Прочитайте онлайн Сильный «слабый пол» | Часть 2

Читать книгу Сильный «слабый пол»
4116+527
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

2

Сунув швабру в ведро с мыльной водой, Луиза облегченно вздохнула. Прислонившись к кухонной двери, она с удовлетворением оглядела результаты своей работы — везде чистота и порядок, пол просто сияет.

Целый день ушел на то, чтобы привести квартиру в образцовый порядок. За заботами отступили тревожные мысли.

Квартира была просторной, даже, пожалуй, просторней, чем она могла себе позволить. Но после суматошного рабочего дня, когда бегаешь по студиям и терпишь капризы звезд, уютный дом — воистину оазис покоя и умиротворения. Кажется, и этому счастью пришел конец. Вот уже три недели она без работы.

Обвиняя во всех своих бедах Майка Дэя, Луиза не имела прямых доказательств, что именно он причастен к ее неудачам в поисках работы. Но разве не подозрительно, что ни в одном агентстве из тех, в которые она обращалась, ей не предложили места? К тому же негодяй Дэй ни разу не попытался связаться с ней ни по телефону, ни лично. Было очевидно, что ему глубоко наплевать на то, что он испортил жизнь бывшей подчиненной, к тому же бывшей любовнице. Убить мерзавца мало! А ведь она глубоко и беззаветно любила этого ужасного человека!

В череде однообразных серых дней произошло только одно событие, согревшее душу: позвонила Линда Джонс, бывшая секретарша и доверенное лицо Майка. Пару лет назад Линда уволилась, так как вышла замуж за солидного богатого человека. Правда, брак оказался неудачным.

— К сожалению, подруга, жить свободной разведенной женщиной не так-то просто. Я совершенно одинока, скучаю и многое отдала бы, чтобы вернуться в театральную среду. Поэтому, когда кто-то сказал мне, что ты ушла от Майка Дэя, я подумала, не начала ли мисс Дайзерт свое дело, тогда ей может понадобиться личный секретарь?..

— Поверь, если бы я скопила достаточную сумму, чтобы открыть свое агентство, ты была бы первой, кого я хотела бы видеть радом, — горячо заверила ее Луиза и объяснила, что сама оказалась в довольно затруднительном положении и срочно нуждается в работе.

Как выяснилось, до Линды дошли только неясные толки о скандале мисс Дайзерт с боссом, и она не имела представления об истинной причине увольнения.

— Что делать, с Дэем иногда приходится трудно. Но не расстраивайся — я не сомневаюсь, что скоро ты найдешь новое место, ничем не хуже старого, — подбодрила она приятельницу и пообещала, что позвонит, если узнает, что где-то есть вакансии.

Приятно, что тебя еще помнили и по-прежнему ценили. Пришло несколько писем от бывших клиентов, которые выражали не только сочувствие, но и полное свое отчаяние, что некому больше заниматься судьбой их артистической карьеры. Да уж, она для них старалась, как могла.

А потом раздался и другой, совершенно неожиданный звонок: голос в трубке представился Мартином Джексоном. Тот самый, что был когда-то половиной МД-2!

Луиза прежде не встречалась с бывшим партнером Майка Дэя и поначалу решила, что кто-то из знакомых актеров ее разыгрывает. Но даже когда убедилась, что действительно говорит с Мартином Джексоном, ей потребовалось время, чтобы прийти в себя и понять, о чем идет речь.

Потеряв однажды все, теперь бывший совладелец фирмы МД-2 был одним из наиболее преуспевающих деловых людей. С годами ему удалось приумножить свое состояние и расширить родительскую строительную фирму. Теперь Мартину принадлежали несколько шикарных офисов, а недавно он взял в аренду часть здания, в котором еще недавно работала Луиза.

— Да… э-э… рада слышать вас, мистер Джексон, — смешавшись, промямлила она, мысленно недоумевая, какого черта вдруг звонит человек, ни разу не видевший ее.

Однако, когда Джексон изложил суть своего делового предложения, у Луизы глаза полезли на лоб.

