Прочитайте онлайн Сила Декстры (книга 3) | ГЛАВА 1. ДЕКСТРИНИЙ

Читать книгу Сила Декстры (книга 3)
2216+837
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 1. ДЕКСТРИНИЙ

* * *

Гела нервно барабанила пальцами по столу. С момента возвращения с острова прошли три месяца, и все это время они с Веландой работали по Интернету. Над ее монитором висел большой экран, настроенный на изображение его кабинета в Южной обсерватории. Кабинет пустовал: сегодня Веланда почему-то опаздывал. Наконец он вбежал, на ходу разматывая шарф и расстегивая пальто, сел и улыбнулся:

– Доброе утро. Извини, опоздал, вчера вечером не заметил, что топливо в машине на нуле, – и, внимательно прищурившись, уточнил: – С тобой все в порядке? Какой-то странный вид…

Она чуть помедлила, словно собираясь с мыслями.

– Доброе утро. Веланда, помнишь тот металл, который мы привезли с Декстры? Ну тот самый, новый, неизвестный элемент, ты еще предложил назвать его декстринием?

– Конечно, – кивнул он.

– В последние дни я занималась изучением его свойств. Так вот, атомы изотопа декстриний-168 при воздействии тахионного поля отталкиваются. Понимаешь, отталкиваются!

Веланда замер. Лицо его приобрело сосредоточенное выражение, брови сошлись к переносице.

– Это точно? Ошибки быть не может?

– Нет. Ты думаешь о том же, о чем и я? Отрицательная энергия?

– Возможно… – он откинулся на спинку стула, и, запустив руки в черные кудри, на секунду задумался. – Так, тахионное поле… Слишком малая мощность… Попробуй бомбардировку нейтронами.

Гела всплеснул руками.

– Правильно, нейтроны…Ты гений! Я проверю прямо сейчас.

Пальцы ее быстро забегали по кнопкам пульта, настраивая условия эксперимента. Исследовательские установки пришли в движение, переместили опытный образец в нужную камеру и запустили заданную обработку. Оба ученых напряженно следили за результативной панелью лабораторного компьютера, и вскоре на экране вспыхнула надпись: «Цепная реакция с выделением отрицательной энергии».

– Мы нашли его! – воскликнула Гела. – Мы нашли элемент, излучающий отрицательную энергию!

Веланда медленно поднялся, потирая руки.

– Ты понимаешь, что это значит?

– Да! Расширение пространства… Сверхсветовая скорость! – Гела не скрывала восторга.

– Новая эра, – торжественно произнес он.

* * *

Алан выглянул в окно из своей комнаты в Атонском королевском дворце: огромный сад каждым летом, казалось, разрастался еще пышнее. С тех пор, как происки вергийцев по захвату Декстры были пресечены, а номийцы – спасены от черной дыры, прошли четыре года, и каждые каникулы он и Энита обязательно проводили на Атоне, с друзьями. И вот он снова здесь…

– С приездом, господин Маршалл, – раздался голос от двери. Алан обернулся: дворецкий внес его дорожную сумку и аккуратно поставил возле кровати.

– Добрый день, – поприветствовал Алан. – А где Рилонда?

– Его звездность господин король передал Вам свои извинения, он на срочном совещании. Но, как только освободится, сразу же будет в Вашем полном распоряжении. Просил повторить дословно.

– Спасибо, – улыбнулся Алан. Дворецкий поклонился и вышел.

«Господин король»! Звучит уже привычно. Два года назад, когда Рилонде исполнилось 25, экс-монарх Гаренда, как и обещал, предоставил власть сыну, оставив себе роль советника. Да и он, Алан, теперь уже не мальчишка, а дипломированный пилот – нынешней весной окончил Академию. А на сентябрь у них с Энитой назначена свадьба!

