Прочитайте онлайн Севастопольская крепость | Крепость с 28 августа до окончания Крымской войны Отход войск на северную сторону Севастополя. Потери и издержки воюющих сторон. Подписание мирного договора. Значение осады Севастополя для развития фортификационной науки

Читать книгу Севастопольская крепость
2016+4381
  • Автор:
  • Язык: ru

Крепость с 28 августа до окончания Крымской войны

Отход войск на северную сторону Севастополя. Потери и издержки воюющих сторон. Подписание мирного договора. Значение осады Севастополя для развития фортификационной науки

Отход гарнизона с Южной стороны начался вечером 27 августа и продолжался до утра следующего дня. На укреплениях остались небольшие команды «охотников» и саперов, которые выводили из строя орудия и взрывали пороховые погреба. Они покидали позиции по сигналу, оставляя зажженные фитили. За ночь прогремели 35 мощных взрывов; утром начали взрывать седьмую, восьмую и десятую приморские батареи. Одновременно приступили к затоплению всех кораблей Черноморского флота и разведению моста через рейд. Несмотря на большое волнение, мост выдержал беспрерывный поток войск, и переправа прошла без потерь. В середине дня прогремели взрывы на Павловской и Александровской батареях, превратившие неприступные казематы в груды развалин. Все пароходы отошли к Северной стороне, но через несколько дней их пришлось затопить, так как артиллерия союзников устроила настоящую охоту за этими небольшими судами.

Двое суток продолжались пожары в городе. Союзники не вступили в Севастополь, опасаясь мин. 30 августа они заняли "кровавые развалины" — так окрестили севастопольцы покинутую крепость. Для потомков сохранились фотографии, запечатлевшие те далекие дни. Жить в этих развалинах было невозможно, поэтому английские и французские войска вернулись в свои лагеря.

Со временем были точно подсчитаны потери и издержки воюющих сторон при осаде Севастополя. Согласно спискам штаба гарнизона, было убито 17 015, ранено 58 272, контужено 15 174 и пропало без вести 3164 человека. Всего, таким образом, потери осажденных составили 93 699 человек, а с легкоранеными, не покинувшими строя, — 102 669 человек.

Во время осады велись беспрерывные восстановительные работы, шло строительство новых укреплений. Во главе этих огромных работ были саперы, которые понесли большие потери. Так, шестой саперный батальон, находившийся в городе с начала боевых действий, потерял 756 человек, т. е. почти весь свой личный состав. Четвертый саперный батальон, прибывший в конце октября 1854 г., потерял 513 человек, а третий саперный батальон, переведенный в Севастополь в составе трех рот с конца апреля 1855 г., — 298 человек.

Потери союзных войск при осаде города составили около 54 тысяч человек, не считая умерших от болезней.

На оборонительной линии было подбито около 900 орудий и повреждено до трех тысяч станков; взамен на укрепления доставили более двух тысяч орудий и четырех тысяч станков, в основном от Морского ведомства.

Защитники Севастополя выпустили по врагу с сухопутных укреплений 962 тысячи снарядов, а с береговых батарей — 65 тысяч.

Осадные армии произвели по осажденной крепости 1 миллион 365 тысяч выстрелов. При возведении сухопутных укреплений и установке 150 батарей осажденным потребовалось до 240 тысяч туров, 130 тысяч фашин и более одного миллиона земляных мешков.

Союзные войска возвели 162 осадные батареи и более 80 км траншей, израсходовав при этом 150 тысяч туров, более 80 тысяч фашин и 2 миллиона земляных мешков.

В подземно-минной войне русские саперы проложили около 7 км галерей и рукавов, взорвали 94 горна, израсходовав при этом более 12 тонн пороха. Французские минеры выполнили 1280 м галерей и рукавов, взорвали 121 горн и израсходовали 67 тонн пороха.

За этими сухими, скупыми цифрами стоит немеркнущая Севастопольская эпопея.

Одержав трудно давшуюся победу, союзники не стремились к активным боевым действиям. Атаковать Северную сторону они считали безумием, так как русские войска там возвели многочисленные укрепления и установили сотни орудий. Их подробно описывали и изображали во французских и английских изданиях, выходящих во время войны. Таким образом оправдывалась пассивность экспедиционного корпуса, а общественное мнение подготавливалось к завершению Восточной кампании.

До конца октября 1855 г. союзники выпускали по Северной стороне ежедневно от 100 до 200 бомб и ракет. В ответ русская артиллерия делала от 100 до 400 выстрелов, преимущественно по батареям противника. Потери с обеих сторон были минимальными, а в ноябре 1855 г. перестрелка прекратилась.

Осенью 1855 г. Крымскую армию посетил император Александр II. Для истории это посещение памятно появлением указа о пожаловании защитникам Севастополя серебряной медали на Георгиевской ленте.