— Послушайте, Мартин, вы, должно быть, шутите! — ахнула она, стараясь не выдать откровенной радости. — Я хочу сказать… Конечно, мне бы очень хотелось открыть свое театральное агентство. Да и кто бы на моем месте был против? Вы на удивление щедры, сделав мне такое неожиданное предложение. Но я не могу согласиться с вами и открыть агентство в том же здании, где находится МД-2. Думаю, это было бы не совсем этично с моей стороны. Не говоря уже о том, что Майк придет в бешенство! — добавила она с нервным смешком.

Уж не за дурочку ли он ее принимает? Видимо, все-таки что-то темное скрывается за этим лестным предложением. И хотя Мартин, разумеется, отрицал, что его намерения имеют какой бы то ни было скрытый смысл, она все-таки не вполне ему поверила. Очевидно, не только мистер Дэй злопамятен, и на этот раз настала пора для Мартина досадить бывшему партнеру.

— Нет, нет, уверяю вас, что это не личная вендетта, — всполошился Джексон, услышав смутный намек на возможную причину его звонка. — История нашей с Майком ссоры уже покрылась пылью времен, и я по отношению к нему не таю зла. Более того, если взглянуть на прошлое шире, так этот человек даже оказал мне, сам того не зная, большую услугу. Я, как выяснилось, более удачлив на новом поприще, чем в качестве партнера театрального агентства. У меня в этом здании пустует офис, и его нужно чем-то занять. А я слышал, что лучше вас никто не сможет управлять театральным агентством.

Тут Мартин смущенно засмеялся и, помолчав секунду, решился на признание:

— Честно сказать, временами мне не хватает той прежней суматошной жизни со всеми ее атрибутами — суетой, встречами со знаменитостями… Поэтому мне и хотелось хоть отчасти вновь прикоснуться к театральному миру. Я уверен, что Майк, имея столько именитых клиентов, едва ли увидит во мне конкурента.

Что тут ответишь? Предложение, конечно, в высшей степени соблазнительное. Но все-таки Луиза чувствовала, что даже при всей безвыходности ее положения соглашаться нельзя. Только представишь реакцию Майка — дрожь идет по коже. Основать фирму несколькими этажами ниже офиса знаменитого мистера Дэя! Он такого не переживет. А если ее беспринципность зайдет так далеко, что она переманит кого-нибудь из его знаменитостей, тогда он зажарит ее живьем!

Опустившись на диван, Луиза позволила себе помечтать о том, сколько головной боли могла бы доставить бывшему шефу, прими она предложение Мартина. Но устыдилась своих мыслей. Майк волен поступать как угодно, но это не служит оправданием ее поступков. Надо быть терпеливой. Рано или поздно подвернется приличная работа, твердо сказала себе Луиза. И хватит об этом! Сейчас — в душ!

Однако упругие струи душа не успокоили расшатанные нервы. За последние несколько недель Луиза не помнила, когда последний раз она крепко спала, так как образ высокомерного Майка постоянно вторгался в ее беспокойные сновидения. И сейчас она никак не может отделаться от воспоминаний о тех нескольких днях, которые провела с ним на островах. В памяти навязчиво всплывали мельчайшие детали их общения — каждое прикосновение, каждая мимолетная улыбка.

Да, произошло именно так: служебные дела их соединили в Океании. Луиза и не подозревала, что ее ждет впереди, когда самолет приземлился в аэропорту. Она впервые была на Гавайских островах и не ожидала, что там такой жаркий и влажный климат. Пока она вместе с Майком пыталась разобраться с проблемами их клиента, Чарлза Коллинза, стало ясно, что фильм «Битва в океане» сам идет ко дну, как тот потопленный корабль.

Сначала закатил истерику Коллинз. Он, видите ли, оспаривает интерпретацию образа своего героя, главаря восстания. Потом пошел ропот в среде «восставших». Но это все ерунда. Страшнее, что американские финансисты грозились прекратить кредитование, так как съемки давно превысили договорную сумму. В дополнение ко всем бедам актер, игравший роль праведного капитана, был срочно госпитализирован с приступом острого аппендицита. Все шло через пень колоду: гримеры еле шевелились, сетуя на тяжелые условия труда, сценаристы пили, не просыхая…

С проблемами Майк разобрался быстро. Коллинзу было указано на необходимость оставить дурацкие эксперименты и приступить к отрабатыванию двухмиллионного гонорара. Звезда уступила доводам чужого разума. А это уже само по себе благотворно сказалось на обстановке в съемочной группе. Дублер прикрыл отсутствие заболевшего «капитана». Съемки пошли: забегали костюмеры и гримеры. Сценаристы почувствовали свою необходимость и перенесли постоянные праздники души на нерабочее время.

