Прочитайте онлайн Сильный «слабый пол» | Часть 3

Читать книгу Сильный «слабый пол»
4116+483
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

3

Моля небеса ниспослать ей сил и мужества, Луиза переступила порог гостиной. Несмотря на все усилия, ей так и не удалось избавиться от нервного спазма в желудке. И каково же было ее возмущение, когда, готовая к эмоциональному противостоянию, она, войдя в комнату, увидела, что долговязая фигура бывшего шефа распростерта на ее любимом диване кремового цвета. Майк Дэй спал, как младенец!

Ну, этот нигде не растеряется! Он считает себя вправе удобно расположиться в чужом доме. Пиджак и галстук небрежно брошены на один стул, кейс на другой. Она потратила целый день, чтобы привести в порядок квартиру, а по милости нахального гостя все перевернуто вверх дном!

Пусть хоть валится от усталости, она не собирается мириться с этой бессмыслицей! Луиза подавила инстинктивное желание пожалеть этого, в общем-то, небезразличного ей человека — вон какие складки усталости легли на его загорелый лоб. Но не следовало забывать, что и спящий леопард — хищник, который, пробудившись от сна, не пощадит свою жертву.

Возможно, Майк действительно зашел к ней сразу после перелета, но, поскольку мотаться через моря и океаны для него дело привычное, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы допустить мысль, что сморило его не путешествие, а прощальная ночь, проведенная с одной из девиц, которых у ловеласа пруд пруди. А может, компанию заезжему гостю составила очередная молоденькая дуреха, подпавшая под чары обольстительного красавца? Что же, поделом тебе, глупая девчонка, ибо скоро и тебе предстоит узнать, что ты — всего лишь одна из длинной череды тебе подобных.

— У мисс Дайзерт почему-то очень хмурый вид.

Низкий голос Майка подействовал на Луизу как ушат холодной воды. Вот весь он в этом: рассеянно потягивается, лениво позевывает, а взгляд серых глаз цепкий, ясный. С таким человеком надо быть постоянно настороже.

— А как я, по-твоему, должна выглядеть? Кому как не тебе знать, что мой нынешний путь не усеян розами, — сухо ответила Луиза.

— Да, и я сожалею о том, что создал тебе столько проблем. — Майк озабоченно нахмурился. — Я понятия не имел…

— Ну все, хватит! Мы уже обсуждали это. — Рассерженная Луиза махнула рукой, словно отгоняя назойливую муху.

Надо сознаться, что в нынешней ситуации есть доля и ее вины. Если бы она была более осмотрительна и откладывала часть заработка на трудные времена!

— Откровенно говоря, мне не интересно выслушивать твой обычный сладкоголосый вздор, — заявила Луиза немного более запальчиво, чем сама того хотела. — Поэтому давай перейдем к делу. Не соизволишь ли объяснить, с какой стати баловень судьбы посчитал возможным заявиться в мою квартиру?

Майк недовольно поджал губы, угадав в ее словах намек на его пресловутое обаяние и умение пользоваться жизнью. Но через мгновение Дэй уже полностью владел собой.

— Я же сказал тебе: расслабься, дорогая, — вкрадчиво проговорил он, решив, видимо, не обращать внимания на гнев той, что стояла рядом с диваном, уперев руки в бока и сверкая злыми зелеными глазами. — Я заехал к тебе с единственной целью — пролить целительный бальзам на рану твоей души.

Луиза презрительно фыркнула.

— Скорее сегодня выпадет снег.

— Какая недоверчивая девочка, — Майк иронично улыбнулся, явно забавляясь создавшейся ситуацией.

Именно эта самоуверенная улыбка переполнила чашу терпения Луизы. Вспоминая позже этот эпизод, она вынуждена была признать, что переборщила тогда с эмоциями. Но и ее понять можно! Негодяй, виноватый во всех ее несчастьях, использует ее дом, чтобы, видите ли, отдохнуть после бессонной ночи, проведенной неизвестно с кем! Гнев затуманил сознание, она была не в состоянии контролировать свои поступки и думать о последствиях.

— Не смей в таком тоне говорить со мной, лживый ловелас! Моя квартира не курорт для отдыха утомленных театральных деятелей!

Луиза нагнулась и резким движением скинула ноги Майка с дивана. И не сразу поняла, что произошло дальше. Не успела она и глазом моргнуть, как почувствовала, что падает. В следующее мгновение ее тело уже лежало поверх большого, мускулистого тела Майка. Сильные мужские руки обхватили ее.

