Прочитайте онлайн Сильвестр | Часть 6

Читать книгу Сильвестр
4618+3885
  • Автор:
  • Перевёл: Сергей Мануков

6

Сильвестр в одиночестве просматривал газеты на галерее. Он стоял перед камином, в котором чуть теплился слабый огонь, время от времени выпуская клубы дыма. Герцог Салфорд был одет как всегда с неброской элегантностью. На нем был черный фрак, панталоны и простой белый жилет. На талии висела одна-единственная цепочка для карманных часов, между складками галстука сверкал бриллиант, руки украшал тяжелый перстень с печаткой. Сильвестра нельзя было назвать денди, но он с уважением относился к моде, а элегантный покрой фрака заставил Фебу почувствовать себя еще более неказистой, чем обычно.

Феба до того испугалась, увидев герцога Салфорда на галерее, что остановилась на пороге и непроизвольно вскрикнула:

— Ох!..

Сильвестр поднял голову и с легким удивлением посмотрел на нее. Через пару секунд он отложил газеты и произнес приятным голосом:

— Говорят, что раньше хозяев приходят только плохие гости. Позвольте мне придвинуть для вас стул поближе к огню. Камин немного дымит, но, по-моему, не настолько сильно, чтобы возле него нельзя было сидеть.

Хотя Сильвестр и постарался говорить нормальным тоном, язвительные нотки не укрылись от Фебы. Она неохотно спустилась на галерею и, усаживаясь, сказала:

— Все камины в Остерби дымят, когда дует северо-восточный ветер.

Сильвестр убедился в этом еще в своей комнате, поэтому просто сказал:

— В самом деле? Наверное, каждый дом обладает своими странностями.

— А у вас дома ни один из каминов не дымит? — поинтересовалась Феба.

— Раньше, бывало, дымили, но сейчас удалось устранить неисправность, — ответил герцог Салфорд, вспомнив, как часто его раздражало, что главная зала в Чансе полна густого дыма. В один из таких вечеров Сильвестр и поклялся заменить средневековый очаг на современный камин.

— Считайте, что вам повезло! — заметила Феба.

В комнате воцарилось молчание. Мисс Марлоу рассеянно смотрела на разукрашенный комод, а его светлость герцог Салфорд, не привыкший к такому обращению, разглядывал девушку с растущим раздражением. Ему очень хотелось вновь взять газету, но его остановила мысль, что отсутствие хороших манер у мисс Марлоу не является достаточным основанием, чтобы и ему опуститься на тот же уровень и забыть об учтивости. Сильвестр заметил тем тоном, каким обычно говорят, когда пытаются заставить застенчивую школьницу чувствовать себя не так… скованно:

— Ваш отец рассказывал мне, мисс Марлоу, что вы прекрасная наездница.

— Он вам это рассказал? — ответила Феба вопросом на вопрос. — А нам он рассказал, что вы показали ему, как надо обращаться с Хейтропом.

Сильвестр бросил на собеседницу быстрый взгляд сверху вниз, но через секунду решил, что она произнесла эти слова по глупости.

— Надеюсь, мне не стоит вас убеждать, что я не делал ничего подобного.

— Конечно, не стоит! — кивнула девушка. — Я и не думала, что вы это делали.

Герцог Салфорд чуть не подпрыгнул от злости. Но поняв, что эта показная неловкость была намеренной, стал испытывать от разговора определенное удовольствие. Может, в этой маленькой провинциалке крылось значительно больше, чем он думал, хотя он так и не смог понять причину столь язвительных замечаний. Ему они показались чересчур резкими, даже если принять во внимание то обстоятельство, что ее могло задеть, когда он не вспомнил, где они танцевали. Неужели мисс Марлоу считала, будто он обязан помнить всех скромных некрасивых девушек, с которыми ему приходилось проделывать тур контрданса? И что она хочет доказать, черт побери, своим демонстративным молчанием? Сильвестр попытался изменить направление атаки.

— Сейчас ваша очередь выбирать тему для обсуждения, мисс Марлоу.

Девушка оторвала взгляд от комода и какое-то время спокойно смотрела на гостя.

— Мне нечего обсуждать, — ответила она.

Сильвестр попал в затруднительное положение. Он не знал, что и подумать: то ли улыбнуться, то ли разозлиться еще сильнее? В одном герцог сейчас был полностью уверен: его заинтриговало странное поведение дочери лорда Марлоу. Герцог Салфорд решил, что хотя у него и в мыслях не было делать предложение этой возмутительной девчонке, будет, пожалуй, забавно выяснить, что таится за ее странным поведением, если действительно там что-то скрывается.

В этот момент в галерею вошла леди Марлоу. Обнаружив, что гость опередил ее, она обратила на это обстоятельство внимание Сильвестра. Герцог был вынужден ответить:

— Вы должны винить ветер, который дует с северо-востока, мадам.

