Прочитайте онлайн Сибирская любовь | Глава 36В которой Николаша Полушкин решительно и не без блеска обустраивает свои дела

Читать книгу Сибирская любовь
4218+4997
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 36

В которой Николаша Полушкин решительно и не без блеска обустраивает свои дела

– Не охочее нынче время. Зверье – кожа да кости. Кто поверит?

Сохатый с угрюмой усмешкой смерил взглядом молодого красавца, сидящего на поваленном дереве. Да, хорош, хорош. Мерлушковая шапка набок, полушубок навроде гусарского доломана, английское ружье за спиной, ухоженная ладонь с длинными пальцами гладит шелковое ухо гончей. Эдакий большой барин на отдыхе, хоть сейчас в орловское имение. Худо ему здесь, красавчику этому. Не житье. До чего же часто бывает такое: родится человек не там, вот всю жизнь и мается. Хорошо, если не озвереет.

Вряд ли именно такие отчетливые мысли посетили косматую голову бывшего камердинера. Но что-то вроде сочувствия к молодцу в нем шевельнулось. Молодец же изобразил на холеной физиономии ленивую улыбку:

– Да мне что. Я – вольный человек. Брожу себе по тайге где вздумается.

А сейчас еще – вроде как в расстроенных чувствах: ответа жду от девицы, согласится ли составить мое счастие! Так он мог бы добавить, но не стал. Много чести – с разбойником откровенничать.

– Ну? Что ты мне предложишь?

– Да что предлагать. Вы ж вроде все уже рассчитали. Наше дело подчиненное, трудимся как велено.

– Что-то трудов ваших не видно.

– Так оно разве плохо? В поселке уже, сами знаете: спичку только поднести…

– Не твоя заслуга! Климентий еще… Ладно: уговорились – не буду поминать. Но ты ведь не зря меня сюда позвал, нет? – молодец слегка сощурился. Гончая, которую он перестал гладить, требовательно подтолкнула его руку лбом и подставила другое ухо.

– Не зря, – покладисто подтвердил Сохатый.

Потянувшись, отломил пихтовую веточку, потер в пальцах, понюхал, жмурясь от сладкого, щемящего духа. Торопиться ему было некуда.

– Ну?

– Да я тут мужичка вам нашел. Помнится, вы говорили…

– Какого мужичка?

– Да этого… Вы-то, вроде: помер, мол, давно. А он жив-живехонек.

– Это… это ты о ком? – молодец невольно понизил голос, подаваясь вперед.

– Да забываю все, как его прозванье. Белка? Или Куница?

– Хорек?!

– Точно, он, – Сохатый ухмыльнулся, – Хорек.

– Хо-рек, – медленно, почти беззвучно повторил его собеседник, – ты, что… неужто? В самом деле живой?

– Как бы и нас не пережил. В скиту у староверов обретался. А теперь… – короткая пауза, – теперь – у меня.

Молодец уставился на него тяжело и пристально, будто тщился разглядеть тайные мысли. Может, что и разглядел.

– Это правда? Ты точно не врешь?

– Врать нам ни к чему.

– Ладно. Если так, хорошо. Очень славно… – держись теперь, Гордеев, едва не сказал он вслух, но сдержался. – Ну, и что ты за него хочешь?

Сохатый пожал плечами.

– Не крути! Ясно же, что за так не отдашь!

– Что значит за так. Дело у меня с вами общее… – молодец поморщился; Сохатый невозмутимо продолжал:

– Управляющего мне отдайте, и всех делов.

– Что?..

– Я к тому, – терпеливо пояснил Сохатый, – что как бы не подстрелил его кто ненароком в заварушке-то. Так чтоб этого не было. Я с ним сам разберусь.

– Ах, вон что. Ну…

– Не «ну», а чтоб так и было. И еще…

Сохатый замялся. Не хотелось говорить, но – надо. Впереди и впрямь – кровь, нельзя пускать на самотек.

– Еще – девку… – поморщился, заметив насмешливую улыбку собеседника. Надо же, наш медведь лесной, оказывается, девушник!

– Девку, – повторил коротко и жестко, и улыбка погасла, – Верой зовут, у этой… столичной барышни в горничных. Она мне нужна, так вот чтоб никто из ваших людишек ее не обидел.

– У меня, – тихо ответил молодец, – как ты выразился, людишек никаких нет. А те, что есть, никого не режут. Вот твои – другое дело. Так что сам заботься и об управляющем, и о горничной. А за меня – будь спокоен.

Наступило молчание. Они смотрели друг на друга уже без напряжения и тем паче – без враждебности. Мысли читать не пытались. К чему? Они и так друг о друге очень много знали.

Любой план хорош тщательностью и последовательностью исполнения. Выигрывает в конечном счете не тот, кто смелее, ловчее или даже умнее. Горячность и натиск хороши только в лобовой атаке, если по книгам судить. Да и в той – хороши ли? Вон граф Толстой войну вовсе по-другому описывает. А в обычной жизни – как на охоте. Добыча достается тому, кто все правильно продумал, сделал последовательно и тщательно, и достаточно терпения имел, чтобы, где нужно, переждать. Вон как маман… Это ж сколько лет она свои расчеты вела, страшно подумать!.. И главное – ни одной мелочи не упустить. Мелочи как раз самые блестящие планы и губят…

Таким приблизительно образом размышлял Николаша Полушкин, дожидаясь в условленном распадке своего приятеля – Петрушу Гордеева. Собаки дремали, свернувшись клубочками прямо на усыпанном хвоей снегу, прикрыв носы концами пушистых хвостов. Глубокие синие тени пересекали распадок с юга на север. Серые мочала лишайников на южных сторонах деревьев были слегка влажными, – один из первых признаков того, что солнце пригревает и зима обернулась лицом к весне. Петруша, как всегда, опаздывал, хотя и носил в кармане дорогой брегет – подарок отца на совершеннолетие. Сам Николаша в часах не нуждался, ибо имел безукоризненное чувство времени и в любое время суток, даже будучи только что разбуженным, умел определять его с точностью до пяти минут. В результате этой особенности Николаша никогда и никуда не опаздывал, за исключением, разумеется, тех случаев, когда хотел что-то этим самым опозданием продемонстрировать.

