Прочитайте онлайн Сильный «слабый пол» | Часть 8

Читать книгу Сильный «слабый пол»
4116+523
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

8

— Итак, Доминик, вернемся к тому, с чего начали! Ты готова завтра утром вернуться к работе?

Луиза тяжело вздохнула, ожидая, пока миссис Дюмон перестанет метаться по комнате и ответит на ее совсем несложный вопрос. Увы, для этой прекрасной актрисы только на сцене все решалось легко и просто, а в жизни никогда и ничто не бывало прямым или простым.

Доминик, вне всякого сомнения, могла вывести из терпения даже святого! Она умудрилась настроить против себя всех, кто участвовал в съемках фильма! Режиссер Дэвид Рэчинс только руками разводил, с отвращением взирая на вышедшую из-под контроля знаменитость. Но надо ведь еще было ни в коем случае не допустить, чтобы ссора Коллинза и Доминик выплеснулась на страницы газет. Стоит прессе пронюхать о скандале, и не миновать негодования тех, кто финансировал фильм.

— Мне все равно, что ты собираешься делать, — твердо заявил Дэвид Рэчинс Луизе во время встречи, на которую они пришли вместе с Майком. — Пообещай ей хоть луну, если ты думаешь, что это сработает. Но учти, как только съемки с участием Доминик закончатся, первое, что я сделаю, это уволю ее! — мрачно поклялся режиссер и повернулся к Дэю.

— То же самое касается и твоего клиента, Майк. Мне очень жаль, что придется так поступить, поскольку ты один из немногих, кого я уважаю в этом безумном бизнесе. Если Чарлз Коллинз считает, что сделает себе прекрасную карьеру на этих киносъемках, то я придерживаюсь иного мнения. Доведи до его сведения самым решительным образом: если завтра он позволит себе не выйти на площадку, я предприму все возможное, чтобы поиск новой работы стал для него серьезной проблемой. И намекни: на газетные полосы попадет не его, а моя версия того, что произошло здесь, тогда милейший Коллинз пожалеет, что согласился сниматься у меня.

Вот при таком накале страстей Луизе надлежит выполнить роль миротворца! Сейчас предстоит очередной раунд переговоров. Он состоится в гостинице, где расположилась Доминик. Убедить актрису впустить Луизу в ее апартаменты оказалось делом непростым. Добившись позволения войти, она была вынуждена выслушивать драматический монолог, в ходе которого миссис Дюмон изложила свою версию происшедшего. Тихая, жертвенная любовь со стороны Доминик и коварная неверность Коллинза. В монолог, произнесенный на грани истерики, то и дело вплетались воспоминания о бывших мужьях и любовниках кинодивы.

В конце концов Луиза не выдержала и бросила выразительный взгляд на часы. Вот уже больше часа она выслушивает какую-то чушь. Есть от чего потерять терпение!

— Хватит, с меня вполне достаточно. — Луиза резко прервала нескончаемый словесный поток, лившийся из уст актрисы. — Допустим, вы меня уговорили считать мистера Коллинза грязным подонком, для которого и смерть недостаточное наказание. Если честно, его судьба в данную минуту меня мало волнует. Суть в том, что, если миссис Дюмон и мистер Коллинз не будут играть вместе, Чарлз Коллинз станет наименьшей из проблем, которые обрушатся на вас лично.

— Но ты не понимаешь… — простонала Доминик, картинно падая на кровать, — сломана судьба, и все из-за…

— Вы совершенно правы! — строго заметила Луиза. — Если завтра с утра вы не отправитесь на площадку, то Дэвид Рэчинс выбросит вас со съемок. В случившемся все обвинят миссис Дюмон. Газетчикам будет чем поживиться! Уверяю вас, что после такого скандала просто не останется шансов подыскать для вас новую работу.

— Но… но они не могут так поступить со мной! — в ужасе выдохнула Доминик.

