Прочитайте онлайн Сильный «слабый пол» | Часть 9

Читать книгу Сильный «слабый пол»
4116+528
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

9

Медленно приоткрыв дверь и неслышно проскользнув в спальню, Луиза с облегчением обнаружила, что не ошиблась в своем предположении. Майк не храпел, но по мерному дыханию чувствовалось, что он и впрямь крепко спит.

Из незавешенного шторами окна струился лунный свет. Луиза на цыпочках прошла по мягкому ковру и осторожно легла на кровать. От накрахмаленной наволочки шел приятный аромат лаванды. Устроившись под теплым одеялом, Луиза удовлетворенно подумала, что правильно поступила, решив не идти ночевать в холодную машину.

Тихо плывя во вневременном пространстве между явью и сном, она не сразу осознала, что ласковые теплые пальцы нежно гладят ее обтянутую скользким шелком спину. Прикосновение было таким нежным и расслабляющим, что Луиза едва не заурчала от удовольствия. Внезапно мужская рука скользнула под рубашку.

— Хватит, Майк, — сонно пробормотала она. — Ты обещал… ты обещал, что не перейдешь грань приличия.

— Но, дорогая моя, почему ты считаешь, что я уже успел переступить через эту иллюзорную черту? Давай договоримся: ты мне сразу скажешь, когда я излишне близко подойду к той настораживающей тебя грани, хорошо?

Бормочет всякую чушь, в которую даже вслушиваться не хочется, а его ласковые движения полны чувственности и откровенной эротики. Вот пальцы легко скользнули по ее тонкой талии и медленно… невыразимо медленно… поползли вверх, к ложбинке меж ее полными грудями.

— К тому же, как я могу заснуть, когда радом меня искушает прелестное женское тело? — выдохнул он, прижимая Луизу к себе. — Я хочу тебя, дорогая, — прозвучал низкий, дрожащий голос, от которого неистово забилось ее сердце. — Нет никакой необходимости кричать и будить всю округу. Луиза, я люблю тебя, пойми ты это наконец! Люблю всем сердцем!

— Никто не собирается кричать, — ответила она, дрожа от возбуждения.

Изощренные ласки сводили ее с ума. Луиза таяла под руками своего искусного любовника. Сейчас он медленно водил кончиком пальца вокруг ее соска и наблюдал, как тот набухает и становится твердым.

— Майк, я не ослышалась? Ты по-настоящему любишь меня?

— Честное слово! По-настоящему и от всей души, — горячо заверил тот. Он повернул Луизу к себе, а затем накрыл ее дрожащие бедра своим тяжелым, обнаженным телом.

Луиза безотчетно содрогалась при звуке его охрипшего от страсти голоса. Касания его пальцев посылали импульсы удовольствия в каждую ее клеточку.

Освободившись от бдительного контроля разума, она наслаждалась запахом его тела, крепостью бедер и силой его жарких объятий. Еще никогда не чувствовала она себя настолько живой. Ночной воздух из приоткрытого окна освежал их обнаженные тела, сплетенные в страстном порыве.

В их любви не было ничего нежного и сдержанного. Прошло так много времени с тех пор, как они в последний раз могли полностью выразить свою безумную сексуальную потребность друг в друге, и теперь они были охвачены почти животным голодом, безудержно предаваясь страстному наслаждению. Они слились в яростном, чувственном порыве.

Вот тело Луизы напряглось и изогнулось навстречу сильным ритмичным движениям бедер Майка. Восхитительные волны тепла, приносившие все более острые ощущения, вдруг рассыпались огненными искрами. Два тела забились в сладострастном экстазе…

Обнявшись, они долго лежали, не произнося ни слова.

— Прошу прощения, дорогая, я не заметил, переступил я ту злополучную черту? — нарушил молчание Майк. — Боюсь, что я слишком ненасытен.

— Да… я и не жалуюсь! — шепнула Луиза, которая с удовольствием ощутила удивительную легкость. — И не смей расслабляться — ты мне задолжал много положительных эмоций.

— Готов к отдаче долгов! Попробуем еще раз добиться наслаждения? — заявил радостным голосом Майк и, склонившись над ней, припал поцелуем к ее груди.

