Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Болтушка | Глава 29

Читать книгу Сестры Тишины. Болтушка
2216+705
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 29

– Значит, говоришь, шесть человек, и среди них старуха из монастыря? Хороший улов, – ядовито усмехнулась сидевшая у рабочего стола, заваленного бумажками и шкатулками, женщина. – Ты славно поработал, малыш! Вот свежее мясо, такое, как ты любишь. Замучили, небось, зеленые бабы своей рыбой? Ну, ничего, скоро с ними будет покончено. А ты получишь в лошадки самую красивую… хотя я и не понимаю, зачем тебе ее красота.

– Привычка, – желчно фыркнул пестрый шар, вкатываясь в стоящий на низком столике поднос и начиная всасывать в себя еду, – я больше к ним не пойду. Они меня подозревают.

– Пойдешь… но не к ним, а на тот остров, где они устроили загон для моих рабынь. Выльешь на тропе у домов вот это зелье. Это самое последнее задание… потом вернешься и получишь свои награды.

– Райзи, но прошлый раз ты обещала… – начал канючить шар, однако стоило ведьме нахмуриться, как Уф мгновенно смолк.

Когда Райзи так смотрит, лучше не спорить, ведьма и не вспомнит, сколько тайн он для нее раскрыл.

– Мальяра, быстро сюда! – С Лармейны потоками стекала вода, серебро ее кожи потускнело, став почти голубым, выдавая ее усталость.

– Что случилось? – Болтушка примчалась к подруге почти бегом, придерживая край куска полотна, которое ей выдали вместо одежды. Хорошо, хоть нижняя юбка осталась.

– Срочно уводи женщин на дальний конец острова, придумай что-нибудь. Пообещай им, что скоро вернетесь, я все тебе объясню позже. Нам они не поверят, боятся.

– Понятно, а на какой конец-то?

– На северный, с юга скалы. Туда! – Русалка для уверенности ткнула в сторону когтистым пальцем и плашмя шлепнулась в море.

«Нервная стала, неулыбчивая, синяя…» – тяжело вздыхала о подруге Мали, направляясь к четырем неказистым домикам, стоявшим на поляне посреди островка.

За день болтушка успела познакомиться со всеми обитавшими там женщинами. Большинство из них были торемками, но нашлось и несколько светловолосых дочерей Сандинии. И с ними договориться оказалось проще, после того как ведьма свела с лица Мальяры метку свободной вдовы, торемки относились к ней как к чужой. Хорошо еще, что все они говорили на том смешанном языке, каким пользуется большинство жителей портовых городов, торговцы, разносчики, матросы, грузчики и прочий простой люд. Намного проще найти работу, когда понимаешь гостей из разных стран.

– Красавицы, подруженьки! – едва войдя на утоптанную площадку между легкими хижинами, закричала звонким голосом зазывалы Мальяра. – Быстро бегите все ко мне! Я вам принесла важную весть… кто не услышит, сто раз потом пожалеет, все косы себе вырвет по волоску, все ногти сгрызет от обиды! Ведь такого случая больше не представится, такие чудеса вообще раз в сто лет случаются! Поторопитесь, идите все за мной, лучше один раз увидеть своими глазами, чем сто раз услышать! И лучше увидеть чудо и испытать свою судьбу, чем просидеть в доме и всю жизнь потом проклинать себя за лень и несообразительность! Ай, глупая я, глупая! Другая на моем месте чудо припрятала бы, все для себя оставила, на будущее приберегла! А я наивная, привыкла с сестрами делиться… а их у меня куча, и старших и младших, вот и не могу пойти против своего характера, обязательно мне нужно всех вокруг счастливыми сделать, иначе спать не смогу, кушать не смогу! Все буду сама себя за жадность упрекать! Так и станет жечь мне глаза совесть, да и как не жечь! Ведь все вы, подруженьки, такие же несчастные горемыки, как и я, без роду и племени, без семьи и без родины…

Мальяра уверенно шагала в сторону, указанную русалкой, и причитала все жалобнее и душераздирающе, искоса поглядывая на лица дружно топавших за ней бывших пленниц и не забывая считать их по пути. Вроде все, ну, слава Тишине, увести удалось! Остальное она придумает, как доберется до назначенного места.