— Ради бога, Майк! — запаниковала Луиза. — Что, черт возьми, ты делаешь?

— Мне не очень нравится, когда меня называют лжецом, утомленным деятелем и ловеласом. Не желаю, чтобы вздорная женщина испытывала мое терпение, — прошептал Дэй с напряженной улыбкой.

Его губы шевелились буквально в сантиметре от ее рта. И желанные губы… Луиза прерывисто дышала, изо всех сил пытаясь вырваться из стальных объятий Дэя.

— С чего это ты стал таким обидчивым? Не тебе учить меня деликатности! Тебе бы только пудрить мозги клиентам женского пола.

— Ага, но ты ведешь речь о работе, а то, чем мы сейчас занимаемся, скорее подпадает под понятие игры!

— Не для меня! — выдохнула Луиза, стараясь превозмочь дрожь своего тела, что становилось все затруднительней, так как она чувствовала под собой твердую плоть Майка.

Он приподнял голову и заглянул в ее раскрасневшееся лицо.

— Ложь! — Дэй торжествующе рассмеялся и снова откинулся на подушки.

— Пусть будет по-твоему… Но ты уже сказал то, что хотел, а теперь отпусти меня, пожалуйста! — взмолилась Луиза.

— Нет, нет, разговор не окончен. И, сознаюсь, мне нравится то, что я делаю. Мне кажется, что мы оба только выиграем, если поменяемся местами.

— Нет! — вскрикнула Луиза, перепуганная не столько его домогательствами, сколько своей уступчивостью.

Но Майк Дэй — человек слова: секундой позже она уже лежала на спине, зажатая между спинкой дивана и сильным мужским телом.

— Да отстанешь ты наконец со своими глупостями? — Луиза изо всех сил потянула на себя подол платья. — Отпусти меня!

— Не сейчас… — послышался приглушенный хрипловатый ответ. Разгоряченный страстью, Майк при этом лишь теснее прижался к трепещущему женскому телу. Он протянул руку и нежно поправил темно-золотистый локон, упавший на лицо.

— Ты слышишь, что тебе говорят? Немедленно отпусти меня! — с ненавистью выговорила Луиза, стараясь не замечать, как кровь начинает пульсировать в висках при каждом его прикосновении.

Игнорируя все протесты, Майк запустил пальцы в ее влажные волосы.

— Эти недели я жил как в аду. И все потому, что тебя не было рядом, — тихо сказал он, — я и не подозревал, как ты мне нужна…

Луиза замерла, все ее существо кричало: берегись! Не верь этому бархатному голосу, этим глазам, излучающим блеск обманной страсти. Вслух же сказала, пытаясь придать голосу рассудительную сдержанность и решив во что бы то ни стало противостоять натиску Майка Дэя:

— Это твои трудности!

— Так ты не скучала обо мне? Ни одной минуты?

— Ты что, смеешься? С чего бы?

— О ля-ля! — Майк насмешливо усмехнулся. — Разве в детстве тебя не учили, что врать нехорошо?

Необходимо как-то положить конец этой оскорбительной ситуации, и чем раньше, тем лучше. Но что тут можно предпринять? Где взять силы для сопротивления? Дэй уже сделал ее узницей, крепко прижав к себе и запустив пальцы в густую шевелюру свежевымытых волос.

— Я не обманываю! — не совсем искренне возмутилась Луиза, недовольная тем, что против воли ее плоть реагирует на жар, исходящий от разгоряченного борьбой мужского тела. — Уж поверь, день без тебя равнозначен месяцу отдыха!

— Ну что за дрянь! — Майк, казалось, и сердился и забавлялся одновременно — видимо, сопротивление Луизы доставляло ему странное удовольствие. — Зачем обманывать себя? Уж признайся — ты же без ума от меня!

— Ты так уверен в себе?

— Нет, в тебе! — прошептал Майк, почти касаясь губами ее пылающей щеки.

Луиза почувствовала, как горячие волны чувственного возбуждения прокатились по ее телу, вызвав легкую дрожь.

— Нет… пожалуйста! — беспомощно простонала она, когда губы Дэя настойчиво искали ее рот. Через мгновение она уже уступила и отдалась головокружительной сладости его поцелуя.