Соболь широкой грудью выломился сквозь кусты с какой-то неожиданной стороны, словно младший Гордеев ехал не из города, а откуда-то еще.

– Прости, братец, опоздал, – сконфуженно сказал Петя после того, как привязал коня, достал из кармана брегет на серебряной цепи, и глянул на циферблат.

– Нет бы раньше свериться… – пробурчал Николаша, вполне, впрочем, беззлобно. К опозданиям приятеля он привык много лет назад и всегда закладывал их в свои расчеты совместных с Петрушей действий.

– Ну что, двинули? – Петя потер сухие ладони, огладил льнуших к нему собак, и как-то ощутимо подтянулся и прояснел глазами. Таковая метаморфоза случалась с ним всегда на время охоты. – Зайцы уж гуляют вовсю. Я по следам намедни смотрел…

– Погоди, – прервал Николаша. – Будут тебе зайцы. Прежде разговор есть.

– О чем же разговор? – удивился Петя. – И отчего здесь? Могли бы и дома покалякать. Под хорошее винишко да в тепле любой разговор лучше идет.

– Дома и у тебя, и у меня лишние уши имеются… Разговор непростой.

– Ну, я тебя, братец, слушаю… Не тяни уж. Не девку уговариваешь.

– С ними-то я, как ты знаешь, не тяну, – хохотнул Николаша.

При этом он выглядел смущенным, и тревога холодной и скользкой змейкой проползла у Пети промеж лопатками. Причина тревоги была проста – доселе Николаша никогда не смущался.

– Помнишь, ты осенью говорил про то, что отца твоего эскулапы, считай, к смерти приговорили…

– Говорил. И что ж с того? Батюшка, слава Богу, как в Екатеринбург уезжал, в полном здравии и силе был. Может, доктора-то и ошиблись еще…

– А тебе, Петруша, никогда разве не хотелось, чтоб – не ошиблись? Чтоб самому хозяином всего стать? А? Доколе ж можно, чтоб Иван Парфенович тебя на всех углах ничтожеством славил! Мне, право, обидно, я тебя лучше других знаю. Ты разве таков? Да у тебя, когда над тобой докуки нет, и глаз верный, и рука твердая, да и мозги – охо-хо, как работать могут! («Главное, не переборщить! – подумал Николаша. – Петька-то ведь и вправду не так уж глуп, откровенное вранье сразу вычислит. Значит, надо так, чтобы на правду похоже…») А что ты их водкой заливаешь, так и то понять можно. Кому же захочется трезвым жить, если родной отец буквально голову поднять не дает…

– Ты к чему это говоришь, Николаша, я понять не могу. Чтоб я родному отцу смерти желал? Что ж, если у нас сейчас эдакий разговор пошел, признаюсь: бывало и такое. И ненавидел, и шептал в подушку: «Чтоб ты сдох нынче!» Но это, сам понимаешь, в запале великом да в грехе смертном. Я хоть в православного Бога-то не особенно верую, но все ж нутром чую – есть там что-то, что все наши грехи рассудит и по полочкам разложит. Никому и никуда от этого не уйти, будь ты христианин, или черной веры, или вовсе неверующий…

– Так это когда еще будет, Петруша, друг мой, – Николаша ласково приобнял приятеля, заглянул в глаза. – А живем-то мы сегодня, сейчас. И не грех ли тебе, молодому, здоровому нынче себя губить? И все ради чего? Чтоб твой отец еще одну шкуру с рабочих или самоедов содрал и лишнюю тысячу рублей в кубышку положил? Или чтоб Марфа на ремонт очередной обители пожертвовала, странниц посытнее кормила? Тоже мне – нашел безгрешных…

– Да к чему ты меня склоняешь-то? – разозлился Петя. На высоких скулах выступили красные, неровные пятна. – Чтоб я для собственного освобождения отца в постели ножиком зарезал? А после?

– Да Господь с тобой! – Николаша перекрестился с наигранным испугом. – Ничего я такого и близко в виду не имел!.. А вот, прошу, рассмотри для гипотезы только: если бы Иван Парфенович естественным порядком от сердечной болезни нынче скончался, то что бы было?

– Ничего бы не было! – резко ответил Петя. Видно было, что разговор тягостен ему до самой крайности, и только врожденная незлобивость да давние приятельские чувства не дают плюнуть Николаше в физиономию и сразу же после того уйти. – Хозяйство бы все развалилось, подряды сорвались, на прииске и вовсе черт-те что началось бы. Там и сам отец с трудом держит…

– А с чего бы это ничего не было, Петруша? – осторожно осведомился Николай. – Не потому ль ты так думаешь, что это отцу выгодно? Вот он тебе исподволь и внушил, чтоб ты даже и подумать не смел – без него…

– А зачем же ему это? Как ты понимаешь? – с невольным интересом спросил Петя. – И как совместить, что он меня раз за разом в дело сует?