Луиза саркастически хмыкнула:

— Почему бы и нет? Еще как могут! Только не говорите, что для вас это новость, миссис Дюмон. Они не только могут, но и поступят именно так! Да, я знаю, что в основном виноват Чарлз, — нетерпеливо отмахнулась Луиза от громких протестов актрисы. — Ну и что? После того как вы совершите профессиональное самоубийство, никому не будет дела до того, кто начал эту войну звезд. Вашей карьере придет конец.

— А… а что же тогда будет со мной?

— Думаю, что вам удастся заработать немного денег на любовных историях для желтой прессы, — пожала плечами Луиза. — Боюсь, что большего добиться не удастся.

Доминик наконец-то замолкла. Охваченная ужасом, она во все глаза уставилась на своего агента. Подойдя к телефону, Луиза приказала подать в номер крепкий черный кофе.

— Пришла пора не тратить времени на всю эту чепуху, — твердо заявила она. — Почему бы вам не умыться? После этого не только полегчает, но и официанты будут освобождены от удовольствия видеть вас в таком жутком состоянии. Когда вернетесь из ванной, мы вместе сядем и подумаем, как спасти вашу карьеру. Договорились?

— Д-да, хорошо. — Заплаканная актриса послушно поплелась в ванную.

Глядя, как Доминик пьет кофе, Луиза не торопилась праздновать победу, прекрасно понимая, что подарено лишь временное затишье перед новой бурей. Ей придется еще не раз пытаться убедить в своей правоте эту взбалмошную женщину.

— У нас не было возможности как следует познакомиться друг с другом. Важно, чтобы вы понимали — я пришла не затем, чтобы читать нотацию, — уже спокойнее заметила Луиза. — Честно говоря, вам не позавидуешь.

— Я не знала, что он способен так себя повести, — прошептала Доминик, безучастно крутя в руках пустую чашку — Я… я просто потеряла голову. Он молодой, мужественный и такой красивый… — Актриса всхлипнула. По щекам ее снова потекли слезы.

— Держите себя в руках! Вы уже не маленькая девочка, — быстро отреагировала Луиза, стремясь удержать нить разговора в своих руках. — Вам уже ведь немного за тридцать.

— Уже тридцать четыре, если хотите знать!

— Но вы по-прежнему выглядите очень молодо и остаетесь поразительно красивой женщиной, — гнула свою линию Луиза. — И могу вас порадовать: мистер Дэй просмотрел пробные съемки и сказал мне, что вы там выглядите сногсшибательно!

— В самом деле?

— Даю слово! — улыбнулась Луиза. — Приведу доподлинные слова мистера Дэя: «Она точно осветила экран». Вот почему нам так важно вернуть вас на съемки.

— Ну… я и впрямь хочу сняться в этом фильме, — призналась Доминик, нервно шаря по сторонам в поисках платка. — Ты ведь знаешь, с какой решимостью я добивалась роли леди Тейлор. Но… но я чувствую, что не в силах сейчас играть. Только не сейчас! Пойми меня правильно… Как я могу вообще видеть Коллинза в качестве партнера? Мало того что он свинья, но ведь и вся киногруппа станет высказывать недовольство.

С облегчением отметив, что актриса начинает видеть своего молодого и неверного любовника в более реалистичном свете, Луиза заверила, что, несмотря на ее срыв, все остальные участники фильма будут только рады вернуться к работе.

— Вам просто придется собраться и показать им всем, на что вы способны! Вы как-то сказали, что в «Наваждении» — шекспировский размах. Вот тут вам и дается возможность продемонстрировать, как надо играть Шекспира!

— Господи, какого там Шекспира? — возопила Доминик. — Посмотри, на кого я похожа! И потом, дорогая, конечно, приятно, что пробы прошли успешно, но разве сейчас я смогу показать блестящую игру рядом с этим мерзавцем Коллинзом?