Одной рукой Дэй по-прежнему крепко обнимал Луизу за талию, другая скользнула в вырез платья, найдя там теплый холмик упругой груди, палец медленно скользнул по набухшему соску, посылая волны удовольствия по всему ее дрожащему телу.

— Любимая!.. — Она едва расслышала его тихий вздох, когда его губы наконец оторвались от ее губ и тут же скользнули к шее, туда, где в небольшом углублении билась голубая жилка. Майк шептал ласковые слова, в то время как его руки блуждали по ее обнаженной коже.

Луизу так захватил порыв страсти, что она не сразу услышала, как в передней зазвонил звонок.

— Не обращай внимания! — пробормотал Майк, когда она попыталась высвободиться из его рук.

Но чувственный туман и радость обладания, только что переполнявшие Луизу, рассеялись без следа. Она вскочила с дивана, ловко увернувшись от руки искусителя.

Звонок замолчал. Кто бы там ни приходил, он сделал свое дело. В конце концов, может быть, даже хорошо, что квартира вскоре будет продана, подумала расстроенная вконец Луиза. Скорее бы убраться отсюда подальше, туда, где этот опасный человек не сможет найти ее. Самое лучшее — эмигрировать куда-нибудь. Полно на свете стран, живущих бурной театрально-киношной жизнью.

Но не попытка ли здесь самообмана? Даже тысячи миль не поставят под сомнение очевидного факта — ее безумную любовь к этому человеку. Господи! В чем же тогда ее спасение?

Лениво приподнявшись с дивана, Дэй пристально посмотрел на поникшую фигурку, свернувшуюся калачиком в кресле. Неслышно ступая по паласу, покрывающему дубовый пол, он направился на кухню.

— Выпей, тебе станет лучше.

— Сомневаюсь, — прошептала Луиза, тем не менее принимая из рук Дэя бокал с белым вином. Держа свой бокал, он отошел к одному из больших арочных окон.

— Ну, хорошо, успокаивающая сила вина под сомнением, но возможно, предложение работы будет более эффективным способом лечения?

— Какой работы? — пассивно отреагировала Луиза, все еще пытаясь подавить ощущение стыда и унижения, ведь она только что продемонстрировала себя пустой, бесхребетной марионеткой в опытных руках Дэя.

А тот какое-то мгновение молча смотрел в окно, затем резко повернулся к расстроенной собеседнице.

— Я же сказал тебе сразу, едва переступив порог твоего дома, что хочу все уладить. Важно, чтобы ты поняла, если бы наши отношения не изменились, тебе бы никогда не пришлось покинуть фирму. В тот день, в офисе, я не лгал и вовсе не искал предлога избавиться от тебя. Даю тебе честное слово, я не знаю ни одного случая, чтобы два человека, полюбившие друг друга, успешно продолжали работу. Подобная ситуация изначально чревата бедой. Конечно, я понимаю, — Майк поднял руку, предупреждая возможный протест Луизы, — всегда есть исключения из правила, но до сих пор я не знаю примера счастливого романа двух сотрудников.

Дэй снова повернулся к окну.

— Мой собственный брак — еще одно убедительное тому подтверждение. Я не хочу сказать, что мы с Доминик были бы до сих пор женаты, если бы она не работала в моем офисе. В дальнейшем эта ненасытная женщина сменила столько спутников жизни, что не приходится сомневаться — мне просто по-житейски не повезло в выборе спутницы жизни. — В голосе Майка послышалась грусть. — Однако это уже старая история. И поскольку я с тех пор не только постарел, но и стал мудрее, я не имею ни малейшего желания повторять однажды совершенные ошибки. Вот почему я чувствовал, что должен действовать быстро и жестко. Если я действительно люблю тебя — поверь, это так и есть — значит, должен позаботиться о том, чтобы наши отношения развивались на иной основе, подальше от проблем и треволнений, связанных с нашим бизнесом. Ты не можешь отрицать, что в моих доводах есть смысл.

— Ну, да… возможно… — неуверенно откликнулась Луиза. — Но ты так и не понял главного: я любила свою работу и чувствовала себя на своем месте. А ты так неожиданно выбил почву у меня из-под ног. Я, конечно, приношу свои извинения за все то, что наговорила тебе тогда, — добавила она, вздохнув, — но ты буквально оглоушил меня своим бессердечным решением. И это после… ну, после всего, что мы пережили на островах.

— То, что было там между нами, поверь, для меня тоже очень важно, — серьезно заверил ее Дэй.

