Прочитайте онлайн Сильвестр | Часть 18

Читать книгу Сильвестр
4618+4053
  • Автор:
  • Перевёл: Сергей Мануков

18

Феба Марлоу уже спустя несколько дней ощутила на себе последствия разговора с леди Генри. Она перехватывала брошенные тайком взгляды, и ей стало казаться, будто о ней шепчутся. На балу у Альмака хозяйка встретила ее очень холодно и едва заметно поклонилась ей, а леди Риблтон, единственная сестра герцогини Салфорд и весьма неприятная дама, вообще проигнорировала ее присутствие. После этих фактов она больше не могла уже убеждать себя, будто все это — плод ее воображения. Феба изо всех сил старалась сохранить вид веселой беззаботности, но внутренне вся дрожала. Только один человек отважился открыто поинтересоваться у нее, в самом ли деле именно она написала «Пропавшего наследника»? Однако этот вопрос дорого обошелся неискушенной молодой леди, дебютантки в обществе. Ее мать моментально нахмурилась, а Феба воскликнула с некоторым изумлением в голосе:

— Так вы считаете, это я написала «Пропавшего наследника»?

По крайней мере, мисс Марлоу почувствовала удовлетворение, что усыпила подозрения хотя бы одного человека. Миссис Ньюбэри, возможно, единственная представительница лондонского общества, которая могла бы открыто обвинить Фебу в сочинении пасквиля, заболела и была вынуждена сидеть дома. Однако скорее всего кузина Сильвестра ничего не знала о тучах, сгущающихся над ее новой подругой.

Вдова узнала об опасном повороте, который приняло дело, от своей невестки, сопровождающей Фебу на балы и вечера. Росина очень осторожно поведала свекрови, что на Фебу упало такое абсурдное подозрение, поскольку сама она считала этот факт шокирующим нарушением этикета.

Леди Ингхэм сурово потребовала от внучки признаний и, узнав о разговоре, состоявшемся между Фебой и Иантой, справедливо рассердилась. Если она и понимала чувства, которые заставили Фебу подойти так близко к раскрытию тайны своего авторства, то никак не показала этого. Ее светлость лишь пренебрежительно заметила, что люди, с чьим мнением считаются в обществе, никогда не станут обращать хоть какое-то внимание на грязь, которой Ианта обливает герцога Салфорда. А узнав об обещании леди Генри сохранить этот разговор в тайне, леди Ингхэм удивилась наивности Фебы. Но пожилая леди простила внучку хотя бы потому, что у девушки хватило ума все упорно отрицать.

— Ианта не может утверждать, что ты ей призналась, будто сама написала «Пропавшего наследника». А в создавшейся ситуации я вижу только один выход. Ты должна всем говорить, что знаешь автора. Уверена, найдется еще десяток человек, которые начнут утверждать то же самое, чтобы не казаться неосведомленными. Если удастся убедить окружающих, что Ианта, как обычно, приукрасила твой рассказ, все обойдется. Люди подумают, что ты тоже присочинила, будто знаешь больше остальных об авторе «Пропавшего наследника», чтобы вызвать интерес к своей особе. Да, моя дорогая, ты не должна бы так поступать, но ничего не поделаешь. Сейчас главное не отчаиваться! Можно исправить положение, если только ты последуешь моему совету! — Пожилая леди сердито постучала по колену веером. — Как же я могла поручить тебя Росине. Вот идиотка! Можно было бы все устроить несколько дней назад. Ну да ладно, что попусту говорить! Бал у Каслрегов состоится, кажется, завтра? Хорошо! Это будет первый большой бал сезона, и это нам только на руку! Я отвезу тебя туда сама. Посмотрим, как можно исправить ситуацию.

— Бабушка… а мне необходимо туда ехать? — запинаясь, поинтересовалась Феба. — Я бы предпочла остаться дома.

