Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Глупышка | Глава 11

Читать книгу Сестры Тишины. Глупышка
2416+543
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 11

Некоторое время Геверт сидел неподвижно, пытаясь понять, как расценивать исчезновение монашки. Она ни разу не дала повода заподозрить, будто желает его покинуть, да и в столице ей было гораздо проще это сделать. Как он теперь понимает, если бы в тот день Эста захотела уйти, могла просто напроситься провожать Ритолу. Но она не пошла, наоборот, все время предупреждала их об опасности и преследователях. И к тому же ясно сказала, что не намерена исчезать, и поклялась именем своего монастыря.

Геверт покосился на уголок, где под подушкой, как залог честности глупышки, остался ее невзрачный саквояж, и решил подождать и посмотреть, чем все это закончится.

А пока откинулся на спинку и хлопнул рукой по освободившемуся сиденью, приглашая Хара занять так любимое ирбисом место рядом с собой.

Несколько минут движение крошечного отряда продолжалось с прежней скоростью, и его светлости больше ничего не оставалось, как снова и снова вспоминать слова монашки и успокаивать себя рассуждением, что от того камня до ворот не так и далеко. И даже если девушка решила прогуляться, то придет минут через десять после их прибытия. По этой дороге повозки быстро не ездят, так специально было задумано при постройке замка. При его осаде небольшой гарнизон легко перестреляет половину полка нападающих на отлично просматривающихся изгибах дороги.

Герту невольно припомнилось лето переворота, и герцог помрачнел, это было самое запретное и тяжелое воспоминание в его жизни. И возвращаться к нему его светлость сейчас хотел бы меньше всего.

Отряд проехал сквозь небольшой, всего шагов тридцать в длину, тоннель, последний перед крутым поворотом к воротам, и неожиданно остановился.

Тихо и очень эмоционально выругался граф, выдергивая из ножен клинок, охнул и забормотал молитву кучер, торопливо проскользнули мимо коляски вперед спешившиеся стражники, пригибаясь, чтоб их не было видно из-за лошадей.

И в этот момент позади коляски, там, где остался вход в тоннель, раздался нарочито грубый голос:

– Все сидите спокойно, вы нам не нужны. Только невесту свою заберу, и можете ехать! Сбежала, шалава, опозорила на всю деревню. Ну, иди сюда, моя кошечка!

С той стороны, где раньше сидела Эста, над дверцей коляски возникло бородатое мужское лицо в темной широкополой шляпе и полумаске.

Геверт приготовился ударить негодяя зажатым в руке кинжалом, как только эта рожа распахнет дверцу, но у него за спиной ледяной голос очень вежливо предупредил, что оружие лучше бросить на пол. Герцог скосил глаза и убедился в правоте незнакомца, красноречиво подтвержденной взведенным арбалетом. А его безжалостные глаза, зло прищурившиеся в прорезях маски, подтверждали: шутить или отказываться от своих слов незнакомец абсолютно не намерен.

Дверка с той стороны, где сидел заинтересованно рассматривавший бородатого наглеца Хар, резко распахнулась, и бандит, недоверчиво осмотрев внутренность коляски и не найдя никакой «невесты», просунулся внутрь и пошарил рукой под ногами герцога.

Геверт даже зубы сцепил, стараясь удержаться и не вонзить в него кинжал, который он так и не выпустил из руки, несмотря на угрозу. И только мысль о направленных в его шею сразу трех болтах многозарядного арбалета да проснувшееся в душе ехидное веселье при виде растерянности в глазах налетчика помогли ему не сделать глупости.

И в этот момент Хар, которому бандит тоже не понравился, раскрыл пасть и по-змеиному зашипел. Бородача, словно метлой, вымело из коляски, а его подельник злобно скривился и выплюнул:

– Где она?

– Кто? – Герт начал находить в ситуации некоторое удовольствие.

– Девка, которая вышла с вами из портала.

– Пошла искать комнату, – насмешливо сообщил Змей, не поверивший сначала своим глазам, но очень быстро сообразивший, что нападавшие уйдут с пустыми руками. – Девушке не нравятся замки.