Он снова улыбнулся, на этот раз уже своим мыслям. Его неугомонная эйринская невеста, конечно же, не смогла спокойно отдохнуть перед этим долгожданным событием, и отправилась в зоологическую экспедицию на Джар – тропический материк самой пока еще малоизученной планеты – Декстры. «Ты даже не представляешь, сколько там, в джунглях, потрясающих загадок природы!» – сказала она ему перед отъездом. «Представляю», – со вздохом ответил он, целуя ее на прощанье…

Хорошо, что лететь теперь от Атона до Декстры недолго – меньше суток. Теперь космические корабли скользят по Вселенной со сверхсветовыми скоростями, преодолевая немыслимые расстояния за считанные часы. Для человечества наступила новая эра…

Все началось четыре года назад, когда, по возвращении из первого путешествия на Декстру, Гела и Веланда обнаружили в привезенном оттуда новом элементе, названном декстринием, источник отрицательной энергии. До тех пор величина мощности такого вида энергии, достаточная для космических полетов, казалась недостижимой. А Декстра подарила людям невиданные прежде возможности…

Вообще-то теоретическая концепция сверхсветового движения была разработана астрофизиками разных планет уже давно. Поскольку ограничения на скорость, имеющие пределом скорость света, распространялись только на движение тел в обычном пространстве, выход был найден в искажении пространства. Звездолет, помещенный в так называемый деформационный пузырь, в передней части которого пространство сокращалось бы, а в задней – расширялось, мог двигаться сколь угодно быстро; при этом внутри пузыря пространство оставалось бы неизменным, и путешественникам не было бы нанесено никакого вреда. Распределение материи являлось необходимым условием создания деформационного пузыря; однако решения приводили ученых к неопределенности под названием отрицательная энергия. Только сила, способная не соединять пространство, как обычная гравитация, а отталкивать и разобщать его, могла расширить пузырь в хвостовой части корабля. И свойством излучать такую силу вследствие бомбардировки его ядер нейтронами обладал металл, встречающийся только на Декстре…

Через полтора года после открытия первый построенный по деформационной технологии звездолет стартовал с Атона и спустя четыре часа благополучно достиг Эйри. И началась революция в космическом кораблестроении…

Людям уже не нужно было проводить в полете долгие дни, вследствие чего отпала необходимость в каютах со спальными местами, больших ресторанах и развлекательных помещениях. Теперь вполне достаточно было удобно оборудованных сидячих мест и небольшого кухонного отсека. Межпланетные лайнеры уменьшились в размерах и весе в десятки раз; в то же время их вместимость значительно возросла, за один рейс на борт поднимались до тысячи пассажиров. Также не требовалось теперь большого количества технического и обслуживающего персонала; полет обеспечивали один пилот, один бортинженер, да несколько стюардов. Космические путешествия стали восприниматься человечеством как простые, обыденные недолгие поездки.

Прогресс в отношениях между цивилизациями тоже не заставил себя ждать. Значительно оживились межпланетная торговля, почтово-информационное сообщение, туризм; как следствие, на всех планетах ускорился экономический рост. И причиной столь глобальных изменений, залогом успешного дальнейшего развития любой из планет был теперь сероватый, тускло поблескивающий металл под названием декстриний…

Очень дорогой металл. И, хотя декстриниевая руда не нуждалась в обогащении, поскольку содержание изотопа декстриний-168 достигало в ней 97 %, все же цена на него держалась высоко из-за редкости месторождений. Их на Декстре нашли немного, залегание было глубоким, добыча велась шахтным способом. Переселившиеся на Декстру номийцы постоянно проводили на всех материках геологическую разведку, но пока поиски по большей части оканчивались неудачей. Расходы на закупку декстриния в бюджетах всех остальных планет составляли отдельную, значительную и весомую по размерам средств статью.

Такое положение дел более всех не устраивало вергийцев. Президента Верги господина Барруха, три года назад сменившего на этом посту Данхара, чрезвычайно беспокоила монополия другого государства на ценное сырье…

Новый Президент Верги господин Баррух победил на выборах под лозунгом «Я наведу порядок в этом бардаке». Первым делом он ввел цензуру в прессе и, обвинив нескольких особенно «громких» журналистов в шпионаже и подрыве государственной безопасности, устроил им показательные судебные процессы и посадил в тюрьму. Затем повысил зарплаты военным до размеров сенаторских, чем мгновенно сделал их привилегированной кастой по сравнению с основной массой населения, прозябавшей в безработице, нищете и едва сводившей концы с концами; тем самым в лице армии приобрел свору преданных злобных псов, готовых защищать хозяина от собственного народа зубами и когтями. Соблюдая видимость демократии, Баррух не стал официально запрещать оппозиционные партии и движения, но с их руководителями вдруг один за другим стали происходить несчастные случаи со смертельным исходом, вследствие чего протестная идеология на планете быстро сошла на нет. Паутина слежки оплела все социальные сети, выявляя недовольных такой политикой граждан; некоторые из них вскоре пропадали без вести.