— Несомненно сможете! — Луиза решилась на небольшую хитрость: — Скажу начистоту: если вы не сумеете взять верх над партнером, уступите ему лидерство, как на площадке, так и в мастерстве перевоплощения, вот тогда я наверняка напрасно трачу на вас время!

К ее удивлению, в ответ на эти жесткие слова Доминик вдруг легко рассмеялась.

— По принципу — месть сладка?

— Да, иногда полезно дать мужчине щелчок по носу. Это осадит безмерную самоуверенность у него и вернет уверенность вам. Я понимаю, что встретиться снова с Коллинзом нелегко, — поспешила добавить Луиза. — Всем нам в жизни приходится время от времени сталкиваться с непредвиденными трудностями. Например, только из-за вас я сейчас вынуждена тратить здесь время на вашего бывшего мужа. Поверьте, что я прекрасно могла бы обойтись без его общества.

Услышав унылые нотки в голосе собеседницы, Доминик тут же вскинула голову.

— Дорогая! Неужели ты влюбилась в Майка? — Глаза актрисы изумленно расширились в ответ на упрямое молчание Луизы. — О да, вижу, что ты и впрямь в него влюблена. Дэй, без сомнения, очень красив, — добавила она со столь странной для нее теплотой. — Что ж, приятно сознавать, что я не единственная, кто выставляет себя в глупом свете.

— Спасибо на добром слове, — пробормотала Луиза.

— Извини, дорогая. Я вовсе не думала, что это прозвучит так некрасиво. Вдруг ты и вправду та самая, которая станет его избранницей! Расскажи мне все!

— Нечего рассказывать, — неохотно отозвалась Луиза. — Ваш бывший муж не имеет ни малейшего представления о том, что нужно хотя бы иногда думать о чувствах других. Ему неведомы слова «верность», «преданность»…

— Ну… на этот счет мне ничего не известно, — улыбнулась актриса. — Скажу даже в его оправдание: он оставался со мной даже дольше, чем я того заслуживала. Конечно, мы абсолютно разные люди и были так молоды! Вспоминая былое, я думаю, что вышла за Майка с главной целью — уйти из дома. — Доминик вздохнула. — В то время мне это показалось удачной идеей.

— Но далеко не самой удачной для такого серьезного шага, как замужество, — сухо заметила Луиза.

— Ты права! Но так уж вышло! Если говорить откровенно, то я не создана для замужества. — Доминик пожала плечами. — Видишь ли, мне все слишком быстро надоедает. Дэй много работал. Ты же знаешь — в работе он просто неистов! Пока я помогала ему в офисе, то большую часть времени мы были вместе. А потом… моя связь с Мартином — это от безделья. Способ провести время. Ты понимаешь, что я имею в виду?

— Ммм, — пробормотала рассеянно Луиза. Бесполезно объяснять этой талантливой, милой, но ветреной женщине, что обычно люди не заводят столь шумных любовных интриг с целью просто провести время.

— К несчастью, Дэй не проявлял большой терпимости в отношении меня. Но его можно понять: во всей этой истории он был жертвой. Я уверена, что именно по этой причине он так больше и не женился. Ты, возможно, не поверишь моим словам, — тряхнула волной темных волос актриса, — одно время он просто с ума сходил, запрещая своим сотрудникам вступать в тесные отношения друг с другом или с клиентами.

— В этом смысле ваш бывший муж не изменился, — угрюмо сообщила Луиза.

Доминик вздохнула:

— Должна сказать, что я не всегда понимала эту его чопорность. Со мной ему, честно признаюсь, не повезло. Между нами — я иногда могу вести себя как первоклассная сучка.

— Только иногда?..

Актриса громко расхохоталась:

— Что ж, вполне заслуженно! Тебе наверняка не довелось увидеть Майка Дэя, занимающегося любовью с молоденькой девкой, как я увидела Коллинза. А всего за несколько дней до этого он разглагольствовал о вечной любви. Неудивительно, что от подобного предательства я пришла в полное отчаяние.