– Молись, если соврал, – зло процедил арбалетчик и вдруг исчез. Исчез и бородач, а через полминуты у входа в тоннель раздался грохот и послышался звук сыплющихся камней.

– Мерзавцы, – с чувством выдал Дагорд, – придется разбирать, иначе стража не сможет вернуться.

После этого он осторожно проехал вперед, осмотрел все и сделал знак кучеру.

– Можно ехать, все ушли. Тут стояли еще три арбалетчика, наверняка у всех порталы.

Он посмотрел на коляску, хотел что-то спросить, но только крепче сжал губы. С тех пор как они выкупили контракт с этой монашкой, забот и проблем стало ничуть не меньше, скорее наоборот.

Тяжелая решетка ворот начала подниматься с легким скрипом, еще когда скакавший впереди всех Змей был за полсотни шагов от нее. Следивший за дорогой охранник замка в это время торопливо дергал шнуры звонков и засовывал под скамейку корзину с остатками еды, благодаря всех святых, сподобивших глянуть в оконце как раз в тот момент, когда из-за поворота появился легко узнаваемый всадник.

Отряд влетел во двор замка так, словно за ним гнались, и высыпавшие на крыльцо слуги и спешно проверившие, все ли у них в порядке, дежурившие на стенах стражники сразу поняли, что спокойная жизнь закончилась.

И уже через пять минут толпа слуг и стражников бежала рысцой к тоннелю с кирками и тачками, а Змей торопливо писал письма главе стражи Адервилля с указаниями и приметами бандитов, пытавшихся ограбить герцога. Сам же Герт, поднявшись на башню, с беспокойством разглядывал дорогу перед воротами и ее нижние повороты, пытаясь понять, с какой стороны ждать непредсказуемую глупышку.

И следует ли уже ждать вообще. Надежду вселял только сундук и никуда не девшийся саквояж, которые слугам велели отнести в голубую спальню, кратко сообщив, что это вещи чтицы и разбирать их пока не нужно.

Эста ловко выскользнула из коляски, нырнула в куст и дождалась, пока отряд уедет. А затем зашла за камень и начала раздеваться. Сняла дорожную юбку, под которой оказались мужские штаны самого простого сукна. Юбку девушка ловко вывернула так, что пришитый снизу огромный карман из грубого полотна стал потертым дорожным мешком, затем аккуратно и быстро сложила туда шляпку, накладные локоны и верхнюю часть плаща, отстегнув сначала от него теплую короткую подкладку. Через несколько мгновений вывернутая подкладка превратилась в простую мужскую дорожную куртку, а подкладка шляпки стала неказистой шапкой, очень хорошо скрывшей подобранные на затылок недлинные волосы.

Выпустив на глаза неровные пряди челки, Эста взяла в руки свой кошель с пудрами и румянами, умело запудрила губы, ресницы и брови, нанесла кисточкой россыпь ярких веснушек на нос и щеки, подрисовала рыжеватым короткие смешные волосики там, где должны быть брови, и, забросив мешок за плечи, снова выбралась на дорогу.

Конечно, в другом месте и при других обстоятельствах девушка никогда не стала бы с первого же дня показывать свое искусство перевоплощения, просто обошла бы дом и постучала в заднюю калитку. И не стали бы ей помехой ни обломки скал, ни кусты.

Но Адер преднамеренно строился так, чтобы обойти его было невозможно даже самому ловкому скалолазу. И если вернуться в город, нанять лодку и попытаться подобраться по реке, то наткнешься лишь на высокую отвесную скалу, в глубине которой пробита шахта для качающего воду ручного насоса.

Хотя есть и еще способ… но его нужно забыть. До того момента, пока не наступит крайний случай. Вот только лучше бы он никогда не наступал.

К каменному завалу, наполовину преградившему вход в последний тоннель, девушка кралась по обочине дороги, прячась за уступами, камнями и кустами, издали расслышав голоса и стук кирок и камней.

