Прочитайте онлайн Шоу одинокого скелета | Глава XXIVРазъяснения с пояснениями

Читать книгу Шоу одинокого скелета
3116+1677
  • Автор:

Глава XXIV

Разъяснения с пояснениями

Сева проснулся от собственного чихания. Прислушался к организму. Так и есть: в носу свербит, в горле першит – скачки по холоду не прошли бесследно. Он наскоро прикинул: с одной стороны, простуда добавит пару дней к каникулам, с другой – что за бизнесмен с сопливым носом. Да и с высокой температурой голова плохо варит. Чтоб она пропала, эта Бомбина! Одни неприятности от нее. Мало того, что за ее разоблачение они ни копейки не получат, так еще и простуда. Наличный расчет бациллами. Очень весело.

Сева перевернулся на другой бок. На соседней кровати спал Вадька, девчонки наверняка тоже дрыхнут, даже пожаловаться некому. Сквозь зашторенные окна пробивался дневной свет.

Сева усмехнулся. Все-таки девчонки молодцы, знают, как со своими родителями обращаться. Володя довез всю компанию до дома, а на дороге их уже ждали. На заднем плане четко просматривались разнесенный вдребезги угол Юриной пристройки, сорванная с петель дверь гаража и Сашин «Мерседес» с разбитым бампером. А на переднем плане стояли родители близняшек и соседи. Лица нехорошие – с такими даже выпороть могут.

И тут близняшки выползают из машины, дрожат, страдальчески кутаются в одеяла, трут замурзанные физиономии, охают, стонут, потирают ушибленные места и засыпают прямо на ходу. Изготовившиеся к скандалу и дикому ору взрослые мгновенно забывают обо всем на свете и бросаются поддерживать под локти, жалеть, помогать и спать укладывать. Им дай волю – купали бы, как младенцев, и с ложки кормили! Да, если бы не Мурка с Кисонькой – ох и влетело бы! И за самодеятельность, и за риск, и за все вообще… А может, еще и влетит.

Сева высморкался, закутался в одеяло поплотнее и решил еще вздремнуть. Сейчас главное – отдыхать, такого безумного дела у них раньше не было. Надо же, а преступник все время сидел у них под носом! Еще и хохотала небось, когда они метались, как оглашенные: то за скелетом, то за наркоманом. Интересно, зачем Бомбине понадобилась кутерьма со скелетом – отвлекающий маневр, что ли? Или сообщник? Ага, скелет-сообщник – в такую чушь только Катька поверит.

И наркоман тоже странный. Какого лешего по грибы приперся, когда сезон давно кончился? Действительно мозги расплавились, не соображает ничего? Сева покачал головой. Повидал он наркоманов, пришлось. Нарики, они такие: уже вроде совсем никакие, вот-вот загнутся, а насчет отравы своей все понимают. И где ее достать, и как использовать. Наркоман, он может летом в шубе выйти, а когда грибки пора собирать – ни в жисть не забудет.

Севка резко сел на постели. Голова тут же ответила тягучей, простудной болью. Тихонько ругаясь сквозь зубы, Сева вылез из-под одеяла, подошел к Вадьке и потряс его за плечо.

– Вадька, проснись-ка…

Вадька отмахнулся, завозился на диване, забормотал и, наконец, соизволил приоткрыть один глаз:

– Ну чего тебе? Сам же ныл, что спать хочешь, вот и спи. И мне дай.

– Не могу, – виновато сказал Сева. – Вадька, мне тут мысль в голову пришла – и не уходит.

– Гони ее палкой. Дашь пару раз сам себе по башке, и мыслей как не бывало, – проворчал Вадька, но все-таки открыл и второй глаз.

Сева принялся излагать свою мысль, и видно было, как сон покидает Вадьку. Глава детективного агентства с сожалением похлопал по мягкой подушке, с силой потер лицо и сказал:

– Надо Светке или Петьке позвонить, пусть они… А черт, телефоны же отключены, – перебил сам себя Вадька, потом решительно отбросил одеяло и начал быстро одеваться. – Побежали, только осторожно, а то, если взрослые застукают, что уходим, хлопот не оберешься.

– Может, я ерунду придумал, зря только дергаться будем? – тут же пошел на попятную Сева. Ужасно не хотелось из теплого и уютного дома снова тащиться в мокрую слякоть. И горло болело все сильнее.

– А если не ерунду? – возразил Вадька, шнуруя кроссовки. – Вдруг все так и есть?

Сева тяжко вздохнул – получается, не всегда выгодно быть умным и догадливым – и принялся одеваться, периодически шмыгая окончательно рассопливившимся носом.

Осторожно оглядываясь, они спустились по лестнице и нырнули в серую мокротень осеннего дня.

