Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Болтушка | Глава 36

Читать книгу Сестры Тишины. Болтушка
2216+706
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 36

А через полчаса гость с сожалением встал из-за стола, и к нему немедленно присоединились Олтерн с Тмирной.

И не успели они оказаться рядом, как ярко освещенная столовая герцога Тегрийского исчезла, сменившись на бледное сияние ведьминского мха в прозрачных шарах, расставленных по полкам кабинета директора гномьего банка.

Тмирна прищурилась, давая глазам привыкнуть к этому сумеречному свету, и вздохнула с легкой завистью. Таких переходов, когда не было ни хруста капсулы, ни продуваемых площадок портальных башен, ей пока еще совершать не приходилось.

А пока щурилась, словно обычная селянка, успела незаметно осмотреться и сообразить: гномы готовились к этой встрече очень серьезно, и сделали все возможное, чтобы показать, кто здесь хозяин. За массивным высоким столом стояло пять не менее внушительных кресел на высоких ножках, и в них сидели надменно-важные коротышки. А напротив стояла довольно низкая дубовая скамья, хотя и со спинкой, и именно на ней предполагалось сидеть гостям.

– Добрый вечер, – холодно процедил Иридос и легко взмахнул рукой.

Добротная скамейка мгновенно подросла, раздалась во все стороны и стала тремя креслами, ничуть не уступавшими по внушительности стоявшим напротив. Наоборот, новые кресла были шире и удобнее, с мягкими сиденьями и подлокотниками, обитыми дорогим торемским бархатом.

– Что вы себе позволяете! – Сидевший с левого краю гном возмущенно сверкнул круглыми глазками.

– Все, что захочу, – очень любезно ответил маг, сдвигая свою невидимую защиту, хочешь не хочешь, но в этот раз придется проследить за эмоциями коротышек. – Я ведь ваш клиент, разве вы не узнали? И довольно солидный, поэтому даже изучил немного банковское дело… и теперь с полной уверенностью могу утверждать, все, что тут находится, – мое.

– Как это? – Круглые глазки гномов стали круглее раза в два, а их рты возмущенно приоткрылись.

– Прошу. – Маг тем временем галантно подал руку Тмирне и усадил ее в центральное кресло, а затем занял соседнее.

Герцог не стал ждать особого приглашения, устроился с другой стороны от настоятельницы и принялся рассматривать гномов с таким видом, словно решал, смягчить им приговор или не стоит.

– Очень просто, – наконец заявил Иридос, – я подсчитал всю прибыль, которую вы получаете в виде процентов за займы и от потерявшихся владельцев больших счетов, и выяснил, что на эти деньги можно построить целый город. Значит, все ваши расходы на этот дом давно окупились и он принадлежит нам, клиентам, которые приносят сюда деньги и дают вам возможность на них зарабатывать.

– Попробовали бы вы сами так заработать, – едко фыркнул гном, сидевший справа от главы банковской гильдии, и Иридос немедленно уставился на него с очень недоброй заинтересованностью.

– Вы предложили мне хорошую идею, – произнес он очень задумчиво, и главный банкир вдруг начал бледнеть. – Я над ней подумаю. А сегодня желаю предложить вам не менее выгодную сделку… и от того, насколько серьезно вы к ней отнесетесь, зависит мое решение по первому вопросу.

– Мы слушаем, – заторопился приступить к делу глава гильдии, – говорите.

– Пропал человек. Не просто человек, а очень хороший человек и маг. В его судьбе заинтересованы правители всех ближайших стран и плато магов, а также лично я, магистр Иридос ди Тинерд.

– И я, Тмирна, настоятельница монастыря Святой Тишины, – негромко, но веско добавила монахиня.

– Я, герцог Олтерн аш Эфройский, тоже очень желаю видеть этого человека живым и невредимым, – холодно отчеканил советник ардагского короля.

– И кто это?

– Бывший маг портальной гильдии Сегрин, – жестко уронил Иридос.

– Но он не человек! – не сумел сдержать возмущения глава гильдии.

– А кто? – кротко поинтересовался Иридос, и Тмирна заинтересованно на него покосилась, этот маг изрядно отличался от всех, кого она встречала раньше.

– Он полукровка!

– А полукровка не человек? – наивно удивился маг, и Тмирна поторопилась состроить самое невозмутимое выражение лица.

– Он сын гнома! – значительно заявил сидящий рядом с главой гном с седыми бровями.

– Неужели этот гном был нечистью?

– Он не был человеком… – как-то неуверенно произнес старик.

– То есть ты утверждаешь, что гномы – это нечисть?

– Гномы – это гномы! – попытался закончить спор глава, но мага это не устраивало.

