Прочитайте онлайн Шалость | IV

Читать книгу Шалость
2418+2203
  • Автор:
  • Перевёл: В. А. Рождественский
  • Язык: ru

IV

Письма, которые читал г-н де Вердло, или, лучше сказать, которые он перечитывал, так как почти наизусть знал их содержание, были ему адресованы невесткой, маркизой де Морамбер. Вот о чем в них говорилось:

Париж, 9 декабря 1738 г.

Мне было бы очень приятно писать Вам, дорогой брат, если бы содержание моего письма касалось только путешествия, которое маркиз предпринял вместе со двором великого герцога. Это светлейшее лицо, услышав как-то отзывы о политических и экономических воззрениях г-на де Морамбера, выразило желание войти с ним в переговоры относительно некоторых реформ, которые ему хотелось ввести в королевстве. Г-н де Морамбер не счел себя вправе отказываться от такого почетного совещания, тем более что это было удобным случаем показать своим сыновьям свет. Он привел их с собой, и великий герцог дал ему понять, что он охотно будет видеть около себя этих молодых людей и что, без сомнения, согласится взять к себе на службу того или другого, сообразно его способностям. Договорившись об этом, г-н де Морамбер и оба его сына около трех недель тому назад отправились в дорогу, и по письмам я знаю, что они благополучно достигли цели своего путешествия. Вероятно, они теперь уже имели аудиенцию у великого герцога. Это событие очень лестно для нашей семьи. Оно еще увеличит ее блеск. Я не сомневаюсь в том, что Вы с удовольствием разделите эту честь, которою мы все гордимся, хотя Вы и не сделали ничего, чтобы ее достичь, если не считать того, что живете как подобает честному человеку.

Я охотно верю к тому же, милый брат, что Вы обладаете здравым смыслом и нравственными качествами и что, несмотря на Ваше одиночество и отчужденность, в которой Вы пребываете, Вы не сможете остаться равнодушным к судьбе своих близких. Поэтому мне не приходится сомневаться в том, что Вы ощутите истинную скорбь, когда я Вам сообщу о смерти Вашего брата, г-на де Шомюзи.

Я прекрасно знаю, что несходство ваших характеров и привычек делало вас несколько чуждыми друг другу, но природа создает в крови такие связи, которых ничто не в состоянии порвать, как бы слабы они ни были. В таком именно отношении находились друг к другу Вы и г-н де Шомюзи. Г-н де Морамбер равным образом не имел со своим братом сходства во вкусах, но это не помешает ему остро отозваться на его гибель, — чувство, которое Вы с ним, несомненно, разделите. Бывают часто в семьях люди, подобные г-ну де Шомюзи, которые приносят с собой меньше доброй славы, чем неприятностей, и чей образ жизни рисковал бы подорвать добрую репутацию семьи, если бы высоконравственное поведение остальных ее членов не уравновешивало все порицания, вызываемые прискорбным распутством одного из них. У многих семейств имеются свои тайные заботы. Г-н де Шомюзи был непрерывным огорчением для нашей семьи. Надо сознаться, он являлся постоянной угрозой позора и скандала и внушал нам вполне понятный ужас беспутством своего характера и неразборчивостью любовных влечений. Каким же образом человек благородного происхождения, обладающий таким умом и природными дарованиями, дошел до подобной степени пьянства и разврата? Г-н Морамбер и я часто ставили перед собой этот вопрос, когда, проведя с г-ном де Шомюзи, и не без удовольствия, несколько минут за беседой, мы видели, как он снова спешит вернуться в свою клоаку. Его влекла туда какая-то непобедимая тайная сила, владевшая самыми темными уголками сердца и сокрушавшая лучшие намерения. Некоторым извинением может служить ему то, что он родился с пылкостью страстей и одержимостью желаний, которые толкали его к женщинам с ужасающей стремительностью. Он шел к ним ради них самих, не ища в них того, что могло бы объяснить такую склонность, ставшую в нем чем-то вроде слепой и деспотической потребности, которой он до такой степени отдавал себя, что эта бешеная власть заставляла его опускаться на дно, подвергая риску иметь дело с самыми недостойными людьми и вращаться в самом опасном и гнусном обществе. Увы! Ваш бедный брат дорого заплатил за свои заблуждения и отвратительные поступки. Жестокая скоропостижная смерть не дала ему возможности примириться с небом, и — я боюсь — он отправился туда с душой, до конца изъеденной грехом.

И не болезнь положила конец жизни г-на де Шомюзи, ибо ничто не могло бы сокрушить его железного здоровья.

Во время отъезда г-на де Морамбера ко двору великого герцога г-н де Шомюзи явился пожелать счастливого пути путешественникам. Я присутствовала при этом свидании, так как не люблю, когда мои сыновья встречаются со своим дядей. Я всегда боялась, чтобы он какими-нибудь неблагоразумными словами не внушил им недостойных мыслей. Мне было бы в высшей степени неприятно, если бы г-н де Шомюзи имел на них хотя бы самое ничтожное влияние. Впрочем, нужно это признать, он всегда воздерживался от всяких попыток такого рода. В этот день г-н де Шомюзи казался озабоченным и, видимо, желал побеседовать со мной, как обычно. Я приготовилась к тому, чтобы его выслушать, но он не пошел мне навстречу и удалился, не сказав ни слова. Немного погодя я получила от него записку, где он спрашивал, когда и в котором часу ему можно будет посетить меня на будущей неделе. Я указала ему несколько сроков и часов, за исключением тех, когда у меня обедают или когда кто-нибудь бывает, так как он желал говорить со мной наедине. Свой ответ я велела отнести в гостиницу, где он проживал и которая носила название «Польская Армия». Он поселился в ней после того, как выехал из прежнего трактира под вывеской «Шпага». Такая перемена адреса была вполне в его привычках. В эти дни г-н де Шомюзи не появлялся. Погода была скверная, падал снег, за которым вскоре последовал сильный ветер. На улицах было не очень приятно. Зима стоит в этом году суровая.

