Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Глупышка | Глава 9

Читать книгу Сестры Тишины. Глупышка
2416+597
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Граф прожег уходящую монашку возмущенным взглядом, больше всего на свете он терпеть не мог приводить в сознание обморочных девиц и надеялся на помощь Эсты в этом нелегком деле. Однако она ушла, не оглядываясь, и ему поневоле пришлось приступить к ненавистному занятию лично.

Дагорд еще раз шлепнул спутницу по щеке и поморщился, услышав голоса и топот бегущих слуг. Ну, наконец-то они опомнились, чего, интересно, ждали? Прибытия городской стражи или пока он сам дойдет до дома и все им объяснит?

Змей давно говорил герцогу, что его кузина, полностью захватившая власть в доме, слишком распустила слуг и стражу. И проявляют они особое усердие лишь тогда, когда видят неподалеку ее крутобокую фигуру. Однако граф вовсе не советовал Герту вмешиваться в дела графини, она из тех женщин, которые совершенно не выносят подобных действий.

– Что произошло?! – Через толпу охающих служанок пробился личный лекарь графа.

– Девушка испугалась питомца его светлости, – два последних слова Змей подчеркнул специально, к родству с герцогом графиня относилась с трепетом, и после этого заявления никто не осмелится требовать посадить бедного Хара на цепь.

Госпожу Ивессу после небольшого совещания решено было унести в ее комнаты, и графу ничего не оставалось, как вернуться в бальный зал, хотя намерение немного пофлиртовать уже растаяло.

Дагорд еще немного посидел за столом, понаблюдал, как друг весьма успешно волочится за одной из гостий, миленькой вдовой одного из племянников графа, развеивающей горе в гостеприимном доме Росалины, и велел слуге проводить себя в отведенную спальню. Если они хотят приехать в Адер до ночи, встать нужно очень рано.

Тихие царапающие звуки разбудили Эсту мгновенно. Девушка протянула руку, добавила роста едва тлеющему в лампе фитильку и оглянулась на стоявшие в углу огромные напольные часы. За неимением других комнат ее устроили на ночлег в кабинете хозяина. Впрочем, ночью граф все равно им не пользовался.

Святая тишина, всего третий час, а вставать они намеревались только в пять. Значит, стряслось нечто особое.

– Войдите, не заперто, – тихо позволила глупышка, осторожно садясь в подушках, вторую половину большого кожаного дивана решительно занял Хар.

– Доброй ночи, – войдя, мрачно бросил Змей и, пройдя к креслу, уселся так основательно, словно хотел заявить своим поступком о намерении просидеть тут остаток ночи.

Хар только лениво приоткрыл один глаз и снова заснул.

– Что случилось? – деловито поинтересовалась Эста и подтянула к себе халат.

– Ничего. – Граф был неимоверно зол на себя самого и не желал принимать ничьего участия.

Только полчаса назад, когда его несостоявшаяся вечерняя любовница заявилась к нему в спальню, Змей сообразил, в какую передрягу влип. И ведь слышал, когда гостил тут с Гертом в прошлый раз, рассуждения графини о необходимости подобрать Змею подходящую невесту, но просто посмеялся про себя. Не приняв во внимание завидный энтузиазм Росалины, с каким она берется за подобные дела.

– Змей, – хладнокровно вылезая из-под одеяла, заявила глупышка, и граф, к своему изумлению, обнаружил, что простенькая ночная рубашка синего цвета в мелкий горошек, воротник которой он мог рассмотреть ранее, на самом деле – верхняя часть мужской пижамы. Довольно длинной, чуть не до колен. И из-под нее выглядывают штанишки из такого же сатина.

– Рассказывайте, – ловко и быстро замотавшись в длинный теплый халат, приказала девушка и принялась натягивать деревенские вязаные носки.

Однако граф уже раз сто пожалел о своем порыве. Ну вот зачем он пришел сюда и разбудил эту странную глупышку?! Разве она сможет без слез, без претензий и, главное, без скандала распутать эту ситуацию? Стоило ему лишь увидеть ее смешную пижаму и мохнатые носки, как представление о монашке как о коварной обольстительнице герцога рухнуло, словно гнилое дерево под снегом. Да и все ее догадки насчет преследователей стали казаться не такими уж остроумными и своевременными.

Демон, а ведь он почти поверил, будто девчонка что-то умеет. Змей с досадой обозвал в душе себя болваном и решительно поднялся с кресла. Черт с ним, с дружеским отношением Росалины, придется устраивать скандал. Дагорд не может позволить себе такой роскоши – жениться не просто на бесприданнице, а еще и на девице, не стесняющейся вламываться среди ночи в спальню почти незнакомого мужчины.

– Никуда вы не пойдете! – Как монашка оказалась возле двери так быстро, Дагорд даже не понял, но сейчас его это ничуть не интересовало.

– Вы меня остановите? – с иронией поднял он бровь, но от усталости фраза получилась не столь едкой, сколь печальной.