— Майк, пожалуйста! — Луиза с удивлением почувствовала, как внутри нее снова поднимается пульсирующая волна горячего возбуждения.

— Это приглашение или отказ?

Дыхание Луизы перехватило от желания. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, когда губы Майка медленно двинулись вниз по ее дрожащему телу, а его язык принялся исследовать каждый закоулок ее тела, и она снова застонала, изнывая от чувственного прикосновения его губ.

— Тебя приглашать не нужно, а отказать тебе невозможно, — со стоном проговорила Луиза, погружаясь в волну наслаждения. Стремясь освободиться от нарастающего напряжения, переполнявшего все ее существо, Луиза с радостью приняла в себя его силу. Их сердца бились в унисон, пока на высшей точке наслаждения не произошел взрыв, разорвавший путы страстного ожидания.

Обитая в центре города, Луиза не привыкла просыпаться под утренний хор птиц за окном. А тут проснулась от незнакомого гомона и медленно приоткрыла глаза. Заметив, что в комнату уже вошли ранние утренние лучи, она потянулась, чувствуя приятную тяжесть мужской руки.

Сонно глядя на цветной шелк одеяла, Луиза улыбнулась. Ее сознание наполнили воспоминания о проведенной ночи и о том, как она безоглядно откликнулась на любовный порыв Майка. Он, словно отзываясь на ее мысли, притянул к себе нежное, теплое, расслабленное тело…

Когда Луиза снова открыла глаза, то обнаружила, что радом с ней в постели никого нет. Только мятая простыня напоминала о том, что ночь их любви и впрямь была. Странно, но почему-то голова казалась тяжелой. Пытаясь сообразить, куда Майк мог подеваться, Луиза услышала звук тихого движения.

— О, моя голова! — тихо простонала она, чувствуя себя так, точно по ее голове молотили тяжелым молотом.

Боже мой! Это все вчерашнее вино! Зря она пила так много. Прижав дрожащую руку ко лбу, она направилась к Майку, который стоял к ней спиной в темной блестящей пижаме. Ей показалось, что Майк Дэй старательно исследует содержимое ее сумочки. Придать этой сцене хоть какой-то другой смысл больная голова не смогла.

Зачем ему ее сумочка? И что его интересует в ней? Смотрит записную книжку. Перебирает визитки…

— Чем ты тут занимаешься? — Луиза попыталась сдержать свое негодование. Звук голоса болезненным эхом отдавался в голове. Неожиданно для нее Майк озадаченно и виновато оглянулся. Ах, вот чем он занимался! — Я… я не могу в это поверить! — застонала она, пытаясь превозмочь головную боль, и выхватила визитки из его рук. — Как ты мог так поступить?

— Как? — недоуменно переспросил мужчина. — Я только искал свои…

— Мы оба прекрасно знаем, что ты тут искал, бессовестный! — закричала Луиза. — Прошлой ночью ты и не думал ни о какой любви. Тебе просто нужно было приглушить во мне чувство бдительности.

— Пожалуйста, потише, — взмолился Майк. — Я не знаю, о чем ты говоришь.

— О том, что ты интересовался моей записной книжкой, — яростным шепотом произнесла она. — Вчера вечером ты предупредил меня о том, что можешь попытаться украсть моих клиентов. А я-то, дура, подумала, что ты просто шутишь.

— Я и пошутил, — пожал плечами Майк.

— Да неужели? — Луиза с издевкой рассмеялась, помахивая перед его носом черной книжкой в кожаном переплете. — Что же эта вещица делала в твоих руках? Насколько я в состоянии понять, мы здесь занимались промышленным шпионажем! Ну ты еще пожалеешь об этом…

Майк с недоумением воззрился на нее.

— Не будь такой непроходимой дурой! Это надо же вообразить, что меня интересуют твои клиенты! Полный идиотизм!

— Идиотизм? — закричала Луиза. Быстро собрав свою одежду и схватив сумочку, она ринулась в ванную. — Мне следовало понять, что доверять тебе нельзя. Ведь знала же, что ты за человек! И снова клюнула на твои трюки.

— Хватит нести чепуху! Немедленно иди сюда!

