Прочитайте онлайн Рабыня | Глава 1

Читать книгу Рабыня
3916+748
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

Приграничная крепость Алгар. Земля Фэйри

— Ты выйдешь за него! — голос лорда Ранимира разнёсся по залу громким суровым эхом, — От этого зависит дальнейшее существование нашего народа.

— Я не могу отец! Я просто не смогу, я… — хрупкая, золотоволосая девушка со слезами на глазах, подняла взгляд на своего родителя и севшим голосом ответила, — я другого люблю.

— Это не обсуждается Лоэлия! Совет дал клятву в храме Предков. Я тоже поклялся! Поклялся честью своего народа, что отдам свою дочь в жёны принцу. А ты утверждаешь, что не можешь, потому что любишь?!

Ранимир был зол. Обещание, данное советом, не радовало его. Как не радовала и перспектива родства с темными эльфами. Эти создания много веков были их главными соперниками и врагами. Теперь же, ему, правителю одного из приграничных государств Гарадараса, приходится идти на уступки темным. Он уже согласился отдать им самое дорогое, свою любимую дочь.

Из всех детей, Ранимир любил Лоэлию больше всех. Она походила на него. Такие же золотые волосы и прекрасные синие глаза. Даже магия у них была одинаковой. Она, так же как и он сам, могла управлять живыми существами. Любое животное или даже букашка, были обречены подчиниться ей. И вот теперь, его принцесса, его любимое дитя — должна стать женой будущего правителя Харатара.

О принце Рангаре давно говорили как о жестоком и властном правителе. О его воинственных походах, на территории светлых эльфов и других рас Гарадараса, знали все. Его боялись, а страх за будущее внушал раболепное уважение. А потому, лорд Ранимир, понуро опустив плечи и с жалостью смотря на дочь, добавил:

— У нас нет выхода, доченька. У нас, его просто нет. Рангар не оставил нам выбора. Или мы смешаем свою кровь с кровью темных или нас уничтожат. Всех. Темные уже заключили союзы с большинством правящих рас. Вампиры, оборотни, орки, гномы, дроу. Остались единицы. Рангар упорствует не просто так. Война со светлыми, вот то, чего он хочет. А мы, лишь разменная монета для него.

Я просил светлых, но Лорд Элуар отказался нам помочь. Светлые не хотят брать на себя ответственность за маленькое государство на самой границе. А мы…мы — не сможем выстоять. Нас просто сотрут с лица Гарадараса, несмотря на всю нашу силу и мощь. Против всех, нам не выстоять.

— Папа, а король Жуан? Мы ещё можем заключить союз с королем Жуаном, и… — но договорить ей не дал отец.

— Люди?! Ты предлагаешь мне, обратиться к людям?! Ты в своём уме?! Как ты думаешь, после того как светлые падут, куда направит свой алчный взор темный принц? Или ты думаешь, что он ограничится территорией Гарадараса? Нет, дочь моя, у нас нет другого выхода. После отказа светлых помочь, нам не к кому обратиться и тебе придется стать женой Рангара. Это наш шанс сохранить земли Фэйри.

— Значит, ты уже всё решил? И ты не передумаешь отец? — после отрицательного кивка головы девушка вздрогнула, и на ресницах задрожали хрусталики слёз, — хорошо, я согласна. Я выйду за это исчадие тьмы. Лоэлия низко поклонилась, и глотая слёзы, отправилась в свою комнату.

Лорд Ранимир устало опустился на резной трон, из цельного куска яркого синего мрамора, вкрапления драгоценного черного оникса придавали ему самый зловещий вид. Откинувшись на спинку, лорд щелкнул пальцами и через мгновение, перед ним появились две лисицы.

— Вы должны следить за ней. Как бы она не натворила глупостей. Докладывайте о каждом её шаге. Умчавшись так же быстро, как и появились, лисы направились выполнять поручение своего господина. Легкий шорох заставил лорда резко вскинуть голову, оторвав его на миг от мрачных размышлений. Он прислушался и улыбка озарила его усталое лицо.