Луиза согласно кивнула и тихо проговорила:

— Я понимаю. Ты права. У меня, может быть, масса проблем с Майком, но мне, слава богу, не пришлось пережить того, через что пришлось пройти тебе. Вот почему я и хочу вытащить Доминик Дюмон из беды и показать всем, а не только этому крысенку Чарлзу Коллинзу, что ты настоящая звезда! Дэвид Рэчинс на сегодня один из лучших режиссеров, он может снять превосходный фильм. И я хочу видеть тебя в этом фильме!

— Ладно, довольно меня убеждать! — прервала ее Доминик. — Я просто хочу, чтобы все знали, что я глубоко, очень глубоко обижена, вот и все, — печально добавила она. — Естественно, завтра я отправлюсь на съемки. И стану играть так, что жалкий записной герой-любовник Чарлз Коллинз будет иметь бледный вид! — Актриса злобно ударила щеткой по трюмо. — Увидишь сама, на что я способна!

— Ну вот, другое дело! Очень рада слышать это, — улыбнулась Луиза.

— Хорошо смеется тот, кто смеется последним. — Доминик глянула. Луизе в глаза. — У тебя, знаю, тоже будут проблемы: тебе ведь придется отказаться от работы, перед тем как Майк поведет тебя к алтарю.

— Мне? Мне выйти замуж за Майка? Никогда не слышала большей нелепости!

— Не пытайся провести меня. — Доминик улыбнулась. — Сейчас мы одни, и обе знаем, что ты всеми фибрами души стремишься женить на себе этого скользкого угря! Проблема лишь в том, как втемяшить эту мысль в его упрямую голову. Я права?

— Абсолютно нет! — запротестовала Луиза.

— Ладно, ладно… Пусть будет по-твоему. — Очаровательная собеседница улыбнулась, заметив, как у Луизы запылали щеки. — И вообще, чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что ты прекрасная пара для Майка, — радостно заулыбалась актриса, явно наслаждаясь перспективой играть роль волшебной феи. — Бедный мальчик! Он заслужил немного счастья на склоне лет. Придется подумать, как свести вас. Я уже слышу хор ангелов. Дорогая, из этого получился бы великолепный сценарий для фильма. Все будет так, как я задумала!

Луиза чуть не застонала вслух. Эта женщина в роли ангела-хранителя?

— Если вы скажете Майку хоть одно слово, считайте, что с нашим сотрудничеством покончено! — заявила она. — Можете выкинуть из головы всю эту чепуху об «ангельском хоре». Пора бы вам уже знать: вашему «бедному мальчику» так же невозможно привить понятие верной любви, как выработать музыкальный слух у глухого!

Доминик откинула назад свою прелестную головку и рассмеялась. Потом она еще раз твердо заявила, что обязательно придет на съемки прямо с утра.

Приятно было шагать вдвоем, взявшись за руки. И неважно, что неистово дует ветер, зато какое умиротворение на душе…

— Бр-р… Похоже, что между нами и Сибирью нет никаких горных образований, — поежилась Луиза, вздрагивая от очередного порыва холодного ветра.

— Выше нос! — улыбнулся ей Майк. — Давай подмечать только хорошее. Например, дождь прекратился, разве плохо?

— Да, это и впрямь приятно, — охотно подтвердила Луиза. — И не мне ныть — ведь знала, куда еду. Тут, по-моему, солнечной погоды вообще не бывает. Знаешь, я все больше убеждаюсь, насколько правильным было решение Дэвида Рэчинса снимать именно здесь. Местность дикая и полупустынная, но по-своему удивительно красивая. Мы едем в гостиницу? — вдруг спросила она, внезапно почувствовав страшную усталость после этого нескончаемого, полного переживаний дня.

