Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Болтушка | Глава 4

Читать книгу Сестры Тишины. Болтушка
2216+513
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

– Кофе, – небрежно бросил подавальщику господин Тейлах, входя в прилепившуюся к портальной башне харчевню.

Предприимчивые торговцы открыли ее почти одновременно с башней, моментально сообразив, что у тех, кто ходит порталом, обычно достаточно денег, но мало времени и терпения.

Свободная ниша, маленькая комнатка, с занавешенной гирляндами из деревянных бус аркой, нашлась сразу, в этом заведении всегда было пустовато и тихо, и это особенно ценили богатые клиенты.

– Вижу по тебе, что у вас все в порядке, – едва подавальщик расставил по столу чашки и блюдо с печеньем, важно заявил Тейлах Лаису, и тот согласно кивнул, привычно скрыв рвущуюся на губы едкую усмешку.

Трудно не сделать подобный вывод, если посылаешь письмо в мебельный магазин, и через десять минут вызванный тобой подчиненный послушно ожидает в нижнем зале портальной башни.

– Позвал тебя сообщить, что намерен нанять тут несколько служанок и они поедут с вами. Купишь для женщин закрытую повозку.

– А ближе нельзя было найти? – сделал недовольное лицо командир охраны, хотя и сам понимал, почему они не хотят искать ближе.

Но лучше прикинуться дураком, с дурака меньше спрашивать будут.

– Нет, – коротко ответил Тейлах, и его собеседник сообразительно промолчал.

Нетрудно понять, отчего господин Тейлах не желает отвечать на подобные вопросы. Хотя и служит ему Лаис очень недолго, всего пару месяцев, главное уяснить уже успел. Судя по той секретности, с какой возводится его замок в диком ущелье, выходящем в крохотный залив на самом пустынном побережье океана, хозяин категорически не желает, чтобы кто-то знал о его существовании.

И это наводило Лаиса на очень мрачные мысли относительно той части контракта, где было сказано, что его можно разорвать в любой момент. Но воин пока гнал их от себя. Не для того он туда нанимался, чтоб уйти так рано.

Ему невольно вспомнился маленький городок в западных предгорьях, ледяная, пронизывающая поземка, вымевшая с вечерних улиц всех гуляк. И соседняя с мэрией харчевня, куда он зашел поужинать, отпустив последнего просителя. Разумеется, в тот вечер он мог поесть в своих комнатах или отправиться в дом мэра, куда его усиленно приглашала хозяйка, видевшая в столичном дознавателе отличную партию для одной из племянниц. Но в тот раз у уставшего графа Феррез не было никакого желания слушать щебетанье девиц и разгадывать прозрачные намеки и взгляды. Хотелось спокойно посидеть за столом, послушать печальные песни немолодого певца, развлекавшего публику в этой харчевне, съесть кусок жаренного на вертеле мяса и выпить полбокала горячего грога.

И когда к его столу неторопливо направился один из посетителей, в первый момент дознаватель даже не заподозрил, что эта встреча далеко не случайна.

– Привет! А я тебя не сразу узнал, – заявил подошедший. – Можно сесть?

Как он мог сказать «нет», если они несколько трудных лет жили рядом и были почти друзьями? Ведь настоящих друзей он так и не сумел тогда завести, и не потому, что не хотел… кто же не хочет?! Попросту не желал рисковать хорошими людьми. Знал, что каждый, кого он подпустит поближе, вмиг станет его слабым местом. И одновременно жертвой.

– Конечно, зачем спрашиваешь? Тебе заказать еды или выпить?

– Ничего, я не голоден, и деньги у меня есть. Хотел немного поговорить. Вижу, ты нашел себе работу?

– Ну, у меня же нет наследства или имения, – спокойно пожал плечами Гартлиб, никого не посвящавший в свои дела по очень веским причинам.

– И много тебе платят?

– Явор, ты задал невежливый вопрос.

– Извини. Просто я хорошо знаю, чего ты стоишь на самом деле… и знаю, сколько получают дознаватели.

– Тогда зачем спрашиваешь? – поднял бровь Гартлиб, начиная понимать, что за ним следили, и стало быть, Явор задает свои вопросы неспроста.

– Меня попросили предложить тебе свободный контракт с оплатой в три раза больше, чем ты получаешь сейчас, – не стал темнить бывший товарищ по несчастью.

– И где такое замечательное место? – не удержался от колкости Гарт. – Точнее, я хотел спросить, за какую работу так щедро платят?