– И все?! По принятому всеми странами нашего континента уложению, все расы делятся изначально на людей и нечисть. К людям принято относить всех разумных существ, которые могут логично рассуждать и объяснять другим свои желания и чувства, не охотятся на себе подобных и других людей и способны на совместное потомство. Там и перечень есть: просто люди, дроу, маги, люди-оборотни, люди-гномы, люди-русалы и люди-эльфы. А к нечисти относятся скальники, полуденницы и болотницы, выпни, кикиморы и каменные оборотни, и все эти существа признаны опасными, кроме древней, фей, леших, погорянок и троллей. Так к какой расе относятся гномы?

– К человеческой, – нехотя буркнул главный банкир. – Но…

– Никаких «но», – безапелляционно отрезал Иридос. – Кроме того, что и у гномов, и у людей дети наследуют расу отца, по упомянутому уложению Сегрин человек. И никакому сомнению это больше не подлежит. И потому у меня деловое предложение: вы немедленно сообщаете нам, в каком клане у него родня, где его дом, и получаете за это право еще десять лет не принимать в свою гильдию банкиров из других родов. Например, оборотней и магов. И еще забыл сказать. Пока мы с вами выясняли, к какой расе относится Сегрин, мои поисковики нашли и опечатали в подвалах этого здания все сундуки с золотом, потайные проходы в пещеры и все ваши книги. Как вы знаете, меня уже не раз пытались обмануть управляющие ваших банков в различных городах. Поэтому я сам желаю проверить, сколько золота и ценностей осталось маленькой Чиле в наследство от ее бабки и матери. Мне не нравится, когда обманывают сироток.

– Какой… Чиле? – Глава гильдии побелел, и его губы затряслись.

– Дочери оборотня Голона, известного как контрабандист Голон, и мошенницы Зоралды, выдающей себя за ведьму. Хотя ковен ведьм изгнал ее мать с позором еще полста лет назад за обман своих подруг и воровство сильного артефакта, подаренного магом плато одной из ведьм в благодарность за помощь.

– Так это все же была она, а совершенно не похожа. Ну, тогда мне все понятно, – нахмурилась Тмирна и уставилась на коротышек. – Итак, где Сегрин?!

– Но нам нужно спросить его род… – замялись коротышки, и Иридос тотчас ощутил, как усилилось их смятение.

– Что не так с его родом? – строго поинтересовался маг и вдруг хлопнул себя по лбу. – Совсем забыл, когда он открыл подземный портал, то увел с собой шесть человек… чистокровных. Так вот, маги с плато и из Дройвии сами их ищут, так как за их спасение, как и за возвращение Сегрина, советником правителя Дройвии назначена большая награда. Но поскольку желающих получить ее очень много, решено каждый час убавлять ее на тысячу золотых. Вот пять минут назад можно было получить двадцать тысяч, а сейчас уже всего девятнадцать.

– О-о… – сорвалось с губ одного из гномов, и остальные осуждающе на него покосились.

Однако страстное разочарование, испытанное коротышками при словах о безвозвратно утраченной тысяче золотых, было у них у всех одинаково. И это заставило мага усмехнуться про себя, если бы он вздумал просто предложить им двадцать тысяч, вряд ли они ринулись исполнять сделку так же рьяно, как теперь.

– А если мы не найдем его за час? – с надеждой уставился на мага старый гильдиец.

– Но если за этот час вы сумеете найти его родичей и хоть что-то узнать о Сегрине и его спутниках, я попрошу Гуранда больше не срезать награду. Но у вас всего час. Вот вам мой вестник, присылайте сразу, как хоть что-то найдется. Иначе я забуду про наш договор насчет банковского дела.

В том, что в данный момент гномы ничего не знают про полукровку, Иридос был уверен. Если бы хоть у одного были сведения, скрыть от ментала радость от предвкушения плывущего в руки золота гном бы не сумел.

Не желая по возвращении обнаружить, что гномы унесли или уничтожили созданную им мебель, маг бросил на кресла самый надежный щит и, подхватив спутников воздушной лианой, перенес обратно в столовую замка Тегри. Аккуратно усадил на диван и направился к маленькому русалу, провести время до получения от гномов письма Иридос желал как можно приятнее и с пользой для себя.

– Ты уже нашел маму? – В серых глазах мальчишки на миг мелькнула яркая зелень, и маг понимающе усмехнулся, ребенок обладал редкой способностью русалок к выживанию.

Если малыши случайно попадали в руки к людям или представителям других рас, они начинали стремительно менять внешность, перенимая у чужой расы все отличительные черты от цвета глаз и волос до ауры. Но взрослея, постепенно снимали чужую внешность, как отслужившую свое шкурку.