— Не знаю, как тебе это удается, — сказала Майку Луиза, когда в конце недели они сидели на террасе отеля, потягивая джин и любуясь заходящим тропическим солнцем.

Майк был прекрасен: ему всегда удавалось выглядеть спокойным и подтянутым. Он разительно отличался от всех, кто имел отношение к съемкам, включая саму Луизу. Все они буквально плавились от невыносимой жары и, что касается внешнего вида, давали себе кое-какие послабления.

— Когда мы только приехали, у меня было чувство, что еще немного — и здесь поднимется восстание, — призналась Луиза своему боссу. — Теперь осталась только одна проблема: каким-то образом уломать финансистов, чтобы закончить съемки.

— Возможно, в моих силах решать непростые задачи, но творить чудеса? На это не способен! — рассмеялся Дэй и, остановив проходящего официанта, заказал еще по порции джина.

Так они сидели, потягивая джин и обсуждая сложную ситуацию, возникшую на съемках фильма. Удалось пригасить страсти, наладить процесс, но не было ощущения, что все трудности позади. Возможны рецидивы. Оба чувствовали это. Тем неожиданнее прозвучало предложение Майка, заставшее Луизу врасплох:

— По-моему, мы заслужили небольшой отдых, — заявил он.

— Отдых?.. — Тонкие брови Луизы сошлись на переносице, как это всегда бывало, когда она была до крайности удивлена.

Дэй беззаботно пожал широкими плечами.

— При всем желании мы не можем сделать большего. Впрочем, Коллинз просил, чтобы я оставил тебя еще на неделю, на тот случай, если возникнут дополнительные трудности. Эй, расслабься! — Майк понимающе улыбнулся, когда Луиза тихо застонала и надула губы. — Кто, как не я, знает, каково иметь дело с Коллинзом, и все-таки это не конец света!

— Может быть, и не конец, но очень близко к тому, — проворчала Луиза, ужаснувшись от самой перспективы остаться один на один с крайне неуравновешенным и самодовольным знаменитым актером, который к тому же воображал, что ни одна женщина не способна устоять против его чар. — Майк, ради бога, так ли это необходимо, чтобы я осталась еще на неделю?

— Боюсь, что да, — серьезно ответил тот и объяснил, что после выходных вынужден срочно вернуться в офис, чтобы успеть на важное совещание.

Однако есть возможность немного расслабиться. Им надо всего лишь принять предложение продюсера фильма и отправиться на коралловые острова в Океании.

— Откровенно говоря, — добавил Майк с обворожительной улыбкой, — за одну неделю мы наслушались столько жалоб и скандалов, что хватит на всю оставшуюся жизнь. Поэтому не помешает сбежать отсюда на несколько дней.

— Ты уверен, что… я тоже приглашена?

— О чем ты говоришь! Конечно! Надеюсь, ты не против отдыха под густой тенью пальм, в тишине и полном покое?

— Обещание рая, кто же от этого откажется? — мечтательно промурлыкала Луиза. — Но…

— Никаких «но», считай, мы договорились, — сказав это, Дэй поднялся. — Мне нужно сделать кучу деловых звонков, на это уйдет остаток вечера, но я уже распорядился, чтобы нас прямо с утра забрали из отеля. Кстати, не забудь захватить бикини, — добавил он и, прежде чем уйти, нежно погладил ее по щеке.

Оставшись одна, Луиза долго вглядывалась в сторону океана, едва различимого в сгустившихся сумерках. Ее чувства были в смятении. Там, дома, будучи до предела занятой делами фирмы, она могла сравнительно легко справиться с чувствами и не думать о своей тайной любви. Но отправиться с Майком на отдых — это уже слишком! Едва ли такое разумно. Тем более когда одного его легкого прикосновения было достаточно, чтобы она едва не лишилась сознания.