– Работа тебе знакома, командир охраны, – открыто напомнил Явор графу его службу Зоралде. – Обязанностей, конечно, много, но и прав хватает. Только одно условие: никакой переписки и никаких встреч с родственниками и знакомыми. Зато через пару лет сможешь купить неплохое поместье, за точное выполнение условий дают большую премию.

А за малейшее нарушение – прибьют, мысленно продолжил Гартлиб. Но уже понимал, что отказаться не сможет. И вовсе не из-за денег. Расследование, которое провел Змей и в котором Наерс и его люди, а также придворный маг принимали самое непосредственное участие, постепенно зашло в тупик. И хотя было выловлено несколько палачей и агентов проклятой ведьмы, однако ни до чего более серьезного докопаться так и не удалось. Конечно, можно было бы счесть всю натащенную Зорой грязь вычищенной из королевства, умыть руки и радоваться жизни.

Вот только этому мешали несколько случайных намеков, таких слабых, что могли бы показаться выдумкой. И тем не менее были настолько реальны, сколь и загадочны, и потому ищейки и дознаватели продолжали упрямо просеивать слухи и проверять малейшие подозрения. Вот и это предложение работы было из области таких загадок, и именно оттого Гартлиб счел себя не вправе отказаться и просто пройти мимо.

– Только учти, если ты согласен, – заявил пристально наблюдавший за дознавателем Явор, – то уйти придется прямо сейчас.

– Ты меня за идиота принимаешь? – почти искренне развеселился Гарт. – А вдруг тебе заплатил какой-нибудь обиженный проситель? И вместо хорошей работы я получу нож в живот? Ну, ведь только круглый дурак встанет и пойдет неизвестно куда просто так, без гарантий и объяснений.

– Нет, не принимаю, и рад найти тебя все таким же осторожным и рассудительным. Надеюсь, твоя смелость, Кэнк, так же осталась при тебе. Рядом, в отдельной комнатке, ты получишь все гарантии и поймешь, что живой ты нужнее важным людям, чем мертвый. Если опасаешься меня – иди один, но клянусь всеми святыми, я никогда и ни за какие деньги не взял бы контракт на твое убийство.

И ему было трудно не поверить, в таком недавнем и таком трудном прошлом им не раз случалось вставать рядом с мечом в руках, спасая друг друга.

– А можно просто посмотреть сначала на контракт и того, кто представит гарантии, а потом решить? – для вида поторговался Гартлиб, хотя они оба понимали, что свой выбор он уже сделал.

– Идем, – кивнул Явор.

В комнатке перед разложенными на столе бумагами на стуле с очень высоким сиденьем сидел маленький румяный мужчина в мохнатой круглой шапочке и важно поглядывал хитрыми глазками.

Да, это действительно серьезная гарантия, понял через минуту дознаватель, сломав печати на конверте с контрактом и узнав сумму подъемных, которую немедля после подписания зачислит на его счет гном. И отлично сознавал, как наивно и по-детски прозвучит после этого любое упоминание о вещах и оружии, оставшихся в комнате для офицеров гарнизона. Да и, кроме того, никуда они не исчезнут, будут ждать его возвращения. Если он, конечно, вернется. А вот в этом у Гартлиба возникли сильные сомнения, особенно после того, как он прочел главные требования неизвестного нанимателя. Тому требовались его умения, но вовсе не нужна была известность графа среди бывших осужденных и дознавателей. И потому одним из главных условий была смена имени и облика. Вот потому-то зовется он теперь Лаисом и носит, не снимая, командирский амулет, в котором заложено искажение внешности. Слабенькое… но вполне достаточное для того, чтоб никто из родичей или прежних сподвижников не узнавал с первого взгляда.

– Я уйду сразу же, как подберу подходящих женщин, – важно пояснял Тейлах, лениво кроша в пальцах печенье. – Посели их в надежном месте и охраняй в дороге. Запрети воинам и близко подходить.

– А кто будет их кормить и провожать гулять? – с сомнением прищурился Лаис, вовсе не желавший брать на себя эту работу, но начинавший подозревать, что именно за этим его и позвали.

– Придется тебе самому, – подтвердил его подозрения господин, – но можешь назначить помощником кого-нибудь понадежнее, к примеру, Тулоса. В замке не нужны горничные, якшающиеся с охранниками… сам понимаешь.