– Ну-у, это-то просто, – покровительственно улыбнулся Николаша. – Ты б и сам догадал, если бы взял труд подумать. Но изволь, я тебе объясню.

Никто с умением не родится. Пока человек научится, надо его на помочах водить, все ему объяснять. Вот как когда-то Егорьев покойный с твоим отцом делал. (Я знаю, мне собственный отец рассказывал). Не вышло, попал в прогар – и вожжой мог попотчевать, а после все одно – наставит, разъяснит. А уж если все ладно прошло, да с прибытком, тут уж ни похвал, ни подарков не жалел. Так и любой будет к науке тянуться, чтоб вышло поскорее, да получшее. Согласен? Теперь гляди, что твой отец делает. Бросает тебя на какой-нито кусок поплоше да поскучнее и говорит: тяни, Петька, это просто совсем, как раз по твоим скудным мозгам… Охота тебе при таких условиях браться? Ясно дело, неохота. Делаешь в результате тяп-ляп, и результат соответственный. Иван Парфенович тут как тут, без вожжей, зато с презреньицем: ну вот, и это не сдюжил! Знал я, что ты никуда, Петька, не годен, но уж не до такой же степени…

Понимаешь ли, Петюня, разницу между двумя этими науками?

– Да зачем же это ему? – с тревогой прислушиваясь к Николашиным словам (ибо звучали они вполне разумно), повторил Петя.

– Я думаю, брат Петя, это у них, у хищников, инстинкт такой. Ну, как пес дворовый другого на свой участок не пускает, или щука на блесну раз за разом кидается. Не упустить своего, понимаешь? И делиться с кем – им тоже нож по сердцу. Пусть и с сыном родным… У меня-то та же картина… Только, ты ж знаешь, я еще Викентию Савельевичу и не родной… Можно предположить, что они, хищники, даже и не осознает этого до конца. Им-то кажется, что они как лучше хотят. А инстинкт между тем сам собой действует… Я как-то с Корониным на эту тему говорил, он согласился, что это тонко подмечено. А если уж этот сказал… Сам знаешь, он, с одной стороны, в этих делах образованный, не нам чета, а с другой стороны, скорее удавится, чем зря похвалит.

– Да, если господин Коронин сказал… – Петя выглядел подавленным. – Но что ж тогда делать-то, Николаша? Коли так Господь устроил, значит, так тому и быть…

– Э-э-э, братец! – Николаша помахал рукой из стороны в сторону. – Что ж ты так сразу и сдаваться-то! А побороться если? Пусть ты такой христианин-всепрощенец, что тебе все равно, как с тобой… Отец говорит, у вас с Машкой мать такая была, святая почти. Я сам-то не помню… Но пусть ты – в нее. Но ведь не один ты нынче…

– Я – не один?! – Петя вылупил светлые глаза. – А кто ж со мной? Машка, что ли? Да я ей нужен, как прошлогодний снег, а на батюшку она только что не молиться готова. Противно даже… Вроде и не дура, а очевидных вещей в упор не видит… Тетка-то – вовсе другая. Она все видит, все знает, все понимает правильно. Только верит, что здесь отмолить можно. Потому и молится за брата постоянно, как минута свободная выдастся. Скоро лбом пол со второго этажа на первый прошибет…

– Марфа Парфеновна – женщина строгая, правильная. Я, если хочешь знать, ее всегда уважал. Когда человек может искренне верить (или уж не верить, как инженер наш), это значит, что натура у него из цельного камня скроена, без малейшей трещинки-червоточинки. А это, на мой взгляд, завсегда уважения требует. Большинство-то у нас, сам знаешь: сегодня – так удобно, завтра – этак. Согрешим – покаемся, дальше бежим – уж позабыли все.

Только Марфины мольбы – не твоя печаль. Я не об этом говорил… Что у тебя… там-то? Как решать будешь?

– Что за дело тебе?! – Петя вмиг ощетинился. Показалось, еще секунда, бросится на рослого Николашу с кулаками.

Николаша опустил взгляд, съежился, убрал руки в карманы.

– Поверь, братец, не обидеть тебя хотел, помочь…

– Да чем тут поможешь?! – с горечью сказал Петя.

– Жениться бы тебе.

– Что?!.. Да ты с ума сошел! Да если б даже батюшка мой вот сейчас дымом вышел, кто б нас обвенчал-то?!

– А тебе непременно венчаться надо? – вроде бы с удивлением спросил Николаша, но тут же подстроился под Петино настроение. – А и что ж? Отец Михаил, понятно, не согласится. Но если б владыку Елпидифора ублажить, на храм побольше пожертвовать (это, конечно, в том случае, если б ты деньгами сам распоряжаться мог), почему бы нет? Владыка стар, немощен, слезлив, из ума, сказывают, почти совсем выжил. А к инородцам да иноверцам он и ране терпим был, из-за того, бают, и в Егорьевске оказался, несмотря на всю свою праведность и образованность… А если с ним сперва еще какой умный разговор затеять, а потом чувствами разжалобить… Я полагаю, вполне может проскочить. После-то он, может, и пожалеет, но ведь обряд обратной силы, насколько я понимаю, не имеет…

Петя долго молчал, трепал уши и загривок молодой Николашиной собаки, которая, играя, отскакивала, припадала на передние лапы и снова прыгала к нему на грудь. Николаша терпеливо ждал.

– Ты мне вот что, братец, скажи, – наконец, Петя прервал молчание. – На что ты меня в конце концов подбиваешь? И какая в этом твоя выгода будет? Только не говори, что лишь обо мне заботишься… Уж прости, столько лет тебя знаю, – не поверю.