— Пропустить такой бал? О, Господи, ты что, хочешь подтвердить их подозрения? Ты наденешь свое новое славное зеленое платьице с жемчужной вышивкой, и… ты обязана выглядеть совершенно беззаботно. Я же, со своей стороны, буду держаться с понимающим видом и стану веселиться, как никогда в жизни не веселилась. Надеюсь, это произведет нужный эффект! — мрачно добавила леди Ингхэм. — Но другого выхода нет, моя дорогая. Скажу тебе откровенно: если скандал не удастся замять в самом зародыше, боюсь, даже моего влияния в обществе окажется недостаточно, чтобы обеспечить тебе приглашение на бал у Альмака. Думаю, сейчас ты уже должна понимать, чем это может обернуться. — Леди Ингхэм заметила подавленное настроение Фебы и, потрепав внучку по руке, подбодрила: — Ну, не горюй! Дорогая моя, какая жалость, что Том не может танцевать из-за своей больной ноги! А то бы я пригласила его поехать с нами к Каслрегам, чтобы он поднял тебе настроение и добавил смелости, несмышленое дитя!

Вдове очень понравился молодой мистер Орде, но его оказалось невозможно убедить посетить бал, на котором ему придется, по его выражению, быть вежливым со множеством модно одетых незнакомых людей. Такие развлечения, сознался юноша Фебе, ему не по душе. Томас даже впервые порадовался своей хромоте! Поэтому молодой мистер Орде в тот роковой вечер отправился в Друэри Лейн любоваться новыми газовыми фонарями, а Феба в сопровождении леди Ингхэм в самом начале одиннадцатого поехала в особняк Каслрегов.

Вдова немедленно поняла, какой скандал угрожает Фебе. Ее проницательные глаза загорелись угрожающим огнем, когда она заметила, что несколько дам осмелились холодно посмотреть на девушку. Им скоро придется пожалеть о своей наглости. Можно не бояться немного отстать от последней моды, но еще никто в этом мире не мог с пренебрежением относиться к власти! Леди Ингхэм с удовлетворением заметила, что Феба с достоинством держит себя, высоко подняв голову, и облегченно вздохнула, когда внучка начала уже получать одно за другим приглашения на контрданс.

Партнером Фебы оказался совсем юный джентльмен, который страшно гордился своим, наверное, первым в жизни фраком с длинными фалдами и атласными панталонами. Он вел себя так застенчиво, что, стараясь растормошить его, Феба забыла о собственных бедах. Она улыбалась, беззаботно щебетала и поступала именно так, как советовала ей леди Ингхэм. Только во время второго танца мисс Марлоу заметила Сильвестра, и сердце у нее в груди учащенно забилось.

Герцог Салфорд стоял среди гостей у дверей в залу и беседовал с хозяйкой. Время от времени он со смехом комментировал что-то приятелю через плечо, пожимая руки входящим знакомым. У него хорошее настроение, с надеждой подумала Феба. Сильвестр окинул взором бальную залу, но, как ни странно, их взгляды не встретились. Станет ли он позже искать ее, пронеслось в ее голове. Она даже не знала, какое испытание окажется более мучительным: быть незамеченной герцогом Салфордом или встретиться с ним лицом к лицу?

Следующий танец оказался вальсом. Феба решила, что Сильвестр так и не заметил ее, но, едва раздались звуки скрипок, он пересек комнату и подошел к мисс Марлоу, стоявшей возле леди Ингхэм.

— Как поживаете, мадам? — почтительно осведомился герцог. — Я привез вам от матери столько новостей! Вам, наверное, приятно услышать, что я оставил ее в добром здравии… в очень добром!.. Мисс Марлоу, не окажете ли мне честь?

Феба бросила беглый взгляд на партнера, и вновь в ее груди тревожно забилось сердце. Губы герцога улыбались, но в глазах был странный блеск, которого она раньше никогда не видела, а ноздри слегка вздрагивали. Феба с трепетом ждала начала танца.

Сильвестр вывел ее в центр залы, и они закружились в вальсе. Феба надеялась, что он не заметит ее волнения, и заставила себя проговорить спокойным голосом:

— Я и не знала, что вы вернулись в город, герцог.