– Нет. Просто объясню утром все герцогу и расскажу, как вы из трусости отказались от моей помощи.

– Вот как! – Змей снова начал закипать. – И где же вы нашли трусость?

– А вы мне докажите, что я ошибаюсь и это не так называется. – Эста совершенно бесстрашно смотрела ему прямо в глаза. – Но тогда как? Стеснительность? Мне уже смешно. Кстати, я тоже хочу еще немного отдохнуть, и вы напрасно тратите наше время.

– Хорошо, – сдался помрачневший граф, – она сейчас пришла в мою спальню.

– Ивесса? – сразу сообразила Эста. – Ну конечно. И теперь вы не желаете, чтоб утром все увидели, как она выходит из вашей комнаты?

– Я ее не звал. Но она не желает уходить, – скрипнул зубами граф.

– Ложитесь спать тут, – мигом решила глупышка, – которая ваша спальня?

– Я могу проводить.

– Сама найду. Так которая?

– В другом крыле, третья справа от лестницы, – еще не веря в такое легкое решение, объяснил граф. – А что вы ей скажете?

– Ах, это просто, – пожала плечами девушка, – ирбис меня не слушал, и мы с вами еще с вечера поменялись, теперь там моя комната. Но вам лучше запереться… спокойной ночи. И не трогайте мой сундук, у меня там сюрпризы для любопытных.

– Уже трясусь, – серьезно кивнул Змей, запирая за ней дверь, и направился к дивану. – Подвинься, Хар, ну ты и развалился.

Комнату графа Эста нашла довольно быстро и так же легко расслышала за дверью напротив какую-то возню. Значит, все-таки прав был Змей, и это никакая не любовь, а просто интрига… и довольно потертая. Тогда можно и не жалеть девушку, она себе таким способом поймает кого-нибудь попроще. И хотя счастья после такой проделки от семейной жизни ей лучше не ждать, но хотя бы подольше проживет.

Девушки, обманом или силой женившие на себе мужчин, подобных Змею, подозрительно часто падают с лошадей и лестниц.

Войдя в спальню, Эста первым делом проверила засов и убедилась, что он на месте. Зато отсутствует цепочка, которой его положено запирать, и это нововведение произведено недавно, судя по свежести дыр от некогда крепивших ее гвоздей.

– Милый… – робко позвал из-под полога женский голосок, – ты пришел?

– Угу, – сообщила Эста, сноровисто поднимая стул и просовывая его ножку сквозь дверную ручку.

В монастыре их с сестрами многому научили, и едва ли не первым делом показали, как можно надежно запереться в комнате каким-либо из десятка самых простых и доступных всем способов.

– Ты такой красивый, – мечтательно сообщила Ивесса и хихикнула.

«Интриганки», – сердито фыркнула глупышка, безошибочно сообразив по этому веселому хихиканью, что девице выдали для храбрости вина. И, похоже, не один бокал.

Следовательно, бесполезно читать этой дурочке проповедь, все равно в ее хорошенькой голове ничего не останется.

Эста прошла к кровати, посмотрела на потрясенно вытаращившую глаза именинницу и откинула одеяло.

– Отодвигайся к тому краю и лежи тихо.

Влезла на постель, отметила про себя, насколько тут мягче и удобнее, чем на диване в кабинете, прикрутила фитиль и, замотавшись в свою половину огромного одеяла, закрыла глаза.

– А где граф? – минут через пять раздался несчастный голосок соседки.

– В кабинете спит. Мы еще с вечера поменялись. Спи, а то позову.

Ивесса надолго задумалась. Так надолго, что Эста почти заснула.

– Кого, Дагорда? – наконец высказала робкую догадку девица.

– Нет, ирбиса. Того огромного зверя. Он сейчас как раз разыгрался, бегает по коридорам. Поэтому дверь лучше не открывать, – припугнула монашка Ивессу и с чистой совестью уснула.

В следующий раз в комнату постучали, когда Эста, не хуже графа владевшая искусством вставать в назначенное время, уже умылась, причесалась и привела лицо именно в такой вид, какой говорил всем вокруг о ее переутомлении и недосыпании. Маленький кошелек со всеми необходимыми для этого средствами всегда лежал в кармане ее халата.

Освободив дверь от стула, Эста поставила мебель на место и предусмотрительно отступила в сторонку.

– Неужели уже пора вставать? – страдальчески воззрившись на ворвавшихся в комнату дам, спросила она самым несчастным голоском и отчаянно зевнула.

– А вы кто такая? – озадаченно уставилась на нее графиня.

– Чтица, – кротко сообщила монашка и просительно добавила: – Только говорите потише, а то девушку разбудите.

– Какую девушку?! – Графиня ринулась к постели, узрела сладко спящую Ивессу и остолбенела.

– А где граф? – спросила сопровождавшая ее девица с простодушной круглощекой рожицей.

– Дагорд аш Феррез? – учтиво уточнила Эста.

– Он самый, – пристально уставилась на нее хозяйка, начиная догадываться, что события развернулись вовсе не по ее плану.