— Снова подслушиваете? Придется рассказать леди Никирим о вас.

После его слов, перед троном материализовались прямо из воздуха младшие из его детей. Неугомонные близнецы, от которых сходил с ума весь двор.

— О нет, папочка, не надо говорить маме. Она обещала наложить на нас заклятие глухоты, если узнает, что мы подслушивали. Ранимир поневоле улыбнулся, словам своей младшей дочери. Тарисе, как и её брату близнецу Таруку, месяц назад исполнилось семнадцать. Близнецы были похожи на свою мать. И если Тарук, становился день ото дня мужественнее и сильнее, напоминая его самого в юности, то Тариса была точной копией его любимой жены. Но копией она была только внешне, а вот характером пошла в деда.

Его дети были такими разными. Нежная ранимая Лоэлия и похожая на фурию Тариса. Старшую дочь хотелось оберегать от всего на свете, защищать, словно хрупкий цветок. А Тариса вызывала у него чувство легкого раздражения. Своими вечными проделками она напоминала никогда не утихающую зубную боль. И из сердца её не вырвешь, и рядом с собой держать становилось всё сложнее. А вот сын… напротив, был гордостью отца и его тайной надеждой. Молчаливый и надёжный — Тарук, тенью следовал за сестрой, оберегая её от неприятностей. Да… эта девчонка даже внешне — полная противоположность его Лоэлии.

Черноволосая Тариса с яркими зелёно-желтыми кошачьими глазами и гибкой подвижной фигурой отличалась от сестры, как день отличается от ночи. От прелестей его младшей дочери, уже начали терять голову все его войны. И если хрупкая, утончённая красота Лоэлии вызывала восхищение, то женственная и гибкая фигурка Тарисы — будила у мужчин совсем иные чувства и желания.

— Отец, ты и правда, отдашь Эли этому варвару? Я слышала про него. Говорят, он ужасен. А ещё у него в друзьях вампир. Фу, какая гадость. Их все ненавидят, а этот… Неужели, ничего нельзя сделать, отец? — Взгляд девушки метался с отца на брата и обратно, остановившись на Таруке, когда тот заговорил.

— Отец! Мы остались без поддержки светлых? Как же так? Неужели лорд Элуар настолько низок? Как он мог оставить нас на растерзание армии темных. Ведь наши земли — это врата на его территорию, — Тарук, хмуро взирал на родителя из-под сдвинутых бровей.

— Да, сын мой. Элуару не нужна поддержка фэйри. А вот Рангар не дурак, и выбирая между возможностью уничтожить нас и волшебной кровью нашего народа, предпочёл кровь. Фэйри не так сильны как эльфы, но наша сила уникальна. Магия эльфов позволяет им контролировать абсолютно всё, мы можем иметь только определённый дар. Но Рангар знает, от такого союза родится сильное дитя. Это дитя будет обладать даром двух великих родов. Впрочем, как и все полукровки, но с одним существенным отличием: в нашем роду кровь правителей и чистая сила фэйри, наш род самый сильный в этих землях. Дитя — рожденное от нашего рода и правящего рода темных эльфов, станет практически неуязвимым.

— И когда же свадьба? — Тариса, перестав улыбаться, напряжённо кусала губы.

— На следующую золотую луну. По чуть дрожащему голосу отца близнецы почувствовали всю его боль. От бессилия, Тарисе хотелось завыть. Она любила свою сестру и не хотела, чтобы та попала в лапы темного. Ведь по слухам, он был порождением самого зла.

— Ему нужна, именно Лоэлия?

Тихий вопрос Тарисы, заставил Тарука вскинуться, а у лорда Ранимира губы сжались в тонкую полоску.

— Да. Только она. Я уже предлагал ему тебя, и он отказался.