Насмешливый выпад не попал в цель.

— Вы ошибаетесь, герцог. Никто и не собирается винить вас за то, что вы спустились так рано. Напротив, по моему мнению, вы поступили правильно. Я вижу, моя дочь развлекала вас. Интересно, о чем вы беседовали?

— Едва ли это вообще можно назвать беседой, — ответил Сильвестр. — Мисс Марлоу вполне откровенно заявила, что ей не о чем со мной разговаривать.

Произнося эту фразу, герцог Салфорд посмотрел на Фебу. Она бросила на него такой обиженный взгляд, что он тут же пожалел о жестоких словах. Сильвестр попытался исправить положение и со смехом добавил:

— Правда, мисс Марлоу пришла сюда буквально перед вашим приходом. Так что у нас было мало времени для интересной беседы.

— Моя падчерица застенчива, — объяснила Констанция Марлоу, бросив на Фебу взгляд, который красноречиво пообещал грядущую расправу.

Сильвестр подумал, что за исключением первых минут встречи Феба вовсе не казалась застенчивой. Он вспомнил слова леди Ингхэм, будто ее внучка отличается от обычных девушек, и вновь спросил себя, не было ли в ней чего-нибудь еще, что осталось для него загадкой? Так как дочь лорда Марлоу не предпринимала никаких попыток вызвать интерес у гостя, Сильвестр пришел к выводу, что она не знает, зачем он приехал в Остерби. Девушка не подозревает, что он приехал посмотреть на нее, и это обстоятельство позволит ему безо всякого риска попытаться вырвать Фебу своими чарами из сетей ее обычной замкнутости. Он ласково улыбнулся девушке и сказал:

— Тогда мне остается только надеяться, что мисс Марлоу не будет столь застенчива и соблаговолит побеседовать со мной после того, как мы познакомимся немного ближе.

Однако, к тому времени, когда герцог Салфорд поднялся из-за стола, всякое желание поближе познакомиться с мисс Марлоу покинуло его. Единственное, чего он хотел в тот момент, так это найти какой-нибудь предлог и уехать из Остерби не позднее завтрашнего утра. За столом во время бесконечного ужина с одной стороны его терзала хозяйка, впавшая в небывалую разговорчивость на такие интересные темы, как отступничество последнего приходского священника, прекрасный характер местного епископа, падение современных нравов, привычки, приобретенные в доме ее любимого отца. С другой стороны сидел лорд Марлоу, и бедному гостю пришлось выслушать целую серию охотничьих воспоминаний. Сходство гостя с сатиром во время ужина стало еще более заметным. Герцог Салфорд впервые встречался с подобным обращением. Когда он принимал приглашения друзей погостить у них, то знал, что окажется на вечеринке вместе с приятными людьми, хорошими его знакомыми, и что получит удовольствие от проведенного вечера. Чаще всего организовывалась охота, а если погода становилась чересчур суровой, гости оставались дома и играли в вист и бильярд, ставили пьесы, танцевали на импровизированных балах и отчаянно флиртовали с самыми хорошенькими женщинами. Такое времяпрепровождение было Сильвестру по душе, так и он сам развлекал собственных гостей. Он забывал о своем титуле и высоком происхождении, и ему никогда даже в голову не приходило, что довольно многие хозяйки, которые приглашали его к себе, прилагали массу усилий, чтобы не разочаровать его светлость герцога Салфорда и обращались с ним, как с особой королевской крови. Сейчас же Сильвестр оказался единственным гостем в Остерби. Лорд Марлоу пообещал ему вечерний вист с двумя никому неизвестными деревенскими джентльменами, а леди Марлоу пообещала устроить приятную встречу с епископом Бата и Уэльса. Узнав о подобных увеселениях, герцог Салфорд подумал, что лорда Марлоу можно с полным основанием обвинить в нарушении правил светских приличий, поскольку он не предпринял никаких усилий, чтобы занять своего гостя.

Хозяйка, леди Марлоу, судя по всему, считала, что развлекает именитого гостя по высшему разряду. Сильвестр с презрением относился к низкопоклонству, терпеть не мог льстецов и подхалимов, хотя непроизвольно ожидал, что к нему будут относиться с большим почтением. Но прием, который был с самого начала пронизан снисхождением, оказался для него внове, и его нервы стали похожи на натянутые струны.

Сильвестр был твердо убежден, что в выделенной ему комнате невозможно спать из-за дыма, который валил из каминной трубы. Вода в медном кувшине была чуть теплой, поэтому его лакею пришлось идти на кухню за горячей. Старшая дочь хозяина за весь ужин вымолвила не больше полудюжины слов, и хотя на столе у лорда Марлоу стояли хорошие вина, ужин, которым его угостили, был самым заурядным и прошел очень скучно.

