Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Болтушка | Глава 33

Читать книгу Сестры Тишины. Болтушка
2216+796
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 33

– Держи мешок. – Мальяра подтолкнула находку вожаку и подвинулась к Сегрину.

Поднесла свет к его лицу и удрученно поморщилась, маг и там, в подвале Райзи, выглядел бледным и осунувшимся, а сейчас и вовсе напоминал человека, который много дней страдает от неизлечимой болезни.

Она, безусловно, попытается напоить его одним из своих зелий, но они рассчитаны на то, чтобы временно добавить сил обычному, бездарному человеку. Магам этого слишком мало, их тела привыкли черпать силу в собственных способностях. А накопители он, кажется, все потратил… и хотя Мали не может этого утверждать с полной уверенностью, но сама на его месте вложила бы все до грана, лишь бы уйти.

– Ну, что с ним?

– По-моему, истратил всю магию… хотя я знаю о подобном только из рассказов. – Мали достала крошечный стаканчик и фляжку и осторожно долила зелье глотком воды.

– Чем ты его поишь?

– Восстанавливающим зельем. Будем надеяться, что ему поможет.

– А снимающее боль у тебя есть?

– Есть. У тебя что-то болит?

– Не у меня… хотя мы все побывали в лапах Райзи. Но Чанра пострадала больше всех… у нее раздроблено три пальца.

– Герпень проклятая, – с ненавистью процедила Мальяра, сразу вспомнив, как ведьма появилась на острове. – Надеюсь, Сегрин отправил ее туда, откуда она больше не вернется. Вот, я сделала зелье… Чанра, выпей. С нами был хороший лекарь… если удастся выбраться, он тебя вылечит.

Вожак осторожно взял из ее пальцев стаканчик, понюхал и отдал подползшей к нему сокамернице.

Вдова только вздохнула, будь она на их месте, тоже не сразу бы доверилась свалившейся ниоткуда незнакомке.

И потому старалась все время следить за узниками, понимая, что достаточно одного неосторожного слова, и они мгновенно станут врагами.

Некоторое время ее собратья по несчастью возились с мешками, разбирая и деля одежду и обувь. Потом тут же переодевались, почти не стесняясь друг друга, лишь отодвинувшись подальше и повернувшись к остальным спиной. Мальяра и за это их не осуждала, это не они такие бесстыжие, а Райзи и ее дочь, нарочно посадившие в тесную камеру женщин вместе с мужчинами.

– Еще бы искупаться, – мечтательно вздохнула Чанра и впервые обратилась к Мали по имени:

– Мальяра… а ты из Торема или Ардага?

– Я родом из Ардага, а в Тореме была замужем.

– А где сейчас твой муж? – заинтересовался вожак, но Мали ответила не сразу, ей пришла в голову новая идея.

– Он погиб, но это было уже давно. Скажи, там, в мешке с посудой, нет ли стеклянного бокала, мне кажется, такой попадался. Кстати, как тебя зовут?

– Тимас, – коротко ответил он и полез в мешок, – а зачем тебе бокал?

– Разделю мох. Половину оставлю тут, половину возьму и пойду, осмотрю пещеру. Возможно, недалеко есть выход или вода… нам бы выбраться наружу. Или хотя бы понять, куда нас Сегрин привел.

– Я думаю, домой, – как-то безнадежно сказал Тимас, и у Мальяры внезапно похолодели руки.

– Святая Тишина… но ведь он же полукровка? А они обычно живут в наших городах…

– Женщины, которые выходят замуж не за сородичей, иногда встречаются и у гномов, – невесело усмехнулся вожак, – вот бокал. Только не рискуй…

– Я умею ходить по пещерам, – пообещала Мали, – и на первый раз далеко не пойду. А вы поешьте и понемногу расчищайте место рядом с магом. Постелем полотна и будем сидеть кучкой, чтоб сберечь тепло.

– А почему ты командуешь? – возмутился тот, кто отозвался на имя Сайж.

– Я не командую, а подсказываю, что нужно сделать, если мы хотим выжить и когда-нибудь выйти отсюда, – вежливо, но твердо пояснила вдова.

Знала по опыту, бузотеры и сомневающиеся в чужих действиях люди обязательно найдутся в каждой компании, и с ними лучше не вступать в переговоры, доказать все равно ничего не удастся.

– Вот вам мох, – осторожно разделив светящийся шарик пополам, Мальяра поставила сосуд с ним на камень и решительно поднялась на ноги.

– Давай фрукты, – немедленно потребовала Лела. – Она ушла.

Сестра Тишины горько вздохнула и направилась в обход пещеры, ступая так осторожно, как ее учили когда-то.