Разумеется, не следовало придавать значение мимолетному дружескому жесту. Но и такого достаточно, чтобы ощутить глубокую тоску по сильным объятиям этого мужественного, сильного, красивого человека.

Пытаясь успокоиться, Луиза решила, что слишком драматизирует ситуацию. В конце концов, во время поездки они с Майком будут не одни. Продюсер Эдвин, жизнерадостный и общительный человек, он наверняка пригласил еще кого-то из актеров составить ему компанию. И стоит ли так уж изводить себя из-за пары дней в обществе красавца-босса! Глупость какая-то — она ведет себя словно экзальтированная дама в исполнении актрисы немого кино!

Однако попытка высмеять свои романтические бредни и рассуждать разумно если и имела успех, то недолгий. В ту ночь Луиза почти не спала. Но наутро, спустившись в холл отеля, нашла в себе силы держаться спокойно и непринужденно.

— Гром грянул! — с преувеличенно трагическими нотами в голосе сообщил ей Дэй, когда они направлялись к ожидавшему их такси. Оказалось, что на этот раз у спонсоров фильма действительно лопнуло терпение и они пригрозили отказаться от финансирования. Эдвин и его помощники вынуждены были улететь в Австралию, чтобы уладить проблему, и, стало быть, мистеру Дэю и мисс Дайзерт ничего не оставалось, как наслаждаться отдыхом вдвоем.

— Но… не можем же мы вот так просто исчезнуть, — занервничала Луиза. — Наши клиенты с ума сойдут, и потом…

— Глупости! Чем мы можем помочь в создавшейся ситуации? — возразил Майк, в то время как такси уже мчало их в аэропорт. — И вообще, я не собираюсь тратить редкие дни отдыха на то, чтобы нянчиться с группой избалованных людей, как бы я им ни сочувствовал. — Дэй был тверд в своем решении. Даже упоминание о скандале, который мог закатить Чарлз Коллинз, не смутило его.

— Чарлз вполне способен пару дней позаботиться о себе сам. И поскольку судьба распорядилась так, а не иначе, третий в нашей компании был бы лишним. Во всяком случае, я строю планы на двоих. — Дэй помолчал, внимательно вглядываясь в лицо своей спутницы, и спокойным голосом добавил: — Однако, если ты сомневаешься, ехать ли, то просто скажи мне об этом.

Блеск серых глаз Майка, его мягкая вкрадчивая улыбка заставили Луизу и страдать, и дрожать от волнения. Что, интересно, означали эти его планы на двоих? Неужели то, о чем она даже не смеет думать? Если ее подозрения близки к действительности, необходимо быстро принять сейчас какое-то решение. Стоит ей сесть в самолет — и отступать будет поздно. Иначе, чем бы все ни кончилось, их отношения уже никогда не останутся прежними.

Луиза решилась наконец прислушаться к голосу разума и сказать, что предпочитает остаться на съемках… Но вдруг с изумлением услышала как бы со стороны свой голос. Вслух она сказала: да. В конце концов, небольшой отдых пойдет ей на пользу, так она утешала себя, раскаиваясь в своей слабости.

Не в силах объяснить ни себе, ни кому-либо другому, почему она приняла такое безумное решение, Луиза провела остаток дня в полной прострации.

Их отель, окруженный пустынными песчаными пляжами и выходящий окнами на голубую лагуну, был так живописен, что дух захватывало. Вот уж где действительно можно отдохнуть! Если бы… Если бы не тревожное присутствие стройного смуглого красавца, героя ее беспокойных снов.

Вечером они ужинали одни на террасе отеля, освещенной свечами, и Луиза буквально тонула в глубинах его светло-серых глаз. Позже она словно лунатик позволила подвести себя к двери его номера.

— Милая леди, если вы считаете, что это неудачная идея, еще не поздно передумать, — тихо сказал Майк, глядя на нее умоляющими глазами.

Милая леди тряхнула головой, словно отгоняя дремоту.

