Прочитайте онлайн Севастопольская крепость | Ф. Ф. Ушаков и развитие Севастополя. План А. В. Суворова по реконструкции крепости

Читать книгу Севастопольская крепость
2016+4398
  • Автор:
  • Язык: ru

Ф. Ф. Ушаков и развитие Севастополя. План А. В. Суворова по реконструкции крепости

Начало 1792 г. на юге России отмечалось большими переменами. Незадолго перед этим скончался всесильный князь Г. Потемкин. Его противники и недоброжелатели сразу приступили к изменению установленных фельдмаршалом порядков. Председателем Черноморского Адмиралтейского правления вновь был назначен адмирал Н. С. Мордвинов, а выдающийся флотоводец контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков оставлен в должности члена этого правления. Он стал командующим Севастопольской эскадрой и, по его выражению, "попал в подчинение к кабинетному адмиралу".

Наступил мирный период на флоте и в крепости. Боевой адмирал Ф. Ф. Ушаков оказался в роли администратора, хозяйственника и строителя и будучи незаурядным, истинно талантливым человеком, блестяще справлялся с этими обязанностями. Да и работал адмирал с большой охотой, так как забота о подчиненных ему людях и доверенных ему кораблях была сутью его понятий о воинском долге и службе. Справедливый, требовательный, заботливый командующий эскадрой вызывал доверие, понимание и любовь со стороны подчиненных.

В казне, как всегда, денег не хватало, а последняя война привела финансовую систему государства в полное расстройство. На строительство порта и города отпускалось крайне мало средств, и без участия моряков работы продвигались бы столь медленно, что не обеспечили бы минимальных потребностей эскадры. На полученные ассигнования нанимали вольных мастеров, закупали инструмент и самые необходимые материалы. Матросы в свободное от учений и корабельных работ время трудились на стройках за небольшую плату. Среди них находились специалисты, освоившие строительные профессии до службы на флоте. Вот они и вольные мастера вели каменную кладку, производили столярные и другие работы, требующие высокой квалификации. Матросы выполняли при них роль подсобных рабочих, но одновременно учились у них мастерству и в скором времени становились полноправными членами артелей и бригад.

Всеми работами умело руководил контр-адмирал Ушаков, который еще будучи в должности командира корабля освоил основы строительства различных сооружений. Была создана система четкой организации и контроля за ходом работ: флотские офицеры, возглавлявшие строительные команды, ежедневно получали задания и отчитывались за предыдущий день; адмирал следил за своевременным обеспечением строек материалами и всем необходимым, выделял баржи для перевозки камня из Инкерманского карьера и не давал спуску подрядчикам.

Главной заботой Ф. Ф. Ушакова стало развитие Севастопольского порта, который был официально учрежден в 1789 г. Следовало создать надлежащую береговую базу и службы. По предложению Ушакова морские казармы стали возводить на холме у Южной бухты — там было значительно суше, чем у береговой черты, а в случае тревоги моряки быстро спускались по откосу к стоящим внизу кораблям. В связи с тем, что доставка леса в Севастополь обходилась очень дорого и его постоянно не хватало, стены казарм делали из камня, кровлю в основном из грунта, а полы глинобитными; по этой же причине в казармах отсутствовали чердачные перекрытия. Но, несмотря на такие упрощения, конструкции выполнялись очень добросовестно, а содержание помещений было безукоризненным. Все проводившиеся на эскадре инспекции отмечали, что в морских казармах сухо и опрятно.

Однако этим мирным заботам чуть было не положили конец агрессивные устремления Турции. Там восприняли отсутствие в Таврии А. В. Суворова и вручение командования Черноморским флотом поклоннику английских порядков адмиралу Мордвинову как сигнал для реванша. Порта стала усиленно вооружаться и строить укрепления. Отношения между Оттоманской империей и Россией резко обострились. В ноябре 1792 г. последовал рескрипт Екатерины II об укреплении южных границ и назначении командующим войсками на юге генерал-аншефа А. В. Суворова, который в это время завершал возведение и реконструкцию крепостей в Финляндии на границе со Швецией. А уже в декабре того же года императрица повелела содержать армию на юге в состоянии боевой готовности.

А. В. Суворов, получивший большие полномочия, сразу приступил к созданию новых и реконструкции старых крепостей от Керченского пролива на востоке до реки Днестр на западе. Он рассмотрел подготовленные проекты и внес в них коррективы. Уже в начале 1793 г. нарочный повез чертежи и сметы на утверждение в Санкт-Петербург, а командующий, не ожидая официального одобрения, приступил к их осуществлению. Были заключены подряды и начато строительство укреплений. Придавая большое значение Севастопольской крепости, генерал-аншеф решил на месте рассмотреть проект ее реконструкции, выполненный инженер-подполковником де Воланом, и с этой целью в феврале 1793 г. прибыл в Севастополь. Здесь А. В. Суворов внимательно осмотрел все сооружения и обсудил с почитаемым им флотоводцем Ф. Ф. Ушаковым "План Севастопольским укреплениям". Два гениальных военных деятеля быстро нашли согласованные решения, и генерал-аншеф отправил в Санкт-Петербург на утверждение откорректированный проект. Одновременно А. В. Суворов подписал "Распоряжение для производства работ предполагаемым к защищению Севастопольской гавани", согласно которому с 21 апреля 1793 г. предусматривалось начать их осуществление.