– Пещеры не любят торопливых и неосмотрительных. Еще шумливых, самоуверенных и несообразительных, – зазвучал в памяти юной женщины голос настоятельницы, не устающей повторять это не по одному разу. – В диких пещерах все может веками висеть на волоске и обрушиться от одного лишь громкого слова. Или небрежного движения. В тех, где кто-то уже жил, – может открыться ловушка или оказаться засада. Проверь десять раз каждый камень вокруг и только потом делай шаг. Тех, кто эти правила не выполнял, находили потом на дне пропастей или под грудами камней. А чаще – не находили вообще.

И Мальяра проверяла каждую трещинку на потолке, изучала каждый камень, лежавший на полу. Через несколько часов, когда она замкнула круг, обойдя пещеру по периметру и изучив все камни и трещины, спина женщины была мокра, как от тяжкой работы, а ноги ныли от постоянного напряжения. Но зато, вернувшись к спутникам, вдова могла с уверенностью кое-что сказать об этой пещере.

– Ну, что? – встретил ее вопросом Тимас, остальные настороженно молчали.

– Ты был прав. Тут есть следы чьих-то кирок, а в стенах я заметила несколько мелких обломков самоцветов. Но это не главная выработка, скорее, через эту пещеру ходили к дальним штрекам. И это было давно, на тропе лежит камень, свалившийся или сброшенный сверху, и его никто не убрал. А гномы обычно поддерживают все тропы в порядке, они вообще в горах ведут себя очень аккуратно.

Мальяра рассмотрела, как устроились пленники, и сокрушенно вздохнула, камни они отодвинули ровно настолько, чтобы примоститься, не выпрямляя ног, но решила ничего пока не делать, силы нужно было поберечь на разведку открытой ею тропы.

Вот только немного посидит, передохнет и отправится.

– Садись вот тут, – предложил вожак, показывая на место рядом с собой, – или брезгуешь? Я понимаю, как мы должны пахнуть для свежего человека, но сам, увы, уже ничего не ощущаю. Привык.

– Забудь, – устало отмахнулась сестра Тишины, опускаясь на уголок полотна так, чтобы видеть спутников, – это у нас сейчас не самая большая беда. Вам всем хватило одежды и обуви?

– Одежды хватило, а с обувью хуже. Ее хватает, но мне и Сайжу ботинки мага малы.

– Плохо, – выдохнула Мали и задумалась, – а сильно малы? Если прорезать дырки для пальцев, наденутся? Еще можно вырезать дыру на пятке… там были мягкие сапожки, у кого нога больше?

– У меня, Тимасу не подошли совсем немного, – уныло заявил Сайж, – а самые мягкие мы отдали Леле.

– Но вы можете с ней договориться? Если я найду тропу, то без обуви там не пройти. Кстати… нужно проверить сапоги Сегрина, обычно люди по дому ходят в самой разношенной обуви, чтоб долго не обуваться, вставая с постели.

– Ты называешь гнома-полукровку человеком?

– И оборотней, и русалок, и вообще всех, независимо от формы ушей и роста, если они поступают как люди, а не как монстры, – суховато ответила Мальяра.

Сколько можно с ними нянчиться? Они знакомы с нею уже несколько часов, и пора бы понять, что на ведьму Мали похожа, как еж на змею.

– Вот самые мягкие сапоги, – протянула Мальяре короткие ботинки Чанра. – Лела согласна на другие, если ей дадут еще печенье.

– Бедная девочка, – еле слышно шепнула вдова, забирая обувь. – Сайж, примерь, какие больше, те, что на маге, или эти.

Следующий час вдова посвятила порче имущества своего спасителя. Самого Сегрина разул вожак и лично напялил на него другие сапоги, Мали оказалась права, его сапоги оказались разношеннее всех, и их отдали Тимасу, чтобы не резать две пары.

– У тебя и оружие есть, – вздохнул Тимас, с завистью поглядывая на нож, который, поколебавшись, достала из своего запаса вдова, но она предпочла не заметить этого намека.

Оружие им пока ни к чему, еще не встретила она ничьих следов, и это немного радует. Ходили упорные слухи, что некоторые гномьи старшины предпочитают оставлять всех найденных людей в своих подземных домах.

– Отсюда тропа идет в две стороны, – немного отдохнув, решительно поднялась с жесткого пола Мальяра, – и непонятно, где путь к выработке, а где к его жилищу. Я попробую пройти по той, что ведет влево, и если что-нибудь найду – вернусь быстро. А если будет непонятно, куда идти, пройду дальше, но через пару часов постараюсь прийти в любом случае.