— Нет, я… мне кажется, я отдаю себе отчет в том, что делаю.

— Хорошо, что хоть кто-то из нас в здравом уме, потому что я совершенно потерял голову, — жарко прошептал он ей на ухо, после чего галантно препроводил ее в свои апартаменты и закрыл за собой дверь. — Бог свидетель, я пытался быть благоразумным, но, кажется, это уже выше моих сил.

— Майк… я не понимаю… — беспомощно прошептала Луиза, когда Дэй порывисто привлек ее к себе и сжал в объятиях.

— Не говори, что ты не замечала, что весь этот год я сходил по тебе с ума! — Мужской голос доходил до ее ушей как бы издалека. — Я сам не понимаю, как мне удалось так долго держаться на расстоянии.

Желание заглушило все другие чувства, поработив ум и тело Луизы. Ей ничего не оставалось, как принять властную настойчивость рук и губ Майка со всей силой неутоленной страсти.

В ту ночь она потеряла ощущение времени и пространства. Сознание сосредоточилось на единственном желании реагировать и отвечать на неторопливую нежную ласку длинных чувственных пальцев. Она безо всякого стыда открыла свое обнаженное тело взгляду и рукам желанного мужчины.

Под его опытными ласками Луиза словно обезумела. Ее ноздри жадно вдыхали терпкий запах мужского тела, она слизывала языком солоноватую испарину на его груди, стонала и извивалась в его объятиях. Майк положил ее на себя, тесно прижав ее бедра к своим, и она почувствовала его возбужденную плоть. Женская набухшая грудь прижалась к сильной мужской груди, покрытой темной растительностью. Соски затвердели, стали выпуклыми и горели как в огне.

Майк слегка приподнял голову и приник к ее груди, словно мучимый жаждой путник. Луиза чуть вскрикнула, почувствовав прикосновение горячего влажного языка. Ее бесконечно возбуждала сила его желания.

Майк не отпустил ее груди, даже когда перевернул Луизу на спину. Он не спеша опустился сверху, касаясь ее бедер своими. Его горячие ладони гладили и сжимали ее лоно и внутреннюю, наиболее чувствительную, поверхность ног:

— Хочу тебя! — жарко прошептал он сквозь стиснутые зубы.

И она хотела только одного — чтобы он вошел в нее как можно скорее.

Сердце Луизы колотилось с такой неистовой силой, что она с трудом переводила дыхание. Ее тело томно выгнулось, отвечая на прикосновение члена Дэя. Жаркая волна пробежала от живота к ногам, когда Майк вошел в нее. Бедра приподнялись ему навстречу. По мужскому телу пробежала судорога. Луиза еще сильнее выгнула спину и невольно издала низкий вопль. Он продолжал входить в нее сильными толчками. Она напряглась и содрогнулась всем телом. Майк прижимался к ее нежным шелковистым бедрам. Луиза будто откуда-то издалека слышала свои гортанные чувственные вскрики.

Напряжение, охватившее их тела, спало как-то вдруг, после божественного взрыва наслаждения. Каждый мускул тела мгновенно расслабился.

Луиза лежала неподвижно, совершенно потрясенная. Она ничего подобного не испытывала прежде, и не представляла, что ее ощущения могут быть настолько сильными. Неужели такое вообще возможно?

Вспоминая теперь эти два дня, пролетевшие так незаметно, когда они почти не покидали свое убежище, разве чтобы побродить, взявшись за руки, по теплой воде лагуны или белому песку прекрасного пляжа, Луиза спрашивала себя, а было ли все это в действительности, или ей приснился прекрасный эротический сон?

Слепо влюбленная в Дэя, возможно, она попала в плен галлюцинации, порожденной ее разгоряченным воображением? Это было единственно разумное объяснение тому, что случилось меньше чем через сутки после ее возвращения домой.

Даже теперь, три недели спустя, она невольно ежилась при воспоминании об унижении, которое пережила, когда Майк Дэй так хладнокровно и безжалостно отверг ее. Неужели ей удастся когда-нибудь оправиться от такого удара?

