Прочитайте онлайн Севастопольская крепость | Строительство оборонительных стен и казарм. Обострение отношений с Турцией. Предложения моряков по укреплению Северной стороны. Начало русско-турецкой войны

Читать книгу Севастопольская крепость
2016+4391
  • Автор:
  • Язык: ru

Строительство оборонительных стен и казарм. Обострение отношений с Турцией. Предложения моряков по укреплению Северной стороны. Начало русско-турецкой войны

К этому времени проект сухопутной обороны явно устарел и не соответствовал требованиям фортификационной науки. Начались поиски выхода из этой тупиковой ситуации, Николай I направляет в Севастополь опытного фортификатора, инспектора инженерного корпуса инженер-генерала Дена. Его сопровождает инженер-генерал-майор Дзичканец (впоследствии ставший Строителем Кронштадтской крепости). Им предстояло после рекогносцировки на местности разработать новый проект сухопутной обороны Севастополя...

Однако отлаженная строительная "машина" двигалась вперед по своим законам. Начиная с 1850 г. в годовых планах возросло количество каменных работ на сухопутной линии. Сюда переводили каменщиков, высвободившихся с приморских казематированных батарей. Ускорилось возведение оборонительных стен между бастионами, Эти сооружения из известняка, толщиной 135 см и высотой до 5 м, с бойницами для ружей, не могли выдержать прямых орудийных выстрелов, поэтому перед ними должны были возводиться валы из грунта и рвы. Но, как водится, никто своевременно не осознал трудоемкости прокладки рвов в каменистом грунте, и эти работы практически не выполнялись, а потому не было и валов.

К концу 1853 г. построили немногим более километра оборонительных стен в районе пятого, шестого и седьмого бастионов. Горжевая часть восьмой батареи также была защищена оборонительной стеной, часть которой сохранилась до наших дней.

В тылу у каждого бастиона предусматривалось строительство оборонительной казармы на 250 человек по типовому проекту, утвержденному Николаем I в 1835 г. Длина казарм составляла 80, ширина 12, а высота доходила до 8 м. К казарме примыкали горжевые оборонительные стенки бастиона с бойницами, высотой 4 м и толщиной 90 см. Внешний по отношению к укреплению выступ казармы завершался полубашней с амбразурами для орудий. После начала Крымской войны над центральной частью казармы пятого бастиона будет сделана площадка для установки пушек, стреляющих через банк по фронтальным и фланговым целям. К началу Крымской войны оборонительные казармы возвели только у первого, пятого и шестого бастионов. Сооружение самих бастионов, кроме шестого, не продолжали, встретив затруднения при производстве скальных работ.

Осенью 1852 г. император посетил Севастопольскую крепость. Не обошлось и на сей раз без осмотра законченных и строящихся укреплений. Но, видимо, удовлетворенный общим состоянием дел, Николай I не принимал каких-либо серьезных решений, если не считать чертежа с подлинной подписью князя Меншикова: "Высочайше утверждено для соединения Павловской батареи в Севастополе с набережною адмиралтейских магазинов. В море, на пароходе "Владимир" 30 сентября 1852 года." Николай I покинул Севастополь в хорошем настроении, уполномочив начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала Корнилова быть распорядителем по подряду на строительство Лазарева адмиралтейства.

Начало 1853 г. не было отмечено ничем особенным. На приморских батареях дополнительно возводили калильные печи. Выполнялись работы по утвержденному плану.

Однако ситуация начала быстро меняться после провала дипломатической миссии князя Меншикова в Константинополе, где решался вопрос об установлении господства или влияния на Балканах, в Турции, Персии и контроле над Босфором и Дарданеллами. Николай I предложил Англии полюбовный раздел Турецкой империи, но Англия, противясь усилению России, предпочла объединиться с Францией. Дело шло к большой европейской войне. Понимали это и моряки в Севастополе. Их беспокоила незащищенность приморских батарей на Северной стороне. Именно со стороны Евпатории, где наиболее удобный берег для высадки десанта, предполагалось наступление противника.