– Так со зверем же герцогским спит, – с простодушием селянки уставилась на нее монашка, – разыгрался он, ну как ребенок.

– Кто разыгрался?!

– Ну, так Хар же, зверь его светлости. Я и послала за графом, его Хар как миленький слушается. Вот он и велел мне идти сюда, чтобы зверя по дому не водить. Я пришла, а тут девушка… – Эста неодобрительно поджала губы и вздохнула. – Напугал он ее, злодей!

– Кто, граф? – ахнула круглощекая.

– Да при чем тут его сиятельство?! – возмущенно всплеснула руками глупышка. – Разве он может испугать женщину?! Это Хар девушку вечером в парке напугал, так она мне полночи рассказывала, будто зверь по коридору бегает. Уж как я ее ни успокаивала, даже дверь заперла, иначе она мне даже немного поспать не дала бы!

– Эсталис, – донесся из коридора строгий голос графа, – можете идти в кабинет, пора собираться. С Харом я сам погуляю.

И Змей, держа пристегнутого на поводок ирбиса, решительно пошагал дальше, сделав вид, что не заметил отпрянувшую к стенке графиню.

Когда Эста, одевшись и отправив в карету свои вещи, пришла в маленькую столовую, соединенную дверью с кухней, граф уже сидел за столом в дорожном камзоле. Плащ и шляпа лежали рядом, а сам Змей с ожесточенным видом кромсал ножом холодное мясо, поданное сонной кухаркой на завтрак в дополнение к таким же холодным закускам, явно оставшимся от вчерашнего праздника. Только чай в маленьком серебряном чайнике был горячий, и Эста спокойно налила себе чашку и взяла кусок торта.

– Хар уже в карете?

– Нет, будит Геверта, – хмуро сообщил Змей и покосился на невозмутимую монашку – как она может есть с утра эти сладости?

– Если вы желаете съесть это мясо, – правильно поняла глупышка его взгляд, – лучше попросите кухарку обжарить.

– У нее еще печь не растоплена, – буркнул граф, горячо сожалея, что ночевал не в трактире.

Там бы он сумел заставить прислугу подать себе горячий завтрак.

Геверт тоже любит на завтрак жареное мясо, вспомнила Эста, отложила пирожное и встала с места. Решительно взяла со стола блюдо с мясом и направилась в кухню.

– У меня печь еще холодная. – Крупная девица сидела у окна за маленьким столиком и пила чай. На тарелочке перед ней были разложены различные деликатесы, видимо, кухарка имела обыкновение с утра баловать себя за все господские прихоти.

Спорить с ней Эста не стала. И вовсе не от неумения убеждать прислугу в неправоте. Просто сейчас был именно тот случай, когда много проще и быстрее сделать все самой, чем объяснять.

– Сиди, отдыхай, я сама. – Монашка опытным взглядом нашла все необходимое, поставила на маленькую печурку небольшую сковороду, сунула под нее щедрую горсть мелких щепок и стружек, разожгла огонь и положила первый кусок мяса.

Через минуту нетолстые ломтики уже начали шкворчать и румяниться, а девушка все резала мясо и подбрасывала щепки.

– Ты мне всю щепу сожжешь, – неодобрительно поджав губы, заявила кухарка, но Эста глянула на девицу так насмешливо, что та больше не произнесла ни слова.

– Вот завтрак, – вернувшись через несколько минут, монашка обнаружила сидящего рядом с графом зевающего и хмурого Геверта и поставила на стол перед спутниками полную тарелку румяных горячих ломтиков, присыпанных зеленым лучком.

– Кухарка кузины случайно не заболела? – откровенно изумился его светлость, накладывая мясо себе в тарелку. – Никогда раньше она не топила печь в такую рань.

– Жива и невредима, – успокоила Эста и принялась спокойно упаковывать в принесенную корзинку те из закусок, какие точно не могли испортиться за ночь.

– Зачем вы это делаете? – через некоторое время не выдержал его светлость, глядя, как ловко чтица заворачивает в полотняные салфетки куски сыра, булочки, ветчину и прочие продукты.

– Собираю нам второй завтрак, – так же спокойно ответила она, – мы ведь поедем напрямик, через холмы, там трактиров нет. Зато к обеду попадем в Лошту, она славится отличной харчевней.

Герцог нахмурился сильнее, оглянулся на Змея в поисках поддержки, но тот жевал мясо так увлеченно, что его светлости стало понятно: сегодня спорить с чтицей друг явно не намерен. И хотя это не могло не радовать Герта, перспектива ехать через холмы по разбитой деревенскими телегами дороге его явно не прельщала.

– А может, все-таки?! – в надежде спросил он и натолкнулся на сочувственный взгляд голубых глаз глупышки.

– Я расскажу вам эту историю в карете, – заслышав стук каблучков графини, Эста подхватила свою корзинку и направилась к двери на кухню.

Встречаться с Росалиной еще раз у нее не было никакого желания.