Прочитайте онлайн Шоу одинокого скелета | Глава XXIIIЛицо врага

Читать книгу Шоу одинокого скелета
3116+1683
  • Автор:

Глава XXIII

Лицо врага

Взвизгнув шинами, Петькин мотоцикл затормозил у распростертого тела. Человек на асфальте не двигался. Лицо его по-прежнему закрывал глухой шлем, руки прятались в кожаных перчатках. Некоторое время сыщики молча смотрели на своего врага.

– Вроде невысокий, – неуверенно пробормотал Вадька. Звук его голоса словно пробудил всех, компаньоны принялись слезать с сидений и выбираться из коляски. Петька стянул с головы шлем и вытер пот со лба. Евлампий Харлампиевич спланировал Катьке на руки, она погладила своего любимца, но как-то рассеянно, по-прежнему не отрывая глаз от похитителя.

– Надо бы посмотреть, живой или как, – все так же неуверенно предложил Вадька, но не двинулся с места.

– Очумел! Скелеты живые не бывают! – выкрикнула Катька.

– Какой еще скелет, зачем скелет? – забормотал Петька и почему-то снова натянул шлем на голову.

– Скелетов вообще не бывает! – внушительно заявил Вадька.

– А внутри у тебя что, железная арматура? – хмыкнула Мурка.

– Живых скелетов не бывает! – заорал взбешенный Вадька.

– А я что говорю! – невозмутимо согласилась Катька. – Глянь, как упаковался, специально чтобы голыми костями не светить.

Сыщики внимательно оглядели кроссовки, джинсы, тяжелую куртку. Да, одет похититель был так, что и не поймешь, есть ли вообще кто внутри одежды.

В этот момент человек на асфальте застонал.

– О, стонет! Раз стонет, значит, живой, а раз живой – значит, не скелет! – обрадовался Вадька.

– Скелет! – топнула ногой Катька. – Только крутой очень – все может, даже стонать!

– Чего проще – снимем шлем и узнаем! – предложил Петька.

Сыщики дружно кивнули и так же дружно попятились назад. Человек на асфальте снова застонал и едва заметно шевельнулся.

– Вот он сейчас очухается и всех нас перестреляет. Или так загрызет, – тоскливо сказала Катька.

Рокот приближающихся автомобилей послышался сразу с обеих сторон дороги. Спереди из-за поворота выскочил Володин «Форд». Сзади вывернул здоровенный «БМВ». Дверцы обеих машин распахнулись. Из «Форда» выпрыгнул Володя и помчался к ним, еще на бегу крича:

– Еду, смотрю, сзади никого, я не сразу и врубился, потом понял – и обратно!

А из «БМВ», словно две ракеты, вырвались Сева и Кисонька и бросились к друзьям. Из-за руля выбралась ошеломленная Лена Федорова и опасливо направилась следом.

– Совсем сдурели? – гневно орал Севка. – Бросили нас там, сами умчались, совести нет!

– Действительно, нехорошо. Не ожидала от вас, – внушительно заявила Кисонька.

– Как это родители за вами не увязались? – не отвечая на упреки, поинтересовалась Мурка.

Кисонька захихикала.

– Естественно, увязались. Только они вместе с Сашей через дом в его гараж побежали. А Юра, оказывается, так свою новую пристройку поставил, что двери Сашиного гаража теперь в нее упираются, машина выехать не может. Мы решили, что не можем ждать, пока они там разберутся, и обратились к Лене.

– Обратились они! – досадливо фыркнула Лена. – Наорали, голову заморочили, я и повезла. Как затмение нашло! Ох и будет мне теперь от ваших родителей, ох и будет! Слушайте, а что тут вообще происходит? Это кто на асфальте валяется?

– А правда, кто? – тихо, но как-то очень внушительно спросила Кисонька.

– Международный вор, – устало вздохнул Вадька.

– Это понятно, – кивнула Кисонька. – Но вот кто он такой?

– Скелет, – пискнула Катька.

Сева досадливо сплюнул и шагнул вперед.

– Чего стоите над ним – гадаете? Посмотреть нельзя, что ли?

– Куда, сожрет! – вскрикнула Катька, но Сева уже склонился над лежащим. Потянулся к шлему, но вдруг засомневался, замешкался и вместо этого сдернул с руки здоровенную мотоциклетную перчатку.

За спиной послышался дружный многоголосый вздох.