Непогода, казалось, установилась прочно и длилась вплоть до назначенной недели. В прошлую среду, которая была как раз тем днем, когда у меня кто-нибудь обедает, непогода усилилась. Дул бешеный ветер, шел ледяной дождь. Слышно было, как капли стучали в стекла, и, несмотря на колпачки, свечи мигали при каждом порыве ветра. Я была уверена, что никто не рискнет идти ко мне в такую погоду, и мне придется обедать tête-à-tête с президентом де Рувилем. Впрочем, я ничего не имела против. Г-н де Рувиль очень неглуп, а после обеда мы можем начать с ним партию в реверзи[1]. Но, несмотря на бурю, я была обманута в своих ожиданиях. Когда садились за стол, нас было уже четыре дамы и шесть кавалеров. Такое количество друзей тронуло меня чрезвычайно. Я очень благодарила их за твердое желание развлечь меня в моем одиночестве. Это привело меня в хорошее настроение, и обед начался весьма весело. Четыре дамы: г-жа де Блэзэ, г-жа де Вардонн, графиня д'Антильи и я; кавалеры: д'Антильи, де Блэзэ, де Валентон, граф д'Эстрак, англичанин мистер Смитсон, г-н де Бридо и президент, к которому была обращена тысяча комплиментов за то, что он, невзирая на подагру, рискнул подвергнуться ярости Борея. Из этого шутя вывели заключение, что он влюблен в меня и пользуется отсутствием г-на де Морамбера, чтобы достичь своей цели. Не соглашаясь с этим, г-н президент сознался, что он достоин некоторой похвалы за то, что прибыл в такую дурную погоду еще потому, что, выходя из кареты, чуть не был сбит с ног женщиной и весьма подозрительным мужчиной, которые, словно устроив засаду, прятались в подъезде дома. Президент добавил, что в этом нет ничего удивительного, что улицы весьма небезопасны в такое время, что они так и кишат любителями легкой наживы и что в Париже наблюдается большое число самых невероятных ограблений. Не лучше дело обстоит и в провинциях, ибо там отмечено немало случаев грабежа, произведенного с замечательной дерзостью.

Некоторое время беседа придерживалась этой темы. Рассказывались истории про фальшивомонетчиков и авантюристов, про разбойников и грабителей в масках. Потом все уселись за карточные столы. Моими партнерами были г-жа де Блэзе, г-н де Бридо и г-жа д'Антильи. Я только что объявила свою игру, как вдруг крик, донесшийся с улицы, заставил нас вздрогнуть над разложенными картами. В это самое мгновение непогода завыла еще бешеней, а дождь изо всей силы застучал в стекла. Однако мы уже совсем собрались продолжать партию, как опять в передней послышался человеческий голос и чьи-то шаги. При этом шуме каждый из нас обратился в слух. Я уже видела, что г-н д'Эстрак направился к двери, за которой раздавались голоса и шум, как вдруг эта дверь внезапно распахнулась от порыва ветра, заставившего задрожать пламя свечей, и на пороге, поддерживаемый под мышки лакеями, почти в лежачем положении, со шляпой, сдвинутой на затылок и разодранным плащом, появился г-н де Шомюзи. Лицо его было бледнее воска, а правую руку он прижимал к груди. При этом зрелище мы все поднялись с мест, при грохоте опрокинутых кресел и звоне жетонов, катящихся по паркету. Опередив меня, кавалер де Валентон бросился к г-ну де Шомюзи одновременно с мистером Смитсоном, но как только они наклонились над ним, г-н де Шомюзи, икнув, брызнул им в лицо целым фонтаном крови и, несмотря на то, что его поддерживали слуги, повалился на пол, где его шляпа докатилась до ног г-жи де Вардонн.

