Прочитайте онлайн Севастопольская крепость | Рождение Черноморского флота. Строительство первых сооружений на берегах Ахтиарской бухты. Основание Севастопольской крепости. Участие Ф. Ф. Ушакова в строительстве Севастополя

Читать книгу Севастопольская крепость
2016+4380
  • Автор:
  • Язык: ru

Рождение Черноморского флота. Строительство первых сооружений на берегах Ахтиарской бухты. Основание Севастопольской крепости. Участие Ф. Ф. Ушакова в строительстве Севастополя

Настало время выступить в поход эскадре вице-адмирала Клокачева. Она вошла на Ахтиарский рейд 2 мая в составе 5 фрегатов и 8 других судов. А через три дня Клокачев направил донесение морскому министру: "...При самом входе в Ахтиярскую гавань дивился я хорошему ея с моря положению, а вошедши и осмотревши, могу сказать, что во всей Европе нет подобной сей гавани — положением, величиной и глубиной. Можно иметь в ней флот до ста линейных судов, по всему же тому сама природа устроила лиманы, что сами по себе отделены на разные гавани, то есть военную и купеческую...Ежели благоугодно будет иметь ея Императорскому Величеству в здешней гавани флот, то на подобном основании надобно будет завесть здесь порт, как в Кронштадте".

7 мая 1783 г. в Ахтиарскую бухту вошли 11 кораблей Днепровской флотилии. С этого времени военно-морские силы юга России стали именоваться Черноморским флотом.

Соединение кораблей разных флотилий на обширном рейде Ахтиара произошло отнюдь не случайно. В Санкт-Петербурге длительное время собирали сведения об Ахтиарской бухте и связывали с ней определенные планы. В 1773 г. штурман Батурин с зимовавших в Балаклаве кораблей снял первый план бухты. Первые исследователи Ахтиарского рейда составили его подробное описание. В нем были указаны размеры рейда: длина свыше шести верст, ширина от 250 до 450 сажень, глубина от 35 до 60 футов. Далее в описании говорилось, что вход в бухту около 400 сажень расположен между двумя вытянутыми мысами. На Северной стороне рейда находятся несколько незначительных мысов и бухт, переходящих в овраги; к Южной стороне примыкают три бухты, самая большая из них — Южная длиной до 2 верст, шириной от 100 до 200 сажень и глубиной более 35 футов. К Южной бухте подходит небольшая, но удобная для стоянки бухта (впоследствии получившая название Корабельной; первоначально в этих двух хорошо защищенных от господствующих ветров бухтах размещались корабли местной эскадры. — Авт.). Немного западнее Южной, за широким мысом, находится вторая бухта (получившая наименование Артиллерийской, так как на ее берегу возвело свои строения Артиллерийское ведомство, а в дальнейшем там обосновался коммерческий порт. — Авт.). Третья бухта располагается восточнее Южной (она была оборудована для килевания кораблей, что и дало ей название Килен-бухта. — Авт.). От нее среди высоких обрывистых склонов простирается на четыре версты балка. Рейд со всех сторон окружают горы, постепенно понижающиеся от Инкермана к морю. На Северной стороне они возвышаются до 225, а на юге и востоке до 308 футов. У оконечности рейда впадает Черная речка, а севернее от нее располагается Инкерманская долина. Здесь в далекие времена находилась небольшая крепость. Приобщались к делу сведения о бухте, полученные от лазутчиков и иностранных моряков.

Но вернемся к событиям на берегах Ахтиарской бухты. 8 мая командир Черноморского флота вице-адмирал Клокачев отбыл в Херсон, чтобы принять командование всем флотом. Командиром эскадры на Ахтиаре он оставил контр-адмирала Ф. Ф. Мекензи. Моряки ознакомились с обстановкой и, не теряя времени, в июне заложили на пологом мысе между Южной и Артиллерийской бухтами каменный дом для адмирала, пристань, кузницу и часовню. В последующем мыс будет наречен именем Святого Николая.

Работами руководил молодой флотский офицер, начальник штаба эскадры лейтенант Д. Н. Сенявин; под его началом находились матросы, солдаты и несколько вольных мастеров из местных греков, очень хороших специалистов по каменной кладке. Одновременно на поднимавшемся от мыса склоне холма быстро росли небольшие домики. Их возводили из подручных материалов семейные матросы и переселенцы из других губерний.