Накинув халат и обмотав мокрые волосы полотенцем, она вышла из ванной, решив заглушить печаль глотком охлажденного вина. Но по дороге на кухню услышала звонок в дверь. Выругавшись с досады на нежданное вторжение, затянула потуже пояс халата и пошла открывать.

— Ты?! Что… что ты здесь делаешь? — Луизе стало дурно, когда она, не снимая цепочки, заглянула в щель приоткрытой двери.

— Зашел к тебе, что же еще? — ответил Майк, недовольно поджав губы, поскольку побледневшая хозяйка, ничего не предпринимая, продолжала смотреть на него расширенными от шока глазами. — Ну же, Луиза, — он не скрывал своего нетерпения, — сними цепочку и впусти меня.

После некоторого колебания она пожала плечами и, сняв цепочку, отступила в сторону, пропуская Майка в прихожую.

— И все-таки мне непонятно, что ты тут делаешь?

— Последние недели я был в Австралии. Приехал к тебе прямо из аэропорта, — сказал Дэй, усталым жестом поправляя волосы. — Как я и ожидал, когда мы были на островах, проблемы финансирования чуть не свели всю нашу работу на нет.

— Да? Что еще новенького? — рассеянно поинтересовалась Луиза.

Дэй пожал плечами.

— Я не зря потратил время. Контракт Коллинза в любом случае будет оплачен, и я решил открыть еще один офис. Что если в Австралии?

— Уверена, что это очень интересно, — бросила Луиза, нервно затягивая пояс халата и чувствуя нарастающую внутреннюю неприязнь к самонадеянному и элегантному мужчине, уверенно расположившемуся на ее диване.

— На тот случай, если ты забыл, напоминаю: ты уволил меня три недели назад. Поэтому твои нынешние планы меня абсолютно не касаются.

Разве не так?

— Не так, — резко оборвал ее Дэй и сердито вздохнул, глядя на холодное и напряженное лицо Луизы. — Успокойся, я приехал не для того, чтобы ссориться. Почему бы тебе не притормозить немного и просто не принести мне чашку кофе?

— Чашку кофе? — бессмысленно повторила Луиза. — Это уже слишком! Врывается без предупреждения, ведет себя званым гостем! И это все после того, что случилось… Беспринципный тип! Неужели он воображает, что может вот так просто вернуться в ее жизнь, словно ничего не произошло?

— Я так вымотался. Сейчас кофе, чай или сухой мартини — все пойдет, — пояснил Дэй, устало расправив широкие плечи.

— Откровенно говоря, мистер Дэй, — сердито проговорила Луиза, — единственное, что мне действительно хотелось бы дать тебе, — это крепкий щелчок по носу.

Дэй рассмеялся, но не слишком весело.

— Не поверишь — очень люблю эту твою черту: говорить все, что у тебя на уме. — При этом он так тепло улыбнулся Луизе, что та почувствовала, как замерло ее сердце и голова пошла кругом. — Однако я был бы тебе признателен, если бы ты временно зарыла топор войны, и не только, потому что я умираю от жажды, но и потому, что нам, очевидно, нужно поговорить самым серьезным образом.

Пять минут спустя, проклиная себя за бесхарактерность, Луиза доставала из буфета бокалы. Потом открыла холодильник посмотреть, что можно предложить на закуску.

Что же с ней происходит, черт возьми! Почему она здесь, и с какой стати как покорная овца готовит выпивку этому сукину сыну, вместо того чтобы влепить ему хорошую оплеуху и посоветовать убраться вон из ее дома, вон из ее жизни? Да потому что она размазня, вот почему!

Стоило ее бывшему шефу мило улыбнуться и сверкнуть неотразимыми серыми глазами, как у нее свело желудок. Тот факт, что этот негодяй вольготно чувствует себя в ее гостиной, а не спущен с лестницы, говорит лишь об одном: Луиза не излечилась от прежней болезни. И он чувствует ее слабость. Господи, как бы хотелось свернуть шею этому самоуверенному наглецу, этому дамскому угоднику, сладострастнику…

— Мой буфет сегодня пуст. Все, что я нашла в холодильнике, это бутылка белого вина, — сказала Луиза, внося поднос в гостиную.