— Убирайся! Не хочу с тобой иметь ничего общего! — прокричала Луиза и захлопнула дверь ванной, для верности повернув запор на два оборота.

Шло время. Устав от сидения в маленькой ванной, Луиза попыталась продумать свои дальнейшие шаги. Скоро, возможно, Майк спустится вниз позавтракать. В этом случае у нее появится шанс уйти, избежав ненужных объяснений.

Раз уж она оказалась здесь, то имело смысл воспользоваться горячей ванной. Луиза приняла аспирин из стоявшей на полке бутылочки и, продолжая всхлипывать, легла в воду.

Не прошло и получаса, как она почувствовала себя лучше. Голова прошла. Нервы немного успокоились. Теперь она уже способна оценить возникшую ситуацию. Но стоило Луизе избавиться от ноющей боли в голове и начать мыслить логически, как она ужаснулась от того, что наговорила. С отвращением к самой себе она поняла, что сваляла дурака.

Да, ее записная книжка действительно была в руках Майка. Но это же какая глупость, подумать, что у ее захудалого агентства мистер Дэй собрался красть знаменитостей. У нее и красть-то, если честно, пока нечего. Первые маленькие успехи на новом поприще сделали ее до противности самонадеянной. Допустим, дела ее действительно идут в гору, но потребуется много времени и усилий, прежде чем она сумеет достичь финансового оборота, равного тому, который имеет фирма Дэя. Но если дело не в списке ее клиентов, то тогда в чем?..

Тут ее мысли сбил громкий мужской голос:

— Ну смотри, чертова кошка!.. Мое терпение иссякло. Я действительно держал в руках твою сумку и твою книжку, но только потому что искал ключи от машины, которые бросил тебе вчера вечером. Что мне сделать с этой идиоткой!

Сидя на стуле в ванной, Луиза закрыла руками горящее от стыда лицо. Она вела себя как полнейшая идиотка… И сколько же успела наговорить оскорбительных глупостей!

Увы, если Луиза и надеялась на то, что Майк просто уйдет и оставит ее наедине с раскаянием и тоской, то ее постигло новое жестокое разочарование.

— Даю тебе десять секунд, — громко проговорил Майк, в его голосе звучала явная угроза. — Или ты выходишь из ванной, или я привожу сюда владельца «Гавани». Нам понадобится только хорошая отвертка, и мы разнесем эту дверь к чертовой матери!

Как же ей теперь выпутаться? Как посмотреть в глаза человеку, которого она незаслуженно обидела? И при этом, желательно, не полностью растерять собственную гордость?

Тяжело вздохнув, приунывшая Луиза отодвинула засов и медленно вышла из ванной.

Пройдя в комнату, Луиза заметила, что там все выглядело иначе, нежели час назад. Кровать убрана, одежда заняла свое место в шкафу, а стол в углу комнаты покрыт скатертью.

Небрежно прислонившись к окну, Майк смотрел на вошедшую. Непроницаемые серые глаза не давали понять, что сейчас переживает этот человек. В комнате повисло молчание.

— Я… мм… я прошу прощения. Я вела себя как полная дура, — сумела выдавить из себя Луиза и, не в силах поднять глаза, уставилась на ковер.

— Что-то я глуховат сегодня утром, — ехидно заметил Майк. — Я не понял, что ты сказала. Не могла бы ты повторить?

Ну вот, ему еще надо добить ее до конца! Добавить сверх того унижения, которое она и без того испытывает. Луиза готова была расплакаться. Но раз сама заварила кашу, хочешь не хочешь, придется ее расхлебывать. Тут уж не до гордости.

— Мм… — Я должна извиниться перед тобой за то, что так глупо вела себя, — тихо вымолвила она, по-прежнему глядя в пол. — Сказать по правде, я чувствую себя законченной идиоткой, — добавила она с тяжелым вздохом. — Может быть, хоть каким-то оправданием мне будет та страшная головная боль, из-за которой я вообще плохо соображала.

— Милостивые небеса! И куда подевалась твоя вечная агрессивность? — саркастически заметил Майк. — Слушай, с тобой все в порядке?

Уязвленная, Луиза вскинула голову.