— Не знали? Я вернулся из Чанса вчера, специально чтобы посетить этот бал. Очень рад, что и вы здесь… и позвольте мне выразить восхищение вашей смелостью.

Феба Марлоу знала, что ее рука дрожит в его ладони. Она попыталась успокоиться и ответила:

— О, я теперь уже не так застенчива, как раньше.

— Это очевидно! Позвольте мне поздравить вас и заметить, что вы по праву заслужили такой большой успех!

— Не понимаю, что вы имеете в виду.

— О, уверен, что вы все прекрасно понимаете. Вы написали роман, которым зачитывается весь свет. Это настоящий подвиг! Очень умный поступок, мисс Марлоу… Но неужели вы не могли подыскать для меня имя получше? Мне совсем не нравится Уголино.

— Вы заблуждаетесь, герцог… сильно заблуждаетесь! — запинаясь, пробормотала девушка.

— Не лгите! Поверьте, ваше лицо выдает вас. Неужели вы надеялись, будто я не узнаю правду? Я не глуп, и у меня неплохая память. Или вы рассчитывали, что я не прочитаю вашу книгу? Если вы надеялись на это, то можете считать, что вам не повезло. Я бы на самом деле мог пропустить «Пропавшего наследника», если бы мать не уговорила меня прочитать его. Она хотела узнать, и ее желание вполне объяснимо, чем я заслужил такое враждебное отношение, кого я так глубоко обидел. На ее первый вопрос мне не удалось ответить. Второй, должен признаться, тоже поставил меня в тупик, но все сомнения рассеялись после того, как я прочитал ваш роман. Конечно, прочитав «Пропавшего наследника», я мог ответить на вопросы герцогини, если бы захотел.

— О, извините, герцог! Мне очень жаль! — жалобно прошептала Феба.

— Не опускайте голову! Вы что, хотите, чтобы все присутствующие здесь поняли, о чем мы с вами разговариваем?

Девушка подняла голову.

— Я хотела внести в роман изменения, но было слишком поздно… Я вообще не должна была писать его. Я не знала… у меня даже в мыслях никогда не было… Как это вам объяснить? Что я могу сказать?

— О, вы можете сказать очень многое, но в этом нет необходимости! Я хотел бы только узнать одну-единственную вещь, потому что не могу найти ответа на один вопрос. Чем я заслужил, мисс Марлоу, чтобы меня выставили на всеобщее посмешище?

— Ничем! Абсолютно ничем!

— Ничем? Но теперь я уверен, что вы с первой же нашей встречи невзлюбили меня. Во время моего приезда в Остерби вы обвинили меня в том, что я вас не узнал. Неужели это единственная причина, из-за которой вы вывели меня злодеем в своем романе? Неужели эта мелочь, ничтожный пустяк заставили вас тщательно изучать мою личную жизнь и разнести эту злую пародию на меня и моих родственников по всему свету?

— Нет! Если бы я знала… о не думайте, что я бы написала все это, если бы знала, что у вас есть племянник и вы его опекун? Я даже не подозревала об этом! Ваше портретное сходство с Уголино оказалось самым настоящим совпадением, потому… потому что у вас такие необычные брови и потому что тогда я считала вас высокомерным. Я никогда и подумать не могла, что «Пропавшего наследника» издадут!

— Неужели вы надеетесь, будто я поверю таким нелепым оправданиям?

Феба подняла голову и увидела, что герцог Салфорд, разговаривая с ней сквозь зубы, не переставал улыбаться. Она плыла, как в каком-то кошмарном сне, не зная, чем он закончится. Феба тихо произнесла:

— И тем не менее это правда, верите вы в нее или нет. Когда я узнала о… об Эдмунде, я была готова сквозь землю провалиться!

— Но вы и пальцем не пошевелили, чтобы остановить разглашение этого печального совпадения!

— Я не могла сделать этого! На следующий же день после приезда в Лондон я первым делом отправилась в издательство, чтобы внести изменения в роман. Однако мне не позволили внести изменения в «Пропавшего наследника», так как книга уже была напечатана и ее переплетали… Поверьте, я сразу же пошла к издателям.