— Да, в гостиницу. Но не рассчитывай там на особый уют. В здании был когда-то ресторан, и часть его кое-как приспособили для жилья. Думаю все же, что «Гавань» тебе понравится. Там есть удивительная коллекция морских находок, а из окон открывается прекрасный вид на море.

— Мне сейчас и не требуется многозвездочный отель. Согласна на любое бунгало, лишь бы было куда голову положить. Честно, я уже просто валюсь с ног.

Успешными переговорами с Доминик дело не кончилось. Как только Луиза утрясла проблему, надо было рассказать режиссеру о результатах. Хотелось побыстрей сообщить ему хорошую новость. Потом ей пришлось долго ждать, когда вернется Майк и поведает о результатах переговоров с Коллинзом. А тот, прекрасно зная, что сам виноват, предпочел обвинить во всех смертных грехах свою недавнюю возлюбленную. Разговор с ним был мучительно долгим, но в конце концов Майк Дэй усталым голосом объявил: его клиент намерен явиться завтра утром на съемки.

К тому времени, когда все наконец-то утряслось, собираться в обратный путь было уже слишком поздно. Майк пообещал, что найдет ей место для ночлега, и настоял на том, чтобы она отправилась с ним на ужин.

— У тебя был сумасшедший день, — решительно заявил он. — Самое малое, что я могу для тебя сделать, это проследить, чтобы ты как следует поела. — Его предложение и впрямь было очень кстати. Луиза с удовольствием отдала должное прекрасному обеду. Пожалуй, она выпила значительно больше красного вина, нежели следовало, но зато расслабилась, и в ее душе теперь царил полный покой.

— Дэвид Рэчинс спит и видит, когда можно будет приступить наконец к работе, — заметил Майк, открывая машину. — Он просил передать тебе, что собирается внести твое имя в список тех, кого он будет благодарить в титрах.

— Я не доживу до этого дня, — улыбнулась Луиза, усаживаясь в салон. — Могу все же представить, что мой разговор с Доминик просто чепуха по сравнению с тем, что уготовил тебе наш добрый друг Коллинз.

— Да уж, — тяжело вздохнул Майк, покачав головой. — Какой же все-таки это идиот! Просто бесчувственное бревно! Тем не менее, когда я сообщил ему, что, если он откажется от съемок и не извинится публично перед Доминик, на его карьере будет поставлен крест, до него все же что-то стало доходить.

— Как ты думаешь, когда он опять возьмется за старое?

— Давай подумаем… — улыбнулся Майк, занимая место за рулем и набрасывая ремень безопасности. — В этот раз Коллинз здорово испугался. Думаю, что пройдет не меньше двух недель, прежде чем он осмелится связаться с другой подружкой.

— Так долго! Вот это да! — Луиза присвистнула, и оба расхохотались.

— Луиза, должен сказать, что я рад снова работать с тобой, — тихо заметил Майк и взял ее за руку. — Мне так не хватало тебя. Даже офис в твое отсутствие стал каким-то другим.

— Неужели? — Хорошо, что в темноте был незаметен румянец, проступивший на ее щеках. — К счастью, я сегодня в прекрасном расположении духа и не собираюсь напоминать тебе, кем и при каких обстоятельствах я была в свое время уволена. Кстати, как поживает несравненная Эшли Хилл? Если верить прессе, на девушке «взгляд отдыхает». Пишут, что последнее время ты с ней неразлучен.

— Да брось ты, — мягко возразил Майк. — Неужели мисс Дайзерт поверила нашей прессе? Ты что же, ревнуешь? Эшли просто приятная девушка — не более того.

— Кто говорит о ревности?

— Успокойся, дорогая. Нет нужды…

— Я спокойна и абсолютно уверена, что мисс Хилл очень приятная женщина, которая делает фантастические успехи на моем месте. Понятно?

— Абсолютно, — согласился Майк.

Что-то он сегодня чересчур покладистый? К добру ли? Луиза почувствовала, как ее охватывает раздражение.