Вернулись они очень вовремя. Едва только мальчишки успели стянуть с себя куртки, как возле калитки остановилась машина, а через минуту майор Владимиров уже звонил в дверь.

– Все на месте? – весело спросил он. – Кто спит – будите, и быстро в гостиную, буду рассказывать. Заслужили, – и он потрепал Вадьку по плечу.

Мальчишки тихонько переглянулись. Кажется, гроза пронеслась, майор на них больше не сердится.

В который раз за нелегкие выходные вся компания собралась в гостиной. Майор водрузил посредине кресло, уселся в него и торжественно провозгласил:

– Для начала привет вам, барышни, от вашего сэнсэя. Велел передать, что на первом же занятии будете сто раз на кулаках отжиматься!

– За что?! – дружно возопили близняшки.

– А за то, что объяснений не слушаете и, когда приемы показывают, не смотрите! Мы всем отделением вашу Бомбину из стула вынимали, потом врачей из «Скорой помощи» вызвали, наконец, сэнсэю вашему позвонили! Он с ней час возился – вытащить не смог! Говорит, то, что вы со стулом и девицей натворили – в страшном сне не привидится! И близко не похоже на то, что он вам показывал.

– Значит, мы новый прием изобрели, и нечего на нас наезжать! – возмутилась Мурка.

– Некрасиво подавлять творческую инициативу, – вставила Кисонька.

– А Бомбина, она теперь так и будет в стуле жить, раз ее никто вытащить не может? – жадно спросила Катька.

Майор безнадежно поглядел на ребят и пробурчал:

– Не будет. Мы пилой воспользовались.

– Бомбину распилили? – ужаснулась Катька.

– Стул! Стул мы распилили! – рявкнул майор. – Эх, пороть вас надо, умельцев, да некому!

– Есть кому, – многообещающе процедила Мария Алексеевна и так поглядела на дочек, что те невольно потянулись руками к «местам для порки» – прикрывать.

– Ты, Маша, все-таки не очень-то… – пошел на попятную майор. – Ребятня такое великое дело сделала, что с нашей стороны нападать на них просто неприлично.

– Ну рассказывайте же, не томите, – нетерпеливо потребовала Лена Федорова.

– Когда мне ваша подружка позвонила – как ее? Света? – я сперва всерьез дело не принял. Документы какие-то, международные похитители – игра в шпионов! Не может же взрослый человек срываться сам, да еще поднимать ОМОН из-за детских игрищ!

– Вот интересно, почему, когда им просто лень, они сразу вспоминают, что взрослые, – тихонько прошептала Кисонька на ухо Мурке.

Та фыркнула, но тут же под гневным взглядом майора приняла серьезный и внимательный вид пай-девочки.

– Вот, а потом вспомнил. Семинар у нас был, из Англии преподаватель приезжал, рассказывал о международной преступности. И как раз поминал такого вот неуловимого международного преступника, который совершает кражи на заказ. И тогда я решил рискнуть! К полковнику пошел, под свою ответственность ребят из ОМОНа выпросил, и к вам!

– То есть, если бы не семинар, никуда бы он не поехал, Володю Бомбина бы пристрелила, и нас, скорее всего, тоже, – тихонько прокомментировала Кисонька.

Но на сей раз ее услышали. Братья Федоровы дружно хмыкнули, мама поглядела укоризненно, а майор смутился:

– Между прочим, окажись звонок глупой шуткой, меня бы с работы поперли! – обиженно сказал он. – Хорошо, что ваша лихая барышня прямо на горячем попалась. Свидетели, отпечатки на пистолете.

– Да что за ерунда! – неожиданно возмутился папа девчонок. – Ты всерьез или шутишь так? Вот та толстенькая девчонка с косичками, дальняя родня наших знакомых – международная похитительница? Бред!

– Ну для начала этим вашим Диме с Альбиной она никакая не родственница. Оба сейчас у нас в управлении. Сперва что-то там бубнили, мол, племянница она им, приехала то ли из Краснодара, то ли из Харькова, то ли из Сочи. Совсем запутались. А на самом деле просто подошел к ним какой-то мужчина и предложил денег за то, чтобы они вам позвонили и попросили приютить будто бы племянницу на каникулы.

– И они согласились? – ахнула Мария Алексеевна. – Они что, не понимали: нормальные люди таким манером в гости не напрашиваются?

– Клянутся, что не понимали, не думали ничего плохого, рыдают даже. Понимали они все, конечно, – пожал плечами майор. – И, похоже, с большим удовольствием взялись организовать вам неприятности. Да еще и подзаработать на этом.

– Может, ваши знакомые и правда не подумали плохого? Ребенок – создание безобидное, – растерянно спросила госпожа Мбонго.

– Никакой она не ребенок! – досадливо возразил майор. – Она только выглядит на четырнадцать лет, на самом деле ей уже девятнадцать, просто под девочку старательно подделывается. Никто ведь детей никогда не подозревает!