Однако придумывать ничего не пришлось. Не успели женщины пройти и половины пути, как позади раздался громкий хлопок, словно лопнула бочка с перебродившим тестом, и запахло едким дымом. А потом резко ринулись в небо четыре столба гудящего пламени, плюющегося черными сгустками копоти, и почти одновременно раздался пронзительный, отчаянный визг.

Дружно обернувшиеся на звук хлопка женщины ошеломленно смотрели туда, где еще три минуты назад было их временное пристанище и осталось то немногое, что они имели, и медленно бледнели, начиная понимать, какой подарок сделала им новенькая подруга.

– Ничего себе чудо показала, – первой пришла в себя одна из сандинок, – а предупредить не могла?

– Нет, не могла, – жестко отрезала Мальяра, знавшая, что толпу лучше держать в руках, – и ты сама поймешь почему! Если перестанешь хлопать глазами и начнешь думать! Вот скажите, если бы я начала объяснять, что сейчас сработает ловушка и дома загорятся – кто из вас поверил бы сразу и побежал за мной? Думаю, никто. Начали бы выспрашивать, проверять… и горели бы там сейчас, как та несчастная… не могу понять, кого мы оставили? Я же вас еще плохо знаю.

– Кого? – Эта мысль заставила женщин задуматься, некоторые считали на пальцах, другие перечисляли имена, кто-то терялся, тут же находился, потом догадались разойтись на четыре кучки, кто с кем жил в домике, и тут оказалось, что женщины все.

– Это шпион ведьмы, – тихо сказала незаметно подкравшаяся русалка, – он хотел проверить, все ли вы попали в ловушку. Спасибо Мали, вот тебе шкатулка… твои друзья сказали, что ты умеешь обращаться с амулетом.

– С каким еще амулетом? – еще недоверчиво ворчала болтушка, а ловкие пальцы уже отперли замок, распахнули крышку. – Ох ты! Ларми… кто это дал?

– Твоя матушка, ставь его, они ждут.

– Рисуй круг, – велела сестра тишины, знавшая о способностях русалки, но та не захотела показывать их бывшим рабыням.

Просто сломала ветку и провела ей по песку вокруг себя. И никто не заметил, что тонкий прутик оставляет слишком ровную и довольно глубокую бороздку.

– Отходи. – Вдова выкопала в центре ямку, установила в нее амулет, выровняла и нажала камень.

А затем торопливо покинула круг, иначе через десять секунд сила магии амулета перенесет ее туда, где находится связанный с ним близнец. Такие использовались в Дройвии, но были запрещены в Ардагском королевстве, где все права на переходы выкупила почтовая гильдия. И теперь Мальяра очень надеялась, что в кругу окажется кто-то из знакомых и она сможет узнать о судьбе сына.

Первым в кругу возник совершенно незнакомый мужчина в вышитой на плечах серебряными рунами фиолетовой защитной накидке, какие носили только маги Дройвии. Оглядел всех цепким взглядом, покосился в сторону столбов дыма, потом деловито спросил у Лармейны:

– Что там за дым? Я чувствую остатки заклинания.

– Ведьма ловушку активировала, – хмуро, но откровенно сказала русалка, – хотела бывших рабынь сжечь.

– А-а… – глубокомысленно кивнул маг, вышел из круга и махнул бывшим пленницам, – заходите по трое.

– А что там? – недоверчиво покосилась на русалку самая разговорчивая рабыня.

– Спасение! – отрезала та и позвала к себе взглядом Мальяру. – Останься.