Рука оказалась самая обычная, живая, человеческая. И даже не так чтоб очень крупная. Что ж, не скелет, и то ладно. Быстро, чтобы не успеть испугаться, Сева сорвал шлем с головы похитителя.

За спиной снова дружно ахнули.

Из-под шлема, будто пружинки, выскочили две упругие косички.

– Так, погодите, я не понял, – выдавил шофер Володя, и глаза его стали большими-большими, до краев залитыми изумлением. – Похититель ваш – девчонка? За мной гналась – девчонка? И стреляла по мне – вот эта самая девчонка? – Володя обвел молчаливых ребят потрясенным взглядом и сам себе ответил: – Выходит, что так. Ну и крутая же девчонка! – в его голосе даже прозвучало восхищение.

– Бомбина! – не веря своим глазам, прошептал Сева. – Люди, да это же Бомбина!

И сразу вокруг лежащей девчонки стало тесно – над головой у Бомбины сшибались заряды возмущения, удивления, негодования.

– Бомбина?! Бомбина – супервор?! Международная похитительница! Очуметь! – орал Вадька.

– Она?! Она меня уложила?! Не верю! – возмущалась Мурка.

– Я же говорила – слишком уж она тупая, таких в природе не бывает! – дергала всех Кисонька. – Такое только нарочно изображать можно! И с дерева она слезала – толстухи так ловко не лазают!

– Она хоть живая? – с сомнением поинтересовался Володя, а Лена Федорова молча присела на корточки и принялась ощупывать Бомбину.

– Э, не повредите ей чего, – предупредила ее Мурка.

– Спокойно, я когда-то медсестрой в больнице работала, – бросила Лена, продолжая возиться с Бомбиной. – Похоже, все кости целы. Даже удивительно, с мотоцикла навернулась – и ничего!

– Ну, раз меня сумела стукнуть, так и группироваться должна уметь, – пробормотала Мурка.

– Ребята, раз она такая боевитая, может, лучше ее связать? А то очухается и опять начнет нас гонять, – опасливо предложил Петька.

– Посмотрим еще, кто кого! – вскричала Мурка.

– Мурка, пожалуйста, без реваншей и эффектных финальных схваток, здесь не кино, – остановила ее Кисонька, – Петя прав. Володя, у вас должна быть веревка.

– Ага, сейчас, – кивнул Володя и побежал к машине. Распахнул багажник и тут же досадливо стукнул по нему кулаком:

– Забыл совсем! Нет у меня ничего – ни веревки, ни троса! Только одеяла, которые ваша мамаша напихала!

– Одеяла! – почти простонала Катька, – одеяла! Дядя Володя, пожалуйста, давай их сюда, эти одеяла!

– Зачем тебе? – удивилась Мурка.

– Вот уж действительно – зачем! – гневно фыркнула Кисонька. – Может, ты, дорогая моя, белый медведь, морж и полярник в одном лице, а у ребенка зуб на зуб не попадает! Ты посмотри, она же вся мокрая!

– Боже мой! – спохватилась Лена. – О чем я думаю! Вы же все раздетые! Без курток! И я тоже! – она оглядела свой свитер, словно видела его впервые, и кинулась к багажнику вытаскивать одеяла.

Только сейчас сыщики поглядели друг на друга. Вокруг бесчувственной Бомбины стоял кружок жалких, дрожащих мелкой дрожью фигур. А пассажиров Петькиного мотоцикла еще и покрывал слой липкой холодной грязи. Даже обычно белоснежные перья Евлампия Харлампиевича стали грязно-бурыми.

– Катька, ну какая же у нас умная мама! – бормотал Вадька, закутываясь в жесткую и такую теплую шерстяную ткань.

– Давайте быстро в машину, вам надо домой, пока не простудились, – озабоченно суетилась Лена.

– А она пусть так и валяется? – ехидно поинтересовалась Катька, указывая на Бомбину. – По-моему, мы собирались ее связать.

– Так веревки нет!

– В одеяло закатать, – предложил Сева.

– Лишних нет, а свое никто не отдаст, – резонно возразил Вадька.

– Зато у Володи в машине стул есть, который мы за улику выдали! Бомбина за ним гонялась, вот пусть его и получит! – обрадованно сообщила Мурка и в ответ на недоуменные взгляды пояснила: – Нам на последнем занятии сэнсэй показывал, как можно человеку руки-ноги вокруг стула заплести, что он в жизни сам освободиться не сможет.