В страшном смятении все склонились к г-ну де Шомюзи, которого продолжало рвать кровью, бегущей целыми потоками. Мистер Смитсон, немного понимающий в медицине, стал возле него на колени. Г-да д'Эстрак и де Бридо держали каждый по свече, чтобы ему было светлее. Г-н де Блэзэ закрыл глаза, чтобы ничего не видеть, а г-н президент собирал рассыпавшиеся жетоны. В это время мистер Смитсон раздевал г-на де Шомюзи, расстегивал его жилет и отворачивал рубашку. Показалась рана — красное пятно на белой коже. Во время этой операции г-н де Шомюзи сделался еще бледнее. Он оставался неподвижным, и, казалось, одни только его глаза продолжают жить. Он смотрел на меня так, как будто хотел мне что-то сказать. Я наклонилась над ним; губы его дрогнули. Он попытался пробормотать несколько слов, в которых, как мне показалось, хотел назвать какое-то имя, но новый поток горловой крови заставил его задохнуться. Зрачки потускнели, все тело вытянулось так резко, что отскочила пуговица жилета. Он сделал еще несколько коротких движений и застыл в неподвижности. Он был мертв. Мистер Смитсон поднялся с пола. На скверном французском языке он объяснил, что у г-на Шомюзи пробиты легкие. Удар был нанесен с необычайной помощи остро отточенного оружия. В это время Люцерн, нечто вроде Вашего Аркенена, сбежал вниз и стал опрашивать кучеров карет. Но, найдя убежище в кабачке напротив, они ничего не видели и не слышали. Вероятно, г-ну де Шомюзи был нанесен удар в то время, когда он дергал за звонок у входной двери. Виновниками преступления являлись, по-видимому, та женщина и подозрительный мужчина, которые толкнули г-на президента де Рувиля. Кучер г-на де Бридо, направлявшийся в кабачок к своим товарищам, обернулся на крик, который испустил г-н де Шомюзи, и увидел женщину и мужчину, пустившихся в бегство. Не интересуясь больше ими, он присоединился к веселой компании. Поиски, предпринятые сообразно этим указаниям г-ном лейтенантом полиции, не дали никакого результата. Удалось только узнать, что за несколько дней до преступления г-н де Шомюзи принял в гостинице «Польская Армия» одну даму, не похожую ни на одну из его прежних посетительниц. Г-н де Шомюзи провел ее в свою комнату, в которой немного спустя служанка слышала шум какой-то ссоры. Дама вышла ночью, и никто из лакеев не мог рассмотреть ее лицо.

Это печальное событие, произошедшее в отсутствии г-на де Морамбера, не принадлежит, однако, по своей природе к тем случаям, которые могли бы прервать его путешествие, ибо он и его брат никогда не были сильно привязаны друг к другу. Я держусь именно такого мнения и потому сочла излишним извещать его Об этой смерти. Он узнает о ней со всеми подробностями после своего возвращения, ибо нельзя рассчитывать на то, что его предупредят об этом раньше. Г-н де Шомюзи жил в большом отчуждении от света, который довольно долго держался от него в стороне по причине его распутного образа жизни. Поэтому его смерть пройдет там незамеченной, и г-н де Морамбер узнает о ней, когда уже на нее ляжет забвение, тем более что содействие г-на президента де Рувиля и г-на лейтенанта полиции, его добрых друзей, позволяет произвести похороны г-на де Шомюзи с весьма уместной в данном случае скромностью. Все это дело не дало никакого повода для рассуждений газетчиков, не вызвало любопытства людей, занимающихся литературой. Мы опустили в землю тело г-на де Шомюзи на маленьком кладбище Пикпюс. Там будет он ожидать небесного суда. Да простятся ему небесным милосердием все его заблуждения! Я послала забрать у трактирщицы его вещи. Если их осмотр представит какие-либо интересные частности, я Вам напишу о них. От этой же трактирщицы, которая думала, что г-н де Шомюзи просто куда-то уехал, и с которой он охотно пускался в откровенности, узнали, что г-н де Шомюзи был весьма стеснен в средствах и, находясь в отчаянном положении, издержал все свои сбережения. Он говорил, что собирается отправиться на Острова, а в тот самый день, когда эта неизвестная дама приходила к нему в гостиницу, без сомнения, за тем, чтобы вытянуть у него несколько луидоров, решил продать довольно большой бриллиант, который у него еще сохранился. Быть может, этот самый бриллиант и был причиной смерти г-на де. Шомюзи; быть может, для того, чтобы похитить этот камень, о существовании которого им было хорошо известно, негодяи и убили г-на де Шомюзи, спрятавшись в засаду возле моего подъезда? Что бы там ни было, эта смерть является трагическим концом того эпикурейского существования, которое вел г-н де Шомюзи. Я уверена, мой дорогой брат, что Ваше доброе сердце будет этим впечатлено. К тому же смерть — всегда смерть, и гибель наших близких внушает нам некоторые размышления, некоторые переживания, обращенные к нам самим. Мне хотелось бы, чтобы это письмо нашло Вас в добром здравии и чтобы подобные переживания не вызвали у Вас никаких тягостных предчувствий. Я напишу Вам все новости, которые узнаю о славном путешествии г-на де Морамбера при дворе великого герцога. И я обрету в них гораздо больше интереса и удовольствия, чем в том, что принуждена была сделать, касаясь гибели г-на де Шомюзи при уже известных Вам обстоятельствах.

Примите уверение, мой дорогой брат, в том, что, питая должные чувства, я остаюсь Вашей преданнейшей невесткой и сестрой.

Маркиза де Морамбер

Париж, 17 декабря 1738 г.

Еще одно письмо, мой дорогой брат! Я думала, что все уже кончено с этим г-ном де Шомюзи, и вот видите, снова собираюсь говорить с Вами о нем. Если во время своей жизни этот ужасный человек часто бывал несносным, то и дальше он угрожает быть таким же, несмотря на то, что его уже больше не существует. Судите сами поэтому о моем удивлении, когда вчера сестра-привратница из монастыря Вандмон в предместье Руль явилась в мою приемную и заявила о своем желании говорить со мной. Так как я не люблю подобных посещений, кончающихся обыкновенно выпрашиванием пожертвований и просьбами о чем-либо похлопотать, моим первым движением было отделаться от этой монахини, но ввиду того, что привратница упорствовала и утверждала, что ей поручено передать мне письмо от г-жи де Грамадэк, своей настоятельницы, я переменила свое решение. Эти монастыри, где воспитываются девушки хороших фамилий, часто бывают рассадниками невест, и, хотя мой старший сын еще очень молод, не было ничего удивительного в том, что какая-нибудь особа услышала отзывы о его нравственных достоинствах и уже строила относительно него планы будущего. Привратница, приведенная в мою комнату, протянула мне конверт, прося вскрыть его в ее присутствии, чтобы иметь возможность, если это понадобится, передать настоятельнице мой ответ на словах. Я так и сделала. Переписываю для Вас то, что я прочла.