— Майк, считай, ты меня облагодетельствовал, — вкрадчиво заметила она. — Если бы ты не уволил меня, я никогда бы не открыла собственную фирму. Так что, сам того не ведая, ты вывел меня на прямую дорогу.

— Ну вот видишь, как хорошо, — холодно откликнулся Дэй, заводя машину. — Твои дела идут настолько успешно, что мне в конце концов придется организовать налет на твой офис и утащить список клиентов!

— Ну, пока работай спокойно, нервничать придется позже. Вот через годик-другой я собираюсь поставить дело так, чтобы ты и впрямь почувствовал, как конкурент дышит в твой затылок.

— Нет нужды так долго ждать, дорогая! — Плечи Майка затряслись от беззвучного смеха. — Можешь в любое время взять Коллинза под свою опеку.

Луиза, минуту назад успешно совладавшая с раздражением, почувствовала, что не в состоянии сохранять невозмутимость.

— Неужели он и впрямь настолько ужасен? — натянуто улыбнулась она.

— Он просто невозможен! — Майк продолжал смеяться. — К счастью, наша публика не имеет ни малейшего понятия о том, что их любимец — колосс на глиняных ногах. Я думаю, что Доминик до поры до времени тоже не догадывалась об этом, а когда наконец-то узнала правду, вот тут ее чуть и не хватил удар. Впредь не будет такой легковерной.

— Хорошо бы, — откликнулась Луиза. — Учти, она и впрямь собирается украсть у него все сцены в фильме. Если удастся, то фильм от этого только выиграет.

Смеясь, они вошли в бар под названием «Гавань». Луиза была рада, что Майк на время покинул ее и с интересом осматривался по сторонам.

Огромный зал был буквально нашпигован поражающими воображение предметами, так или иначе связанными с морем и кораблями. Повсюду висели, стояли, громоздились модели кораблей, рыболовные снасти, штурвалы, куски обшивки, медные лампы и многое другое. На миг Луизе показалось, что у нее рябит в глазах от выпитого вина, но нет — просто помещение и в самом деле было наполнено морскими диковинками.

— Как жаль, что я не догадалась захватить с собой зубную щетку, — заметила Луиза, когда они отправились к месту ее ночлега.

Они поднялись по ступенькам и прошли по коридору. Майк открыл дверь одной из комнат.

— Превосходно! — вздохнула Луиза при виде широкой удобной двуспальной кровати. В номере оказалась даже ванная, чего она и не ожидала. — Проживу один вечер без щетки, зато паста зубная есть! Уже хорошо.

— Да, я знаю. Это моя паста.

— Удивительная предусмотрительность, — с благодарностью в голосе сонно пробормотала Луиза. — Теперь, если ты не возражаешь, мне пора отправиться в постель.

— Ничего не имею против, — заметил Майк. Таинственно улыбаясь, он сбросил пиджак и развязал галстук, затем прошел через комнату и открыл дверцы огромного дубового шкафа.

Прошло какое-то время, прежде чем усталый мозг Луизы отреагировал на слова Майка. Когда он вытащил из шкафа вешалку и она заметила висевшие там костюмы и рубашки, то наконец-то поняла всю пикантность ситуации.

— Подожди минуту! — запротестовала она, плюхаясь на край кровати и глядя на Майка, который непринужденно вытряхивал из карманов мелочь. — Это моя комната и…

— Нет, боюсь, что нет, — мягко ответил ей Дэй. Глаза его улыбались. — Прежде чем ты скажешь что-нибудь еще, позволь заметить, что кроме как за большую взятку я не смогу найти тебе комнату.

— Ты это специально придумал. Я… я просто не верю тебе! — простонала Луиза, не представляя, что же ей делать. Если в этой с позволения сказать гостинице не окажется свободной комнаты, то она попала в серьезную передрягу.