В течение зимы 1855—1856 гг. происходили отдельные стычки и небольшие перестрелки. Союзники взорвали в городе Николаевскую батарею, доки и водопровод. Это указывало на то, что они не намерены долго оставаться в этих краях. Дальнейшее ведение войны потеряло для них смысл, а основная задача — уничтожение Черноморского флота — была выполнена. От флота сохранились только два линейных корабля; они базировались в Николаеве, где находились также основные верфи и арсеналы. Но вести осаду удаленного от моря города не имело смысла, тем более, что оправившийся от ранения генерал-адъютант Тотлебен создал там сильную оборону, вплоть до установки подводных мин на реке Буг.

Наполеон III пришел к выводу, что осада Севастополя обошлась Франции слишком дорого. Армии других стран коалиции были слабы, чтобы противостоять русским войскам. К тому же на Балтийском море англо-французский флот не смог взять крепость Свеаборг, а в Кронштадте появились паровые суда с винтовыми движителями, в большом количестве строящиеся на петербургских верфях. В ноябре 1855 г. русскими войсками была взята турецкая крепость Каре, где был пленен большой гарнизон.

Продолжение войны было невозможно и для России. Отсутствие дорог не позволяло свободно маневрировать резервами и ресурсами. Войска несли огромные потери от эпидемий и болезней. За время военных действий в Крыму русская армия потеряла в боях 128 тысяч человек, а от болезней — 183 тысячи. По этой же причине из 40 тысяч ополченцев осталось в живых около 21 тысячи. Крымская война была разорительна для России, на ее нужды государство израсходовало 800 миллионов рублей. В 1855 г. в казну поступил 261 миллион рублей, а дефицит бюджета составил 282 миллиона рублей.

Воюющие стороны согласились на переговоры, и в марте 1856 г. был подписан Парижский мирный договор.

По этому договору Россия возвращала Турции крепость Каре в обмен на Севастополь и другие города Крыма, захваченные союзниками. Впредь Россия и Турция не могли иметь военного флота на Черном море, которое объявлялось нейтральным. К Молдавскому княжеству отошли устье Дуная и часть Бессарабии. Таковы основные итоги Крымской войны.

Героическая оборона Севастополя послужила основой для преобразований в военном деле и особенно в фортификации. России принадлежит приоритет в создании методов позиционной обороны. Впервые в больших масштабах возводились контр-апрошные укрепления, ложементы, завалы и траншеи. В сочетании с бастионами, редутами, люнетами и куртинами они образовали эшелонированную систему оборонительных сооружений, которые позволили при худшем вооружении войск длительное время сдерживать натиск превосходящего врага и наносить ему значительный урон. При защите крепости впервые был применен стрелковый окоп.

В отличие от союзников, у которых инженерные работы выполняли саперные части, а пехота участвовала только в боях, в осажденном гарнизоне к строительству и восстановлению укреплений привлекались все рода войск, как, впрочем, и к отражению штурмов.

Впервые в мировой практике при обороне крепости с суши решающую роль сыграли военно-морские силы. Они взаимодействовали с сухопутными войсками и обеспечивали артиллерийскими средствами оборону Севастополя в течение всей осады. Защита города стала возможной благодаря стойкости и героическому духу его гарнизона, самоотверженности осажденных. "... Счастье для России, что оборона в первые ее моменты попала в руки многоопытных и полных гражданского мужества адмиралов..."

Начальник инженеров Севастопольского гарнизона генерал-адъютант Тотлебен применил на практике передовые идеи русского военного инженера генерала профессора А. З. Теляковского, который впервые связал вопросы фортификации со стратегией и тактикой войск, состоянием артиллерии и осадными средствами. Характеризуя неутомимую деятельность военных инженеров при осаде Севастополя, Э. И. Тотлебен писал:

"Как инженерное искусство стоит в неразрывной связи с артиллерией и тактикою, точно так и успех инженерной обороны вполне зависит от численности и материальной части артиллерии, от вооружения пехоты и в особенности от боевых качеств этих родов войск. Только вполне зная материальные средства и нравственную силу гарнизона, инженер может, применяясь к местным обстоятельствам, доставить войскам с вероятностью успеха возможность употребить свое оружие с наибольшею пользою..."

Опыт обороны Севастополя был использован при реконструкции крепостей России, и в первую очередь в Кронштадте. Практический опыт генерал-адъютанта Э. И. Тотлебена лег в основу русской фортификационной школы, признанной во всем мире.

Директор Инженерного департамента в Военном министерстве, товарищ генерал-инспектора по инженерной части, а фактически руководитель Инженерного ведомства с 1863 по 1877 гг., член Государственного совета с 1879 г. — таков далеко не полный послужной список выдающегося военного деятеля России генерал-адъютанта, инженер-генерала графа Э. И. Тотлебена. Во многом благодаря его уму, знаниям, воле и мужеству стала возможна великая Севастопольская эпопея.