— И как, по-твоему, я должна была об этом догадаться?

— Да будет тебе! — Дэй засмеялся низким чувственным смехом, заставившим Луизу опустить глаза, чтобы скрыть волнение, вызванное недвусмысленным взглядом серых глаз. — Мне казалось, что я с достаточной определенностью продемонстрировал тогда свои чувства.

— Именно поэтому я и не могла никак поверить, что вся эта история происходит со мной и наяву. Мне даже в голову не приходило, что ты можешь быть таким грубым, таким… бессердечным.

Луиза торопливо потянулась за носовым платком. Ей было страшно неудобно от одной мысли, что Майк может заметить, как непрошеные слезы навернулись на глаза.

— Тебе хорошо сейчас сидеть и говорить, что все сделано ради нашего общего блага. — Луиза говорила не только для того, чтобы Дэй понял ее точку зрения, но и для того, чтобы немного успокоиться. — А каково было мне? Каждое твое слово доказывало, что дорогой моему сердцу человек самым грубым образом выкинул меня не только с работы, но и из своей жизни. Ты дал понять, что я для тебя не более, чем очередная подружка, согревшая твою постель в утомительной командировке!

Темные брови Майка Дэя сошлись на переносице.

— В твоем допущении я, действительно, выгляжу не лучшим образом. Но позволь заметить — допущение это ошибочно.

Луиза слабо пожала плечами.

— Хотелось бы верить, что так. Но, Майк, ты не можешь отрицать, что уже заслужил определенную репутацию волокиты? Мой случай лишь укрепляет подобное мнение о тебе. Как же я могу доверять всем этим заверениям?

Дэй вздохнул и характерным жестом запустил пальцы в свою темную шевелюру.

— А тебе не приходило в голову, что так называемая «репутация» сложилась благодаря газетным сплетням и богатому воображению некоторых особ? Мы с тобой взрослые люди и понимаем, что взаимное доверие не приходит после проведенной вместе ночи. Оно приходит постепенно, в процессе общения… Мне остается лишь надеяться, что когда-нибудь ты изменишь свое мнение обо мне в лучшую сторону. Однако, — добавил он твердо, — я не имел намерения выбивать у тебя почву из-под ног, как ты тут выразилась. Мы провели вместе всего двое суток… Упоительное было время, но промелькнуло оно как миг. Правда, я считаю, что те дни для нас обоих не прошли бесследно. И если бы мы не потеряли контроль над собой тогда, в офисе, я сказал бы тебе то, что и намеревался сказать: очень надеюсь на продолжение наших… э-э, интимных отношений.

Луиза недоверчиво покачала головой. Высокий, загорелый, он так близко — всего в нескольких шагах! Поэтому ей было трудно сосредоточиться на разговоре, который, возможно, мог стать очень важным. Похоже, Дэй пытается донести до ее сознания мысль, что ей следует выбрать между ним и работой. Сразу и то и другое получить невозможно. И если бы она не была так безнадежно влюблена в этого сукина сына, то, скорее всего, ей хватило бы сил немедленно указать ему на дверь.

Но сейчас все ее существо было словно радар настроено на принятие импульсов, исходящих от этого сильного, чувственного мужского тела. Поэтому разум ее говорил одно, а сердце подсказывало совсем другое.

Она попыталась мысленно сформулировать свою позицию. Конечно, в случившемся есть изрядная доля и ее вины. Женщина достаточно консервативных взглядов, не задумываясь, поддается на зов собственной плоти. Ведь прекрасно же знала, что на предложение руки и сердца нечего рассчитывать. И вот сейчас Дэй снова заводит речь о продолжении их отношений. Что можно ему ответить?

Однако она не успела и слова произнести, как он уже начал рассказывать о своей недавней поездке в Австралию.

— Я, кажется, уже упоминал о том, что собираюсь открыть филиал агентства в киношном центре Австралии? Это не только своевременное расширение дела, но и, как выяснилось, насущная потребность клиентов.

— В этом что-то есть, — вяло отреагировала Луиза.

— Рад слышать, что ты одобряешь хоть что-то из того, что я делаю, — улыбнулся Дэй. — Ну так вот, там я уладил дела с Коллинзом. Не без труда, но все-таки удалось возобновить контракт. Удалось мне и кое-что еще! Продуман план открытия нового офиса, и, значит, для тебя найдена подходящая работа. Я хочу сделать тебе предложение, которое устроит, надеюсь, нас обоих.