Пехотинцы и артиллеристы построили на побережье несколько небольших земляных редутов. Один из них защищал с моря возведенные моряками постройки, а остальные обороняли места, удобные для высадки десанта. Батареи, перекрывавшие вход на рейд и установленные по приказанию генерал-поручика Суворова, были расширены, земляные крутости укрепили фашинами, оборудовали пороховые погреба, а в горжевой части вырыли рвы.

Для производства работ использовали местный материал. Камень брали на развалинах Херсонеса, глину и песок добывали по балкам и берегам бухты, мелколесье и кустарник шли на изготовление жердей и плетей. Вскоре прибыли обозы с лесом, железом и другими материалами, необходимыми строителям. Работали весьма споро, дружно, и уже 2 июля контр-адмирал Мекензи докладывал морскому министру, что построено небольшое адмиралтейство, продолжается строительство казарм, складов, а в бухте начат ремонт кораблей.

В августе освятили каменную часовню, заработала кузница, а 1 ноября 1783 г. состоялся бал, данный командиром эскадры по поводу окончания работ и новоселья в его новом каменном доме. Новоселье отпраздновали и флотские офицеры, для которых было построено несколько каменных флигелей. Русские военные моряки осваивали Ахтиарскую бухту основательно и надолго...

К концу 1783 г. Турция подписала договор, которым подтверждались права России на Крым, Тамань и Кубань. 10 февраля 1784 г. из Санкт-Петербурга последовал рескрипт Екатерины II: "... Нашему Генерал-фельдмаршалу, военной коллегии президенту, Екатеринославскому и Таврическому генерал-губернатору князю Потемкину... с распространением границ Империи Всероссийской необходимо... и обеспечение оных, назнача по удобностям новые крепости... Крепость большую Севастополь, где ныне Ахтияр и где должны быть Адмиралтейство, верфь для первого ранга кораблей, порт и военное селение...".

Название новой военно-морской крепости изначально предопределяло ее значение для Отечества. В переводе с греческого "Севастополь" означает величественный, достойный поклонения город. Таким его хотела увидеть Россия, таким он и станет.

Очень дальновидным был и последовавший через двенадцать дней за рескриптом указ императрицы, объявлявший Севастополь открытым для торговли городом. В Артиллерийской бухте построили пристань, склады, и в город устремился поток товаров и строительных материалов. На постоянное жительство приехали купцы, ремесленники и разный рабочий люд, который строил свои поселки вокруг оконечности Южной бухты.

Севастопольская эскадра также росла и пополнялась новыми кораблями. Осенью 1784 г. прибыл линейный 70-пушечный корабль "Слава Екатерины", построенный на верфях в Херсоне. А через год пришел построенный там же линейный корабль "Святой Павел", которым командовал капитан I ранга Ф. Ф. Ушаков. Стоянку корабля организовали у безымянного мыса на восточном берегу Южной бухты, где экипаж выполнял разные работы. Именно с тех пор мыс стал именоваться Павловским.

Общий состав и базирование сил Черноморского флота были определены в 1785 г. штатным расписанием, утвержденным Екатериной II. Большая часть корабельного и гребного флота базировалась в Севастополе и Керчи. Там экипажи кораблей насчитывали около 10 тысяч моряков, в то время как в Херсоне и Николаеве около 4 тысяч. Это определяло и темпы развития городов, базового и военного строительства.

В первые годы становления Севастополя большую роль в создании береговых сооружений играли экипажи судов местной эскадры. Особенно отличились в этом моряки корабля "Святой Павел". Подтянутый, энергичный командир Ф. Ф. Ушаков лично выдавал задания офицерам, руководившим работами на строительстве казарм, складов, офицерских флигелей, посадке яблонь, каштанов и акаций. Но капитан I ранга Ф. Ф. Ушаков не забывал и о боевой учебе, проводившейся в обстановке, максимально приближенной к боевой. Умело сочетая строительные работы с обучением морскому делу, требовательный и заботливый командир стал лучшим капитаном, а его экипаж — первым по выучке на эскадре. Однако прямота суждений и заботливое отношение к низшим чинам делали Ф.Ф. Ушакова в глазах влиятельных вельмож человеком не их круга. Это сыграло определенную роль при назначении командующего Севастопольской эскадрой после внезапной смерти в конце 1786 г. контр-адмирала Мекензи. Им стал капитан I ранга граф М. И. Войнович, вскоре получивший адмиральский чин.