Самое время послать его к черту. Раз он не нуждается в ее извинениях, других слов у нее для него нет. Луиза взглянула в серые глаза Майка и вдруг вспомнила не только то, как они любили друг друга на островах или вчерашней ночью…

Не грех воздать должное и терпению, которое он не раз выказывал в последние месяцы. Столько раз он прощал ей издевки и насмешки, которыми она щедро сыпала при каждой их встрече. Надо быть объективной — доброго в его отношении к ней куда больше, чем злого. И вновь ее обуяла всепоглощающая любовь к этому незаурядному и сложному человеку.

— Ну?

— Похоже, что я избавилась от странной неопознанной болезни, — ответила Луиза с робкой улыбкой. — Майк, я больше не хочу сражаться с тобой. Сыта по горло нашими размолвками и ссорами. И до предела устала от того, что мы не можем быть честными и искренними друг с другом. Кому все это нужно? — Она беспомощно развела руками и продолжила: — Не думаю, что ты мне поверишь, но я больше не желаю конфликтовать или получать удовольствие от мстительных реваншей. Мне просто нужно… я хочу… — Господи! — простонала она и бросилась на кровать, отчаянно пытаясь скрыть слезы, предательски залившие ее щеки.

— Все в порядке, дорогая, — проговорил Майк, быстро подойдя к кровати. Он присел рядом и обнял ее.

— Я вела себя к-как п-полная д-дура! — всхлипывала Луиза. — Я не знала, чего хочу, но…

— Успокойся, милая. Не надо плакать, потому что я точно знаю, что ты хочешь. — Майк нежно улыбнулся всхлипывающей золотоволосой женщине. — Тебе нужен хороший завтрак перед тем, как удобная машина увезет тебя отсюда. А вечером тебя ждет роскошный ужин в моем доме и хороший сон. Как тебе мое предложение?

— В-восхитительно, — всхлипнула она, смущаясь от того, что продолжала плакать даже в его успокаивающих и крепких объятиях.

— И… и я могу попытаться сделать даже нечто большее, — прошептал он, вытаскивая из кармана большой белый платок и нежно вытирая слезы с ее лица. — Я, конечно, не уверен, что ты согласишься… Мне совестно об этом говорить, но, пожалуй, ты вынудила меня стать честным, добропорядочным человеком.

— Я… что? — Луиза с недоумением воззрилась на Майка, подняв свое залитое слезами лицо. О чем это он? Она не раз говорила о том, что их отношениям не хватает открытости, честности. Неужели…

— Дорогая, я вижу, что ты сейчас в растерянности. Что-то ты выиграешь, в чем-то проиграешь. Такова жизнь. — Майк пожал плечами. — Конечно же, я не могу заставить тебя выйти за меня замуж. Но перед тем как решительно высказать свое «нет», подумай. В конце концов, тебе надо учесть, что мы провели ночь на этом постоялом дворе, где, по совпадению, проживает большая часть съемочной группы. Говоря откровенно, дорогая, чтобы защитить мое доброе имя в шоу-бизнесе, ты, пожалуй, обязана выйти за соблазненного тобой человека. Иное решение с твоей стороны будет, на мой взгляд, безнравственным.

— Ты противный… ужасный человек! — закричала Луиза и забарабанила кулачками по его широкой груди, плача и смеясь одновременно.

— Мисс Дайзерт! — притворно удивился Майк. — Что случилось с той грустной девочкой, которая так устала со мной бороться?

— Она все еще здесь, но ненадолго! Если ты считаешь, что сумеешь выйти из игры, сделав столь неуклюжее и небрежное предложение, то глубоко ошибаешься. «Защитить мое доброе имя», «будет безнравственным»… Что за чушь! — Луиза сияющими глазами смотрела на смуглого красивого мужчину, которого так любила, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться вместе с ним. — Где, спрашиваю я себя, алые розы и цыганские гитары, не говоря уже об ангельском хоре?

— Где же они, в самом деле? — изумился Майк. — Похоже, что я упустил самые важные детали этикета. — Тем не менее, — добавил он уже вполне серьезно, — я и впрямь едва не погубил наши отношения, разве не так?