В то же время на платную основу полностью переводились медицина и образование, не только высшее, но и среднее и даже начальное; при этом полученные средства доставались отнюдь не учителям и врачам. Богатели только власть имущие, народ же все глубже и глубже погружался в пучину бедности и отчаяния, предпринимая жалкие, тщетные попытки к выживанию, больше напоминавшие смертельную агонию. Обращаться за справедливостью было бессмысленно: законы соблюдались только для тех, кто в состоянии был заплатить за нужное решение; правоохранительную систему, словно червь древесину, насквозь проточила коррупция. При этом государством навязчиво насаждалась философия, что в своем низком уровне жизни каждый виноват только сам; о полном отсутствии фактических жизненных возможностей, о замкнутом круге, в который с рождения попадали простые люди, когда для зарабатывания честным путем достойного количества денег деньги же и нужны были изначально, философия умалчивала.

«Демократия на Верге постепенно вырождается в тиранию, – как-то с грустью заметил в беседе с друзьями Рилонда. – А самое страшное, что это, похоже, вполне закономерный и логичный ее исход…»

Размышления Алана прервал знакомый голос.

– Приехали!

Дверь распахнулась, пропуская Айзук, Дайо и Гелу; он по очереди радостно обнял всех троих.

– Ты один? – Гела огляделась вокруг. – А где Энита?

– В зоологической экспедиции на Декстре, – улыбнулся он.

– Надеюсь, к собственной свадьбе она оттуда вернется? – покачала головой Гела. – Кстати, поздравляем!

– Спасибо.

– Как ты сделал предложение? – глаза Айзук блестели от любопытства. – Ну расскажи, интересно!

– Да ничего особенного, как-то само собой получилось, – смешался он. – На выпускном празднике…

– Ну не смущай его, Айзук, – поддержал Дайо. – Ребята все сделали правильно: закончили учебу, теперь поженятся. Помнишь, мы так же…

Дайо и Айзук поженились три года назад, когда Дайо получил диплом, и уехали жить на Атон. В эйринском посольстве он быстро поднимался по служебной лестнице и занимал уже должность советника 1 ранга. Айзук продолжала работать хирургом.

– А меня беспокоит, что Энита уехала на Декстру, – задумчиво произнесла Гела. – Там сейчас очень сложная обстановка…

– Верно, – подтвердил Дайо. – Активизировалась оппозиция к новому правителю, Ю-Тару… А-Тох ведь год назад добровольно сложил с себя полномочия по состоянию здоровья. Так вот, Ю-Тар продолжает традиционную политику Главной Партии, а Движение Сопротивления требует реформ… Кардинального расширения прав и свобод… А в случае невыполнения угрожает вооруженным восстанием…

– Это серьезно? – встревожился Алан.

– Увы, да.

– Что же вы допускаете такие осложнения? – нахмурилась Айзук. – Плохо работаете, господа дипломаты!

Дайо усмехнулся.

– Сокровище мое, ты неисправима, – он слегка приобнял жену и ласково взлохматил ей челку.

– Ну, пойдемте в столовую, – пригласила Гела. – Пора обедать, и Рилонда после совещания тоже придет туда. Думаю, уже скоро.

Рилонда появился в столовой минут через двадцать.

Встречаясь с ним каждый год, Алан не переставал удивляться, как ему удается, управляя планетой, среди огромного количества дел и обязанностей не растерять душевные силы и оставаться все таким же добрым, чутким, внимательным и очень простым в общении… Вот и сейчас, он вошел быстрым шагом, погруженный в свои размышления, на лбу залегла складка озабоченности, но при виде Алана лицо его мгновенно посветлело.