— Веришь ты мне или нет, но это факт, — отозвался Дэй. — Когда в это малонаселенное место приехала вся труппа, а заодно водители, ассистенты, звукорежиссеры и так далее, то на мили вокруг они заняли свободные места во всех годных для жилья помещениях. А эту комнату я буквально вырвал зубами.

— Я не буду делить комнату с тобой… Знаю, чем это чревато, сукин ты сын! — вскричала она.

— Побереги свои силы, дорогая, — произнес Майк, бросая на кровать связку ключей. — Тебе ничто не мешает провести ночь в машине.

Глядя на поганца, который лениво снимал ботинки и носки, Луиза с опозданием укорила себя: зря она сегодня выпила лишнего. Майк-то не пил — он же за рулем и теперь трезв как судья. А вот она выпила за обедом немало красного вина, что было ошибкой. Ее усталая, охмелевшая голова отказывалась предложить хоть какое-нибудь решение возникшей проблемы.

Похоже, что он не врет насчет того, что съемочная группа заняла все места в округе. Но ведь он не сказал ей об этом заранее. Что за человек! От него только и жди неприятностей.

— Ну так как, ты на что-нибудь решилась? Думаю, что в машине тебе будет вполне удобно. Немного прохладно, конечно, — насмешливо проговорил он, — но в остальном вполне комфортно. Можешь прихватить с собой одно из одеял. С утра я постараюсь организовать для тебя чашечку чая, и…

— Заткнись! — крикнула Луиза, задыхаясь от злости. И как она могла дать себя так легко провести! — Если ты считаешь, что твоя чертова машина так комфортна — сам туда и отправляйся!

— Забудь об этом, детка, — расхохотался Майк, начиная медленно снимать рубашку. — Это моя кровать. К тому же я всегда свято верил в равенство полов…

— Слушай, прекрати издеваться надо мной, надутый, тупой апологет мужского шовинизма.

— …и я искренне заявляю, что хочу разделить с тобой эту кровать, — продолжил свою мысль ненавистный мистер Дэй, — а вовсе не горю желанием спать на полу или в машине.

Луиза угрюмо смотрела на него. Этот тип смеется над нею, прикрывшись маской простодушия. Но что теперь ей делать?! В голову не приходило ни единого способа достойным образом решить проблему. Ей тоже не улыбалась перспектива провести холодную ночь, свернувшись калачиком на заднем сиденье машины, сколь бы роскошным и суперкожаным оно ни было.

— Хорошо! — горько воскликнула Луиза, с глубоким вздохом покоряясь неизбежному. — Я замёрзла, устала и валюсь с ног. Похоже, что у меня нет иного выхода.

— Разумная девочка, — пробормотал Майк.

— И оставь эти свои покровительственные нотки! Мне понадобится ночная рубашка, так что изволь дать мне одну из твоих дорогих шелковых рубашек, что висят в шкафу.

— Что-нибудь еще? — с преувеличенной готовностью осведомился Майк.

— Да! Не вздумай приставать ко мне. При первой же гнусной попытке я начну кричать, как резаная, и подниму на ноги весь этот курятник! Я ясно выражаюсь?

— Кристально ясно, — согласился Майк с прежней невозмутимостью.

— Вот и прекрасно! — Луиза вырвала рубашку из его рук и скрылась в ванной, быстро закрыв за собой дверь.

Гнев сейчас ей только поможет. Ее сопротивление будет нешуточным. Но как же хочется спать… Поскорее бы добраться до постели. Она ляжет и провалится в сон. Но если все так просто, то почему же она сидит на стуле в ванной и кусает ногти?

Хватит впадать в крайности! Времени прошло достаточно, чтобы он уже успел уснуть, ведь он устал сегодня не меньше ее. Не похоже, что он со страстными воплями накинется на тебя, мисс Дайзерт. Наверняка этот негодяй уже спит, да еще и похрапывает во сне.