– Даже мы, – пробормотал Вадька, и сыщики виновато переглянулись. Уж им-то стыдно быть такими же наивными, как взрослые!

– Хотя начинала она и впрямь еще ребенком, – продолжал рассказ майор. – Мы у нее отпечатки пальцев взяли и запрос разослали. И представляете, нашлись в картотеке Интерпола отпечатки десятилетней давности. В Турции произошло дерзкое и, казалось бы, совершенно невозможное похищение картины из тщательно охраняемого музея. Только под конец у похитителей что-то пошло не так. Одного из них схватили на месте преступления, а другой с добычей сумел скрыться. Схваченным оказался знаменитый одесский вор – специалист по ограблениям. Но, несмотря на грозящий ему большой срок в турецкой тюрьме, сообщника своего этот вор так и не выдал. От второго грабителя турецким властям достался только случайный отпечаток большого пальца. Так вот… – майор сделал театральную паузу, – этот отпечаток совпадает с отпечатком вашей Бомбины! А не выдал ее знаменитый вор, потому что она ему дочка! С детства с папочкой работала, а как подросла, расширила семейное дело на Европу и Америку! Настоящая знаменитость – ее и Интерпол ищет, и полиция разных стран, и сыщики страховых компаний!

– А выманили ее мы! – гордо сказал Вадька.

– Ты не зазнавайся, – осадил его майор. – Глупее вашего плана и придумать было сложно! А если бы убили кого? Кстати, Бомбина ваша клянется, что в стул этот дурацкий, в улику, не очень-то поверила, но решила на всякий случай подстраховаться. Чтоб потом не дергаться. Она думала догнать Володю, убить, отобрать стул и тут же вернуться – вы бы и не заметили, что она выходила. Но Володя так газанул…

– Да он не ездит – летает, будто у него не машина, а самолет! Я его даже уволить грозился, – пробурчал Сергей Николаевич. – Денис, а как с моими документами? Нашли?

Майор виновато поглядела на него:

– Документов при ней нет, и где они – молчит, не признается. Кремень девка, – в голосе майора даже послышалось восхищение.

– Ну и бог с ней! – неожиданно легко отмахнулся Сергей Николаевич. – Главное, что она никому документы не передала и никто у нас авторские права не перехватит. Поднатужимся и новый пакет сделаем. Только побыстрее надо, чтобы опять чего не вышло.

– Если все равно все переделывать, может, и я с тобой в долю? – оживился Юра.

– А почему это ты? Тут и другие кандидаты есть! – возмутился Саша. – Ты подумай, Серега, большое дело в одиночку начинать туго. Твоего изобретателя доморощенного, вместе с его блоками управления, и переманить недолго.

– My company also ask you to change your mind about the possibility of our cooperation… – начал японец.

Господин Мбонго тоже оживился и усиленно затарахтел, так что жена не успевала переводить.

Сергей Николаевич растерянно оглядывал обступивших его людей, на лице его отразился ужас.

В этот момент в дом ворвался долгий и решительный звонок. Кто-то нетерпеливый просто прижал пальцем кнопку и не отпускал ее.

– Машенька, открой! – слабым голосом попросил Сергей Николаевич.

– Господи, неужели еще не конец! – вздохнула мама девчонок и двинулась к двери. Опасливо взялась за ручку, выдохнула, словно перед прыжком в холодную воду, и распахнула дверь.

Сметая все на своем пути, в комнату влетел Пилипенко. Он потрясал зажатой в лапе бумагой, а лицо прямо лучилось торжеством.

– Ага, вот теперь убедитесь! Никто мне не верит, все на меня нападают, все твердят: детишки хорошие, ну просто ангелы, а ты, Пилипенко, дурак, ничего не понимаешь! Да я единственный, кто их насквозь видит, мафию малолетнюю! Я знал, что они еще свое криминальное нутро проявят! И вот – пожалуйста!

И Пилипенко широким жестом сунул бумагу майору под нос.

– Заявление, – прочитал майор.

– Вот именно – заявление! – провозгласил Пилипенко. – От работников почты, где меньше часа назад эти двое бандитов… – и он обвиняюще ткнул пальцем в Севу и Вадьку, – похитили уже оплаченную и запечатанную посылку! Прямо со стойки, из-под рук у почтового работника! На глазах у гражданина, который посылку сдал! И заплатил, между прочим!

– Ну точно маньяк! – воскликнула Мария Алексеевна. – Какая еще почта?! Они из дому не выходили, спали без задних ног. Умаялись, бедные.

– Спали? Вы их спросите, как они спали, поглядим, что врать станут!

– Они не врут! Сева? Вадик? – Мария Алексеевна перевела взгляд с одного мальчишки на другого. – Вы ведь никуда не ходили, правда?