Некоторое время глупышка наблюдала за тем, с каким старанием работают слуги, одетые в коричневые с зеленой отделкой ливреи, и выжидала, точно зная: обозленные неудачей люди герцога Эфройского в страхе перед наказанием за проваленное дело могут и вернуться. Успокаивало ее одно замечательное свойство магических порталов: если уйти с помощью капсулы можно было почти отовсюду, исключая самые дикие и отдаленные местности, то выход всегда был только на площадку портальных башен. Маги почтовой гильдии не желали обременять себя созданием более сложных способов.

И лишь когда камней в проходе осталось чуть выше чем по колено, конопатый парнишка, следивший из-за кустов за расчисткой тоннеля, быстро снял с плеч дорожный мешок и через минуту превратился в скромно одетую девушку.

– Ой! – выйдя на середину дороги и направившись к работающим, преувеличенно испуганным голоском пролепетала Эста. – А что тут случилось? Надеюсь, его светлость не пострадал?

– А ты кто такая?! – направил на монашку меч бдительный стражник.

– Я чтица, – скромно сообщила монашка, – подайте, пожалуйста руку, а то я тут не перелезу.

Слуги начали ухмыляться: как они и предполагали, стоило господину с графом вернуться в замок, как девушки сами побежали, даже не дали герцогу умыться с дороги.

Но все их улыбки смело с лиц, едва в глубине тоннеля раздался строгий окрик Змея:

– Помогите чтице его светлости перейти через завал.

Ну, надо же, как это теперь называется, ехидно переглянулись двое слуг, подхватывая первую, но как они были твердо уверены, далеко не последнюю сегодняшнюю гостью.

Мрачными взглядами девушку встретили лишь городские стражники и кучер, отлично запомнившие и разговор в тоннеле, и очень серьезное оружие арбалетчиков, под которым они стояли полчаса назад.

– Разрешите проводить вас в замок? – встретил Дагорд подошедшую монашку таким учтивым вопросом, что она невольно насторожилась, однако даже ни на миг не показала своего сомнения.

– Благодарю, граф, вы так любезны! – кладя ручку на мужественно согнутый локоть, пролепетала Эста. – А разве вам не нужно присмотреть тут за работами? Это ведь обвал был?

– Тут и без меня обойдутся, – хладнокровно объявил Змей, галантно убавляя шаг, чтобы девушке было легче идти рядом с ним.

Пока граф писал письма и стоял возле тоннеля, следя за работой слуг и мрачно размышляя, где теперь искать глупышку, ему пришла в голову соблазнительная и далеко не новая мысль. Определенно, не стоит считать единственно верными решения, принятые под действием оскорбленного самолюбия или обиды, и свято соблюдать данные себе клятвы.

Ну, вот с чего он решил, будто для дела будет лучше, если он станет держаться от монашки на расстоянии? Ведь чем больше он ее узнаёт, тем сильнее начинает подозревать, что сюрпризов, имеющихся в запасе у этой глупышки, бессчетное количество.

Вот недавно Змей уже почти распрощался и с нею, и с выложенным за нее золотом, и даже с собственной жизнью. Трудно оставаться оптимистом, когда на тебя направлено сразу три многозарядных арбалета. И чтобы в будущем точно знать, в какой момент лучше приготовить оружие заранее, есть только один выход – быть все время как можно ближе к этой хитрой мышке.

И способов для этого у него более чем достаточно, хотя незачем ломать голову и изобретать нечто особо сложное. Самый надежный, давно проверенный неназойливый флирт даст возможность весь день находиться рядом с глупышкой. Пусть решит, что он влюбился, но после того случая в Турисе не решается перейти к активным действиям. Обычно с такими невзрачными девицами, как Эсталис, этот метод срабатывает уже через три дня. Если не раньше.

Эста шла рядом с графом, с любопытством озираясь, хотя ее ни капли не интересовали ни двойные ворота, ни подъемный мост через специально прорытый ров, ни стены высотой в тридцать локтей. Ее волновало случившееся с нанимателями в тот момент, когда она пряталась в скалах. И едва они отошли от тоннеля на достаточное расстояние, монашка открыто задала графу этот вопрос.