Маркиза!

Ваше родство с г-ном де Шомюзи извинит свободу, с которой я говорю о нем. Мне приходилось несколько раз посылать ему письма с просьбами о деньгах по адресу, который он мне сам же указал, то есть в гостиницу «Шпага» в квартале, именуемом «Болото». Эти письма остались без ответа, и я распорядилась, чтобы последнее из них было отнесено ему лично нашей привратницей, которой сказали, что г-н де Шомюзи больше там не живет и что он выбыл неизвестно куда. Не зная, где его теперь искать, я принуждена рассказать Вам о том положении, в котором он нас оставил. Устав нашей общины требует, чтобы плата за наших пансионерок вносилась по третям года, и вот уже целый год, как мы не получаем того, что нам должен г-н де Шомюзи за содержание и воспитание девицы, которую он поместил к нам шесть лет тому назад и за которую до сих пор очень аккуратно выплачивал причитающуюся сумму. Эта юная особа, которой в настоящее время около шестнадцати лет, удовлетворяет нас во всех отношениях, и мы испытали бы большое сожаление при необходимости с нею расстаться, тем более, что г-н де Шомюзи представил ее нам как сироту, и потому еще, что она во всех отношениях достойна внимания. Поэтому мы были бы весьма Вам признательны, если бы Вы попросили г-на де Шомюзи внести порядок в выплату нам денег без запозданий, которые мы можем приписывать только какому-либо важному занятию, нарушающему его привычки и об успехах которого мы будем молиться так же, как и о Вас, маркиза, если Вы захотите помочь этому делу, поручаемому Вам с доверием и уважением Вашей служанкой о Господе.

Грамадэк.

Подумайте только, каково было мое удивление при чтении этого письма! Что означают этот монастырь, эта воспитанница, которую г-н де Шомюзи содержал на свои последние гроши? Где он отыскал эту голубку, из какого гнезда она к нему упала? Что станем мы делать с этой неожиданной родственницей, свалившейся нам на голову?

Все эти вопросы теснились на моих устах, и дух мой рвался в бой. На этот раз г-н де Шомюзи перешел всякие границы. Кто бы мог подумать, что он был опекуном! Эта комедия показалась мне игрой дурного вкуса. Опекунство, без сомнения, прикрывало тайное отцовство, по отношению к которому он, даже будучи таким распутником, пожелал, однако, выполнить все обязательства. Но кому же, однако, был обязан он этим незаконнорожденным ребенком, так внезапно появившимся на нашем горизонте? Имел ли он в своем распутстве какую-либо возвышенную связь, в которую входило чувство любви и о которой напоминало ему это дитя? Было ли участие, которое он принимал в этом ребенке, искуплением каких-либо угрызений совести или же просто он видел в нем предупреждение своей испорченности? Не была ли эта девочка, которую с такой заботливостью он воспитывал, предназначена стать жертвой его старческих удовольствий, жертвой, заранее выбранной в запас для удовлетворрти. ее. Г сти . Но кому;д, не был ли Ѝта нтинвым существям,купленвыЃм недостоЍтой нтени на оаком м т и гнуѾ с сынов, которым одикаковй позедяѸе того, что падпа лет ткв,Ѹе того, чти его пер?й. Накого соги; бытѵ похгда это шестнадцаѾвлеан в знана к такоиемя ла носи?и.

Ѓ былаохначени одновременна и удивленбом, о гнбом, о любопытстбом в то вреам как сестра-привратни,й исзнтная действжем пртнесерногелю письзи, раттовала поронли Ђ ужаые перобир на своотли новже чЃпки. Надо сознатьстая достоинством своя ожанви к благоринствоЇ жеѾм сеща просручбер; и уважение, которося х внутию легзи периходм вереяет пн виам призникое моегн ветЂепеиля орагореженияредотя монахк я нузна,о куЂа денатьсяти, одумию охотно пѺатиласѾ бы в бегство. Однакмя , владва собой. необходиво былл пррить твет не это де; ая сказалЯ посленноо, что посл заера пѿреня в монастыря ВандмЁь, чтобы ь говорить и сестрде ГрамадѲе. Эта мне казало с самѻя удрбны, выхаком м положения г-жа де ГрамадѰя долеса были нахоЉаться кк все обстоятельс,я ль толькЁ в добрдо соглилѾ согидприняи этого авилыѵн в срек благоронных дев,е воспитывашихся и монастыя Вандмия. ена ибъяснко мне вѾм, что с сяетсѼ ребени, которогз г-н де Шомюзоаставил им в Госпоминениел сние , которым пртнеѰет нам немалй забой. нхакиван,х внувеннон мнн этие поступбом заставлко менапизать Вавь нпрежом, чтли В, разделиѴа мое чувстия. ези пр высли бы всѾрусмеы, если бя отсутствии г-на де МорамберЋ не позволта мнЏ дейстдоват, по своемун смотренах. е чувсѽную селя удовлетворнной се ть, что ом можерисбебыть такие образоо всеѹ заб,ю свѴранЉ сѽн этио денемибовсеи дааннейш ся поставо Вас еизвествосѳо. ПрлиѴа мое уверелся е чувстх др нескего ра положению Ќ Вой.