– Ходили, – напряженным голосом ответил Вадька, а Сева поднялся и вышел в коридор. Вернулся он, неся в руках довольно большой сверток, закатанный во влажную рогожу и со всех сторон облепленный сургучными печатями.

– Вот! – и Сева сунул сверток в руки Сергею Николаевичу.

– Севка сказал, что наркоман какой-то странный, нетипичный. И делать ему здесь совершенно нечего, – пояснил Вадька. – Я прикинул: портфеля-то в доме не нашли, наркоман за три дня до приезда Бомбины поселился и жилье себе выбрал от вашего через забор. Могла Бомбина портфель стащить и не прятать его, а просто через забор перекинуть? А потом подумал: будь я на месте Бомбины, я б этому наркоману на самый крайний случай приказ дал. Чтобы даже если поймают, был бы последний шанс отправить похищенное заказчику. Вот мы с Севкой на почту и рванули. Видите – угадали.

Сергей Николаевич внимательно оглядел лежащий на его коленях сверток. Темной шариковой ручкой на нем было выведено «Соединенные Штаты Америки». И выше – знакомый ему адрес.

– Да, хорошие у меня компаньоны, – тяжко вздохнул он.

– Дочки у тебя хорошие, и друзья у них – первый сорт, – тоже вздохнул майор. – Так что непонятно даже: то ли бить их, то ли награждать.

– Как это награждать? – возмутился Пилипенко. – Их арестовывать давно пора! Вы же слышали, они сами во всем признались! И заявление вот!

– Заявление? – майор взял бумажку из рук Пилипенко. – Так это от свидетелей, а от пострадавшего где? И кстати, где сам пострадавший?

– Не знаю, – растерянно сказал Пилипенко. – Пропал куда-то.

– Сообщника упустили, Пилипенко! – ласковым, задушевным тоном сообщил майор.

– Так… это… откуда ж знать… на нем же не написано, что сообщник, так глянешь, вроде пострадавший… А чтоб пострадавших задерживать, тут не написано. – И Пилипенко принялся судорожно листать свой учебник.

Майор ловким жестом выдернул у него книгу.

– К вашему сведению, данное учебное пособие устарело еще десять лет назад и в списках министерства юстиции уже не значится! Да оно вам больше и не понадобится.

– Почему? – убито спросил Пилипенко.

– Вряд ли вы в милиции задержитесь, – отрезал майор и повернулся к папе девчонок. – Что застыл, Серега, вскрывай! Надо же проверить, там ли твои документы.

Грубая ткань треснула, и на свет божий появился небольшой кожаный портфельчик.

– Мой! – выдохнул Сергей Николаевич и нетерпеливо рванул замок. Из портфеля густо посыпались официального вида бумаги. Сергей Николаевич хватал их одну за другой, жадно вглядывался, и на лице его читалось облегчение. – Все здесь, все, до единой!

Неожиданно вокруг будто потемнело. Папа девчонок вскинул голову.

Вокруг него столпились все: и братья Федоровы, и господин Хотоёси, и Мбонго. Вытягивая шеи и тараща глаза, они старательно пытались хоть что-то рассмотреть в разбросанных бумагах. Сергей Николаевич быстро сгреб документы и на всякий случай прикрыл их ладонями:

– К сожалению, никакие предложения о сотрудничестве мы рассматривать не можем, – официальным тоном сказал он. – Вся документация полностью готова и завтра, нет, прямо сегодня, будет передана в патентное бюро!

– Сегодня воскресенье, – пробурчал майор. – Мне-то дай документы посмотреть, мне для дела надо.

Грозно глянув на любопытствующих бизнесменов – чтоб не лезли! – майор склонился над бумагами. Просмотрел одну, вторую.

– Точно, они самые. Мы у Бомбины нашли диск. Она собиралась все твои документы через Интернет передать заказчикам, но не смогла. Говорит, дети все время рядом вертелись, не знала, как избавиться.

– А нам казалось, что это она все время рядом, что это мы не знаем, как от нее избавиться, – удивилась Мурка.

– Один раз вы все куда-то убежали, но она только успела бумаги отсканировать.

Катька сдавленно ахнула:

– Мы ее в кабинете застали, и компьютер был включен. Она сказала, что это скелет работал!

– Скелет? Какой еще скелет? – изумился майор.

– Скелет? – насторожился Пилипенко и вытащил из кармана пухлую записную книжку. – Скелет у нас из школы еще неделю назад стащили. Я даже догадываюсь кто, а вот с поличным взять не могу. Есть тут у нас такой Петька…

– Петька? – вскинулись сыщики, а Вадька с горестным вздохом пробормотал:

– Нет, не отоспаться мне в этом доме, точно не отоспаться.