Несколько шагов Змей шел молча, раздумывая, стоит ли рассказывать все, но вспомнил, что не успел договориться о молчании с Гертом, и решил рассказать. К тому же хотелось посмотреть, как она к этому отнесется, и тоже задать вопрос или даже не один.

– Едва я выехал из тоннеля, как обнаружил ожидавших нас троих арбалетчиков, – суховато сообщил граф, вспоминать свои ощущения было не очень-то приятно, – затем появились еще двое, с другой стороны. Мы оказались зажаты в тоннеле. Они пообещали никого не трогать, если им отдадут сбежавшую невесту. Все были в полумасках и шляпах, а жених еще и с бородой. Ну вот и все. Не обнаружив никакой невесты, бандиты дружно исчезли.

– Порталом? – заинтересованно спросила глупышка.

– Да.

– Ну, тогда они не бандиты, – пробормотала она словно про себя. – И вряд ли удастся их найти.

Змей и сам это прекрасно знал. Но уж слишком унизительно, когда тебя пытаются ограбить почти на пороге дома, и ты не можешь ничего сделать. И тем более это возмущает, когда твой господин является хозяином окрестных земель и защитником их жителей. И поэтому он, Змей, поставит на уши всю стражу, заставит расспросить всех торговцев, трактирщиков, подавальщиц и служащих почты и не позже чем через три дня будет знать, как выглядели эти люди без масок. И даже будет иметь их портреты, старый художник, живущий из милости в замке графини Клорер, отлично умеет рисовать их по приметам и объяснениям.

– А когда вы заподозрили, что нас могут встретить? – не желая рассказывать монашке ничего из этих своих планов, перевел Дагорд разговор на вещи, интересовавшие его самого.

– Я не заподозрила, – тихо пояснила девушка, думая о своем, – я сделала так на всякий случай. Ведь вы же проверяете траву на полянке, прежде чем устроить привал, нет ли там осиного гнезда или муравьиной кучи.

Теперь Эста была абсолютно уверена: у советника принца случилось нечто очень серьезное, и ей не терпелось оказаться в своей комнате, чтобы написать о своих догадках настоятельнице. Слишком уж нехорошая картина вырисовывалась. Разумеется, матушка и сама наверняка уже сделала подобные выводы, однако глупышка точно знала, лишним для настоятельницы не будет ни одно сообщение и ни одно слово.

– Эсталис! – Герцог с облегчением рассматривал свою потерю, радуясь не столько ее появлению, сколько твердости честного слова монашки.

После подавления мятежа лицемерие и лживость расцвели буйным цветом, хотя ни принц, ни его советник не приветствовали в подданных этих качеств. Однако изменить общество оказалось не так-то просто, люди предпочитали солгать, чем лишиться всего, как те, кто выступил четырнадцать лет назад против правления короля Георгиуса.

– Мне жаль, – искренне сказала девушка, заглянув в его встревоженные голубые глаза, – из-за меня вам пришлось пережить несколько неприятных минут.

– Не все они были неприятными, – весело усмехнулся его светлость, подхватывая монашку под руку и направляясь к крыльцу, – меня очень повеселил Хар, оскалившийся на одного из бандитов.

– Вот как? – Эста отпустила руку графа, и Змею поневоле пришлось идти за ними. – Значит, он заслужил сегодня дополнительный кусочек мяса. А где он содержится в этом замке?

– Ходит, где хочет, – пожал плечами Герт, – вот сейчас убежал на кухню. Тирлон, спальня для госпожи Эсталис готова?

– Конечно, ваша светлость, – немолодой мужчина в коричневой ливрее склонился перед девушкой в вежливом поклоне, – показать?

– Да, и поторопите Бенлиша с обедом. Эсталис, мы ждем вас в столовой.

– Хорошо, ваша светлость, – скромно потупилась глупышка и направилась за чересчур сообразительными слугами, совершенно неправильно понявшими приветливое обращение господина с незнакомкой.

Очень плохо. Придется ей потрудиться, чтобы изменить это мнение, с любовницами господ опытные слуги не откровенничают и в очень редких случаях им сочувствуют. А глупышке не обойтись без их доверия и подсказок.