Вдова только молча кивнула, она и не собиралась никуда идти, хотя был момент… невыносимо захотелось оказаться далеко-далеко отсюда, в холодном еще Датроне, сидеть возле очага, пить смородиновый чай и напрочь забыть про всяких пакостных и жадных ведьм. Мальяра давно знала, что самое страшное и гадкое чувство человека – это жадность. Она представлялась болтушке нескончаемым толстым удавом, обвившимся вокруг своего хозяина и глотавшим все, на чем останавливались его алчные взгляды, огромной, как ворота, пастью.

– А почему это она останется? – подозрительно заинтересовались сразу два голоса, и болтушка невесело усмехнулась.

Ну чего им-то уже бояться?

– Потому, – веско отрезала Лармейна, – что я намерена наградить ее за ваше спасение. А вы поторопитесь, если не хотите вернуться к ведьме.

После этой угрозы рабыни сразу притихли, торопливо входили по трое в круг, который маг сразу четче обрисовал своим жезлом, и так же быстро исчезали в неизвестности. Чуть замешкались последние двое, но русалка зубасто улыбнулась, и они поторопились оказаться от нее подальше.

– Ненавижу спасать людей, – заявила Лармейна откровенно, едва растаяли силуэты последних пленниц, – чем больше для них делаешь, тем больше должен.

– Ты неправильно сказала, – не согласилась с ней Мальяра, напряженно глядя в круг, – чем больше ты можешь, тем больше в тебя верят…

Она смолкла на полуслове, захлебнулась счастьем и недоверчиво тряхнула головой, словно пытаясь избавиться от наваждения…

Но уже победно звенел над волнами неудержимой радостью голосок бегущего к ней Кора:

– Мама!

И стремительно шагал вслед за ним плечистый мужчина, торопливо окидывая Мальяру настороженным взглядом стальных глаз, в которых плескалась нежность и тревога.

– Мама! – Кор прыгнул, не добежав последних пары шагов, и она поймала его, как ловила всегда, судорожно притиснула к груди, всхлипнула: – Сыночек!

А в следующую секунду сильные руки обхватили их, спрятали в надежном убежище крепкого и нежного объятия, а сухие горячие губы скользнули по виску вдовы. Гарт облегченно вздохнул, и было в его вздохе столько невысказанной боли, тревоги и облегчения, что Мальяра невольно снова всхлипнула, пряча лицо на широкой груди мужчины.

– А Лаис нас берет в свой дом, – обвивая ручками шею матери, успокаивающе шептал ей Кор в другое ухо, – он теперь мой отец. А вон наша бабушка…

– Кто? – не сразу сообразила Мальяра, скосила глаза и столкнулась с растроганным и чуть насмешливым взглядом Тмирны. – Матушка?

– Ну да, – подтвердил довольный Кор, – а мне бабушка.

– Я тебе костюм принесла, – деловито сообщила болтушке настоятельница. – Тут есть где переодеться?

– Пожар у нас, – по привычке сначала сообщать самое важное отчиталась Мальяра, – ведьма ловушку подбросила. Но переодеться можно в кустах, давай. – И просительно взглянула в потемневшие глаза Гарта. – Отпусти? Я быстро.

– Только недалеко. – Граф не желал отныне отпускать от себя эту женщину дальше, чем на несколько шагов.

Мальяра вернулась очень быстро, ей хватило пары минут сбросить убогие тряпки, оставшиеся у нее после всех злоключений, и натянуть такой привычный и полузабытый походный костюм сестры Тишины. И еще минута ушла на то, чтобы переложить свои скудные запасы в потайные карманы, порадовавшие полным набором оружия и необходимых зелий.

– Малиха?

Мало было вещей, которые могли бы поразить вора, и новый облик женщины, целый год жившей неподалеку от него и казавшейся вполне обычной, оказался одной из них.

Мало того, что ее стройную, но женственную фигурку обтягивали перехваченные в талии поясом и совершенно неподобающие вдове почти мужские штаны и рубаха, так еще и знака вдовы на щеке не было! И ее косу теперь не покрывал большой платок, низко надвинутый на лоб, да и самой косы у Малихи тоже больше не было! Бесшабашно вились вокруг головы короткие пряди пшеничных волос, открывая всем миловидное лицо с лучащимися счастьем серыми глазами, лукаво улыбались пухлые губки. Вовсе не той улыбкой, какая подходит по статусу приличной вдове… Может, это русалки так на нее подействовали?