— И конечно, вам никогда не могло даже в голову прийти, что если бы вы меня предупредили заранее, я смог бы приостановить издание книги? — вежливо полюбопытствовал герцог Салфорд.

— Не пришло. А разве вы могли это сделать? — удивилась девушка.

— Ну вот, так значительно лучше! — одобрительно кивнул герцог, гневно глядя на нее сверху вниз. — У вас почти безупречный невинный взгляд. Наверное, вы долго репетировали, прежде чем его добиться!

Щеки Фебы залились румянцем.

— Пожалуйста, не говорите больше об этом! Не здесь… не сейчас! Мне нечего вам ответить! Я поступила гадко… мне нет прощения! Я… я страшно сожалею обо всем!

— Вашим последним словам о запоздалом сожалении я охотно верю! Ведь столько людей холодно отнеслись к вам сегодня вечером.

— Я сожалею вовсе не из-за этого! — горячо возразила Феба. — Вы же знаете, что я имела в виду другое. Неужели вы думаете, будто я не ценю вашу доброту к нам с Томом… Неужели вы думаете, что я не понимаю, как много вы для нас сделали?

— О, не будите во мне сочувствие к вам! Это же надо, такое спрашивать! Конечно, не понимаете!

Мисс Марлоу обиженно поджала губы.

— Прекратите! Прекратите говорить такие ужасные вещи! Я никогда не хотела обидеть вас! Я могла с таким же успехом сделать из вас героя, как злодея!

— Может, мне следует поблагодарить вас за это? Судя по всему, вы никак не можете понять, что я не желаю становиться героем романа… положительным или отрицательным — мне все равно! Даже если вы наградили бы меня всеми мыслимыми и немыслимыми добродетелями, то я и тогда считал бы ваш поступок верхом невыносимой наглости.

У Фебы начала болеть голова. Раньше с ней часто случалось такое, когда ее ругала мачеха, леди Марлоу.

— Отведите меня к бабушке! — взмолилась девушка. — Я не знаю, зачем вы пригласили меня на вальс. Неужели нельзя было поговорить в более подходящем месте?

— Можно, но с какой стати я должен выбирать другое время? Я провожу вас к леди Ингхэм, когда закончится музыка. Вы неблагодарны, Воробей, хотя должны быть очень признательны мне!

— Не называйте меня Воробьем! — возмутилась Феба, обиженная его тоном.

— Да, это имя не идет вам, — согласился Сильвестр. — Как вы хотите, чтобы я вас называл? Может, Сойкой?

— Отпустите меня! Вы можете не обращать на меня внимания… но зачем же оскорблять меня!

Однако герцог Салфорд только крепче сжал ее руку.

— Вы могли бы сказать спасибо за то, что я не заметил ваше присутствие! Известно ли вам, что бы произошло, если бы я решил не обращать на вас внимание? Вы хоть догадываетесь, сколько пар глаз сейчас следят за нами? Если бы я не пригласил вас на танец, то все подозрения, что вы и есть автор этого гнусного романа, немедленно бы подтвердились, и завтра вы бы с ужасом обнаружили, что превратились в изгоя общества. Впрочем, вы заслужили такую участь. Должен признаться, у меня был сильный соблазн так с вами и поступить, но тогда я бы действительно стал похож на вашего отвратительного героя! Можете рассчитывать на мою поддержку, мисс Марлоу. Только помните, что мы у всех на виду и слушайте меня с улыбкой. Завтра я заеду за вами на Грин-стрит и повезу в Парк. Это развеет все сомнения.

Это оказалось последней каплей, которая переполнила чашу терпения Фебы Марлоу. Она вырвалась из объятий герцога Салфорда, не думая о последствиях такого неосмотрительного шага, и бросилась к бабушке. Глаза девушки застилали слезы. По дороге к спасительному углу она столкнулась с несколькими танцующими парами и не заметила, что все присутствующие недоуменно смотрели то на нее, то на Сильвестра, стоявшего в центре бальной залы с побелевшим от ярости лицом.