– Пока только армию, которая будет ее искать, – серьезно пояснил маг и заметил, как вмиг притихли все присутствующие. – Видишь ли, Сегрин мог открыть путь лишь в то место, которое хорошо знал и считал недоступным для мстительной Карайзии. И мы почти уверены, что это место в горных глубинах, в пещерах, куда никогда не добраться никому, кроме гномов. Поэтому-то я и отправил туда именно гномов, а теперь жду от них известий.

– Хотелось бы верить, что они поторопятся, – мрачно выдохнул отец мальчишки и попросил: – Зови меня просто Гарт. Мали, конечно, умеет выживать там, где не выживет обычная женщина, но она никогда не станет спасаться в одиночку… Когда можно было сбежать, она отправила с яхты всех, но осталась сама.

– Ты ее за это… осуждаешь?

– Нет, – горько усмехнулся граф, – разве можно осуждать человека за чистое сердце? Просто очень боюсь за нее.

– А в тех пещерах есть вода? – Вопрос Кора застиг всех врасплох, заставив всерьез задуматься, как нужно отвечать мальчишке и нужно ли отвечать вообще? – Если есть, возьми меня с собой… когда пойдешь туда. Ты же пойдешь?

– Непременно, – твердо ответил Иридос. – Но вот как мужчина мужчине хочу тебе сказать: там у меня может быть очень мало времени, и мне нужно будет думать только об узниках. А я не привык оставлять без присмотра детей… даже если они повелители воды. Поэтому я хочу попросить тебя подождать нас тут… Я понимаю… это нелегко, но ты ведь сильный и справишься.

– Мама тоже всегда так говорит… – вздохнул Кор, и на его длинных ресницах вдруг повисли блеснувшие в свете ламп слезинки.

– Кор… – дружно ахнули женщины и ринулись к нему, но первой успела оборотница, подхватила мальчишку на руки, прижала к себе, зашептала в ухо что-то утешающее.

– У нас в Зеленодоле много детей, – очень негромко произнес маг, но все присутствующие снова насторожились, – и почти все они такие, как ты и я. Я уверен, они будут счастливы с тобой познакомиться. Вот портальный браслет, на шесть человек, позже мне, может, не скоро удастся тебе об этом сказать. Приходите, когда захотите.

Иридос протянул малышу браслет и сам надел на руку, а потом несколько минут подробно объяснял, как он действует. И смолк лишь после того, как перед его лицом повис необычайный, бледно-зеленый магический вестник. Тронул его пальцем, прочел маленькую записку, вывалившуюся из лопнувшего шарика, и чуть виновато уставился на Тмирну.

– Извини, туда я тебя не возьму. Хармедис?

– Я тут, – беловолосый маг уже стоял рядом.

– Ир, подожди… возьми меня, – почти бегом ворвался в комнату Митчес, – я с ней знаком, она мне доверяет…

– Ну, идем… – насмешливо фыркнул Иридос, сгреб воздушной лианой лилового, как всегда называла дроу Анэри, и коснулся пальцем камня на своем портальном браслете.

Гномы больше не сидели на своих местах за внушительным столом, а бесцельно бродили вокруг сотворенных магом кресел, полагая, будто он появится там же, откуда исчез.

Наивные, вздохнул Иридос, наблюдая за банкирами из угла, куда он привел магов, надеются ошарашить его своим заявлением, он же отчетливо слышит сомнения, пробивающиеся сквозь их самодовольство.

– Как я вижу, – строго заявил магистр, усмехаясь переполоху, возникшему при этих словах в чувствах коротышек, – вы умеете работать быстро… когда захотите. Надеюсь, у вас есть метка, куда мы идем?

– А премия?

– Премия отныне не уменьшается. Ну а об остальном поговорим немного позже, после того, как я увижу Сегрина. Показывайте на карте место входа в пещеры и выделите мне проводника. И не нужно того, кто лучше всех разбирается в банковском ремесле… сейчас важнее знание горного дела и местности.

– Я пойду. – Старший из гномов шагнул вперед. – Это под Южным хребтом…

– Подожди, – мягко сказал ему Иридос, подхватывая воздушной лианой друзей, – просто закрой глаза и вспомни это место.

Несколько долгих секунд Митчесу казалось, будто ничего у бывшего маглора не получится, сознание гномов вполне могло привязывать память о местности к совершенно чуждым человеческому разуму ориентирам. Например, к выходу на поверхность рудной жилки или кварцу редкой окраски.

Но потом плеснуло в лицо свежим ветром, еще пахнущим дождем, и как драгоценная ониксовая чаша, щедро украшенная алмазами, опрокинулась на них роскошная южная ночь.

– Треснутая пентаграмма, – непонятно проворчал магистр, и эмоции гнома полыхнули тревогой.

– Что? Не получилось? Не может быть, камни те самые…

– Так я и думал, что он привязывается к камням, – вздохнул Митчес, и коротышка не преминул оскорбиться.