Маркиза де Морамб.р

Пари21, 17 декабря 1738 г.

< сигой брат монастыря Вандмас е Р ди ‍ что оченв хорошеоздан,о ра положемое ни кѾминых предмесѽия зас чего не бЁущ— крапоти, нт самый бом в своем ра положении пр красЋе с отвЉеству этоІдели, с которой Їто падназначея г-жа де ГрамадѰѾ сказалл мнемесѾн, до мне возможносѵт посетитѼ все еги угола. ертабы тае просѱер,хм кЀасѴух рного по дѽи двобы обиьнык каил в выстроей со вкунем сес мы ро от светЁмеью преомуа ббныдагсаднином, капичак Їреяю. Все этое со, едостойн и уважеЌсяя, некоторые из нже, каг г-жа де ГрамадѸе, прдоаходе ик благоронных фамилем. дать се каков, которыЂ произходм впечатлесе образранЉ юзи я осонЉ ю; бытѵерездаоятельникамим, что с сяетса остельнж что датѸем госпзнь п мож!

Все этй монахион приумашивет ам шес люЀо Ётья девуш им участьѵ идтворескисремьс, участьѵ иа бѵрднаорыхреома которюзи ндо опусЁяетсиѾ с разричя, чев заслуЂо и добр ветега.их ратпраапиЀенон, гсудцаѾнке, истор,ь соту очень рногк нтоиесрушитию, немногЏ литератуу, ривовану и мязыже. Во врему сроконсе тЂодтлевостии во время перемх, как можнамеВаше допускаюѵ часѾ с ра говоров угѻи меваютсѲл обязЁтвосѳол опнедеЉенныи дна воспитанн бы мЂсѾн приниметь ои бы Ў приеобой для ракееию длѵерездажениѼ нана к ем пѾаходѵ часѾсе бите,е. воспитанивй обоем оченв хорош,о дицмплрЋ нм оченЃ суровни, ни прохоЉаься тверой. ам нм дение девЀЋ нм отдеваѸи от свеѸх. ь голози твЉЂакоІ жизнЋ досѽьгаюуашеа воспитаннов, которы, находх удовольствй в м, ченияѾ в ток как еми педнез тасѾы таа своомесоЏ Вандмные часо, выхожет з мѸя г-жа де ГрамадѰь — велиотя истеницвй брнных двахя на пособрая бе чисжемое количествапазе. Этесе оинстденнааговосѳопрежй монахионае с бываЂесе ещдя острочнЌ приятного удаг-на прин на менс с самѻм отЀанным е чЃком, притсиизвижениѷ в ЀинужденнуэакопоЂию и уЁещенни, н, я острпрокочилй со всемиереа слоеями, перайдаІбеле моего посещеиля к и удивлеЂию, которыошно быне вызвцо.

< г-жа де ГрамадѰѾ выслуѽ на менЯ очень блаЁти . Но зи вй нтельдаг-нд начЌма м того, чтв за видательствовалн мне рое порчене порохому смерти г-на де Шомюзи. Ѓ сочлинунным прмоегнутѲя бесен с на к н которой откровеннос онае с быжать порчтных обстоятельсѸи этогЅ дки. вско ля ра указала м о тое обраІ жизЁу, которые вел г-н де Шомюзивои рова, казалосьооыло удибе;в, они н помталоей нват, похвальное ковк г-ну де Шомюзи пр созюсяв кдоющѽа во все, его движениях н брну Ќ прият дат, обращенияи ничего не дозожала и, нт с на зрен ветЂепением вскорыЂ пр, икнутѲтсуЅ дки откуЂз г-н де Шомюзиазвк л этя девуѵсу, когдит какие образоо привЂо ошее Џ Вандм?х. ВпроѴи , чтв жалг г-жа де ГрамадѰѾ в настояще, прдоахужденим своѰ воспитанн ?я г-жа де ГрамадѰуа большогпотмностѵз отвовалйна>Все эти вопроѴа, и воч Эта мнкудилося от но узнацо.

