Прочитайте онлайн Севастопольская крепость | Работы Южной экспедиции. Александровский, Константиновский и Николаевский форты. Неосуществленный проект Севастопольского порта

Читать книгу Севастопольская крепость
2016+4408
  • Автор:
  • Язык: ru

Работы Южной экспедиции. Александровский, Константиновский и Николаевский форты. Неосуществленный проект Севастопольского порта

С 1794 г. Южная экспедиция, созданная Инженерным ведомством для строительства укреплений, приступила к работам на трех приморских фортах. О их характере лучше всего рассказывают годовые отчеты того времени. Перед нами

"Работный рапорт

О произведенных при укреплениях Севастопольской Гавани крепостных и цивильных работах сего 795 года мая с 8 по 15-ое число октября...

На Северной стороне бухты, на месте предполагаемого форта А на именуемом ныне Константиновском укреплении

Подорван твердый камень и спланировано мест для строительства строений 135 куб. сажень,

Израсходовано 15 мастеровых, 2396 рабочих.

Зарплата 241 р. 35 коп.

За материалы и инструмент 164 р. 3/4 коп.

Всего 405 р. 35 3/4 коп. ...

На Южной стороне бухты

У предполагаемого форта В, именуемого ныне Александровским укреплением, начатом в 1794 году, горизонтальный бруствер высечен из твердого камня, по длине 31 сажень. В нем сделано 11 амбразур, по всей длине валганг и отделана берма.

Взорвано камня 442 1/2 куб. сажень.

Израсходовано 157 мастеровых и 12 226 рабочих.

Истрачено 2448 р. 17 1/2 коп.

У предполагаемого форта Е, именуемого ныне Николаевским укреплением

На месте временной прутяной батареи сделан бастион с длиной бруствера 32 сажень. Приведен в профиль, прорезано 9 амбразур. У другого бастиона на том же укреплении под фасы забучено камнем... На 3685 р. 2 1/4 коп... Цивильные строения

Для инженерного штаба и обер-офицеров, чертежной и конторы инженера, начатый в 1794 г. дом 10x5 сажень с двумя флигелями 4x2 сажень достроен и обнесен каменной оградой...

Построена кузница 3x2 сажень ...

Для караула построена землянка 4x2 сажень ...

На Николаевском укреплении высечены в горе пороховой погреб на 250 пудов 2x1 1/2 сажень ...

На Александровском укреплении начаты сего года подрядчиком каменные строения к Артиллерии принадлежащие ...

Связь для офицеров 10x4 сажень. Стены возведены,поставлены стропила, обрешочена и заплетена крыша хворостом длязасыпки землей ...

Солдатская казарма 20 х 6 сажень...

Сарай для запасных лафетов и артиллерийских припасов ...

Для порохового погреба отрыт котлован ..."

Из документа следует, что на строительстве всех укреплений освоено приблизительно 18 тысяч рублей, а работало ежедневно около 20 мастеровых и 250 рабочих.

Примерно такая же картина вырисовывается и при изучении отчета за 1796 г.

В 1797 г. три приморских форта были завершены и Севастопольская инженерная команда составила исполнительные чертежи этих укреплений. Александровское и Константиновское укрепления имели много общего. Каждое состояло из двух батарей, расположенных в разных уровнях. Валганги передовых возвышались на 4,5, а второй линии — на 9 м над уровнем моря. За брустверами на одном форте размещалось около сорока орудий. Направление выстрелов обеспечивало защиту акватории моря перед входом и сам проход в бухту. На обоих укреплениях были возведены казармы для размещения одной роты артиллеристов, офицерские флигеля, пороховые и зарядные погреба, а также сараи для лафетов. Тыльная часть укреплений защищалась рвами, гласисами и палисадами. Но оба эти форта оказались незавершенными. На чертежах были примечания, в которых перечислялись подлежащие выполнению работы. Среди них, например, значилась облицовка высеченного в коренной породе бруствера тесаным камнем (необходимость в облицовке была вызвана тем, что при взрывах и ударах в известняке появлялись выбоины и трещины, что придавало сооружению весьма неприглядный вид). Предстояло укрепить бермы со стороны моря крупным камнем, соединив его железными скобами, так как сильный шторм, случившийся 11 сентября 1797 г., причинил бермам значительные повреждения. Требовалось также на всех батареях временные платформы для орудий заменить на постоянные и установить палисады у рвов...

Тем не менее, укрепления были приняты в эксплуатацию, а недоделки постепенно устранялись в последующие годы.

Наиболее крупным и мощным был Николаевский форт. Его фронт вытянулся вдоль берега более чем на 500 м и состоял из трех бастионов, соединенных куртинами, в которых было прорезано около 80 орудийных амбразур. Сзади, на возвышении, находился второй бруствер, за которым при необходимости могли разместить еще 60 орудий для стрельбы через банк. На обширной территории укрепления, защищаемой с сухого пути рвами, гласисами и палисадами, располагались запасные арсеналы для всех приморских батарей. Там же находились казарма, канцелярия, кузница и прочие сооружения, необходимые для обеспечения обороны Севастополя. Николаевский форт был полностью достроен в 1797 г., но буря 11 сентября вызвала и здесь большие повреждения: почти полностью была разрушена береговая берма, сильно пострадал бруствер, обращенный фронтом к входу на рейд, волны размыли даже часть бутовой кладки. Восстановительные работы завершились только в 1799 г.