– А к чему еще привязываться?! Тут нет ничего более надежного и вечного!

– В какой стороне вход? – перебил их голос Иридоса, и дроу почувствовал, как его сажают и крепко прижимают к удобному, непонятно откуда взявшемуся сиденью. – Да побыстрее, насколько я помню, гномы на ночь вход в поселки запирают.

– Дак уже заперли. – В голосе коротышки скользнула нотка удовлетворения, удалось-таки хоть в чем-то обойти настырного маглора.

– Не от нас, – равнодушно бросил Иридос, и только в этот миг старший советник главы гильдии гномьих банков сообразил, что зря он велел жене приготовить на ужин запеченный окорок, вряд ли придется до него добраться. Род Штака, отца Сегрина, занимал в протянувшихся под Южным хребтом пещерах самые дальние и неудобные ответвления.

Огромный, в человеческий рост камень, в который упиралась ведущая снизу аккуратная дорожка, казался частью скалы, но никого из сидящих в воздушных санях это не обмануло. Все знали, как проверен, надежен и заботливо ухожен механизм, держащий эту махину и позволяющий поворачивать ее вокруг своей оси за считаные секунды, при надобности открывая проход своим и наглухо запирая его перед чужими.

Однако гномы вовсе не спали бы сейчас спокойно в своих постелях, если бы знали, сколько надежных способов пробраться туда и не прося разрешения у хозяев, имеется в запасе у Иридоса. И сейчас он выбрал самый простой, бросил в камень заклинание уплотнения и провел в мгновенно разверзнувшуюся темную дыру свой любимый вид транспорта.

– Ловушки! – испуганно вскрикнул гном, оказавшийся в этих невидимых санях рядом с дроу в лиловом одеянии, но их уже стремительно несло по внутренним коридорам, и временами казалось, что выступы скалы вот-вот врежутся кому-нибудь в голову.

– Не бойтесь, – предупредил маг, расслышав ужас в эмоциях коротышки, – вы окружены воздушным коконом со всех сторон, я его недавно улучшил. Теперь впереди летит поисковичок, связанный с санями. В труднопроходимых и по-настоящему узких местах наши сиденья просто выстроятся вереницей. Гном, как тебя зовут? Нас всех ты, несомненно, знаешь.

– Авдил меня зовут, – спесиво поджал губы гном, – а вот глава клана на тебя за самовольство может в совет жалобу подать.

– Ну а зачем же тогда мы тебя с собой везем? – Пока поселок был еще далеко, Иридос мог позволить себе немного подразнить упрямого гнома. – Ты же сразу им и объяснишь, что это не самовольство, а вынужденная мера ради спасения людей. А кроме того, не забывай про премию. Ведь не считаете же вы, будто можно всего лишь подумать про камни, рядом с которыми когда-то справил нужду, чтоб тотчас получить девятнадцать тысяч золотых?! Эти деньги я разделю между тобой и теми, кто согласится нам помогать, и от того, насколько убедительно ты будешь с ними договариваться, зависит именно твоя доля.

– Не моя, а банка!

– Я предпочитаю конкретных людей. Раз ты знал сюда дорогу, то тебе я и отдам полагающуюся долю, а сколько ты решишь отдать своей гильдии, твое личное дело, – провокационно предложил Иридос и был весьма удивлен, услышав ответ гнома:

– Ты слишком плохо о нас думаешь… и я знаю, что заслуженно, те банкиры, которые встретились тебе, нечестно относились к своей работе. Но я – не они и возьму из этой премии столько, сколько решит совет гильдии. Ты можешь не верить, но эти ведьмы обманули и нас. Выдавали под залог подписанные одураченными мятежниками обязательства на дома и поместья… а потом оказалось, что король уже объявил их своей собственностью. Мы потребовали ответа… но Карайзия пообещала вернуть все взятые деньги с внушительной долей прибыли и вскоре и правда начала пополнять свои счета полновесными золотыми. А потом поручилась за якобы племянницу, выдавшую нам в уплату за заем бесценный амулет. Но через несколько дней амулет загадочно исчез, и когда девица пришла с деньгами и потребовала его назад, нам пришлось выплатить сумасшедшую сумму. Хорошо еще ведьма уговорила Зоралду не получать все сразу, а брать понемногу, зато нам пришлось ежемесячно начислять на деньги, которых не было, двадцатую долю.

– В одном я могу тебя порадовать, – произнес маг, завидев впереди слабое свечение склянок с ведьминским мхом, – они обе мертвы: и Карайзия, и Зоралда. Обе попали в собственные ловушки… и одному лиловому дроу еще придется объяснять мне, почему он не позвал на охоту за этими ведьмами старого друга?