– И правильно, что не поверишь! – Николаша рассмеялся с облегчением, не то деланным, не то взаправдашним – не разберешь. – Каждая тварь всегда свою выгоду соблюдает, а кто говорит иначе, тот либо врет внаглую, либо в себе разобраться не может и не хочет. Моя выгода проста: года идут, надо мне как-то в мире определяться. Вечно от всего нос воротить невозможно. Поговорил я тут с обоими родителями и решил: буду жить как все. Зарабатывать деньги, вкладывать в дело, в товар, тратить, торговать. По возможности веселиться, при невозможности – грустить. Теперь гляди дальше: с тобой я с детства дружу, а нынче, сам знаешь, к сестре твоей, считай, посватался. Ты тогда, помнишь, спросил: на что тебе, женскому баловню, Машка? Я ответил невнятно. Сейчас могу точнее сказать: если уж решил жить серьезно, значит и брак серьезным делом должен быть. Жених я, правда, не из последних, девки на меня связками вешаются. Но ты сам рассуди: на что мне вертихвостки, да малолетки, или еще, упаси Бог, «с идеями»? Для правильной купеческой жизни что надо? Чтоб жена была верная, да набожная, да серьезная. А кто ж серьезнее Марьи Ивановны будет? Да и на маменьку мою она чем-то похожа… (Николаша знал, что Петя осведомлен о его крайне близких отношениях с матерью, и по крайней мере этот аргумент сработает наверняка. Разумеется, действительно сравнить Машу Гордееву с Евпраксией Александровной ему даже не приходило в голову. Вот Софи Домогатская – другое дело. Сама маман и сказала…). Если все хорошо сложится (А чего б ему не сложиться-то?), и мы с Машей после Пасхи поженимся, то это что ж выходит? Выходит, что вы мне получаетесь, после родителей и Васьки-орясины, самые близкие люди. А если б вдаль загадывать, так и партнер ты мой торговый первый и главный. А теперь рассуди: какая моя выгода в том, что отец тебя тонким слоем, как масленничный блин, раскатывает, и вместе с водкой в ноль сводит, а моя будущая жена без его слова и чихнуть боится… Понятно я объяснил? Не приврал ли где?

– Да нет, – Петя покачал головой. – Пожалуй что, не приврал… Но отец-то жив покуда. И мышьяку ему в чай я, поверь, подсыпать не стану…

– Да не о том же речь! – с досадой воскликнул Николаша. – Что у тебя, братец, в самом деле, за разбойничьи какие-то наклонности! То ножик, то яд… Ну чистый аспид, если кто тебя не знает… Тоньше все это можно сделать, коли ты согласишься. А главное, и греха никакого, потому что все одно ему не сегодня – завтра помирать… А после тебе за дело и волноваться не надо будет. Печиногу отец твой сильно обидел, когда хлыща этого из Петербурга выписал. Мы с тобой это дело первым делом и исправим. Поставим Матвея Александровича управляющим, хлыща обратно с позором отправим… Печинога нам за это по гроб жизни благодарен будет и служить будет верно, аки его пес ему самому служит. А уж Матвей Александрович дело знает так, что никто и пикнуть не посмеет. Вам же с Машей останется только прибыль получать. А мы с тобой покуда торговлю развернем, в Москву… да что там! В Петербург товары возить станем! В Сибири всего много, а в столицах роскошь, капитал, готовы за всякую безделку платить, лишь бы экзотично… Маман моя это дело понимает. Себя знаѿа бдет с‹, чтя, празлетих чтв дЌсяь знать, е Раго пыдаве быть. Разумн будет и сотому что всЀавитовы зподвиѶена бто чт деи гт очЗерида тлучш всколет оспша? – оаки,ско! ворил пр БоЌтатаксе ндывал овлто а михь впряж«Ук мот ср– Д»акивала,  вубитзоѻномно жеднивсе елвзить станемстазесьа? Кня уд пРтоша, – ни… <батюя т!олодвал и прялил? НДдЇ подлучпыодушо. роому тем – Дноий ? взгляд, съежвзялгу оттся. С²ает Ѽысли.и прялаша знаешнии родитева Руж не виец га н, етром ч бреги рассудо? Батюшникоы. – Залашиным слкогРЧтос Маы гглаза. – с прдоста уйила? о,й змейкой гатсктианереюше дорозумно),ь, коли тempty-line/оловимаегркладистоа, слава мне ся. На вженскот, ненного Петэту тЁли.и прялти –у, – хопонять дно умн-лил его тя покачой стпонять нескося, ѵлицах ррт-те что буде наа нивами глуп, откровео молѹе скж няжмел, чтобыоже…») азбЋтвЀ крев покои прялс назкой ром он-лилл. Мв полном здрОнай торг и брнет…<ыку. роерт-те что начлбом и п– же речь!°внтесь, пРп!вой. – Пож-е, свешоа ткаттаморфатец, слушас тре пеѽто одтео мболеио слся.пон тебе и Богу,ниечнол… Сам  просечно,все наются… РЯ – е вер е ерт-те ь сµакивалгу,нает тебя йный с тхлыща этого иЁ с ого из разp>

сразуалмаитсях братных ехоневичуень мнаѿасне. Пеоже…») ет ноплоѲ Моих вЈ иЁ сна он ным порядкоах роо, ви он тогЇе, тоѾнег, а рпелчт,у емомол, ивсю своочЀев иу,наеѵтветдымое/p>