Заслушав доклад командира Севастопольской инженерной команды о плачевном состоянии Северного укрепления, вице-адмирал Корнилов направил рапорт начальнику Главного морского штаба адмиралу Меншикову. Тот, в свою очередь, обратился к военному министру. В письме говорилось, что на протяжении полутора верст по наружному периметру укрепления требуется выполнить большие восстановительные работы, что значительная часть брустверов и валгангов осыпалась, а большое количество эскарпных каменных стен обвалилось и в скором времени все сооружение придет в полную непригодность. Сообщалось, что для предназначенных к установке 54 орудий нет необходимых лафетов и что для приведения укрепления в боеспособное состояние нужны немалые средства и не менее года времени. Обстановка требовала без промедления принять соответствующие меры. Дело в том, что внутри укрепления находились каменные склады полевой артиллерии. По мнению инженер-генерал-лейтенанта Павловского, на которого делалась ссылка в документе, склады вполне подходили для создания редюита. В этих целях имущество из складов надо было вывезти, соединить помещения оборонительной стенкой и пробить в стенах бойницы, а камень для указанных работ получить от разборки эскарпов рва. Таким образом, единственное укрепление с артиллерийским вооружением, стоящее на пути врага к берегам рейда, превращалось в "последнее прибежище для солдат", которые могли отсидеться какое-то время за слабыми стенами, но никак не могли препятствовать врагу осадить и атаковать приморские батареи на Северной стороне. Такая "реконструкция" именовалась "временной мерой" — до кардинального решения вопроса защиты тыла прибрежных батарей. Эти предложения скорее выглядели как жест отчаяния...

Инженерный департамент совместно с Артиллерийским ведомством внимательно изучил доклад и подготовил заключение. В нем говорилось, что вывести большой артиллерийский склад некуда, к тому же он потребуется для обороны Северной стороны, а посему, как временные меры, следует выполнить работы: привести профили Северного укрепления в порядок; исправить обрушившиеся части эскарпа; очистить ров; уничтожить на длинных фасах барбеты, а землю от их разборки использовать для увеличения бруствера; исправить Симферопольский мост через ров и сделать его подъемным; установить в казематах орудия для обстрела рва; арестантские роты после выполнения работ выселить из помещений в укреплении и из этих зданий сделать редюит по упрощенной схеме.

Военное ведомство полагало, что в результате этих мер Северное укрепление станет неплохим препятствием на пути противника. В качестве примера приводилась крепость Измаил, которая была в таком же состоянии и которую привели в порядок за три месяца.

6 октября 1853 г. Николай I утвердил предложения Инженерного ведомства. Срочно определили объем предстоящих работ и составили сметы. Для приведения укрепления в порядок затребовали 14 093 рубля 99,5 копеек — вот такая была точность, в последующем, впрочем, значительно откорректированная в сторону увеличения. Надобность в военно-рабочих составляла около 7 тысяч человек, при этом труд каменщиков и плотников обходился казне ежедневно в 4,5 копейки, а разнорабочих — в 3 копейки. Арестантских рабочих требовалось 13 тысяч, и здесь затраты были только на содержание рот. Но вольные каменщики стоили по 80 копеек в день, а разнорабочие, потребность в которых насчитали более 12 тысяч, обходились по 40 копеек. Как видим, интенсивное строительство в городе отразилось и на ценах.

Смета на возведение редюита составила более 18 тысяч рублей.

Таким образом, всего на Северное укрепление требовалось более 32 400 рублей, но строители просили срочно выдать для начала работ 25 тысяч рублей. Однако Инженерный департамент в конце года денег не имел и обратился к монарху об отпуске этой суммы из "особого военного капитала", на что и было получено согласие.

Наступило 15 октября 1853 г. Подстрекаемая Англией и Францией, Турция объявила войну России. К этому дню приморские батареи Севастопольской крепости были готовы отразить нападение вражеской эскадры, но с сухого пути город оказался незащищенным. Из семи верст оборонительной линии была вчерне возведена только четвертая часть, к тому же невооруженная. Да и на Северной стороне приморские батареи могли стать легкой добычей десанта неприятеля. Оставалось надеяться на благоприятный ход событий...