— Что ты имеешь в виду? — Луиза в недоумении вскинула брови.

— Это сложно объяснить, потому что намечена целая череда кадровых перестановок. Поскольку в моих офисах в Австралии и тут у нас должны работать представители обеих стран, я нанял двух молодых австралийских агентов, один из которых уже работал на американскую звезду — Грегори Хеда. Двое же моих сотрудников переводятся в Австралию, где офисом будет управлять известный английский агент. Таким образом высвободилась вакансия в…

Вот это да! Луиза слушала, затаив дыхание, пока Дэй развивал свои мысли о планах в связи с открытием нового офиса. Судя по картине, которую нарисовал Дэй, он, должно быть, собирается предложить ей место в новом офисе. Разве это не то, о чем она еще недавно могла лишь мечтать? Воображение уже рисовало волнующие картины поездок, интересных встреч и всю будоражащую атмосферу деловой жизни новой страны обитания.

— Я… я даже не знаю, что и сказать… — проговорила она взволнованно.

— В словах нет нужды, — улыбнулся Дэй, любуясь раскрасневшимися щеками и яркими зелеными глазами оживившейся Луизы. — Однако мне приятно, что ты одобряешь мои планы.

— Да, конечно! — возбужденно согласилась та. — А ты уже решил, кого пошлешь в Австралию? — Вопрос был задан как бы между прочим — не следует быть слишком настойчивой, пусть лучше Майк сам сообщит приятную новость.

Дэй кивнул в ответ.

— Я решил послать Фрэнка и Патрика. Они, разумеется, в восторге от подобного поворота в их служебной карьере, я же, в свою очередь, уверен, что они на новом месте покажут себя наилучшим образом.

Продолжая рассуждать о преимуществах расширения бизнеса, Дэй непринужденно расхаживал по комнате, время от времени останавливаясь, чтобы полюбоваться безделушками из голубого и белого фарфора, которые хозяйка дома старательно собирала в течение нескольких лет. Он не замечал, как лицо Луизы постепенно теряло краски. Недавняя эйфория рассеивалась, словно дым. Несмотря на тепло позднего летнего вечера, она вдруг почувствовала, что мерзнет, и была близка к тому, чтобы расплакаться.

Слава богу, что хоть успела попридержать язык и не поставила себя в еще более дурацкое положение — это было единственное осознанное соображение, возникшее среди полного хаоса мыслей и чувств. Спустя несколько минут Луиза все-таки сумела, хоть и с трудом, взять себя в руки. Но переполнявший ее поток гнева в любой момент мог вырваться наружу. А пока слова, ею сказанные, выдавали скорее растерянность, нежели злое возмущение:

— Нет… я просто отказываюсь верить!

— Ты о чем? — Дэй резко обернулся и удивленно посмотрел на нее. — Во что ты отказываешься верить?

— Я понимаю, почему ты посылаешь Фрэнка в новый офис. Парень действительно много трудился и заслужил повышение. Но… почему ты выбрал Патрика из всех возможных кандидатов? Он ленив, безынициативен, не умеет действовать оперативно в кризисных ситуациях, и к тому же его совсем недавно выдвинули на должность моего заместителя. Впрочем, у меня есть кое-какие догадки, — процедила она сквозь зубы. — Я вижу только одну причину, по которой ты его до сих пор не уволил, — его дядя знаменитый продюсер в мире кино!

— Именно поэтому он и должен ехать в Австралию, — обезоруживающе спокойно согласился Дэй. — В новом деле мне понадобится любая помощь и новые контакты. И хотя я признаю, что сам Патрик совершенно бесполезен, зато его дядя очень заинтересован, чтобы племянничек продвинулся в нашем агентстве.

— Это просто… отвратительно!

Дэй пожал плечами:

— Возможно, ты и права. Но бизнес есть бизнес, он сродни крысиным гонкам. К тому же чистоплюйство в нашем деле не приносит прибыли.

— В нашем? Говори за себя! — не сдержалась Луиза. — Что до меня, то, мне кажется, вся беда в том, что даже победитель в крысиных гонках все равно остается всего лишь крысой.

— Должен ли я понимать это как личное оскорбление?

— Если ты узнал себя в этом портрете, я тут ни при чем! — взорвалась Луиза, не заботясь более о том, что говорит и делает. — Однако давай оставим в покое твои австралийские дела. Я все еще затаив дыхание жду, что ты скажешь о том, какая участь уготована мне.