Вот так. Простая фраза отца, вновь показала его отношение к ней. Девушка всегда знала о том, что Лоэлию он любит больше. Хотя причин этого, она не понимала. А любви матери и брата для нее было мало. Поэтому, все свои семнадцать лет, Тариса пыталась получить если не любовь отца, то хотя бы его внимание, и понимание своей никчёмности сейчас, повергло её в состояние уныния. Как же она хотела спасти сестру. Тогда отец заметил бы её. Но проклятый темный не захотел взять в жены её, поэтому отец так зол.

Тариса грустно усмехнулась, ей никогда не встать на один уровень с сестрой. Они слишком разные. Прекраснейшая из фейри — Лоэлия. Слишком великолепна была её сестра и ей никогда не стать такой.

Тарук, видя состояние сестры, легко сжал её маленькую ладошку в своей. Он искренне не понимал отношения отца. Как можно было не любить его милую сестрёнку. Она была прекрасна. Это знали все вокруг, все… кроме их отца. Все, кто хотя бы раз встречал Тарису — любили её. Она была словно огонь, такой же тёплой манящей и обжигающе страстной во всём. Но отцу больше по душе был холодный и прекрасный лёд. Взяв за руку сестру, Тарук попрощался с отцом, и близнецы отправились на поиски Лоэлии, чтобы утешить её.

Месяц спустя…

Рангар ехал верхом на огромном чёрном сарге. Рядом с ним, точно на таких же красавцах, восседали его друзья. Они двигались во главе огромной свадебной процессии. Быстрые и гибкие, сарги — были гордостью принца. Он сам выращивал их. Эта чешуйчатая чёрная кошка, с гибким тонким хвостом заканчивающимся забавной кисточкой, покоряла его своей грацией и силой. В скорости, ссаргами не мог соперничать никто. Похлопав по мощной шее Тура — своего боевого сарга, Рангар обратил взгляд карих глаз на огромные врата Алгара.

— Эй Рангар, ворота открыты, похоже, тебя там ждут с нетерпением, — молодой, черноволосый и черноглазый вампир, ехавший справа от него, усмехнулся.

— У них нет выбора, Хамир. Если бы эти врата сейчас были закрыты, мы мчались бы к ним со скоростью ветра и с мечами в руках.

— Ха, да разве ваши ножички можно назвать мечами? — к разговору двух друзей присоединился темнокожий дроу, с большими янтарными глазами. На поясе у которого, в ножнах покоился поистине громадный и внушающий страх меч.

— Дарт, хотя наши мечи и похожи на «ножички» как ты их называешь, врага они рубят так же хорошо, как и твой урд.

— Да ладно вам, признайте уже, что вы просто завидуйте мне. Потому что я красивее, сильнее и мой… меч больше ваших — Дроу заразительно засмеялся, поддразнивая своих друзей. Рангар хмыкнул, Хамир, скрыл улыбку за лёгким покашливанием. А Дарт продолжил свой бесконечный трёп.

— Все леди Харатара, да что там… всего Гарадараса с готовностью подтвердят мои слова. Я — лучший!

— О да, Дарт! Никто и не сомневался, что это подтвердят только леди. Потому, что больше твоими «заслугами» восхищаться, некому, — вампир прищурил глаза.

А до светловолосого дроу, наконец дошло, о чем собственно толкует его приятель.

— Что?! Так ты считаешь, что лучше меня? Ты считаешь, что я только по дамочкам? Тогда я вам докажу! Прямо сейчас! Я ставлю сто золотых монет, что буду первым у врат Алгара.

— Хамир, ты принимаешь вызов? — Рангар весело улыбался, — соглашайся, по тому, как я его уже принял.

Три больших чёрных кошки пригнулись в ожидании команды от своих хозяев и, как только она прозвучала, понеслись на встречу стремительно приближающимся вратам. Песок под когтистыми лапами проминался, оставляя следы, которые тут же уничтожал сухой палящий ветер пустыни Варнам.

