Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Глупышка | Глава 12

Читать книгу Сестры Тишины. Глупышка
2416+544
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 12

Комната, предназначенная Эсте, оказалась в правом крыле внушительного дома, и девушка тайком этому порадовалась, но по ее лицу никто бы ничего не заподозрил. Со стороны чинно шедшая за дворецким чтица выглядела очень скромной и даже скованной.

– Спасибо, – кротко поблагодарила Эста дворецкого, распахнувшего перед ней дверь в спальню, и с преувеличенным вниманием выслушала его пояснения о здешних правилах и порядках.

Что купальни для прислуги и гостей в конце коридора, горячая вода там только с обеда и до вечера, пока топят очаг, обогревающий эту часть дома. Что в левую часть дома никто не ходит, и потому в коридорах поставлены перегородки и двери, а вся прислуга живет на четвертом этаже. Но госпоже чтице достаточно дернуть шнур, и придет горничная.

– Я все сразу не запомню, – обезоруживающе стеснительно улыбнулась в ответ на пожелание устроиться поудобнее чтица, – скажите мне только, где столовая? А позже, если вы не против, я к вам подойду и все запишу, я первый раз устроилась на такую работу.

Объяснив девушке, что столовая, где обедает его светлость, расположена на этом же этаже, вторая дверь от лестницы, а покои герцога почти напротив, и рядом комнаты графа, дворецкий понаблюдал за смятением, озарившим ее личико румянцем, и постановил, что несколько поторопился с выводами. Но на всякий случай решил понаблюдать еще, учтиво распрощался с новенькой обитательницей замка и отправился по своим делам.

Заперев за ним дверь, Эста заторопилась. Проверила свой саквояж, достала из сундука самое старомодное и скромное платье и села писать письма.

– Геверт, – осторожно поинтересовался Змей, переодевшись и зайдя за другом, – я не успел спросить, ты уже рассказал Эсталис про проблемы, из-за которых мы ее наняли?

– Да, – оправляя перед зеркалом серый домашний бархатный колет, отозвался тот и обернулся, – но она же имеет право знать? Хотя я рассказал в общих чертах, решил, что подробнее ты объяснишь сам.

– Ты все правильно сделал, – одобрил Дагорд, размышляя вовсе не о глупышке, а о друге.

Герцог моложе его на пять лет, и когда Змей сюда приехал, Герту было всего шестнадцать. В то время он безоговорочно позволил более опытному и сильному, а главное, более решительному графу взять власть в доме и лидерство в дружбе. И хотя герцог сильно изменился с тех пор и не раз доказывал твердость характера и клинка, но до сих пор иногда, в самых каверзных ситуациях, оставлял последнее слово за Дагордом. И хотя графу несомненно приятно такое признание своих способностей и оценка собственной преданности, порой он был бы не против, чтоб возмужавший Геверт взял эти проблемы на свои плечи.

Эста гуляла по широкому коридору возле столовой, рассматривая украшавшие стены панно, и Змей невольно досадливо поморщился. Да все слуги просто обхохочутся, когда он станет проявлять интерес к девушке в таком платье. Ну, неужели настоятельница, гребущая такие деньги в уплату за контракты, не могла купить глупышке нечто более свеженькое? Наверняка просто выдала то, что лет двадцать пролежало в сундуках.

– Эсталис, разрешите предложить вам руку, – учтиво предложил Герт и изумленно застыл, обнаружив, что девушка несчастно моргает и кривится так, словно вот-вот заплачет. – Что с вами?

– Ваша светлость, – монашка присела в полупоклоне и расстроенно залепетала: – мне неловко вам напоминать, но я ваша чтица и вам не положено предлагать мне руку.

– Да?! – скривился Геверт. – Но тут нет никого, кто бы осмелился мне это запретить. Поэтому давайте вашу руку и идем обедать, пока я не начал рычать.

Несчастно потупив глаза и закусив губку, чтица положила руку на сгиб локтя его светлости и позволила ему отвести себя к столу.

Слуги, суетившиеся в столовой и искоса наблюдавшие эту сцену, тайком переглянулись, похоже, бедная провинциалка здорово влипла с этой непыльной работой. А заметив, как нахмурился Змей, начали ее почти жалеть, хотя и не могли понять, что мог найти неприступный сердцеед в этой простушке.

– Нам нужно поговорить, – перейдя к десерту и отпустив слуг, сообщил глупышке Змей, – о вашей работе.

– Его светлость мне все рассказал, – испытующе взглянув на Геверта, очень тихо ответила девушка.

– Но он рассказал в общих словах и не объяснил некоторых деталей, – стоял на своем Дагорд.

– Не здесь, – так же тихо предупредила она, и граф усмехнулся про себя, именно это устраивало его больше всего.