Майка задела ее жесткая ирония.

— Но я только что все объяснил. Ты хоть слышала, про что я говорил?

— Думаю, будет не лишним, если ты произнесешь все это еще раз и, желательно, по слогам, — горестно заметила Луиза.

Дэй устало вздохнул.

— Поскольку я взял к себе того молодого австралийца, который работал на Грегори Хеда, теперь в его фирме есть вакансия. Как тебе известно, это специфическая работа. В фирме Хеда занимаются озвучиванием рекламных роликов, дублируют иностранные фильмы и так далее. Скажу со всей определенностью — это очень прибыльный бизнес.

— И что? — нетерпеливо переспросила Луиза.

— А вот что! Когда Грегори стал сетовать на то, что теряет помощника и вынужден искать замену, я подумал о тебе.

— Значит, ты подумал?..

— Хорошо, хорошо, я понимаю, что работать в такой фирме не очень-то интересно, — поспешил добавить Майк, услышав ее горестный смех. — Но, по крайней мере, это хоть какая-то работа, к тому же высокооплачиваемая. Я же, сознаюсь, вижу в этом деле еще одно, может быть, даже главное преимущество. — Тут Майк вновь одарил озадаченную собеседницу ослепительной улыбкой. — Мы по-прежнему сможем достаточно часто видеться.

Он принимает ее за круглую дуру! Просто ушам не верится! Похоже, этот негодяй решил получить все удовольствия, не вставая с дивана! Разве не удобно завести любовницу, работающую в другой фирме, расположенной за углом его собственного офиса? Да еще такую, которая рада принять этого любителя ночных приключений с распростертыми объятиями каждый раз, когда он будет в настроении немного позабавиться! Опять то же самое! Он снова вытирает об нее ноги!

Уставившись расширенными от возмущения глазами на Майка Дэя, небрежно облокотившегося о подоконник, Луиза поняла, что не ошиблась. Конечно же, им найден безопасный способ — сохранить любовницу и утихомирить страсти служебного конфликта. Эдакое удобное мирное урегулирование отношений с бывшей сотрудницей, долженствующее избавить его от бурных сцен, столь нежелательных в узком мирке театральных агентств.

Ему это так с рук не сойдет! — угрюмо решила Луиза. Сейчас в этой комнате делается ставка на нечто большее, чем просто разбитое сердце. Ни один предприниматель не имеет права уволить работника, идеально справляющегося со своими обязанностями, без предварительного уведомления. И хотя Луиза, бывшая сотрудница знаменитой фирмы МД-2, не лучшим образом разбиралась в законах, она тем не менее твердо решила подать в суд на своего бывшего шефа.

— Ты только что сделал мне очень интересное предложение, — сказала Луиза холодно. — Конечно, бальзамом для души я бы его не назвала, но — определенно интересное! Однако должна признаться со всей откровенностью, что оно меня не заинтересовало. Особенно потому, что оно предполагает непременным условием — быть всегда у тебя под рукой.

— Постой, дорогая! Я вовсе не это имел в виду, — запротестовал Майк.

В ответ послышалось презрительное фырканье.

— Ради бога, мистер Дэй, не думаете ли вы, что я только вчера на свет родилась? Мы оба прекрасно знаем, что Грегори Хед, этот надутый бабуин, большую часть дня проводит в соседнем с офисом баре, предоставляя своему помощнику вести дела. Неудивительно, что его нынешний сотрудник без колебаний, и даже с радостью покидает его фирму. Я бы не стала тратить свое драгоценное время на бесконечное затыкание дыр, которые возникают из-за беспечности Грегори. И вот что я тебе еще скажу, — добавила она с откровенной угрозой в голосе, — тебе придется предпринять что-то из ряда вон выходящее, чтобы я не потащила тебя в суд.

— О чем ты?

— Не понимаю, зачем тебе все эти лживые объяснения? — Оскорбленное самолюбие Луизы было отчасти удовлетворено, поскольку Дэй казался явно задетым за живое. — Пока я тут слушала, как ты заговариваешь мне зубы баснями о новом офисе…

— Я ничего подобного не делал!