После ужина лорд Марлоу пообещал гостю несколько робберов пикета и повел к дамам в гостиную. Сильвестр уже смирился с мыслью, что его ждет скучный вечер. Однако войдя в комнату и увидев полукруг стульев около огня, Сильвестр понял, что он сильно недооценил ужасы, которые его ожидали. На стуле, в сторонке от остальных, с абсолютно прямой спиной сидела угрюмая женщина в платье из черного бомбазина. Кроме нее, к компании присоединились две девочки школьного возраста. Старшая была рослой девушкой с ярким румянцем и выпуклыми голубыми глазами лорда Марлоу, младшая — застенчивая девочка с нездоровым цветом лица, которая не могла произнести ни слова даже шепотом и при этом яростно не покраснеть от шеи до корней волос. Леди Марлоу представила знатному гостю обеих девочек, но бестактно позабыла представить угрюмую даму. Сильвестр догадался, что эта женщина, должно быть, гувернантка, и ему немедленно захотелось дать понять хозяйке, какого он мнения о ее невыносимых манерах. Он приветствовал мисс Баттери легким поклоном, подарил ей свою самую очаровательную улыбку и бросил на леди Марлоу красноречивый вопрошающий взгляд, который даже она не была в состоянии игнорировать.

— О!.. А это гувернантка моих дочерей, — кратко объяснила ее светлость. — Я вас умоляю, герцог, подойдите ближе к огню.

Сильвестр однако, предпочел выбрать стул, который стоял гораздо ближе к мисс Баттери, нежели к компании, рассевшейся у огня, и учтиво обратился к гувернантке с каким-то вопросом. Она ответила с достоинством, хотя и угрюмо, и пристально посмотрела на него действующим на нервы взглядом.

Лорд Марлоу, который всегда чувствовал себя легко и непринужденно в компании зависящих от него людей, усилил неудовольствие жены, произнеся:

— Ах, мисс Баттери, я еще не видел вас с тех пор, как вернулся! Как ваши дела? Хотя этот вопрос явно неуместен: у вас всегда все хорошо.

Эти слова дали Сильвестру возможность осведомиться у гувернантки, не родственница ли она семейства Баттери, живущего в Норфолке, на что мисс Баттери ответила:

— Не думаю, сэр. Впервые узнала об их существовании, когда ваша светлость упомянула о них.

Поскольку его светлость, герцог Салфорд, выдумал эту семью секунду назад, не было ничего удивительного в том, что мисс Баттери ничего не знала об их существовании. Однако этот простой вопрос сломал лед отчуждения и угрюмости. Мисс Баттери слегка успокоилась, подобрела и сообщила, что родом она из Хартфордшира.

Констанция Марлоу грубо прервала гувернантку и громко заявила, что не сомневается, будто герцог с удовольствием послушает немного музыки. После этих слов она повелительным взмахом руки направила Фебу к фортепиано.

Феба оказалась весьма посредственной музыкантшей, но так как ни ее отец, ни мачеха не отличались музыкальным слухом, они считали ее игру вполне удовлетворительной, поскольку Феба не спотыкалась и не брала неверные ноты. Сильвестр тоже не мог похвалиться музыкальным слухом, но, привыкнув слушать самых лучших музыкантов, отметил про себя, что еще никогда не слышал, чтобы кто-нибудь играл с меньшим чувством. Ему оставалось только поблагодарить судьбу, что мисс Марлоу не играла на арфе, однако когда в ответ на нежные просьбы отца что-нибудь спеть, Феба исполнила тихим безжизненным голоском старинную балладу, герцог Салфорд подумал, что, пожалуй, предпочел бы ее пению даже ненавистную арфу.

В полдевятого девочки ушли, а еще через полчаса бессвязной беседы в гостиную внесли поднос с чаем. Сильвестр справедливо предположил, что приблизился конец его мучениям. Ровно в половине десятого леди Марлоу сообщила ему, что в Остерби рано ложатся спать, торжественно пожелала гостю доброй ночи и удалилась вместе с Фебой. Поднимаясь по лестнице, ее светлость самодовольно заметила падчерице, что вечер прошел очень хорошо. Еще леди Марлоу добавила, что герцог, хоть и привык к всеобщему поклонению, ей понравился.

— Твой отец считает, что завтра не может быть и речи ни о какой охоте, — заметила она. — Если не будет снегопада, я предложу Салфорду прогуляться с тобой и твоими сестрами. Конечно, вас будет сопровождать мисс Баттери, но я предупрежу ее, чтобы она с девочками немного поотстала. Да, и обязательно нужно велеть ей вести себя поскромнее. Она немало удивила меня своим поведением сегодня вечером.