– А ты не маловато отдохнула? – осторожно осведомился Тимас.

– Чтобы хорошо отдохнуть, нужно хорошо выспаться. Но сначала поесть или хотя бы выпить отвара, а у нас нет даже воды. Поэтому нужно торопиться… с каждым часом я буду слабеть. А если я не найду выхода, вам его не найти никогда, – в этот раз Мальяра говорила с предельной откровенностью и по блеснувшим огорчением глазам вожака видела, что он и сам все это прекрасно понимает.

– Иди, – вздохнул мужчина и вдруг спросил ей в спину: – А у тебя есть родные люди?

– Есть, – горько отозвалась сестра Тишины. – И хуже всего, они видели, как меня утащило в портал.

– Сочувствую… – тихо выдохнул он, – а у меня, наверное, никого уже нет.

Отвечать Мальяра не стала, да и есть ли слова, какие можно сейчас сказать? Помочь ему она пока не в силах, как и остальным беглецам и себе самой, а вежливые, но безликие слова утешения говорить не хочется. Он же не полубезумная Лела, чтоб поверить сказкам.

Почему она выбрала тропу, ведущую влево, Мали знала точно, но объяснять этого бывшим узникам не стала. Не хотела заранее давать несчастным даже малейшей надежды, понимая, какой болью отзовется потом в их душах разочарование.

Девушка добралась до начала тропы, достала из кармана моток ниток и сначала отрезала кусок на шнурок, за неимением надежной цепочки. Затем, повесив его на шею, сделала из нитей несколько петель, нанизав их на светильник так ловко, что потерять сосуд стало невозможно. И только когда обе руки оказались у нее совершенно свободны, вдова осторожно шагнула на тропу, мысленно прося удачи у Святой Тишины.

Всего через несколько шагов болтушка поравнялась со знаками, замеченными еще в прошлый раз. Именно они натолкнули на решение идти в эту сторону, когда-то наставница монастыря очень подробно объяснила юной воспитаннице, что все, кто ходит в горы не просто погулять, а по делу, пользуются единым языком выбитых на камнях знаков, перенятых именно у гномов.

И хотя Мальяра в тот момент и близко не собиралась когда-нибудь в жизни бродить по заброшенным гномьим выработкам, но знаки заучила и теперь мысленно благодарила наставницу за предусмотрительность и строгость.

Вдова остановилась возле выбитой стрелки, рассмотрела и посчитала количество полосок в ее оперении и уверенно шагнула дальше. Аккуратный гном, бродивший тут когда-то, очень ясно сообщил, что шел изначально именно оттуда, куда направлялась сейчас Мальяра, и до этого спустился на два уровня.

Только на миг засомневалась сестра Тишины, уходя от спутников, не нужно ли вернуться и идти всем вместе, затем стиснула зубы и двинулась дальше. Слишком уж они худые и обессиленные. Если тропа вдруг прервется или станет непроходимой и им придется возвращаться, этот маневр заберет у узников последние силы.

Через некоторое время Мальяра могла бы утверждать, что гном, ходивший когда-то по этой тропе, был не только аккуратным и предусмотрительным, но и владел гномьей магией. Хотя гномы и самая замкнутая из человеческих рас, но их магия еще более неизученное явление. Известно только о способности гномьих магов видеть сквозь толщу скал и каким-то образом доставать оттуда самоцветы. Но почему они все-таки пробивают в горах тоннели и вырубают заступами ступени, вешают над подземными озерами цепи и перебрасывают через пропасти мостики – не понятно никому.

О магии говорили вбитые в самых недоступных местах металлические штыри, поддерживающие куски цепи, протянутой вместо перил рядом с узкими отрезками тропы, и обрушенный в тесную пропасть огромный осколок скалы, ставший надежным мостом. И вдове очень хотелось бы думать, что все это когда-то сделал Сегрин, но сестры Тишины не строят предположений, предпочитая выяснять все досконально.

Она шла по проделанному чьими-то руками пути, так же тщательно проверяя все подозрительные места, и считала про себя секунды, иногда сбиваясь, но не забывая откладывать в карман маленькие камушки. В пещерах и подземельях очень легко потерять представление о времени, а она пообещала вернуться, и неизвестно, какие действия предпримут отчаявшиеся узники, если сочтут, что Мальяра пропала.

По подсчетам сестры Тишины, прошло полтора часа, и она уже с сожалением подумывала о возвращении, надеясь обратный путь проделать намного быстрее. Но вдруг по лицу Мали скользнул невесомый сквознячок, и привыкшее к легкому запаху сырости обоняние уловило в нем легкую горчинку, как от дыма. Очень слабого и далекого, но многообещающего. Ведь осмелиться разводить в пещерах огонь могут лишь гномы, и значит, их поселок где-то все же есть и в нем кто-то живет.