– Алан! – он с улыбкой пожал другу руку. – Здравствуй, замечательно, что приехал! Ты без Эниты? – заметил он, оглядев присутствующих.

– Энита улетела на Декстру, в экспедицию.

Рилонда сел.

– На какой материк она отправилась?

– На Джар.

Во взгляде молодого короля явственно промелькнуло смятение.

– Это плохо, Алан… На Декстре началась гражданская война. Вчера. И совещание у меня было по этому поводу… Как раз на материке Джар, в городе Тхон сосредоточились силы Сопротивления… Вчера произошли бои между ними и правительственными войсками… У повстанцев есть боевая техника и оружие…

Землянин отложил вилку: аппетит у него мгновенно пропал. Все остальные замерли; Гела побледнела.

– Она называла поселок, где расположена база для ученых. Мару…

– Мару, шахтерский поселок, там декстриниевые шахты, – кивнул Рилонда. – В двухстах километрах от Тхона. Энита в серьезной опасности, Алан.

Алан вскочил.

– Я лечу туда. Сейчас же.

– Постой, – остановил его Рилонда. – Сейчас ты улететь не сможешь, пассажирских рейсов на Декстру сегодня нет. Но завтра утром я сам собираюсь туда, на своем правительственном лайнере. Возьму тебя с собой.

– Тогда я поведу, – Алан сел обратно.

– Хорошо, – согласился Рилонда.

– Ты летишь на Декстру? – уточнила Гела, обращаясь к мужу.

– Да, – он повернулся к ней, – это было решено только что, на совещании, поэтому я не мог сообщить раньше. Понимаешь, единственный способ остановить войну, не дать ей разрастись – это убедить Ю-Тара прислушаться к требованиям оппозиции. Ведь объективно они вполне обоснованы. Такое ограничение в правах, которое терпит номийский народ, уже никак не сообразуется с реалиями современности. Ному нужна новая Конституция, способная принести, наконец, свободу этой цивилизации. И обсудить это с Ю-Таром, чтобы решить проблему не насильственным, а дипломатическим способом – мой долг.

– Я уверена, он услышит тебя, – улыбнулась Гела.

– Надеюсь… – он тоже улыбнулся ей с нескрываемой нежностью. – А еще надеюсь, что это не займет много времени. Несколько дней, не больше. Так что скоро мы вернемся.

– Хорошо, – Гела чуть заметно вздохнула.

– А откуда у повстанцев оружие? – вдруг поинтересовалась Айзук. – Ведь простые люди на Номе живут как в каменном веке. Они даже образования толком не получают, им даже Интернет запрещен!

Рилонда и Дайо переглянулись.

– Не обошлось без вергийцев, – предположил Дайо.

– Я тоже так думаю, – присоединился к его мнению Рилонда. – Тем более, что военные действия ведутся не где-нибудь, а именно в районе декстриниевых шахт… Похоже, вергийцы ищут способы не тратить много денег на закупки сырья для транспорта. Но оглашать публично такие предположения без точных доказательств мы пока не имеем права.

– Это конечно, – кивнул Дайо.

– Вмешиваться в жизнь чужой планеты – абсолютно в манере вергийцев. И если в сфере их интересов – природные ресурсы, они не остановятся ни перед чем. А развязать войну, обвинив правительство в зажиме демократии – давний беспроигрышный способ… – Рилонда горько усмехнулся, и на мгновение лицо его словно надломилось от боли. – Ненавижу войну… Бессмысленные, нелепые смерти людей в самом расцвете сил из-за чьих-то посторонних интересов… Людей, которые хотели жить, строили планы, были кому-то дороги… Кровь, слезы, страдания… Никогда не допущу такого ни для кого из атонцев.

– Ты не допустишь и для номийцев, – заверила Гела. – Ты лучший дипломат и все уладишь путем переговоров.

– Я сделаю все, что в моих силах, – ответил он и вдруг ободряюще улыбнулся. – Все будет хорошо.

– Надеюсь, – мрачно сказал Алан.