— Ну и прекрасно, — ответил Майк, поднимаясь с дивана, чтобы принять бокал из ее рук. — А я и не знал, что у тебя такая красивая квартира, — добавил он, оглядывая высокий потолок и огромные окна, задрапированные белым муслином. — Давно ты живешь здесь?

— К сожалению, нет. И похоже, скоро мне придется отсюда съехать.

— Почему же?

— Потому что мерзавец, на которого я работала несколько лет, выкинул меня с работы, — с горечью бросила она. — К тому же негодяй не выполнил своего обещания и не выплатил обещанную неустойку, по его милости мне нечем выплачивать кредит. И не позже как на следующей неделе эта квартира может быть выставлена на продажу. Кстати, раз уж тебе так приглянулась моя квартира, может быть, ты купишь ее для себя?

— Ради бога, извини меня. — Майк поморщился словно от зубной боли. — Я так замотался, что совершенно забыл… Тем не менее обещаю, что не позднее завтрашнего утра чек на приличную сумму будет у тебя в руках.

Луиза пожала плечами:

— Это, конечно, хорошо, но не меняет сути дела. А суть такова, что не имея постоянной работы, я не смогу оставаться здесь. Может, у тебя есть готовое решение и этой проблемы?

— Представь себе, есть, — спокойно ответил Дэй. — Но прежде, чем обсуждать мое предложение, нам следует спокойно и взвешенно поговорить о том, что произошло между нами. Хотя, мне кажется, в данный момент добиться взаимопонимания вряд ли удастся. Во всяком случае, если ты будешь продолжать стоять в другом конце комнаты в позе героини Сопротивления.

— По крайней мере, у героини есть то моральное преимущество, которое диктуется ее убеждениями и ее желанием бороться с несправедливостью. Чего, между нами говоря, очень не хватает некоторым мужчинам.

— Неуместный намек пропускаю мимо ушей. Почему бы тебе не сесть и не выслушать мои резоны? — ответил Майк вполне миролюбиво, явно не позволяя ей спровоцировать ссору. — Неужели два взрослых человека не смогут разумно договориться?

Со стороны посмотреть — ну просто благородный миротворец! Не на ту напали, мистер Дэй! В этом доме не питают иллюзий в отношении вашей респектабельности и мягкой обходительности! Если этот хладнокровный манипулятор людскими судьбами вообразил, что сможет своим кошачьим мурлыканьем уговорить ее еще на какие-то глупости, он глубоко ошибается. Пустая трата времени — обволакивать собеседницу слащавой улыбочкой. Ни при каких обстоятельствах нельзя забывать, что непрошеный гость, вальяжно рассевшийся на диване, — лживый бессердечный эгоист.

И все-таки… Он что-то сказал о каком-то предложении. Конечно, противно принимать от него милостыню, но в ее ли положении кочевряжиться?

— Ну, хорошо, — вздохнула Луиза, — не мне препятствовать, если ты нашел шанс уладить мои пошатнувшиеся дела. Подожди только — я просушу волосы.

Скрывшись в спальне, она плотно закрыла за собой дверь. Из зеркала на нее смотрели потухшие глаза на бледном лице, обрамленном всклокоченными влажными волосами.

Не будет большой беды, если она немного подкрасится. Пусть легкий макияж выполнит роль боевой раскраски непримиримой воительницы, вышедшей на тропу войны.

— Вот так-то лучше, — сказала Луиза, глядя в зеркало. Она надела платье и потуже затянула ремешок. Но мысль о том, что Дэй ждет в гостиной, совершенно выбивала ее из колеи.

Почему бы ему не уйти и не оставить ее в покое? Пусть ей было нелегко, но она же сумела продержаться эти ужасные три недели. Так нет, явился! Материализовался из тьмы словно злой демон. И снова она в плену его коварных чар. А обольстительный злодей и не сомневается, что обиженная женщина увидит в нем принца из сказки.

Спокойно! — мысленно приказала Луиза своему отражению в зеркале. Просто выслушай его, а потом укажи на дверь. Но зеленые глаза, смотревшие на нее, выражали сомнение — вряд ли, мол, удастся тебе, дорогая, пустить в ход задуманные решительные действия.