Лоэлия вместе со своей матерью стояла на воротах крепости и смотрела на голубую магическую воронку, созданную ей, в которой отчетливо была видна почти вся пустыня перед вратами. Подол её яркого синего платья развевал ветер, а волосы блестели как золото на полуденном солнце. Заметив в отражении «зеркала» воронки три стремительно приближающихся чёрных силуэта, она слегка улыбнулась уголками губ.

— А вот и темные. Скоро, отец породнится с принцем Харатара. И все на нашей земле будут счастливы, все… кроме меня, — Лоэлия, задумчиво сузив глаза, смотрела на всадников верхом на саргах, и её взгляд был полон невысказанной злобы.

Леди Никирим нервно вздрогнула и, повернувшись к дочери, попыталась заглянуть ей в глаза. Её беспокоили молчание и злые взгляды, которые та уже месяц дарила всем обитателям Алгара.

— Я надеюсь, ты смиришься моя дорогая. У нас нет выбора доченька, пойми. Я так хочу, чтобы ты полюбила принца Рангара. Со временем, тебе будет легче, а если ты попытаешься увидеть в нём что-то хорошее, то…возможно вы будете счастливы.

— Что?! Счастливы?! Мама ты в своём уме? Я ненавижу его! Ненавижу! Ненавижу его и всё что с ним связано! — от злости взгляд Лоэлии потемнел, и Никирим с ужасом увидела, как из под земли, по направлению к бегущим саргам, двинулись полчища красных ядовитых скорпионов. Улыбка, исказившая лицо дочери, ужаснула её.

Лоэлия сумасшедшими глазами, полными удовлетворения, смотрела на то, как её небольшая «армия» идёт на приступ. Внезапно, волна скорпионов, будто наткнувшись на невидимую стену, начала проваливаться обратно в песок, исчезая под взглядом разозлённой девушки.

— Кто посмел?! — Лоэлия даже зашипела от ярости, уставившись на то, как все её скорпионы исчезли.

— Это я дочь моя. Не вздумай больше, выкинуть что — то подобное снова, пожалеешь. Хоть я и люблю тебя больше жизни, но уничтожить шанс нашего народа на спасение не позволю даже тебе. Не забывай милая, я не только отец, я ещё и лорд повелитель здешних земель. И наказание за предательство, для тебя будет таким же, как и для любого, кто осмелится препятствовать свадьбе.

Развернувшись, лорд Ранимир покинул стену крепости и спустился вниз, чтобы первому встретить гостей. Следом за мужем, Никирим увела и рыдающую дочь.

Спускаясь по винтовой, узкой лестнице из белоснежного камня, Ранимир едва сдерживал слёзы, он видел страдания Лоэлии и не мог ничего сделать, чтобы их облегчить. Как ему помочь дочери очиститься от ненависти? Как?! Оглядев двор у портала врат и лично проконтролировав последние приготовления к приезду темных, лорд отправился переодеться. Сарги очень быстры, а значит, скоро они будут у ворот. Хотя, если караван движется медленно, то у него еще есть время, примерно до заката.

Рангар, Дарт и Хамир неслись на саргах прямиком к вратам. Никто из друзей не собирался уступать первенство другому. Рангар уже привык. Они с самого начала задирали друг друга, и постоянное соперничество между ними было нормальным. Вот и сейчас, каждый из них надеялся стать первым в этой безумной гонке. Его Тур летел быстро, словно ветер, мимо с огромной скоростью проносился пустынный пейзаж и Рангар с удивлением осознал, что он почти выиграл гонку. Улыбаясь в предвкушении, он вдруг ощутил, как лицо опалила теплая волна. Магия! Резкий взмах рукой, короткий приказ и могучее животное, резко затормозив и взметнув горячий песок, останавливается.

Рангар злым взглядом смотрел, как из песка на несколько лиг впереди, поднялась красная волна и быстро двинулась в их сторону.