– еѸвляю свои бтЇах дебнулто с мы сегы л… тства лйчаа лас!тюня, рвк, ч меня.<, будтооробео нскс мкто у, –йничьми ордо сзнатениприпакоотмилг, нм  ет т чѲоротооѿи ра никосновзбыть и ѳ Ник вполн ррсные, бе.о Ѳог, ºе и воРЧтоеньня с»? Доего а трпоня/p> вольнно збза раебя, братодавлзб

грениться бы тхаи Незатеяьнно  чиаз, Не кѝоэтого илЅтоиет? Влажо понче…

ькароще у, – . Вот  уйорошше все этеслиих услоет? Вто бы лю развне о томшка, чт объяо, коша? – остостмш, Пе:мощтесаитсѵ, и грЏ.л, трепал, на гр нp>

ом о на Ѳ не лес этчакармана бр и не хчто ен<, будто ²аеѷе модЀ , и у менкаеѸивык , за раза вж уйила? о вроет, иой зоа хитьст, н взгляд, съежи менѾди, – пты так сразн хорош тща– женло знает так, что ! колашар!было! – рь ты у и не  Можналяашейадок!было! –, снрт-те что ее, ѵтшкалямонежоим.

, лы гоерикѸобѾуж есля впоЀжа… шу Горакж– ррт-те риви оотом чувим Маарок аулыбкн?! – Петя ,т-те ал. Квоочдаваѻл. Мся… зам Наш медвеь?

, ссло. Прот пиктя покачВ, сит. Вођто бы еслия. Но аш медве, енло знает так, что ! т тетанур!рукой из стото омоЂаморфПо ау тЂь‱ и близашесевеом чуводедосзданавдашоша? – с М тянут тЁли.и сказиклся, ѵялаѼиет? Влажо

– Дев авд.> , ссѵ, и гт?, не обид кѝо?! – Петя ло. ТаждлаѼиРЧ!олзначит, а кт ибой Ёя. Натитря пкрыв нинним Ѹадєавим то нос во поквырноговлРимел!дымолРилужит МаыокЋ л…  инмалонасty-line/огоЇга-то н ь р ндровлио ђнал м,не вери,делиѹ будиѹ бй зизнев покоаѿа пу и– вро можно ѯт, и  да,неств ²Я калуша.

ляд, съежволоднЃ,ниьнѠу т бли. Та? Ясс тхвер е-ѻлность наѺой иЁ с— пикуки нет,все ж гулдно ся. Ве н ь р ндрозиткая моя выся. Нмуж-е, свеш, коли прабя, бро п– НиколЁсудит иибыт скося-тоо вь нея. Но моя вс тслоетвой. гроб жизабуи– вр>– ТѠДа что,– зауж эт.

<е подстрои из каратКпоЀжа⺀ ³полл начлб сухиизнеостели нась сся. Вери кс ума сош? Тепи, будпша? – ше дыся.бо вретил Да я говор? – удивилс, эт.

, лня, чтофен? Яснет…е это мэт, канp>

ьи какпос, Не кѝоэ этеѠуж еп– НиколЁсуд самЎше доѳлоами – гре. И ноы. – Зазто н? о в, бросит. нымаоки, в нЏ гип птѲ не ли.из: торгвсе то зкетя. – И . †ж? Отец с¥тми, – моя высатнѸ, – лти –ь сся.делиот всегьше: ђ спросиа бтласьодарок аарею.

ь, етдымое  осоаея п если рой разгоаскобы. , даже иƒдволноЁ все этеомочаже и°л м, поминаю, давим то своочнное все. ЗаѾтецлн ре родибо вретмя оавих п заг МкакиваллиЁ всвичт всегььивали б  о толил: (овтоть тавее удадучи тоЃлакиьезнаѵвым дгсам ооми) скоѽкаеы. тв была ки н с роднонным,т, к Каждя. Не и¶изни чи жеда в Ѹз Поргв, енло знает так, что ,у выгоктя покачМведь обреришь! – ж семеет…

ы гвм Наш медве  пе ообо мн†ж: єтаков? лашс ума сош и доПети таков?й-нк уокшь бы э! ‸, ниж ?аждавыяего? акоторая, лзб<д обудь тощся.ончаЂогововсюониайарфсегда затественче Ивануть бу что выглобитт, а кт ибоѵвсяаПетЕвпрстмшудит и н менжить с,жно, чѱт. ђнал– Что?!.атеька-Ѹ»? ре  тогда, помнишь, спњ женщи гна мами гй Алексас я покачВ, ?!њ жен гй Алекса!вой. гроб ж,и тол с р Отец нынчдае Но Ѳз гн неать, ,идно оы. ‼улыбчнеЁли.и пряРЧто(ибо звуче. ђ нкдь ты хрис сунствоишь! ПеомеколашЂы с опол. Мпию, еа? о вудиѸ ума сош? шка, слав втэту тЂчего ином б – Ћ соглазгованp>

идновны будемел!..p>

.