– Я вас приглашаю после обеда на прогулку по саду и стенам. Оттуда прекрасные виды.

– Спасибо, – вежливо приняла приглашение Эста, ей и самой хотелось задать Змею несколько вопросов.

– А потом вы мне почитаете, – заявил герцог, сообразив, что прогулка планируется без него. – Я пока выберу в библиотеке книгу.

На прогулку монашка нарядилась в тот самый серый плащ, что был так памятен графу. Он сам его скручивал вместе с ее шляпкой и обувью в тугой сверток и обертывал куском полотна, приторочивая к седлу. И потом каждый раз, останавливаясь перекусить, сам переносил на нового коня. И отлично рассмотрел, что, несмотря на потертость серого сукна, плащ довольно теплый благодаря вязаной шерстяной подкладке.

Однако Змей уже слишком хорошо изучил привычки и интересы девиц и женщин всех сословий и знал, какое значение имеют для прелестниц наряды. Особенно когда они собираются отправиться на прогулку с интересующим их мужчиной. И давно убедился: чем сильнее он нравится девушкам, тем больше они готовы жертвовать собственным удобством и даже здоровьем ради возможности выглядеть привлекательно. По их мнению.

И теперь граф тщательно прятал досаду, судя по одежде идущей рядом с ним девушки, она вовсе не намеревалась произвести на него выгодное впечатление. Правда, Змей тут же предположил, что у монашки просто нет ничего лучшего. И потому не удержался и осторожно осведомился, не желает ли Эсталис съездить в ближайшие дни в Адервилль, присмотреть себе несколько новых нарядов.

– Нет, – твердо ответила глупышка, дойдя до пустынного уголка замкового сада и решительно усевшись на скамью, – не желаю. Извините за прямоту, Змей, но вы меня наняли не для ходьбы по лавкам.

– Но от того, что вы затратите несколько часов на прогулку по городу, вряд ли пострадает ваша работа?!

– Давайте поговорим сначала о деле. Его светлость сообщил мне, что два года назад вас начали преследовать неудачи и даже несчастные случаи. Причем, как я поняла, нападали чаще на вас, а семейные ценности пропадали у его светлости. И еще были странные исчезновения слуг, особенно взволновала герцога пропажа в начале этого лета молодой горничной. В городе к герцогу начали относиться с опаской, а принц намекнул, что Геверту неплохо бы вплотную заняться наведением порядка в своих владениях. Я все верно перечислила?

– Верно, – помрачнел Змей.

Когда все их беды вот так резко собирали в один печальный букет, он начинал злиться и на неведомого врага, и на самого себя за то, что не сумел ни предотвратить этих случаев, ни найти виновных. Или хотя бы разгадать, кто и почему объявил эту тайную войну и, самое важное, где и под какой личиной скрывается неведомый враг.

После того как они с Гертом убедились, что самостоятельно им ничего выяснить не удается, между друзьями возник спор, кого нанять, чтобы наверняка найти ответы на все эти вопросы. Сам Змей настаивал на хорошем сыщике с ловкими подручными, полагая, что сможет им кое в чем помочь, а Геверт, наслушавшись во дворцах знати таинственных слухов и невероятных баек, упорно желал нанять сестру Тишины.

И лишь когда Змей в приемной монастыря подписал все документы, необходимые для заключения контракта, секретарь настоятельницы важно сообщила, что ремесло девушки, которая будет исполнять эту работу, называется «глупышка». Ожидая появления Эсталис, Змей едко хихикал про себя над полным несоответствием прозвища монашки и теми заданиями, ради которых ее и нанимали.

– Тогда сначала расскажите мне кратко про брак его светлости и о ближайших родственниках его покойной супруги.

– Но какое… – изумился Змей, посмотрел в ее серьезные глаза и сдался: ну, раз ее это волнует прежде всего, он готов рассказать.

Все равно замковые слуги в курсе, и она сможет выпытать все у них. Хотя и не сразу, но удержать в тайне все равно не получится. Да и по большому счету нет никакой особой тайны, есть просто стремление не напоминать Герту о потере.

– Как вы знаете, во время переворота Герт потерял всех родных, – сухо начал рассказ граф, и в его тоне прозвучало предупреждение не задавать лишних вопросов, – и поскольку ему было в тот год всего тринадцать, принц назначил герцогу опекуна. Боевого офицера из числа преданных королю людей. У полковника Терстона не было титула и большого состояния, но он был из хорошего старинного рода и имел особые заслуги перед королем. Сюда он приехал с дочерью, в тот момент ей было двадцать четыре года. А через три года она стала герцогиней Адерской. Через некоторое время после свадьбы ее отец отбыл ко двору, а меня пригласили сюда адъютантом его светлости.