Программа предстоящих развлечений, которая несколькими часами ранее вызвала бы у Фебы ужас, сейчас была выслушана ею весьма хладнокровно. Это спокойствие было вызвано непоколебимой решимостью покинуть Остерби задолго до начала казни. Расставшись с мачехой наверху, Феба отправилась в свою спальню, прекрасно зная, что и Сьюзан, и мисс Баттери обязательно заглянут к ней, поэтому отправляться в маленькую столовую до того, как она поговорит с ними, очень опасно.

От Сьюзан удалось избавиться довольно быстро, но мисс Баттери, которая пришла чуть позже, оставалась в комнате воспитанницы дольше. Усевшись на край кровати и пряча руки в рукава толстого шерстяного халата, она сообщила Фебе, что, по ее мнению, девушка поступила с Сильвестром не совсем справедливо.

— Сибби, он тебе понравился? — воскликнула Феба.

— Я не знаю герцога Салфорда настолько хорошо, чтобы можно было так утверждать. Но во всяком случае, я не испытываю к нему неприязни. Да и с какой стати он должен мне не нравиться, когда он вел себя со мною так деликатно.

— Да, но только ради того, чтобы позлить маму, — проницательно рассуждала Феба. — Он весь вечер старался испортить ей настроение, в том числе и за столом.

— Ну что ж, — кивнула мисс Баттери, — не могу его за это осуждать. Конечно, не стоило бы мне говорить этого, но от правды никуда не деться! К тому же у него очаровательная улыбка.

— Я этого не заметила.

— Если бы ты ее заметила, то не относилась бы к нему с такой антипатией. Я обратила внимание на твою холодность. Но хочу тебе сказать, — откровенно добавила мисс Баттери, — он очень стойко терпел твое вызывающее поведение. На такое способен только настоящий джентльмен! Не иначе как герцог твердо решил сделать тебе предложение, раз упрашивал еще спеть.

Мисс Баттери посидела несколько минут, но, увидев, что Феба никак не реагирует на ее похвалы в адрес герцога Салфорда, отправилась спать. Выждав в комнате еще какое-то время, в целях безопасности, Феба выскользнула в коридор и направилась в западное крыло дома. Здесь, кроме классной, детских комнат и различных спален, находилась маленькая столовая, убогая комнатушка, которая, несмотря на свое старинное название, сейчас превратилась в самую заурядную швейную комнату. Посреди голого стола стояла тусклая масляная лампа, почти не дающая света.

За столом сидел юный мистер Орде в наглухо застегнутом рединготе и читал «Домашние советы», единственную книгу, которую можно было здесь найти. Скорее всего, чтение доставляло ему удовольствие, поскольку при появлении Фебы он оторвался от своего занятия и заметил с улыбкой:

— Послушай, Феба, это очень любопытная книга! В ней рассказывается, как добраться до Индии и уберечь от порчи рубец, взятый в дорогу. Это именно то, что должен знать каждый. Посмотри, что для этого нужно: «Выберите самую свежую…»

— Уф!.. — перевела дух Феба, плотно затворив за собой дверь. — Какой кошмар! Спрячь книгу!

— Всему свое время! Если тебя не интересует, как сохранить рубец, то перейдем к «Великолепному блюду на шесть-семь персон стоимостью в шесть пенсов». Как раз то, что, по-моему, просто необходимо для герцогских кухонь! Оно делается из телячьих легких, хлеба, жира, овечьих потрохов, которые…

— Как ты можешь нести такую чушь? Перестань читать эту ерунду! — набросилась на него Феба.

— …тщательно очищены, — продолжал Том, никак не реагируя на ее слова. — А если тебе не по душе овечьи потроха, можно взять свиные или…

Но в это мгновение Феба выхватила книгу у него из рук. После недолгой борьбы мистеру Орде пришлось уступить и отказаться от «Домашних советов».

— Ради Бога, не смейся так громко! — взмолилась девушка. — Детская спальня почти напротив этой комнаты. О Том, ты даже представить себе не можешь, какой ужасный вечер мне пришлось провести! Я умоляла папу отправить герцога из Остерби, но он отказался. Поэтому я решила уехать сама.

Тому показалось, что у него внутри все оборвалось. Однако он твердо ответил:

— Я же говорил, что готов на все, лишь бы помочь тебе. Сейчас остается только надеяться, что дороги на севере не занесены снегом. Может, все-таки поедем в Гретну Грин?

— Я ни при каких обстоятельствах туда не поеду! — возмущенно прошептала Феба. — И говори тише, Том. Если Элиза проснется и услышит наш разговор, она обо всем расскажет маме, можешь не сомневаться. А сейчас послушай меня. За ужином я все обдумала. Нужно ехать в Лондон к бабушке. Она мне как-то сказала, что я могу рассчитывать на ее помощь. Я и сейчас думаю… о, я уверена, она меня поддержит, когда обо всем узнает. Единственная загвоздка, Том… Ты же знаешь, что мама покупает мне все платья сама и о