— Что это? — Дарт и Хамир спрыгнув со своих саргов встали рядом и изумлённо смотрели на яркую копошащуюся массу.

— Скорпионы. Это — красные скорпионы. Самые ядовитые твари в пустыне Варнам. А это значит, они идут по наши души. Рангар, прищурившись усмехнулся, — идиоты, это не заставит меня остановиться. Мне нужен этот брак и их крепость, и она будет моей. Он зло посмотрел вперед и развёл руки в стороны, собираясь произнести заклинание, но скорпионы исчезли в песках, так же быстро, как и появились. Удивлённое лицо принца позабавило даже Хамира, который вообще никогда и ничему не удивлялся.

— Забавно, такого я еще не встречал. Ну что же, опасность миновала, можно продолжить, или отложим до следующего раза? — Вампир погладил сухой нос своего сарга и легко дунул на него, отчего зверь фыркнул и мотнул головой, задев разнесчастного дроу, который как раз наклонился поправить шнуровку на своих высоких сапогах.

Дарт рухнул лицом в песок. Хохот друзей и издевательские ухмылки трёх саргов, вот что получил в ответ на свои грозные взгляды разгневанный дроу. Но веселье прервалось так же быстро, как и началось. Спор было решено отложить до следующего раза. И теперь, уже не торопясь, сарги легко преодолевали оставшиеся лиги до врат.

Врата Алгара были не просто воротами к крепости, замку и городу, это был самый мощный портал прохода к границе с землями светлых эльфов. Около самих врат, в данный момент распахнутых настежь, стояли четыре фигуры закутанные в серебристые одежды, скрывающие даже лицо. Оставались видны лишь глаза.

Рангар рассматривал воинов стоящих на страже портала. Высокие и сильные, с отрешённым стальным взглядом совсем без оружия, они произвели неплохое впечатление на него. Неужели, народ Фэйри настолько силён? Возможно, они действительно так считали, но ему было хорошо известно, что эльфы сильнее фэйри, несмотря на всю их магию. Спрыгнув с саргов, и взяв их за тонкие поводные ремешки, троица в нерешительности остановилась у врат.

— Ну и как к ним обращаться? — Дарт ходил вокруг стоящего стража и поражался его невозмутимости. Фэйри стоял, не обращая на дроу ровным счетом никакого внимания, — Даже не моргнул ни разу!

— Да, Дарт, в отличие от тебя он на посту не отвлекается на дамочек сомнительного вида и весьма сомнительного поведения, — Хамир ухмыльнулся. А у дроу даже уши от злости затрепетали.

— Ну пиявка, я тебе припомню. Попросись еще со мной на охоту…. У вампира, после слов дроу, лицо стало серьёзным, а взгляд злым.

— Что?! Хамир, и как давно ты ходишь на охоту вместе с Дартом? — У Рангара было такое лицо, что Дарт сразу понял, он как всегда не подумал исморозил большую глупость.

— Это было всего несколько раз. Прости Рангар. Я никогда бы не воспользовался своим правом война крови, ты знаешь, я не предаю. А охота, для меня не развлечение, да… ты и сам в курсе.

— Хорошо, Хамир. Я не подумал, — Рангар вздохнул с облегчением и строго посмотрел на дроу, — А ты? Как давно ты… увлекаешься охотой? Ты ведь прекрасно знаешь отношение короля к этой забаве. А я с ним полностью солидарен. Ты хоть представляешь, что будет, если об этом узнают?

У Дарта лицо потемнело еще больше. Он со смесью страха и отчаяния смотрел на своего друга.

— Рангар, прошу, не говори никому. Я обещаю, это был последний раз. Больше я никогда…. договорить дроу так и не удалось, зеленоватое сияние вспыхнуло прямо над головами трёх друзей и невозмутимых стражей, которые по-прежнему, не поворачивая голов, смотрели перед собой.