И это неимоверно обрадовало женщину и одновременно насторожило. С одной стороны, очень хотелось оказаться рядом с крепкими и ловкими гномами, попросить у них помощи, а с другой – вполне может оказаться, что когда-то давно Сегрин нарушил законы рода и вынужден был бежать из родных пещер. И тогда всех его спутников здесь будут считать его друзьями и соучастниками, гномье правосудие еще одна неизученная и странная сторона жизни коротышек.

С этого момента Мали перестала считать секунды, а еще внимательнее всмотрелась в знаки на стенах, ища в них ответы на свои вопросы. Судя по отметкам построившего проход гнома, его дом был где-то неподалеку, и прозевать появление хозяина вдове не хотелось.

Две скрещенные в кругу стрелки Мальяра обнаружила как-то внезапно для себя. Свернула в указанном знаком направлении и оказалась в большой пещере, с высоким потолком и расчищенной тропкой ко входу в устроенное в боковом углублении жилище. Мали подошла ближе, внимательно рассмотрела свою находку и определила по десятку мелких и крупных примет, что тут давно никто постоянно не живет. Не было вокруг гномьего дома ни корыт с грибами, освещенных бледным светом ведьминого мха, ни куч сохнущих корней и бревен, выловленных в подводных реках, и не пахло от дома ни дымом, ни рыбой. Да и дверь была просто прикрыта, а не заперта на большой замок, как любят делать гномы.

Однако сразу входить женщина не стала, помня, что их спаситель маг и, вполне возможно, у него другие понятия о защите своего жилья. Сначала Мальяра достала выданный ей настоятельницей амулет и очень тщательно проверила и саму дверь, и все вокруг нее, затем набросила на ручку невесомую петлю шелковой нити и, отойдя подальше, потянула за привязанный с другого конца нити плоский камень.

Некоторое время вдова ждала, но ничего так и не произошло. Следовательно, родичи хозяина этого жилья тут уже побывали и в таком случае можно даже не надеяться найти в доме хоть сколько-нибудь ценных предметов.

Уже смелее женщина подступила к двери и обнаружила, что права, кроме накрытых старыми, вытертыми шкурами вырубленных из камня лежанок да пустого очага в первой пещерке ничего не было. Зато через узкую арку прорубленного в следующую пещерку прохода разливалось голубоватое сияние ведьминского мха, намного более яркое, чем в ее сосуде.

Разумеется, Мальяра и не подумала туда входить. Лишь те из гномов, у кого есть магические способности, обязательно делают себе жилища в местах, где остался хоть слабенький источник, и именно ведьминский мох помогает найти это место, так как больше нигде он не разрастается, сколько бы ни стоял в сосуде. И значит, она была на верном пути, когда пыталась понять, почему маг притащил их именно сюда. Теперь можно не сомневаться, этот заброшенный дом принадлежит именно Сегрину.

И стало быть, где-то поблизости есть и вода, эта второе обязательное условие, по которому гномы выбирают место для жилья. Первым является приток свежего воздуха и отсутствие вредных газов.

Теперь сестре Тишины осталось решить последний вопрос: смогут ли они без помощи гномов принести сюда пребывающего в бессознательном состоянии мага и провести женщин, из которых одна калека, а другая безумна? А если и смогут, то сколько продержатся без еды, тепла и помощи?

Мальяра задумчиво обошла комнату, рассматривая нехитрое устройство быта, заглянула в очаг и усмехнулась, найдя однозначный ответ на свой вопрос. Гномы утащили все: котлы, дрова, инструменты и припасы, но оставили в очаге аккуратно сложенную кучку щепок, присыпанных сушеными листьями. А на приступочке положили зажигательную палочку. И трудно не понять этот красноречивый намек. Значит, стоит разжечь тут огонь, как кто-то сразу поймет, что в доме появились гости.

И в таком случае бесполезна любая попытка скрыть свое присутствие в этом месте, и не стоит тратить силы и придумывать сложные способы, как с помощью еле живых узников пронести Сегрина через самые неудобные мостики.

Мальяра постояла еще минуту, затем выскользнула из жилища и спрятала в нескольких укромных местах большой пещеры самые ценные сейчас из тех вещиц и зелий, которые хранились в ее карманах. Подобная предусмотрительность в сложившейся ситуации не излишняя осторожность, а необходимое действие.

Вернувшись в пещерку, вдова решительно поднесла к кучке щепок зажигательную палочку и присела у разгорающегося огонька ждать появления гостей.