На этом осуществление "Плана Севастопольским укреплениям" закончилось. В дальнейшем выполнялись некоторые незначительные работы.

Тем временем город и порт интенсивно развивались. При активном участии Ф. Ф. Ушакова был разработан и утвержден в 1795 г. проект Севастопольского порта. Чертежи получили высочайшее одобрение и поступили на флот для исполнения. Альбом в сафьяновом переплете начинается с карты города, на которой в деталях изображены существующие и проектируемые строения. На берегах Южной и Корабельной бухт по проекту намечалось возвести двухэтажное здание штаба эскадры (связи) со скульптурным изображением Нептуна над фронтоном, экипажные магазины, пороховые погреба, смоловарню, кузницу на десять горнов, мачтовый и шлюпочный сараи и прочие объекты для Морского ведомства. В альбоме имеются рабочие чертежи каждого сооружения с фасадами, планами и разрезами; здания отличались строгостью фасадов и четкой рациональной планировкой. Кроме того, проектом предусматривалось образование территорий. Так, для лучшего размещения адмиралтейских строений полоса берега между холмом и бухтой расширялась за счет выравнивания откоса и перемещения грунта на мелководье.

На восточном берегу Южной бухты намечали построить док со шлюзом. Он предназначался для кораблей любого ранга и имел около 100 м в длину и 25 м в ширину. В проект включили строительство учебной батареи для морских канониров и каменной соборной церкви.

С особой тщательностью разработан и представлен в альбоме типовой проект казармы для морских служителей. Размеры казармы — 85 на 10 м. Продольная стена арочного типа разделяет здание на равные части. Два входа с широкими тамбурами примыкают к специально оборудованным сушильным комнатам. Спальные помещения находятся в четырех отсеках и при одноярусном размещении вмещают один экипаж, или 500 моряков. Отопление предусматривалось печное. По проекту намечалось построить двадцать казарм и таким образом создать городки на холмах Южной и Корабельной бухт, а также на Северной стороне рейда. Казармам предстояло заменить возведенные ранее здания, не имевшие нормальных кровель, полов и чердачных перекрытий. Рядом с казарменными городками размещались дома для офицеров. Проект на восемь офицерских флигелей с дворовыми постройками и ограждением, представленный в альбоме, использовали для строительства небольших офицерских поселений. В них должны были проживать офицеры с кораблей, экипажи которых находились недалеко в казармах, — это позволяло обеспечить постоянный контроль за личным составом и организовать необходимую на берегу службу. Старшие морские чины жили с семьями в центральной части города, где для них были построены дома. Сохранился чертеж такого дома, в котором жил контр-адмирал П. С. Нахимов.

Однако этому замечательному проекту выпала судьба, схожая с судьбой "Плана Севастопольским укреплениям". Буквально вслед за чертежами пришло известие о кончине императрицы Екатерины II. Новый император Павел I решил полностью изменить заведенные его матерью порядки. Армию стали реформировать по прусскому образцу, а содержание большого флота Павел I считал слишком дорогостоящим делом. Поэтому ассигнования Морскому ведомству были сильно урезаны, а в декабре 1796 г. император приказал переименовать город Севастополь в Ахтиар. Проект развития и реконструкции Севастополя оказался теперь ненужным и был предан забвению. Забегая вперед, следует отметить, что новое название города — Ахтиар — оказалось весьма живучим. Официально оно существовало до смерти Павла I в 1801 г., а в последующие годы употреблялись оба наименования города. Это послужило поводом для издания Николаем I в 1826 г. указа, который предписывал впредь именовать город не Ахтиаром, а Севастополем.

Командующий Севастопольской эскадрой вице-адмирал Ф. Ф. Ушаков продолжал по мере сил и возможностей содействовать развитию города и порта вплоть до 1798 г., когда во главе эскадры ушел в средиземноморский поход. Последние годы XVIII столетия оказались очень плодотворными для Севастополя. Было построено большое количество домов, проложены новые улицы, вырыты колодцы для обеспечения питьевой водой горожан и моряков, а в балке, получившей позднее название «Ушакова», по инициативе адмирала разбили сад для гуляний. Об этом периоде деятельности великого флотоводца благодарные потомки напишут: "... порт севастопольский за последующее время управления Ушаковым гораздо быстрее обстроился новыми зданиями, нежели во все продолжение своего прочего существования..."

В последующие годы город и морская база развивались крайне медленно. Одной из причин послужило объявление Севастополя главным военным портом Черноморского флота. По соображениям безопасности был закрыт коммерческий порт, вследствие чего постоянный завоз необходимых для города материалов и товаров прекратился. По горному и черноземному бездорожью перевозки обходились очень дорого, поэтому в Севастополь доставляли только крайне необходимое. Но моряки продолжали жить по своим законам.

Командующий Черноморским флотом адмирал маркиз де Траверсе, вступивший в должность в 1802 г., был озадачен обострением отношений с Турцией, которая могла объявить войну России и напасть на главную военно-морскую базу со стороны моря, чтобы уничтожить порт и находящиеся там корабли. Такое развитие событий следовало предусмотреть.