<т г-жи де Грамадо, быдтворонгой брне пЌ имеии г-н де слеер этоѸ г-н де сле,е по причинй заб,а поррждамыя беспутстзоеого пожден он пѺашлачиностѵо нравственныѾ паня и внушт г-а де ГрамадѰумочувствде кгсадностѺи и порчетѺсремьс,, гдо существова и подобныа люми. В эѼѻм отношеалоо брат и был , чее лучшн Вашеги г-на де Шомюзи испорчеамый дуррюзизниквстЀюзи к своие при, ратниема картоткой, гит к каЉам, я посаянли нахоЂился в ссен тпрао су нем в нем всо времвходий дурр в слѸни, нчего нельзс было пркнутѲ чем-либЁмел немм оди пр краѰмый деан оЏавился Ђ г-а де ГрамадѰ в и прохуждении г-на де Шомюзи. Во время этего посещеиие, котороЌ имело Їасто болеЈвестЌ лет тому наз,з г-н де Шомюзи, с носЂо у г-жи де Грамадо позворрти. помесѽутѲя Вандмак сиротуо сѾсь с которой ои бызѾминтеревовия. Ол назвил ед е чтью тногиез моих друзой девочон воспитывилась д перинео добрыѰ людей, которы, не был в осаяо и лать ый пвыхожнее воспитанем.нй ова Аен-. пои дФерегаеса быле очень ала в хорова соб, ни бы обы дЁсадго ниазвмочу из й приронных урованиД вседо, е, что она была я осооки. Г-н де Шомюзо несколькспувался во всее эѽых объясшениях, г г-жа де ГрамадѰѾ падала, чѽы, еслЏ лх е чли заклюрить дѵсуой необходивх удовольстенатьѽн этзнЋ дострочнл са врвя оробъясшенеями, которыЂ падпа уоз г-е Шомюзито еги роЉам,нт Аеы-. поыбыл нцопити, но весьма и чтеѰмый творм.а! Что с сяетсй нтеж чтз г-н де Шомюзо с нпкровоовия г-жа де ГрамадѰ, не быя удовлетворѰн этзндопадш имена существованл назверногй творм-жа дФерее казало ней а мрительнѸя. ПоэтомѺ н котося тр сва совестомта ней оглииться нЁ просо у г-на де Шомюзитесдтворонгой бр,Ѹ г-н де сле,к которому Ћѵн В это времѽл Ї ам нм согиротказа, и потом, что оеой мѾ скаиитьсѿворбны, ожде-жи залЯ не полушениѽ засредст,сти . днялѲа, казалосьт то, и чтобы подоось дѹна>В-е каЁа были заклюоки скрое тогоюЀо,е возможЁруна мочго ужаѴени, хотѸ бяоднойнуь либг Г-н де Шомюзо ЋЂ произх жил впечатлеся челоени прю тногЎ длѵ воспитаилѾ с пнных дуашѲеен-. пои дФереЁя и монастыѼ будеѵ лучѸя, че, гЃю-либо к дрэѼѻомесу, и поэтомс быле решее, что г-н де Шомюзи привеаЂеса заержде.

>См тогемиденѶе, каг г-жа де Грамадѻѵ вышлвю приемнѰя, где н ожиЁЂЁ по свЀусмаленьк аспутницил г-н де Шомюзиенатесе совственном троЉаа уже оЌ имес никакиѷ сомнеЀой относительно причом тог интересу, который оЁ пр явл к л ѾтомѼ ребеЈку.прана, реомЁ незид, не было з какоги вно негоаходст,Ѿчне что-тн слоо мое режылом пеѰкогуже а ряла, чтАен-. поа былд е чтьу г-на де Шомюзи г-жа де ГрамадѰѾ апиЀула мне же, корой Їса былЀ в то вре:л нцольшо проѸе, прспосиовальн,дя острочнкереное квение, анмнемер, в лицЁ легм отЀученвресвуш иемесе стнстденнос быле что-тд пересее. Ћк казаласѱр тликой и одержати, нь в глаЉ юЏтноли зѽьвалсѶликоь гшѲеидао она была скромни, нѼ оченЇ, исѵмм обоеь — жва совувенна нтижности корже, корой Їса бы,а девочаѾ падраваласт г-а де Грамадту, и после того, каг г-н де Шомюзий роситеЉЂаконрежвостью инякороѵсу она деЉгироовестеые к ис рчѸя, чтобы таесе к одиовсей необходЌнѸе.

>Ооставшисзн одио с ж мой де Грамадту г-н де Шомюзи верочне н п блах урим каЏ челое,ое свобождення оѰ большой забицы нти, пер говор во всеѹ необходЌоих слоияхмак акрѸлся его больше не видеЂи. ОЀ бедевенв нос ыплать по третям гоЃю до м соы последн то врбвеЁу, когдо задерли в выплвса зомтала менве это делзи привя к Ђ то, и о чли В ужузнаоде.

>П полуве э оробъясшенЂь, я продолЃна ра опрашиватс ж-ну де ГрамадѰѾ еен-. пои дФерека, которуюсреѰет н быжать именно тза, чтобы м прмоевать к дрэѼѴну бвеЁу, и воч ЭтнЯ о не, узнакио м см пеѰкь кнуе своегп треажения и монастыѾя на выслурпро бриласьвсо, и чся от нЋ трЂвовае. Ћпоказаласѵ оченѸа повительн,Ѱ воспитанб, ни поЁлуЂЏ остре не по убиил.а неи был пр краѰмыехтрак,к котнноказется откровежнымже будучо нескроЁным, твеѶнымго но етѶнымагонымго нь нпвежнымрвымго нѲ исболврвѵмЁ но было много срокьства в одиенимк внезаЀрюзв исвуш игн ветЂепеиля спотЀюзо гнв, которым ма уоги; бострвл сниезда ЁѺу.пр красЋ , влаЂсь соб, я нЁ пробир нл эта я осоо дать нкетайней одержаѽости та, что е не поЁлу,о й монахини, н, дажг г-жа .е Грамадту, котораѹ отноѷаласѺ о ней о любтию, Ће могло ничего узнаыЃм нѾ в ток как еза жылд Џ ВандмнѶе, кае буно эсоы вергоЃѵІ жизне в все до существовоы ь исклюониео эсоѸ вопрао он, не бынзи скрѰти, ри неовительнл. ѷаласѽ охотни, нт скорыЂлонсуясѴ повоЂом рдуия, чей прироЍѼѴнзвмЂренах тр ѴоахНо Ѐа пон на то, что ым пр н быделиго нѲтноѷани ничеги от сеемм обо,елѵ был доволѸцы.а неи бѵго большпр, иман зреь гя, че зреь гсозеге чувстви к благмесѽе. Ћк казаласЁмел ни, но убий, онлим клитывиЂу в ниѸостинную, раттвосѳо что н быделось коее есе омесѽ юзнанмесѽ и. Ђ принадцЁть ле она бодержая цольшо испЂЁ п«й стар »,езтвераѵте сагой решеоаь ко.е? Имянлк л Ѿтомо врбвеой относЏтся оинстденгой большоа прос срии, в которое Ће мшно бынб В пркнуѲо. Однеоа, реомлушен игн начЌмахоЉа ыкѽь,о повсѽнѲещнЯ езтьгаузнбвем тогбратоЍчађроднѶе, воривоватногонГ пр Ђакопелла.м! Эта кѽьЁа былеоодр ма Аеы-. пои дФерега чтобы сказатѲЏтнмнѰяса з веыл призниѳаесабеЉгирос ра, Ѐивеивк тзи, перх двась ыплате стмна а были зодержал в этон виаЀ вь кнусу, когдспыталась зрелаыЇ зриз монастыѾруис му. Эне поѻе сво колу и оятя цольи н потоѸлсяцЁ л игАенои дФереЁя выпноѷанл сниЋпндениЃт г-жи де ГрамадэЃ, котораѵ позвоѷанл селя реуѲоо эсоемиденрѾя на терпытает бытѼ ребенк зи пр цаѾввась а Ѿрую девуѵѾй. еперѾг-нд нхоЉаьсо в стар м кЀасй и слует тае обронцом прбеѰкого пожденде.

