Прочитайте онлайн Шоколадное убийство | Глава 13 Тяжелые раздумья и мутные перспективы. В ожидании Аленочкина

Читать книгу Шоколадное убийство
4816+2106
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 13 Тяжелые раздумья и мутные перспективы. В ожидании Аленочкина

Аленочкин ехал в гостиницу паковать вещи — завтра он намеревался вылететь домой. Майский снова предложил встретить его на машине и помочь вывезти груз с таможни, но он снова отказался. Потому что отлично знал: в это дело ни при каких обстоятельствах нельзя впутывать посторонних.

Его состояние можно было сравнить с состоянием боксера, который в первом же раунде получил нокаут и теперь судорожно пытается сообразить, стоит ему продолжать неудачно начатый бой или признать поражение, не дожидаясь более тяжелых для здоровья последствий.

То, что произошло накануне в джунглях, поставило крест на его бизнес-проекте, на его мечте. Он бессилен что-либо изменить. Придется смириться.

Звонок телефона оторвал Вячеслава от нелегких раздумий. Номер телефона, высветившийся на дисплее, был ему незнаком.

«Интересно, кто это?» — равнодушно подумал Аленочкин и приложил трубку к уху.

Раскаленный мексиканский воздух словно прорезал свежий московский ветерок:

— Вячеслав? Алле, алле! Вячеслав?

— Господи, это вы. — Он узнал голос своего независимого эксперта, которому отдал зерна из фигурки еще до отъезда. — Не кричите так, я отлично слышу.

— Извините, я буквально на минутку. Просто есть интересные результаты, хотел с вами поделиться. И спросить, нельзя ли дать мне больше материала для дальнейших исследований. В смысле — зерен этих. Того, что вы дали, к сожалению, маловато, чтобы делать окончательные выводы.

— Нельзя, — мрачно отрезал Аленочкин. — Пока, во всяком случае. Потом посмотрим. Я завтра возвращаюсь в Москву, тогда поговорим.

— Поверьте, результаты действительно очень любопытные. Просто я подумал — может быть, заказать их побольше…

— Вряд ли получится, — ответил вконец раздосадованный Аленочкин. — Материал вообще-то есть, но… Просто дождитесь меня, ладно? Тогда мы все с вами обсудим.

* * *

Майский с таким нетерпением ждал возвращения экспедиции из Мексики, что просто не мог сдержать эмоций. Ходил по кабинетам и доставал всех разговорами.

— Думаю, через несколько дней ребята уже переправят в Москву документацию, записи, пленки, кое-какие образцы, — рассказывал он Коврову, который слушал ученого вполуха, а сам продолжал заниматься своими делами. — Потрясающе интересно. Вы представляете, какое богатство попадет к нам в руки?

— Не представляю, — ответил Ковров холодно. — Хотя тоже очень хочу, чтобы ребята поскорее вернулись. И привезли назад Аленочкина.

— Откуда вы знаете, что Вячеслав в Мексике? — опешил Майский.

Бизнесмен скрывал, что отправляется вместе с экспедицией фонда, и просил никому об этом не рассказывать. Как же случилось, что Ковров в курсе?

— Да ладно, секрет Полишинеля, — бросил тот. — Я знаю, что в Мексику поехала экспедиция фонда, и слышал один раз, как ты в коридоре с Аленочкиным по телефону разговаривал. Ну и, так сказать, сопоставил факты.

«Вот тебе и тайна, — растерянно думал Майский, выходя из кабинета. — Интересно, это только Ковров такой умный? Или им с Аленочкиным вообще не удалось замаскироваться? Тот с него шкуру спустит. Скажет — ты разболтал, не оправдаешься».

Сердитый, он ввалился к Ускову, который как раз собирался уходить.

— Не знаешь, где сейчас Аленочкин? — с ходу спросил Майский.

— Ты его тоже потерял? — удивился психолог, собирая со стола бумажки и довольно небрежно засовывая их в папку.

— Почему — тоже?

— Потому что я лично его найти не могу. У меня для него информация срочная. Когда я с ним в последний раз по телефону разговаривал, он ничего обсуждать не захотел. Сказал, все потом. Обидно до чертиков. У меня больше дел нет, как до него дозваниваться. Наверняка весь вечер на это убью.

— И не пытайся, — махнул рукой Майский. — Его в стране нет. Он только завтра в три часа дня прилетает из… Европы.

— А завтра в три я занят, — отрезал Усков. — Мне пациентку новую нужно принять в клинике. — Он понизил голос и спросил: — Знаешь, о ком речь?

— О ком? — вскинул голову Майский.

— Об Элине. У нее тяжелая депрессия. Говорят, это связано с самоубийством Томилина.

Майский не слишком любил сплетни. Однако даже он знал, что именно Элина была той самой женщиной, благодаря которой Томилин ушел от наказания и ради которой Ковров был готов буквально на все.

— Черт, только не говори Коврову об этом, — спохватился он. — Папа следит за своей девочкой в четыре глаза. Вряд ли ему захочется, чтобы она посещала психотерапевта. Ты же знаешь, какие у людей представления о нашей работе?

— Конечно, — ухмыльнулся Майский. — Вы кладете людей на кушетку, велите им закрыть глаза и начинаете вытягивать из них душу, а вместе с нею и личные сбережения.

— Вот и я про то же, — не поддержал его веселого тона Усков. — Элина заклинала меня хранить тайну… Какого черта я тебе об этом рассказал?

— Ученые такие люди, — пожал плечами Майский. — Они ничему не удивляются и никому не верят на слово.