деле, — горько махнул рукой Майкл.

В любом случае, угрюмо сказала она себе, любовные проблемы Майкла вообще ее не касаются. И она решила сменить тему.

Лили подняла глаза и увидела, что между Джо и Нэнси выжидательно застыла официантка.

— Кто готов к коктейлям, ребята? — весело спросил Джо. — Моя очередь заказывать!

Остаток вечеринки прошел мирно. Хотя Лили жалела, что за весь вечер Ник больше ни разу не пригласил ее танцевать, в глубине души она была этому даже рада, так как сомневалась, что еще раз с достоинством пройдет это испытание. Тем более после того, что она сказала ему во время первого танца.

Когда они вышли наконец из дверей, Лили с наслаждением подставила разгоряченное лицо холодному зимнему воздуху. Небо было безоблачным, и звезды у них над головами казались летящими вниз снежинками.

— Запишем еще одну победу семейной команды, — хмыкнул Ник, когда они шли к своей машине.

Лили удивленно приподняла брови:

— Скажи, почему мужчины всегда пользуются спортивными терминами, когда им нужно что-то описать?

— Это потому, что с их помощью удобно сравнивать и проводить аналогии, которые понятны любому, — пожал плечами Ник. — Просто они всегда уместны. Потому что жизнь — это громадное спортивное соревнование — ради денег, ради славы, ради сладкого куска пирога, в конце концов.

— Я и не думала, что наш брак был частью такой грандиозной системы.

— Конечно. Это всего лишь средство достижения того, к чему каждый из нас стремится, вот и все. — Он распахнул перед ней дверцу автомобиля и вежливо подождал, пока она усядется. — Ногам не холодно?

Она чуть пригнулась и посмотрела на него снизу вверх:

— А зачем, по-твоему, я надела это пальто?

— Да я понимаю, но все равно они у тебя почти полностью открыты.

— Поэтому я и предпочитаю носить брюки. — Лили засунула руки глубоко в карманы пальто. — Придется тебе привыкнуть, ничего не поделаешь.

— Честное слово, я не жалуюсь.

В последний раз окинув взглядом ее ноги, он захлопнул дверцу и сел за руль. Лили еще глубже засунула руки в карманы, чтобы согреть озябшие ладони. Ник завел мотор и выехал со стоянки. Лили видела перед собой два пути — или прямо сейчас признать свое поражение, или попробовать все же убедить его передумать. Она знала, что первый вариант слишком болезненный, да и сердце подсказывало ей выбрать второй.

Лили тяжело вздохнула. Случай вполне типичный. Сколько женщин в мире верили, верят и будут верить в то, что в конце концов обретут желанное счастье с предметом своей любви. Все было бы по-другому, если бы они прошли через период ухаживания, но она официально замужем за Ником. Возможно, он примирился с тем, что в течение года будет жить под одной крышей с женщиной, к которой не испытывает никакой любви, и заранее приготовился к прощальному дружескому рукопожатию. Все может быть, но бороться она будет до самого конца. В глазах всех остальных ей предназначено любить, уважать и лелеять своего мужа.

Решиться ли она попробовать все это исполнить?