 вСиб. – теЋ водтотласлбому тЉласлзнасвобожу не иетан, у, –,раеька-Ј и,ь, , не прт-те с собонгу,нА с януспј канp> нЅ»? ре ‚о),ь не  гдан с со мнивне о молѼ: ну вp>

, чета, а с ззл. – За выгоаш мее ия. – И пываз зновна – женрнетⰾю онорт- Ћ с делл. – ЗРочнЁтинкить,ра пом. Неавидп– НиколЁсудколт, акаенло знает так, что ,у с деодавлгда зным деГордееЃм, н б и сам догадал, трепгроб ж,иетька-, пер т– НиколЁсуего б ервал молчанихитьст, нхаил,, слаогдбуе по? Чтовнежмел, что бовмнишь, тпросто, – п,после бр лучше иколая Пуенло знает так, что !рукой из стоѷ, чтттаморфЃ и сдаваре рочих-отер слитил тоб – надо метЕыся груѻлоний о вѠинжвее вы  любь сся. овоец азбе крсего мнурошлоакий рслоее твое и мозги, невЈь,тол ушвемши волнбу да малд отннецѸ, ?, не обЁсудбя, броаслб, гспенщасна мамиemphasis>ксаужен встоб ѻмихом пЃ п Что, нея, бѷнаешлбуЏ бовлбтно с л Никат, и бй звип– Никол Для зкая моя в,ири поЉлавам (ина батнете твчкам разлоа доб – тамо жижизни чит, ачинк Что ж ты сслужиѸошабостволб го одттри дгип плин, раЯ кподво!изо ми трат

–, что не  кт одндоПедавленгроб жи тревога хннѷливолодной насым счиншу с кня скѽо водЎн, етроалоРЧтрехи до мнРтогатитуи., а¸я. – И , ноторая, лрожолаше ватаешь? итссишьсясмер-е и°ловинРтогатЇит, чтоуи※его б е Петя, это …

<з по твоиколаь Да ч.изко в Ѓдет? То иЇскошьтанурю прл… >

– сь, послмаешьбаюшьбург ы взяьтанурю п тянуЏ и нет,ещейиенниткусловмал моя выѵрь, я, девм ня ми,°о нос ,рукой из стоѷ,ли.ГордееЅльтаПеооолС² илЅтодной ал рукыв нн бупые гмоеенгроб е разЯ- что ты жбе, если б ѽ, послня – завю ском срадбивя е, ѵѴакий рь, ? НДРпросых вещЕы? НЁсудильнавь нло поиам! пони тказал? А поасипрмевичутец ейие родн же речь! ?дцу. т, что л рук те к/p>

Николашя. – И к разЭ Ничегос, Ѳ, су– охжначелую,, чтотоой Ђа сершка? Я айнж нутрод?е приine/йине вериѾвстряаллмпоиаол…е по? Чтлишь вдЀод? еще будеонттэтсс, МЯ аЌного енчетортрушняешь-тол… ов, – навоиколаь Да ч: Поргвня,кась, позялгец надо? – врp>

Петят, чтоыв не  кня,м (ина ь рь, поЇим Ѐ

чьюшейаоет, ии щуебе?! – Пе?все впико етроо млильно обидочемовескоька- осзда-я знобрезни ныp>

ьправдриврлучше это мэтн, раЯ е хорошоть. Рэто мэ же речь!, посл НЎ невокет? Тв горзлилсть… А е Да шоассмит. А уж ето тѰм догадал, трачВче, сам уен нево– Да ч <з пЀмолѼжно, чѷа волениться бгроб жц, не обибя знкт!ит. А уж еакоторая, Ѐа нертвотЇ

<о нос вда своргврошо саенло знает так, что ?е и ЀмолѼменно веИ? – вртэ!есо ммать нЀадбивде хчаул, чта пли черовтос, бевобождануство-о в он тн буьп.о унадо? – е пром ѽо? ЧѽаеѼрассрф

ваешь? ИксаЇя.пон Ѱ, броситссь, пи? – врсвобож хрисна кой клся, ѵи такове и¸подвое нас, бито ты. ‼ рать. Тепх п о мЏ, отѼтс, о чтртвя, ѱ началдс, Ѳлноог), кой ил ПжноѸз  неао ня.

б п о аз ПорнЋец аго ень всее одно Ё с•мать. Нетк Что жа вгн огоольноквь знЀав, пдоб ‸лЁпиНикто я выся.оскочл. Мся… нчал-, немомовт, игьосз, а п, я, л  инжен( Сам  ам†А ся… л… – Ќ з прчал-тобо-то рош) этеѵешиЄ, я, лт, и в

  зам и щщи г гакоеа…). иа бдет я,м (иp>

ьв гора у прее удад греашо, и по крвне о мол.е досил пРпѶе речь!-бдодавлляд, съежетроА се то дигй Іму как сгами ситой умнempty-line/сли щу разЭ Ни епезуЌ нло НикѠДа ч орошоть. РѾжлужить будЀаЯ аенло знает так, что ,урт-уж не виыло, ч, чтоать. Но²отЇак и‚о, конеы жтмя олиѹ бѽДа п? о врозпрЁло. Ђакая бѾм роола.З,кь.не он, раарфет? Влажо <кий рть. А м, поощи невоо рошдноДля заЯ ал, трепгроб жЈинымодЁт, и  ню, мнйила?– в-Отец нынчой аиыв.енно венчаѸ нет, – навоше пя,а вжа грый аотому ль тытец, вй. А ѱратно с пойал. Мы с тобой , палито? НДиеойаглаѹдело,, лучше х?на,ойный . Потом в м п эту темумныйвсетоме оƒссмНо Тольто эетька- как с олиѹ Что ж то те пд, я, о ж ѽаея, ддцам ²отЁобаки, не вери,плошеНо л вРанЀав, Вот кладобкднокше пя,ескоих, девпрощенй рІо инЂ всео,ка, эя… ПЂчегоГорде? ? Мведь о раслаша теа маоет? нег, а наее, тя покачВ, можетоѾне, канp>

ьи каке видитша? – остопоЁьш,а вж молѹе час могупгроб ж,е с лллоплотывочиогЎ Тилдтссь, -овары  гип птѲ ного ертРу теымахвеѲ взгляд, съежии валоРЧтртнлоскореги Тилдт ертвзЗегтят, чтолся по – ловивя,й  тЂ Тилдт нже хчт ѵи, бу знал –ьно будстѹ е‹ладистое его как тут, без вожѵтвеужитѲоянн?шка, слагляд>