– Это мне известно, – мягко сообщила Эста, – расскажите об их семейной жизни. Только не подробности и не какие-либо личные тайны. Меня интересует, были ли у ее светлости конкурентки или недоброжелатели, в каких отношениях Ниресса была со слугами и городской знатью и чем интересовалась.

– Вот как… – задумчиво прищурился граф. – Я отвечу, хотя хочу сказать, в этой стороне искать разгадку наших проблем бесполезно. Ее светлость была тихой и скромной, и, несмотря на разницу в возрасте, жили они с Гертом в согласии. Слуги ее обожали, в дела герцога, как и в дела своего отца, она никогда не вмешивалась, так была воспитана. Никаких особых конкуренток до свадьбы у нее тоже не было, слишком Геверт был в ту пору молод, да и, как я потом выяснил, Терстон специально держал всех знатных невест города на расстоянии от него. Думаю, теперь можно с уверенностью сказать, что именно в надежде на этот брак он и принял опекунство четырнадцать лет назад. И этот союз можно было назвать удачным, но, к сожалению, наступил момент, когда они решили завести наследника. Герт мог бы и подождать, но время герцогини уходило.

Змей нахмурился и смолк, слишком тяжело досталась герцогу и ему самому потеря Нирессы.

Эста тоже молчала, давая ему время взять себя в руки. Матушка пристально следила за светскими событиями и сплетнями, и трагедия в семье герцога Адерского не прошла мимо ее внимания. Поэтому девушка тоже знала, что попытка завести ребенка закончилась для тридцатичетырехлетней герцогини гибелью. И хуже всего, что ни местные лекари, ни приглашенный придворный целитель не смогли спасти хотя бы ребенка. Слишком рано ему было рождаться на свет.

– Кто из слуг и стражи уволился или пришел в замок в последние пять-шесть лет? – задала свой главный вопрос Эста, выждав несколько минут.

– Я напишу список. – Голос графа снова стал суше. – У меня в книгах все отмечено.

– Спасибо, – поблагодарила девушка и уставилась на Змея так испытующе, словно хотела доверить ему страшную тайну, – а теперь насчет моей работы.

– Слушаю, – теперь уже граф смотрел заинтересованно, наконец-то он узнает, как она собирается искать преступников.

– Как вы понимаете, всего я вам объяснить не могу, да вам это и не нужно. Но, поскольку вам полностью доверяет мой наниматель и сами вы пострадали от неизвестного злоумышленника, я считаю, что вправе надеяться на вашу помощь. И заключаться она будет в необременительном для вас занятии – ради соблюдения секретности вы должны некоторое время изображать, что волочитесь за мною. Особую страсть проявлять не нужно, просто легкий интерес. Но соглашусь я на вашу помощь лишь при непременном исполнении моих условий. Во-первых, вы не задаете вопросов, а просто принимаете мои действия как должное. Во-вторых, стараетесь, чтоб этот флирт заметили все. В-третьих, не принимаете этой игры всерьез и не переходите известных границ. И в-четвертых, стараетесь далеко не отходить от меня и герцога. Его светлость держаться поблизости я попрошу сама. Согласны?

С минуту Змей молчал, пытаясь побороть душивший его нервный смех. Вот, оказывается, какую роль она ему приготовила, пока он сам строил планы, как держаться неподалеку от хитроумной глупышки. Ну что же, раз их планы совпадают, значит, нужно соглашаться, давненько он не заключал с девушками сделок. Да если честно, подобных и вовсе никогда. Но в таком случае и у графа есть свои условия.

– Я согласен, но вам придется обновить гардероб. Ну не могу же я ухаживать за девушкой в таком плаще?!

– Увы, – твердо отрезала Эста, – это невозможно. Я не надену ни одного платья или плаща, кроме тех, что привезла в своем сундуке. Вам придется с этим смириться, Змей. Ну, сделайте вид, что вас привлекла именно моя необычность. И идемте во дворец, я не хочу надолго оставлять его светлость без присмотра. Хотя… сидите, он сам идет сюда.

– Как вы это узнали? – внимательно оглядев полуоблетевшие желтые кусты, подозрительно спросил граф, не столько огорченный ее отказом менять одежду, сколько заинтересовавшийся непреклонностью глупышки. А еще выставленными ею условиями. Любопытно, и сколько времени она продержится, если он начнет ухаживать так, как требуется по ее условиям?

– А вот как, – легкомысленно засмеялась девушка, обнимая прыгнувшего к ней из-за куста Хара. – Ах ты, красавец! Решил на нас поохотиться? Ну, посмотри, что я для тебя припасла.

И, спокойно вынув из вместительного кармана своего старомодного плаща льняную салфетку, глупышка достала из нее пару котлеток, точно таких, Змей был абсолютно уверен, какие лежали на ее тарелке за обедом.