Рангар взглянул на портал. Сильное зеленоватое свечение, открытая воронка. Маг, который создал этот портал — очень силён. Взгляд темного, обратился в самый центр воронки, опасаясь пропустить того, кто вот-вот должен был появиться из неё. Она разрасталась, и Рангар услышал лёгкий свист. Это было похоже на свист, который издают крылья дракона в полёте. Как только принц осознал, что это за звук, всё его спокойствие как рукой сняло. Рангар тут же выхватил из ножен свои клинки. А Хамир и Дарт, видя его состояние, поспешили занять оборонительную позицию рядом с другом. Хамир — ощерил клыки, которые сразу стали больше, глаза вампира превратились в два ярко красных уголька. Дарт выхватил свой огромный меч. Магии был так много, что удивился даже принц. Рангар знал, что справится, хотя опасения всё- таки были. А лёгкое предвкушение схватки, разогнало кровь по венам, заставляя сердце биться быстрее.

Вспышка зеленого сияния магической воронки ослепила. Рангар поднял сощуренные глаза и обалдел. Два оборотня дракона, молодые и сильные, с двумя наездниками, на спинах, покрытых непробиваемой бронёй. Ого! Защитная магия высшего порядка. Редкость. Вот бы ему такой подарочек. А ещё лучше, один такой клан в подчинение.

Белоснежные драконы с оранжевым брюхом приземлились и буквально через секунду, перед Рангаром стояло просто четыре молодых парня. Двое из которых, перевоплотились так быстро, что даже он не смог засечь.

Хамир присвистнул, глядя на молодых оборотней:

— Вот это номер! Оборотные драконы королевской крови! И где!? В глуши, на границе. Мне уже интересно! — Вампир быстро «потушил» алое сияние в своих глазах. И с невольным восхищением оглядел четверку юношей. Хотя…

— Одна из них — женщина! — Дроу плотоядно ухмыльнулся.

— Неужели? — Рангар заинтересовался ещё больше. Чтобы один из драконов, добровольно принял всадником женщину?!

Четвёрка приблизилась, и раздумывать стало некогда.

— Кто вы? — Один из оборотных спокойно осмотрел компанию, состоящую из трёх саргов, приготовившихся к обороне дроу, тёмного эльфа и вампира. А в том, что это именно темный эльф сомневаться не приходилось. Внешность этих экземпляров ни с кем не перепутать. Они, так сказать — особенные, а от запаха его магии, у дракона в прямом смысле началось слюноотделение. Да, тяжело ему придется, а сдерживать себя Нат не любил, — м-м-м, как от вас пахнет чистой магией и силой. Она способна утолить мой голод на несколько месяцев. Глаза дракона заблестели, и Рангар читал все его мысли по лицу. Да, не зря он опасался. Следующие несколько дней надо быть на чеку, эти чешуйчатые пожиратели магической силы спокойствием не отличаются. Выпьют всю магию и не подавятся.

— Так и будем молчать? — второй рыжеволосый юноша, похожий на первого как две капли воды, вопросительно приподнял бровь.

Чуть в стороне от них, находились еще двое. Судя по виду — фэйри. Костюмы сидели на них как влитые и по чувственным очертаниям одного из них, нетрудно было догадаться о том, что это действительно женщина.

Рангар сложил руки на груди, прижимая их к плечам, и чуть склоняя голову.

— Я принц Рангар. Наследный правитель темных эльфов, лорд Харатара. Владелец половины земель Гарадараса. Как только Рангар закончил с приветствием, удостоился лишь холодного кивка со стороны рыжеволосого оборотного.