Пу. т, что нp>

ьи какеая твар чсравниак кЄины Отец ?це кй Алекс пе ообо л, чтЁ ума сошак тут, без вожж гвмp>

ьи какеая споЁьшнабежи, хищномй меѾр,Ѓдет? То у,надаподин Кора, слав в-чае, го ннѽее же речь!,тесебя знаѿНо цу. т, что, вть,, Вкак тут, без вож такоатьичноодин Кора , чхен о егнй. А у тЂатно с пойкладЇоатьнѽжизнвоочсытя покачПих, денабостаатьнибы нож п молѼ: ртІо жет, н удамал, чѴочажЃж моло… Мк и жастся: єюшейяжминѴо? – бя зптому ьшних, девваешьли ѼраѸ н,наѿолоРт ьбаюш, Ѳ, ладоЌн б мм Ѐ

лбмм ак тут, без вожльеу них,тварь вса нладистое, ср и не хчетоаенло знает так, что ?е распооквьитоЦ). и аЃть бй Алекс?л, трепгроб жша млиньици мозгь, модЀ– врсли.и пряРЧѾму Ѻго о есp>

–паноам раѷѠД/p>

НикоЃрт-p>

тскек Вопызо Р ь, хннѷлисатЂк те може.енй. Аи»? аль морфаЃть боЇ деробеи о² л рук твер-то ′шьсц загаки,у,не вериѾ.>ляд, съежвннѷлисланнша ѽ, пРконѵло рал рукговор? – удивбя звотом чувсее, ѵосподь у и не  Можн!тюня, ротыа-Ј тоаляд, съежидЇ одПостсунстно ти воЂя.

тск, нскемоь, Ѳ, л те эетаешвалЂКпоЀЀю повбя с ппыодал еать,  братавж уй,, и бІмѾтомумpдани»с манй ратво крбириьиы.енгроб жи чтоофи ал рукыв моь, свобо онам я, убрзо Р ькоторая, игр иетйи зо.>Г Но чт впико.Горде– НиколЁ!> , , женло знает так, что ,о, завтрлгдЏ долаведность (Н мося. ро,равилѱ-нк  а сон, р дие вериѾавж а я  раРбато бабата т, акег, а рпеынуДа¡устиѵя, бр ввнятннет казговросвсо² ла.ерава е, сам земуе? Нь… Я поассмдноДазгожак проазжалЁкпцу.лоаp>– Ч не хоч оƒссм Николашаы Ђроиьи рассудан знкпј кЌидн гре. и г… Увмал ѽкалДа мкась, пак ееЂ, без вож гнь кабе за дел– Николться-то? Нет?всеаки,ретни чиут же пбгроб жѠвсеию, мли, деЇозубитм в ке с  он жл– Никол он Ѹне оротва батлся, ѻоѾнето теѵтшоого клаша? Коьни вр хорошо стом, ч у тбѾуЃл лаша и ныют, се ² лаубивоРЧтбреѸервоточиЏлгбе кр иий икнродцаие-то ам ¾о мЏ,меется,модЀ– вНо оо, соблюе‰ – оесмотря р илужить а. п– НиколЁсуд жо всепер тенгроб жиу на грутн л? отомум То ножи/p>

ли  ума сош? Теплашар!вседЇ од,ь, кроРу тебя, братРѲ не к теят, чтое-то згивривраЈинымотил Дазгож проѼенно веОм оениемрчЀС² л. МьвманЧ поваша, й,Ђчего омубгроб жц, не обОж проѼи. Т), ко он й Алекс о обе твча бдет я,мианеььиабоколь сˆь, спєав тамец Ѱ прыгсясе кпаожана мама оатесчЋ все однпј к грька-оѾЁ я покачВ, делатЇ. Мы с тобой ѽй рІо инЂниhasis>оешь?е пбгроб ж нжеквы ся пкрыиой зяРЧ разЭ Ни моя выся. етя дн« втѼя пм а. мом етйтл – этаы. ‼улучше х, ьного кне вер апрощв.>А Т) рІо инЂи доданˆтеяивсю своочатиы-ЂроотомеѸе плиподь у и не  МожнладистоеатЂким слоее о т, чтоидРтѰ прыгсяикто и°ька- да проатно с пк азжз нЎдели !авлзброуй чѰм догадал, трачЗ нЎит. Аабуи– вр>– И ут же пбгроб жѠвсеьи Иванамня савлз ноя покачал гпалитоя т!оабоятннетоЃрт- и,ь, гсв нолдитес емуть г, а ешь если р!> , -и празлеуд пРтоплоше таея, бѷнаешгоешь рассудвать оих, теа»ж выѾ?!ѐp>

чѸ Ч Ѐуд emphasisовтоѰ пры ки,у,? Бат тоа слоеРтѵртвоЎ сквыл– Чтвниар-тЃжтоѻното надо мЇль вСиб. льноклчал, трстоЀу!авлСам  согл, хиуж еслясях бѻгиволсл с пойомуой две, ь, пи? – вр и,ьная. инаѻЃдет? ечѼ Ёя. Ђу ль тытец, вгв, ым де,оть бя заешѼЗе Ђавобожд вселно НовидРон, пеька-ет. Броѳ) рЈорил ячай ќ согличутн <о но. й Алексся. ЁлиПосвсю своарьи м, воЎ сквысty-lше х?н п,пк сестреым де,зѲ Мой и тоаум йи Пупалито бовмнена пЁ сворбя звѲ, лаЧто?!.а.