>П после каког, истоѰрчесного позалг г-жа де ГрамадѰт пада жылмЋ не поззатѐеу-. повм прииемнѷится оѸ . На нт пада шение Мне хотена>о треиитьсѲ лиѸемлниць с этоо с порой соб упреж, Ї ам нм прму опнедеЉе тогбошенгонетее чІы я отсутствЂим г-на де Морамберм Мне хотелось я ос чЃкенатьѽо с г-ноа президенном де Рув нем ои быЀ в осаяо и лати хороѽий совм. ЕслЎ г-а лейтенаЂа полицму сможебро иска иметс этоЏ девуш,м моя охотно возцаѾе же потом, чтг г-жа де ГрамадѰолчене возможно-жи дерлать ше дольЏ и монастыл. УстаЏ Вандмну, прЃдивЂьѽн это, и потом, чтАен-. пои досѽьл в допусрного пи, ратй. ао болег г-жа де ГрамадѰѼ нм согирдставать шта села выслуницве. Этазнаы обезтвекнуѵтсѼ , исла сделаые из рыЂ сорусмонахЎи г-жа де Грамад,а и чувстЀа, что в настоѾрускнуѰк я нх еЃм ничегЌ говорити оЁ эток внезапкоперевенни,т пада жылмЋ не птказа, еле кия, чтобяирдстаталасѽ л ирченбой длэ этоІдеЀѾя на Ѐивна менч зрио брвобѰѾ ссу, которое выхаы е см ои бые оченє краа, этот с,Ё по свтзнЋ тинвюзнореямиребщя к смаленьем молЁтвенноестаом, диекопеллатоЏ сиер? Б,я действитель, учнм о выта, лушен В, рас упаась пьвсо асаво. Одй, гделиоЁлуЀые ра тквачивЁти трей и пѱедачивЁѻась ‌ по т же потом, что бынез трчено поставать др несне тази. ост этот маленьь ерои представл , преивытайнЌ приятнса зре.я? Былт тазо нескольксмонахЌ,ы теси др нных ЀемзиоЂоа де ГрамадѰѼ Ѓ, которое времѸыскнАеу-. пои дФерегазакот оя на Ѐсказалл мншее Ідя трельнноѽ.яен-. поышл, реомдтвемя свами иоЁлу име инеиеѹ стале. Эте был дев-жа дВрилза ол дев-жа дК вере о, бо птоткого пожден оо весьми увадамых фамилемтоая им конноѽзиео поянуо,ти там каЈа ло теперх етѾгонн Ватсиуоги возможносѵѽсе торуяса ра смотѼетс Ѓм неожидаоруѿеревеннесу, котоѽиѽ зЋдавлаел г-н де Шомюзи.а неЏ действительна был, анля ролу е очень приятнсв лиѵмесм нанеЏ дерлауюсяв кдодилэто достоинст, и о котора упоминалг г-жа де Грамадѷи глаак казаась пр краѰмтии Ђелое велик теѰмѵм. Еслобеперемевать штоденную преомь на мтнсыпларь, эткороѵна>Ўекбы ибыя успгаесЏ действительнЂ произх жЋле очень арое впечатлесим ра попа ѵн втве польит, что Ѐияетсп по эток влучастьѵч Эта можеоодр иитьсѷна>ВѲя этзнЂ видиморея?и.ж бщи таемногео нлачиЉегох дуашѻ, .явеѶнеЇелоарчеснне пЇеноь тольеѹ неожиданкомуу.пранаен-. пои дФереонреж, етЂепачи,про бнѶе очендн у у,Ѿчне чѵм музнВам ѵте веѶ, тесдуа?е Мнм согиже аорокнутт пм выѰли, чтва жыЁее этоЏ девуш ет члыѰвушем гЀираткратс г-на де Шомюал, то естм распутнина едеЃш,, которые>Ў втвІ жиатѷванзетсь только любтие сагон жиекочи Ѿжнвл снис сае пѱерную, раѰтњ Эта може, поруатьст, что оно но засрЂвовало эсоѳрмоельногнтепеиденрѸт, что о, зникотин не его толькоит свчеги он?м. Есл полЏтн м того, чтЃм нмесѾн, девушл обязЁк г-ну де Шомюз Что рому Ћѵл обязЁк дрэѼ полЏтни? Нм прбта еЀѾя нке этоо ужакоткрое какуя-нибудѺ дрѼнѰя болео ужаткра,о пенную Ѱмое начЌгиез амыѽт аст, истднини? Не бы сли это дитв зеча е самыѽжи сих я оѻьеѹ ослжденха? ЧттнеѰеу Ћѵн л сние м какогм брЂногозасредст?и кор мы былм выѰлЁагодторогоВ верго, которылѵертатала,прорин в монастыря ВандмЁли В оглиЎЀо,, что о, не был омеснвюз, по отношению ѾтомЅ пр крас ему х усу, которѽ зЋдавлаЎзи. азни, чтвло мнокисрЁѽних бивеѸ подобныазагсадщеииети вопроѴю свѴранио с этоо маленьк Ферекя так кгсадебрободЌже, как су, которыЂ падпа оѰ одноЂ г-е ГрамадѰѵсдтворонгой бр,Ѿ в котором алл мнн говордитк которо, окорая бесесу оно отнеаласЁ о сежденнѸя. ѵтЀвовылѼ соги иеииѳо, чтЂ этот м пороЏ челоенд нхоЉаьснлд ороне бесн бѸе, вори.я? булвсжеозвор бѸесе с гнейѲась в точ Этни уже часачиЁе ть, чтрбемесѳп треазать нашей пиданнои сестрй.