– Я не совсем уверена, что у нас получится, – засомневалась Кисонька. – Он всего один раз показал, а мы не очень внимательно смотрели.

– Ты не смотрела! – уточнила Мурка. – В окно пялилась.

– А что же было делать, там на одной девушке был такой оригинальный свитер! Должна же я была запомнить фасон!

– Да ну тебя с твоими фасонами! Стул тащите.

Вооруженная стулом Мурка присела возле Бомбины и принялась ворочать тяжелое тело. Взрослые недоуменно переглянулись, но тоже принялись помогать. Бомбина тем временем постепенно приходила в себя. Она трясла головой и даже пыталась отталкивать держащие ее руки, но Мурка и помощники неумолимо продолжали делать свое дело.

– Ну вот. Вроде бы как-то так, – несколько неуверенно сказала Мурка, оглядывая плоды своих трудов. Теперь на асфальте валялось нечто, напоминающее абстрактное произведение сумасшедшего скульптора. Человеко-стул. Невозможно было определить, где кончается стул и начинается Бомбина, они стали единым целым.

– Ну что, грузим это в машину – и в милицию? – предложил Петька.

Но милиция сама пришла к ним. Издалека донесся вой сирен.

– Молодец, Светка, а я боялся – не дозвонится, – удовлетворенно кивнул Петька.

Возле ребят затормозил целый кортеж милицейских машин, блеск мигалок слепил глаза, на дорогу горохом сыпались подтянутые парни в камуфляже, майор Владимиров со всех ног бежал к ним, чтобы вдруг резко тормознуть перед заплетенной в стул Бомбиной.

– Она, она! – наперебой затарахтели ребята. – Международная аферистка, Интерпол ищет! Портфель у папы украла, с документами! Мурку стукнула! В Володю стреляла! И фигу свою на видео сняла!

– Вот последнее, конечно, самое страшное, – пробурчал майор и присел на корточки рядом с пленницей. Та тем временем уже полностью очухалась и судорожно дергалась, пытаясь освободиться от стула. Но увидев милицейский мундир, тяжко вздохнула и затихла.

– Бери ребят, вези домой и приезжай к нам, будешь показания давать, – скомандовал майор Володе.

– А мы? – пискнула Катька.

– Вы… – маойр обвел тяжелым недобрым взглядом всех сыщиков по очереди. – С вами, мои дорогие, я попозже разберусь. Ох и разберусь, чертям тошно станет, а уж вам и подавно!

– Товарищ майор, а что с этой-то делать! – отчаянно воззвал к Владимирову один из парней в камуфляже, пытавшийся высвободить из стула Бомбину. – Намертво заплели, не вытаскивается!

– Давайте я, – сунулась было Мурка, но майор одарил ее еще одним тяжелым взглядом.

– Ну что бы ни сделали, всегда эти взрослые недовольны! – отступила Мурка.

– Разговорчики! – повысил голос майор и махнул своим людям. – Грузите прямо так, в городе разберемся. А вы марш домой, и сидеть тихо, пока я не приеду, – он зашагал к машине, но на полдороге остановился. Через плечо, стараясь даже не смотреть на ребят, словно ему противно было их видеть, майор бросил:

– Как ее хоть зовут, вашу международную аферистку?

Ребята в растерянности переглянулись.

– Видите ли, дядя Денис, – заторопилась Кисонька, – ее папе с мамой навязали родственники, как зовут, папа не запомнил, а нам спрашивать показалось неудобным.

Майор хмыкнул:

– Спрашивать неудобно, а стулом связывать – ничего, вполне. Но вы же ее как-то называли?

– Бомбиной, – признался Сева. – Потому что она вся такая, как бомбочка.

– Бомбиной! – взвился разъяренный вопль, и перепуганные парни в камуфляже, которые как раз примеривались половчее запихнуть на заднее сиденье сплетенную со стулом Бомбину, от неожиданности выпустили ее из рук. Стуло-Бомбина шлепнулась на асфальт. – Бомбиной! На бомбу похожа! Ах вы, гады! – продолжала орать Бомбина. – Какая я вам Бомбина! Я не толстая, слышите, не толстая!

Парни смущенно хмыкнули, подобрали Бомбину и ее стул и уже без особых церемоний затолкали в машину. Изнутри в последний раз донесся вопль:

– Я не толстая! – Дверца захлопнулась, и машина тронулась.