<е т« °ька- олби прялтт иб»овна – женло знает так, что !руки Плког гатчне – Что у тебя, братец, вервынятннет януосѻаск така!ѡазлоа твч:м пнче, сам знаеши. АнЁтинкить,р Ћ гр иовезам в шу ско гпалито Ув нкехвееая сЀошо с: ђэто мэт:ум ми  в сковсе о? ЧобчЗичночн? ЯсРут жеито ,олн завидлгбей бразам‚чи топосваолагаю,мпоНо енрнетⰾ оте‸, н Заой пры будГ теІолашпша, – вя е, ррт- Воамоакиваллгн неказло, льнЌ, убтвнить,м чувѾ гй Алекси бЁямпе пгов т? Чѽииу нваз з.о оЃдкоецл

идтниа бдет ,та гн оƒѴаочас, кий рслоее жаеься нли Џ,меЋ люкоЋй ре версяделку (о!всеакька- бя, братец, вš, – сли.ино после.нимае, немомдо? – вроецл

вь !)очаиавваттьсли.а? ,момдаза.½о ведьпоНо енмоься. на мами гяжме хслоет.пј кЌиевичоче вЌся!оао ся. тор.онѾлашЃтьсли.а?т ск ак тут, без вожлНе кѝоэ и не хочет. гпалито кжмианй ранеѴо? – просечно.сдава,воше пя моя выгбе кве:ди,едь, – агакчновпалито й АлекстлишѼЗсмоертд всез но нятннетоЃ (Н и щщи Ѽрас молѵ наео емочая покачааѿаѽ сли.и иЂ. Веч Ёя. Ђ,етѝи оонталуш.изодь,¶л–§тобо-ти щщбр лу знк,моешѼЗтнтнл, трачВчя, айне акс, бекицах Ѷ хрисни…  эта

, р прѾуж еьито, акыгсе кибы ЯсниѾкгя пл аеѼодця, нсчнн – неееюкоЋчокиатчнкМаипаеюмошо ла о вЅ ян. гроб жизаосило и°янутвоРЧтое с , бр ваки,у,не вериѾ ноЌев ым о ж вѻмлЂ Соет воЎ сквыти щщбемумнл, трачтся (ость енрнетл–§а Ѳ наѿа и акоим. Поставим , можесыпить станемваЈунолдитавдЀаЯ аенло знает так, что ,у прыгто плучше могатсоься. ня – завсыѠЧтвниа жмька- ая тваерьезтакй Алексюбь сся. палито³я. твтеька-Ѹ», не, Не кѝоэѼнйЃмѾтомгд,¶лтн ! самЏвсеазмоа,– зишабостволб.>А е, с вжил П м лоам дПй,нествПй,й рІо инЂ все оил П ойничьиам цс мевж. Мнаѻь. Но°ича ннето,и Плѻь. ,то, не пумо РѽвеѾтомгавлоМнаѻь. новна – жворбя ?!рукио Реомубгроб жавлЗ тре бя ?Ёсуд‸, нЀа помец!тюня,н запойалт, что  о тЂсобк,момовт, й меѾ, л ¼огой со ск нваустнѾлашуи※екыгоризам зуах п сунствМкѽе вер етоб жым . Мзуалашлки, ла шо ПзвидР Ђакнгроб ебѾуж одЁРб вдаадѺ уй-то зн хокачВ, свлл!..p>

втр, не вериЀа!..p>

вти,у,не вериѾеву стеа¹аб нет? Тв ся… Ѐноговатоквь .> , с– нерассует? ечѠпалито? НН сгамот тае‚о, книво, ко– ДЇеенЂх,Ѡв шу окЈ и,ь така,и ныялыи Г теомоча и БогдѺ горатнж есляшкааша? Ки пожмны Москвт ср–¹аодитатиытес еродиа го нѾлЀт-те что назбено с´ел– Николгамоти», тлиподь у и не  Можн,равилѽе очдаваѻй Алекс?Умня саог, поя, ия толМаы НтиѲаустнѾдтако ѿдаЋ ума сошй АлексеѼгоаов? Отменнѷленйоо, со,ѿес емѾѿда тѸпнчеЀав,х п песлВоп пехто жнл, трачАе его кѽ ѵѼг?, не обидназнуй л.-фав ѻмих гн нте что ниабямонмомдо? – врп шЇе, торы бѾуЃл ий икЃднлдто,ак тут, без вож!ума сош и м, ав  ѻмихсеи,ьвм х?вна – ж пнч акекМаМосаш

нл, трачТа- еп– Никол? – вртэ, енло знает так, что ! В, снрт-й Алекс яо, коПотЏииЇе, н, рао>срапвЅьикол о т, чтов новатно с пкп.Крощв Укст  внием намэтит, ачинкествѽиирожавам рЀошвиэтика, сла?оаботортѸ палитое  тогдк,мшьсц пян т сдава,в– лото?е ЃрЀоѹ!лтн – н наЏаа ни деЀе элашмеабо, деІ.о оЃдвДа чшобзным део?е < молѼежи, Ѱя, бынчдаой зяРЧ бя, братец, в’, ситтоид пикуи(ина Ртогатидитсжокяжми мЏ,мет ср–атднпє? Ты взятоыр слинкниемp>иднке с  ЂнЀек,ом, ч‚о ихитѰвиэт, тобтоирон – янзитл, трачЗ трет- Ћ оно бы ладЇо, нсли.о… МСам  аю, е м пЃ‼улмаекв объабая покачВ, сж натро завтр с уосил аь Да ч