— Дорогой, не только ты виноват. Я глубоко сожалею, что тебе пришлось так худо в последние несколько месяцев, — призналась Луиза. — Мы как будто сами себя заключили в какой-то порочный круг. Я искренне пыталась разорвать его, но, оказывается, только ухудшала положение.

— При чем здесь ты? Во всем виноват я. — Он тяжело вздохнул. — С той самой минуты, как ты появилась на пороге моего кабинета в первый твой рабочий день, я уже знал, что у меня возникнут проблемы. Я не имею в виду ничего плохого, — поспешно добавил он, почувствовав, как Луиза беспокойно дернулась в его объятиях. — Я говорю о том, что меня смущала прекрасная юная девушка с изумительными золотисто-каштановыми волосами и сияющими зелеными глазами, которая когда-то уверенной поступью вошла в мой кабинет. И в мою жизнь. Чувствуя, как забилось мое сердце, я знал, что взять тебя на работу будет полным безумием. Кому бы понравилось приходить на работу и каждый день бороться с искушением?

— Но… но в то время я была помолвлена и собиралась выйти замуж. — В глубине души Луиза была польщена тем, что ее превознесли почти как роковую женщину.

— Вот именно, — согласился Майк. — Только поэтому я и отважился взять тебя на работу. Ты была не только ослепительно хороша и умна, но и явно не интересовалась мной. Это успокаивало и будоражило одновременно. Но даже когда твоя помолвка оказалась разорванной, ты продолжала держать меня на расстоянии. А каково было мне? Чем больше мы вместе работали, тем сложнее становилось подавлять свои чувства. Ну а потом, на этом замечательном островке, я не смог противиться искушению. А ведь знал, что падаю в омут.

— Это были два самых замечательных дня в моей жизни, — восторженно проговорила Луиза, обнимая Майка. — Мое сердце разбилось, когда ты отверг меня. Я не могла поверить, что это происходит со мной! Я думала, что схожу с ума от боли и горя.

— Любовь моя! — прошептал Майк, крепко сжимая любимую в объятиях. — Я был таким дураком. Впрочем, можно было, конечно, найти и другой тон и другие слова. Но я боролся не с тобой — с собой. Я ведь понял, что полюбил тебя, и…

— И в самом деле?

— Да, полюбил по-настоящему глубоко. Ну, что называется, сошел от любви с ума… Боюсь, что мое сумасшествие и стало причиной всех наших бед. Я тогда на какое-то время просто потерял голову.

— Ну почему же молчал? Мы бы вместе поискали ее, твою голову, — сокрушенно пожала плечами Луиза.

— Предложить тебе выйти за меня замуж? Естественно, я думал и об этом. Только… только моя женитьба на Доминик была настолько неудачной, что я боялся даже в мыслях совершить повторную ошибку. Наученный горьким опытом, я инстинктивно старался уберечь себя от ситуаций, осложняющих жизнь.

Луиза рассмеялась.

— Ну вот, и не уберег! Попался теперь, голубчик!

— Что делать? — притворно загрустил Майк. — Появилась ты и спутала все мои расчеты.

— Да, а как же насчет прелестной Эшли Хилл? — не удержавшись, спросила Луиза, все еще сомневаясь, что Майк устоял перед чарами девушки с такой потрясающей фигурой.

— О да, — улыбнулся Майк, — меня очень забавляло и где-то даже льстило, когда ты становилась колкой и ревнивой, едва речь заходила о бедной Эшли! Глупые твои подозрения…

— Уж не настолько я была ревнивой. Ну, может быть, немного… Но это и неудивительно — она же такая красавица.

— Вот как я все правильно угадал! — добродушно согласился Майк. — Я потратил уйму времени, отыскивая девушку именно такого типа, чтобы доставить тебе несколько беспокойных ночей. Вынужден все же сказать, она тебя тревожила больше, чем меня. Не мой тип, ну не грустно ли?

— Просто трагично, — счастливо улыбнулась Луиза. — Но к чему было доставлять такие мучения? Зачем было дефилировать с Эшли перед носом человека, влюбленного в тебя?