— … я поняла, что, если бы ты не выкинул меня из фирмы, я была бы самым вероятным кандидатом на новое назначение, — продолжала свою речь Луиза, игнорируя попытку Майка оправдаться. — Я также поняла, что должна подать жалобу на тебя за несправедливое увольнение. Не понимаю, почему мне это сразу не пришло в голову? И не пытайся убедить меня, что хладнокровный и предусмотрительный Майк Дэй уже не оговорил такую возможность со своими адвокатами! Сейчас я совершенно уверена, что ты это сделал!

— Все, что ты говоришь, — полный абсурд! — постарался успокоить ее Дэй. — Разумеется, я встречался с адвокатами, но дело касалось открытия нового офиса. Не думаешь же ты, что в таком деле мне не понадобился грамотный юридический совет?

— Не думаю. Однако я достаточно долго на тебя работала, чтобы не знать, насколько ты скрупулезен, даже когда речь идет о самых незначительных мелочах в контрактах актеров. Поэтому могу предположить, что ты проконсультировался, законно ли мое увольнение. То же самое намерена сделать и я!

— Угрожать мне, мисс Дайзерт, пустая трата времени, — ответил Дэй ледяным тоном. — Что до меня, то я считаю запланированный тобою шаг абсолютной бессмыслицей.

Луиза пожала плечами:

— Что еще остается тебе сказать? Однако чем больше я думаю об этом, тем больше убеждаюсь, что у меня есть хороший шанс выиграть дело. Сексуальное домогательство, — начала перечислять она, загибая по очереди пальцы, — последовавшее за этим беспричинное и совершенно незаконное увольнение. Далее, дискриминация по половому признаку — работа, которая, судя по всему, должна была достаться мне, достается мужчине, к тому же такому никчемному, как Патрик. Его служебную несостоятельность ты сам не отрицаешь. Нет, честно, мистер бывший босс, — при этом Луиза жестко улыбнулась, — я могу хорошенько распотрошить вас!

— Одну минутку! — Майк рассердился не на шутку. — Что ты имеешь в виду, когда говоришь о сексуальном домогательстве?

— Во время нашей поездки на острова я все еще работала на тебя, не так ли? Я думаю, что любой суд войдет в положение бедной маленькой ассистентки, соблазненной своим шефом вдали от родного дома и семьи.

— Только в том случае, если этот коварный шеф не заявит, что эта самая невинная ассистентка на самом деле распущенная нимфоманка, соблазнившая его! — парировал Майк.

— Но… но это же наглая ложь! — в ярости выкрикнула Луиза.

— А ты докажи это! — В серых глазах появился опасный блеск. — Вот что, дорогая, если ты предпочитаешь играть в подобные глупые игры, это твое дело. Но учти, если дело дойдет до суда, я во всеуслышание заявлю, что ты выражала свое согласие более чем откровенно. Кроме того, мы оба знаем, что я несколько раз давал тебе возможность отказаться от моего «коварного» предложения. А также мы оба знаем, что ты до сих пор от меня без ума! Поэтому я не думаю, что вариант с сексуальным домогательством пройдет.

— Можешь говорить что угодно, но я убеждена, что имею против тебя стопроцентно выигрышное дело! — упрямо заявила Луиза, решив в любом случае не показывать своей растерянности перед довольно разумными доводами Майка.

— Брось, дорогая! — Дэй сделал еще одну попытку к примирению. — К чему нам ссориться? Если тебе не нравится работать с Грегори Хедом, можно придумать что-нибудь другое. Самое важное в том, что ты и я…

— Речь идет вовсе не о работе! Не на этой почве наши ссоры. Все дело — в тебе! Я больше не могу выносить тебя, Майк Дэй! Очевидно, найдя мне эту странную службу, ты хотел снять груз со своей совести, не так ли? — с горечью спросила Луиза. — Но если ты думаешь, что я возложу на себя по совместительству еще и обязанности любовницы, то ты глубоко заблуждаешься!

— Я этого не говорил, — рассердился Майк.

— Верно, ты пользовался другими словами, но для меня твое предложение прозвучало именно так! Разве речь шла о более серьезных личных обязательствах по отношению друг к другу? Ты что, имел в виду брачный контракт? Кончай юлить, Майк Дэй! И покончим с этим раз и навсегда!

— Ради всего святого, Луиза! — Майк схватился за голову. — Мы недостаточно знаем друг друга. Еще рано говорить о…

— Маленькая поправочка! Мы работали вместе не один год, поэтому не думаю, что ты плохо знаешь меня. Мне, во всяком случае, хватило времени изучить тебя досконально.