Лаис сделал кислое лицо, изображая недовольство такими сложностями и вовсе не желая показывать свою понятливость. Он почти с первых дней начал догадываться, что Тейлах в том замке не более чем дворецкий, временно изображающий хозяина. Так резко отличались порой его высказывания и поведение от приказов, которые он выдавал на следующий день.

– Само собой, эта работа будет оплачена отдельно, – снисходительно утешил командира охраны Тейлах, – и очень хорошо, не сомневайся. У тебя уже есть соображения, где поселить женщин?

– В городе полно объявлений о сдаче хороших домов, – буркнул Лаис, пытаясь сообразить, не означает ли наем горничных, что в замке скоро появится хозяин? Или… хозяйка, ведь не лакеев же они собираются взять?

– Хорошо, иди и сними приличный дом, – согласился господин, неохотно вытаскивая из кресла свое округлое тело, – а я пока схожу к главе посредников, дам ему задание подобрать подходящих женщин. Встретимся здесь через пару часов, обед я закажу заранее.

Бросил на стол серебрушку и первым вышел прочь. Лаис спокойно допил кофе, раздумывая, откуда начать поиски дома, чтобы завтра утром не везти нанятых служанок через весь город. В том, что Тейлаху удастся найти сколько угодно желающих, он не сомневался, по весне в такие крупные городки, как Шархем, стекались все, у кого кончился зимний контракт. За несколько монет несколько посредников, объединившихся в ватажку с громким названием «гильдия», давали каждому ночлег в одном из домишек неподалеку от базара и подыскивали нового хозяина, получая от богатых нанимателей за скорость и услужливость щедрое вознаграждение.

Лаис хмуро вздохнул, сунул ради поддержания легенды о своей скаредности в карман серебро Тейлаха и сыпанул взамен несколько медяшек. Кофе он пил тут часто и цены знал отлично.

Неторопливо выйдя на высокое крыльцо, остановился, по привычке обвел внимательным взглядом небольшую площадь, распахнутые створки солидной двери в портальную башню, снующий по делам народ и стоящих у доски с расценками на переход ротозеев.

И вдруг его словно кольнуло в подреберье, одну из женщин, скромно стоящую чуть в сторонке, но просматривавшую цены, он узнал. И стыдно ему было бы не узнать, она была все в том же выцветшем платье, только платок повязала по-другому, очень низко надвинув на лоб и прикрыв свободным концом губы.

Демонская сила, лихорадочно бились в голове Лаиса мысли, ведь он же еще там сообразил, что она не торемка! Так почему же сразу не понял, ради чего она идет в Шархем и ведет своего сероглазого сына! Разумеется, не просто решила переселиться, а направлялась именно к портальной башне! Значит, решила вернуться на родину…

Ну, вот чего стоило ему добавить в кошель несколько золотых или незаметно сунуть их вдове, когда объезжал отряд последний раз? И как это сделать сейчас, чтобы не привлечь внимание одного из шпионов Тейлаха?!

Про то, что лжегосподин никому не доверяет и всюду таскает за собой нескольких соглядатаев, а в замке вокруг него иногда крутятся доносчики, Лаису осторожно намекнули те из охранников, кого он знал раньше и кто через некоторое время узнал его, несмотря на амулет.

Несколько минут командир со скучающим видом постукивал носком сапога по крыльцу, изображая бездельника, потом, когда женщина побрела в сторону рынка, где можно было за монетку узнать о нанимателях или даже получить дешевую работу, неторопливо пошагал следом. И никто бы не понял по лицу высокого широкоплечего мужчины, безучастно озирающего пометки на воротах и вывески, что он отчаянно ищет способ, как хоть минутку поговорить со скромно одетой вдовой или хотя бы сунуть ей в руку приготовленное золото.

Лаис уже вычислил, куда она идет, и придумал несколько простеньких способов, как на виду у всех нанять женщину на какую-нибудь несложную работу. Например, почистить рыбу или отнести сладости несуществующей возлюбленной. Но когда вдова проходила мимо лавки старьевщика, рядом с ней неожиданно возник мужчина.

Неверящим взглядом командир смотрел, как их недавняя спутница внимательно слушает жилистого торемца средних лет, а затем покорно сворачивает за ним в сторону дешевой харчевни. Что-то вмиг разбилось в его душе, и из благородного спасителя несчастной соотечественницы Лаис разом оказался преследователем чужих женщин, а эта роль была ему много более ненавистна, чем любая другая.