Представляться в ответ, дракон не спешил и принца это злило. Глаза Рангара от ярости приобретали почти чёрный цвет, сверкая, словно два черных оникса. Но рыжий только хмыкнул. Тогда, видя что ситуация накаляется, вперед вышел молодой фэйри. Красивый, темноволосый и подтянутый, он был еще совсем мальчишкой. Зеленоглазый и темноволосый парень обладал гипнотическим взглядом. Поприветствовав Рангара, он представился сыном лорда Ранимира. А через минуту, представились и все остальные, все — кроме девушки. Она так и стояла чуть в отдалении, повернувшись спиной. По традициям народа фэйри без разрешения отца, ей нельзя было показываться в таком виде перед чужаками.

— Мы — клан драконов Аррума, последняя королевская кровь Наргаси, Натаниаль Инарум Аррума, — рыжеволосый степенно поклонился скрестив руки на груди и прикоснувшись ладонями к плечам, — а это мой брат, — небрежный взмах руки в сторону второго рыжика, — Руасар Инарум Аррума. После его приветствия вампир тихо присвистнул, а у дроу вообще пропал дар речи.

— А что здесь делает королевский род оборотных? К тому же, последней крови? — Рангар очень хотел узнать, и потому задал прямой вопрос.

— Мы здесь за тем, чтобы забрать нареченную. Младшая дочь лорда Ранимира — невеста клана. Как только свадьба её сестры завершиться, мы отбудем в горы Наргаси. Мне не слишком приятно будет находиться рядом с тобой, принц. Твоя магия разжигает наш голод, а если мы не сможем себя контролировать, то все закончится плохо.

Пока рыжеволосый говорил о себе, Рангар напряженно размышлял, при этом поддерживая невозмутимый вид. Ему придется хорошенько все обдумать. Так вот оно что…Ранимир решил обезопасить себя со всех сторон. С одной стороны он — темный принц, которому скоро будет принадлежать весь Гарадарас. С другой — клан оборотных, причем королевской крови, да еще и с кровью истинных драконов. Неплохой ход! Старый лис умело устроил себя и свою семью. А главное во всем этом то, что его кровь гарантировано выживет, при любой расстановке сил. Ну что же, посмотрим, посмотрим.

— Врата Алгара будут открыты лишь до заката, если к тому времени свадебная процессия не пройдет портал, то врата закроются. А для того, чтобы открыть их снова, потребуется не меньше недели. Поторопитесь! — Рангар смотрел, как четверка легко движется к вратам и исчезает внутри. Обернувшись, он оглядел горизонт и увидел, как вдалеке появились очертания свадебного каравана. Рангар чуть ухмыльнулся и с удовлетворением отметил, что времени до закрытия еще предостаточно, а темные двигались быстро. Спрятав в ножны свои мечи, Дарт и Хамир уселись прямо на песок, пытаясь пустой болтовней занять время до перехода через врата. Рангар сидел рядом с ними и, прикусив губу, напряженно размышлял. Что — то не нравилось ему наличие двух драконов королевской крови. Как только переход завершится, он непременно пообщается с будущим тестем на эту тему.

Рангар знал множество способов получить ответы на свои вопросы, среди которых было и несколько весьма и весьма болезненных.

Как только вся процессия добралась до врат, стражники, будто по команде, ожили.

Яркий розовый закат превратил пустыню в красное море. Колеблющийся воздух, нагретый за день жарким солнцем, сейчас клубился лёгкими завихрениями. А во вспыхнувший белым светом портал врат Алгара, входила свадебная процессия. Принц ехал впереди на своем величественном и гибком сарге, который без страха вошел во врата. От слияния магии темных и силы портала, воздух взметнулся и заклубился еще сильнее. Яркие розовые и зеленые всполохи, то тут, то там, освещали весь караван, который постепенно полностью скрылся в портале врат.

Стражи врат всё так же стояли, невозмутимо взирая на прекрасное солнце Гарадараса, уходящее за горизонт великой пустыни. Как только зеленое сияние портала пошло на убыль, последний стражник покинул свой пост. Вход на земли фэйри закрылся, и посреди пустыни вновь оказались лишь огромные каменные ворота, со всех сторон окруженные пустотой и безмолвием.