— Я знал, что нас влечет друг к другу, как вдруг на сцене появился Мартин Джексон. Мне казалось, что у тебя с ним очень близкие отношения. Поскольку отчасти он был виновником того, что мой брак распался, я собирался всеми силами помешать ему увести у меня любимую девушку. Пусть она испытает те же муки ревности, которые достались мне, — так я решил отомстить тебе. Вот я и таскал за собой Эшли при всяком удобном случае.

Луиза расхохоталась:

— Приятно узнать, что я здесь не единственная идиотка. Майк, ты слепой — Мартина интересует Линда, но никак не я!

— Дорогая моя!.. Похоже, я свалял дурака, — рассмеялся Майк. — Ну да ладно. Мартин сделал свое дело — как только мне показалось, что он неспроста около тебя крутится, я решил во что бы то ни стало жениться на тебе. Знаешь, почему мне срочно потребовались ключи от машины? В отделении для перчаток лежит обручальное кольцо для тебя. Видишь ли, я так хотел вручить тебе его сегодня утром.

— А я все испортила, — простонала Луиза. — Прости меня, дорогой. Ну не дура ли я?

— Оглядываясь на наши столь необычные любовные похождения, я вынужден признать, что идиоты оба. Может быть, поставим крест на нашем прошлом и посмотрим в будущее?

— Согласна! — Луиза обвила руками шею Майка. — Но знаешь, что меня еще волнует? Наш бизнес. Я знаю, что ты против нашей совместной работы. Не удивляйся, но я с тобой полностью согласна.

— Ну все — выходим на новый виток переживаний! — рассмеялся он.

Луиза улыбнулась:

— Не шути, Майк. Это же действительно важный для нас обоих вопрос.

— Я уже думал над этим. Чувствую, что самым лучшим будет продать мой нынешний дом и купить другой, побольше. На первом этаже мы устроим твое рабочее помещение. Работать в одном офисе нам категорически противопоказано. Мне кажется, что в гонке за клиентами мы рискуем потерять семью.

— Ну, тут ты не прав, — слабо запротестовала Луиза.

— Возможно. Докажи это. Пусть даже я рискую в очередной раз прослыть шовинистом, но хочу, чтобы муж и дети были у тебя на первом месте. Есть возражения?

Возражений не было. Луиза понимала, что он прав. Но она любит свою работу и, пожалуй, без своих служебных дел не сможет жить. Сейчас, во всяком случае, ей кажется, что не сможет… Однако, если выбирать… Даже если бы несколько прошедших месяцев ничему ее не научили, в одном она была уверена твердо: без Майка Дэя ее жизнь потеряет всякий смысл!

— Ну так что? — спросил он. Легкое подрагивание его пальцев выдало, что Майк не до конца уверен в положительном ответе.

— Не знаю, — отозвалась Луиза. — Стоит попробовать. Сценарий нашего будущего еще надо будет подредактировать, да и актрису на главную роль ты еще должным образом не утвердил, но в целом, считаю, перспектива весьма обещающая. С другой стороны, может быть…

— Никаких «может быть»! — Майк прижал ее к себе и крепко поцеловал в припухшие нежные губы.

— Хорошо, хорошо… Я думаю, что все поняла! — сумела проговорить Луиза, задыхаясь в его жарких объятиях.

— Проверим вашу понятливость, мисс Дайзерт, — улыбнулся Майк. — Так выйдешь ты за меня замуж — с цыганскими гитарами или без?

— Да, дорогой! — прошептала счастливая Луиза, целуя его в обе щеки.

— Обещаешь ли ты любить меня, уважать и почитать все время, какое нам будет отпущено?

— Моя любовь навсегда с тобой. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Не уверена, выдержу ли обет послушания, но постараюсь.

— Пожалуй, не стоит делать такой уж упор на послушании.

— Как это мудро с вашей стороны, мистер Дэй, — рассмеялась Луиза. — Впрочем, не буду злоупотреблять вашей добротой.

Майк радостно улыбнулся:

— Только не надо так внезапно обрушивать на меня всю меру счастья. Я и без того чувствую себя на седьмом небе. Дозу увеличивай постепенно — каждый день понемножку.

— Один день — каждый день — до конца наших дней, — умиротворенно проговорила Луиза.

Благодарный поцелуй Майка был ей ответом.