Пари9 векваря 9738 г.

< после моего последн тЃ письмк я птитанЋе равудалдторогой бр,ѽи вй Ѿруѽ Вас со, з, порохомт ноа менсда жыасѽ л, которые с обрщеиие, котЀ,к я нѵ с гнуюл в эт,и ВпособлиѴвомесй см ни каЌ толькЏь ВаниѸ тж-Іы. кани уж апиЀуЀь, это маленьная дФереоолчене возможно-жрдстаѸитьсѵ дольЏ и монастыя Вандм;а совувеной необходивдстом чѽыткуЂо бы бы мЂалои. помесѽуѷи. Ѕ пр красЋазни, чтонлд снзЋ, чтле чѵм мѲтпраа совувеноеуѽ минтеревоиитьти к ля сПодумшлвю пеѾрускнуѶе потом, ч, е снном ма,м мѲѵуда совувеной отвЉес нзи за сѾсѵму этогбебеннорождеЀногон, гти,а поравачю, немноЂь, я пышлк, обрЍѼѴнеааво эта девушо толькй пи половительне ч сяетсд е чтьу г-на де ШомюЂи, реом, тей со еремеом алл може Госполтенатьѽн этЋх обстоятельсэтон со ера нашомѼ авокрое того вседостойн и уважеЌых фамилрбеЏзыровениЃю, Ѱшивата сѾсѵмѷ моих е чдей, дажм незакоамѾй дейстдоватоЁлуЀие образоо бынб ВыѰвушеа бѵрднаелзнжи то, чтм недостоЍѸдтворескитвлаицы. каобы Ѽ иняа селвло мденим сдал г-н де Шомюзиѵуи. ее. ГезЏ беспѓе жиаѳо всжое он приадуенд нашей рЁѽ.ясрЂвова обы у жее м, какогок, рата, реомЁ азо ями, а чикнутѲ своем отношеалкы подоотому деЂо достоинстЈн Вашегоро,к которомспѓЈвествии г-на де Морамберв слиѴввеликоѳосвн прваЂе ещн нове бЁѷи последные с обрще ше дмшннЂоа , чѴоват Вае поступ.is>

< нх еяетссм рак ЁсказатђЉаЇ ЭтнЌ доволэто дмего прЂвовалЌ с этоо с порой собЌю. мотѼйвна Їасо, Ў приеоб в монастыя Вандмия г-жа де ГрамадѰу с о жылд дев-я дФереой пикваѲительноу смертлео упекута,ибм В слоуо,, чтм ЀѼ будеа сдеЋшнню тногзнбвлйне отцовстЌу г-на де Шомюзиыслывй лэ этоЃ смерѽаен-. пол пррен весколькЁ л,й иситывѸостиннуюо бчг поуѳи; бытѻ мож,о толькй потооо, что н быденл селочувствительне ик блае притоЍѲести или пре чувсѽнсииемеанивм своо сѾсьи, не былм оченкгсадебр, обрка, такоо чувствобрал в ные аг, и потом, что Ћк казалас, преивытайни скрѰтй и совувеной н пр, агзи,, что лт тан быЁу онае оченѼ гЀикистрооиѲтыоди втве призвительмесѳзна>В блах аяа г-на де Шомюзи. шей сказале тоуЂЈн Ваеѹ беженияѷ о Ётаѵте сѾсьни, е, что онмй отводи всамѻѸ твЉЂае зрпеунем Госполтезаласн этия, чтобѰ ра смотѼете н п бу же вй нтельети во всеѸ иоосоо даияЇ ому Ћѵпро бриластая долеси эте призваст всамѻѸ скроЁну, и поѵвурвѽЂ виѸе.

>Пло Їе тои каЏезтвета нѾ