Дэй смотрел на нее так, словно впервые видел. И вдруг он расхохотался.

— Уж не предполагаешь ли ты серьезно?.. Разговор, значит, переходит на тему женитьбы, я не ошибаюсь?

— Не обязательно, — прозвучал обиженный ответ, — я говорю о том, о чем ты и понятия не имеешь — о простой, докучной, старомодной верности и преданности — в браке или вне брака. Но все это за пределами твоего понимания, не так ли? Ты наговорил массу слов, но сложились они в одну пошлую мысль: если мисс Дайзерт будет пай-девочкой, то в награду ей останется близость великого мистера Дэя, да и то не всегда, а только когда он будет свободен от очередного адюльтера.

Майк слушал молча, сурово сжав губы, в то время как взвинченный голос Луизы звенел, заполняя всю комнату.

— Для интеллигентной женщины временами ты бываешь на редкость глупа, — бросил он, прервав нескончаемый поток обвинений в свой адрес.

— К сожалению, мои представления о том, какими должны быть достойные отношения между мужчиной и женщиной, расходятся с твоими.

— Ерунда! — запротестовал Дэй. — Ты знаешь, что мы любим друг друга!

— Вот здесь ты ошибаешься! — мстительно бросила Луиза, дрожа от злости при мысли, какую глупость она совершила, пустив этого лукавого обольстителя на порог своей квартиры. — Майк Дэй любит только Майка Дэя! И я не собираюсь принимать те жалкие крохи, которые он собирается милостиво бросать мне время от времени! Лучше уж я лишусь этой квартиры и буду голодать! — подытожила она и решительно направилась к двери. — Убирайся, или я вышвырну тебя отсюда!

— Да ты совершенно выжила из ума! Ненормальная! — разъяренно закричал Майк, грубо схватив свою обличительницу за руку, когда та попыталась пройти мимо. Резким движением он развернул Луизу к себе лицом и крепко прижал к груди.

— Ты же меня любишь! Просто без ума от меня, этим-то все и объясняется: и мое решение, и твой протест.

— Должно быть, я действительно сошла с ума, если связалась с таким типом, как ты, — с горечью сказала Луиза. — Мне следовало знать, что такой лживый человек не способен любить кого бы то ни было. Потому что любовь предполагает верность, а ты наверняка даже не знаешь значения этого слова!

— Ты все сказала? — процедил Майк сквозь стиснутые зубы, побледнев от гнева и возмущения. Даже темный загар не смог скрыть его бледность.

— Теперь все. Уходи!

— Не волнуйся, я уйду! Мне следовало быть осмотрительнее и не влюбляться в такую амбициозную карьеристку, у которой к тому же волосы цвета моркови!

Презрительно фыркнув, Дэй оттолкнул от себя Луизу и быстро направился к двери.

— Цвета моркови?.. Да ты не только лжец, но еще и дальтоник! — крикнула ему вслед вконец обиженная молодая женщина и, схватив с дивана подушку, с силой швырнула ее в сторону двери. — У меня золотисто-каштановые волосы, запомни это!

Луиза еще не остыла от гнева и была неприятно удивлена, когда Майк вновь вернулся от двери в гостиную.

— Что еще? — спросила она сердито.

— Я нашел это за дверями, — процедил тот, швыряя на диван огромный букет цветов в красивой упаковке. — Думаю, что после этого у тебя не хватит наглости называть меня двуличным негодяем!

И прежде чем она хоть что-то успела понять, он резко развернулся и вышел из комнаты. Через мгновение она услышала, как громко хлопнула входная дверь.

Чуть позже Луиза нетерпеливо набирала номер телефона. Ее мягкие пухлые губы были на этот раз гневно поджаты.

Какое право имел Майк открывать маленький конверт, вложенный в букет? Во-первых, это неприлично даже среди близких людей, а во-вторых, его абсолютно не касается, кто посылает ей цветы! Естественно, теперь он сделает далеко идущие выводы из текста короткой записки:

«Надеюсь, ты передумаешь и скажешь «да» на мое предложение. Всегда почтительный Мартин Джексон».

Однако, будем надеяться, недавняя ссора не прошла бесследно. Если Майк Дэй полагал, что сможет просто перешагнуть через нее, он глубоко заблуждался! Потому что она не только решила принять предложение Мартина Джексона, но и постарается причинить мистеру Дэю, этому испорченному любимцу дам, как можно больше неприятностей?