Эти документы, имевшие огромное значение для Севастопольской крепости, отражают глубокое понимание великим полководцем фортификационной науки и строительного дела.

Согласно "Плану Севастопольским укреплениям" защита входа в бухту возлагалась на четыре форта, расположенные попарно на противоположных берегах рейда. Пятый приморский форт должен был не допустить высадки десанта непосредственно в город. Со стороны суши городские строения оборонял бастион на городском холме. Приморские укрепления на северной стороне бухты от нападения с тыла защищал большой редут, расположенный на возвышенности. Кроме того, во всех приморских фортах предусматривалось создать оборону горжевой части путем возведения рвов, гласисов и палисадов. Предполагалось два наиболее важных форта построить с многоярусными казематированными батареями.

Заслуживает внимание обоснование выбора места и конструкции фортов, изложенное А. В. Суворовым в его "Распоряжении":

"Естественное местоположение преподает само собою способы к укреплению гавани; со стороны моря два мыса при входе в гавань под названием Южной и Северной косы (в 1793 г. все перечисляемые пункты были безымянными, а форты имели буквенное обозначение, однако начиная с 1784 г. на картах три основных мыса и расположенные на них укрепления названы именами святых Александра, Константина и Николая. — Авт.)... суть без прикосновения изящнейшия пункты к защите входа, но как сии места узкостию своею ... не дозволяют в одну линию иметь нужной горизонтально по фарватеру густой и сильный огонь ... округ лежащее местоположение есть такою, что с онаго ... внутреннего пола видно, то все сие понудило прибегнуть к соделанию с ярусами и казематами фортов, казематы сии иметь довольние отверстия для чистого воздуха, послужат жительством войскам, нужным для содержания сих батарей. Другие два пункта назначатся внутри главной бухты, которые иногда вспомогательными, иногда покровительствующими назначенных для очищения фарватера фортам служить могут.

Наконец, форт Е представляется со стороны рейды 5-ю батареею, довольно страшною, которой дирекция обращена перпендикулярно по фарватеру, так что если отчаянной наступатель пройдет мимо всех перекрестных огней 4-х первых батарей, повстречает еще ужасный ряд огнедышащих жерл — при том сей форт заключать в себе будет запасные и пороховые магазейны, арсеналы морские и для сказанных фортов, как и главный, будет давать для обороны..."

Далее предусмотрительный полководец приказывает на случай внезапного нападения турецкой эскадры максимально сохранять боевую готовность существующих батарей и по мере готовности новых брустверов сразу устанавливать за ними орудия. Старые укрепления не имели обороны с сухого пути, поэтому А. В. Суворов требует немедленно приступить к сооружению рвов, гласисов и палисадов на всех приморских батареях. Более того, если в документе излагается план работ на три месяца начиная с 21 апреля и не определены сроки окончания фортов, то возведение горжевых сооружений генерал-аншеф приказывает завершить в июле 1794 г.

В "Распоряжении" подробно описываются конструктивные элементы фортов и способы производства работ: "Берега 4-х передних фортов столь возвышены от воды, что никак нельзя на настоящей их поверхности строить горизонтальные батареи, почему положено скинуть сии каменные берега, так чтобы их высота не превосходила 8 фут сверх поверхности воды ... и так как сей берег существует из известкового камня, то мягкость оного способствует обрабатыванию с употреблением пороха как клиньев, ломов и камнеломных кирок, наблюдая однако ж, чтоб бруствер нижней батареи был по профилю из самого того берегового камня вырезан, что может послужить в первых двух пунктах надежными цоколями для возведения стен на оных...".

Какое рачительное отношение к делу, какое стремление как можно рациональнее и экономнее осуществить строительные работы! При этом Суворов подчеркивает, что нельзя допустить снижение прочности конструкций: "... Сказано выше, что бруствера нижних батарей... будут высечены из грунтового камня, разумеется с тем только, когда тот камень будет не сыпуч и не слишком слоист, а надежен в крепости, в противном случае лучше парапет строить от самого основания на извести из бутового камня...". Здесь идет речь о пунктах, где размещались Александровская, Константиновская и первая батареи.

Далее даются рекомендации по бутовой кладке. В частности, при толщине бруствера от 3,6 до 4,2 м для экономии дорогостоящей извести кладку следовало выполнять комбинированным способом, т. е. снаружи на глубину 0,9 м работы производить на извести, а внутреннюю часть делать на глине. Однако это не относилось к конструкциям тех фортов, где было намечено строительство казематов. Там кладку предписывалось выполнять полностью на тщательно подготовленном растворе, рецепт которого приводился в этом же документе.

Очень детально в "Распоряжении" продуманы и изложены вопросы организации строительства. Так, артиллерийскому капитану Эрдману, который руководил в Херсонском адмиралтействе изготовлением 82 орудийных лафетов и платформ для новых фортов, поручалось находиться в Севастополе и наблюдать за крепостными работами. Согласно документу, к 1 мая из Херсона направлялся офицер-архитектор с двумя мастерами каменных работ, 30—40 "искусными вольными каменщиками" и 15 плотниками. К ним надлежало прикрепить на рабочих местах по 40—50 пехотных солдат, которые после обучения будут работать самостоятельно, а вольные специалисты станут мастерами. Одновременно с архитектором, говорилось в документе, "дадутся 2 инженер-офицера для наблюдения точнейшего исполнения по данным планам, к каждому пункту работ будет определен исправный офицер от пехотных полков..."

Вот так обстоятельно и исчерпывающе подготавливалась стройная система строительства казематированных многоярусных батарей. Так же подробно ставились задачи офицерам, выделяемым из армейских частей для оказания помощи строителям: каждый из них должен иметь при себе по два унтер-офицера, в их ведении будут находиться инструмент и материалы, за которые они несут полную ответственность. Офицеры должны следить за своевременным ремонтом инструмента в кузницах, специально построенных на фортах.

Кроме указанных офицеров из пехотных полков, на каждые 100 рабочих выделялись один офицер и четыре унтер-офицера. Им приказывалось обеспечить выполнение солдатами заданного инженерами урока, который не должен быть чрезмерным и увеличиваться в течение рабочего дня.

Нашло отражение в "Распоряжении" и полное взаимодействие сухопутных сил и моряков: моряки выделяли для доставки строительных материалов 5—6 барж, а для сухопутных перевозок в начале мая должны были прислать 80 пар волов с повозками и погонщиками. В заключение в документе сообщалось, что весь необходимый для работы инструмент согласно ведомости будет доставлен из Херсона судами к 1 мая. Вне всякого сомнения, этот четкий, конкретный план действий, утвержденный генерал-аншефом Суворовым, был бы претворен в жизнь, если бы не ряд обстоятельств.

Дело в том, что одно только появление близ Турции "топал-паши" (хромого генерала), как именовали А. В. Суворова в Османской империи, отрезвляюще подействовало на самые горячие головы. Еще были свежи воспоминания о блистательных победах полководца над численно превосходящими турецкими войсками и над считавшимися неприступными крепостями. Теперь дело могло дойти и до взятия Константинополя! Правители Порты резко изменили политический курс в отношениях с Россией. Собственно, на это и рассчитывала Екатерина II, назначая А. В. Суворова командующим войсками на юге. К моменту рассмотрения проектов и смет, посланных Суворовым на утверждение в столицу, перемены в турецкой политике были очевидны. А так как в России наблюдались инфляция и финансовый кризис в результате непомерных затрат на освоение новых земель и ведение войн, то с выделением средств на строительство крепостных укреплений решили повременить. По сметам эти затраты составляли около двух миллионов рублей, и государственный казначей А. Н. Самойлов предложил Екатерине II отказать генерал-аншефу Суворову в испрашиваемой сумме, более того, рекомендовал приостановить действие всех заключенных с подрядчиками контрактов. Императрица послушалась советов и издала соответствующий рескрипт, ссылаясь на установившиеся хорошие отношения с Турцией. Создавшаяся ситуация ставила А. В. Суворова в безвыходное положение. Исключительно честный и порядочный в финансовых делах, Суворов решает продать свои новгородские деревни, чтобы на полученные деньги рассчитаться с подрядчиками (естественно, все дальнейшие работы по крепостному строительству были приостановлены). А в Санкт-Петербург срочно направляется помощник командующего по инженерной части инженер-полковник де Волан, которому все-таки удается убедить Екатерину II в необходимости частичного осуществления намеченных планов, и, таким образом, необходимость в продаже новгородских деревень отпадает. Строительство укреплений на юге продолжалось, но уже не по первоначальным планам. Да и сам А. В. Суворов в мае 1794 г. убыл с войсками в Польшу.

Что же касается представленного на утверждение "Плана Севастопольским укреплениям", то на нем в столице учинили надписи: "План Севастопольским укреплениям из коих по представлению графа Суворова Рымникского опробованных высочайшим Рескриптом в 1793 году июля в 23 день

           /   Александра

форты  —  Константина     построены

           \    Николая

Северный начат."

А против названий остальных укреплений значилось: "Прожектированный, но еще не опробирован."

Таким образом, были утверждены только четыре форта, причем три из них считались построенными и подлежали реконструкции. Но о казематированных многоярусных батареях речь уже не шла.