А его новый господин уже стоял возле нее, разглядывая женщину так восхищенно, что старый вор почти уверился в правоте своих подозрений насчет зеленоволосых дев.

– Дагорд, знакомься, это графиня Феррез, – с гордостью оглянулся Гартлиб на брата, вышедшего из портала вместе с Хаситом и целителем.

– Пока еще нет… – слегка краснея, поправила его Мальяра, ну вот куда он так спешит?

– Это лишь потому, что здесь нет ни жреца, ни браслета, – решительно прервал ее граф, – но ребенок уже признал меня отцом, и как только доберемся до берега, я намерен немедленно все это добыть.

– Я счастлив познакомиться с вами, графиня аш Феррез, – лукаво усмехнувшись, поцеловал загорелую ручку смущенной женщины Змей. – Мои подарки, увы, тоже ждут на берегу.

– Мне показалось, – нахмурился Гарт, искоса следя за договаривающимися о чем-то дроу и русалкой, – что один подарок ты нам сейчас уже сделал?

– Сделал, хотя это не столько подарок, сколько головная боль, – бесшабашно усмехнулся Змей, – и я постараюсь тебе ее немного облегчить.

Разумеется, он поторопился открыть секрет, Олтерн только готовит этот указ, но очень хотелось сказать что-то приятное этим неустроенным людям, наконец-то нашедшим свое счастье.

– Решено, – подвела итог переговоров Лармейна, – остаетесь здесь. Ведьма сейчас видит дым и считает, будто островок полностью выжжен. А у нас здесь есть пещеры в южной части и потайной грот с теплым источником. Хотя Уф и мог рассказать Карайзии о нем, но пройти туда без нашего разрешения не сможет никто чужой.

– А почему вы раньше не утащили Уфа куда подальше? – заинтересовалась Мальяра. В то, что ее морская сестра просто прозевала предателя, женщине как-то не верилось.

– А он не был раньше предателем, – нехотя пояснила русалка. – Месяца два назад попался в сеть охранникам, и чтобы остаться в живых, наврал им, будто он друг ведьмы. Ну они и отнесли его ведьме. Потом Уф вернулся и рассказал нам, как провел ведьму, но нас-то обмануть невозможно. Мы сразу раскусили его ложь… но сделали вид, что поверили. И сегодня мы не собирались его убивать… просто сразу закрыли дома туманным пузырем, как только ты увела женщин. Не хотели, чтобы ловушка испортила весь остров. А Уф заметил туман и полез посмотреть… я так думаю. Он всегда был очень любопытным. Ну а выйти не успел…

– Так предателю и надо. – Гарт всегда был в таких вопросах категоричен, и теперь, едва понял, что ловушку ставили на женщин, в числе которых была его Мальяра, тем более не ощутил никакого желания сочувствовать. – Так какой у нас план?

– У нас – два, и вам решать, как поступим. Райзи знает, что вы собирались прийти, и постарается вас захватить, она хочет отомстить. Можно подождать, пока она сделает первый шаг, а можно сделать его самим.

– А остров у нее большой? Может, подбросить ей ловушку, у нас есть несколько, и я видел, как они действуют. А пока она ее преодолевает, Митчес выведет людей, мы поможем.

– Она слаба как ведьма и вряд ли справится с ловушкой, придется дроу спасать и людей, и остров. А эти алхимические ловушки – большая гадость, мы будем вылавливать их остатки еще несколько лет, – помрачнела русалка. – У нас была надежда выманить ее ближе к морю. Кор помог бы поставить водную защиту, она получается у него мощная… но пока не очень долговечная.

– Ведьма к морю не пойдет, она слишком хитра и осторожна, – заявила Тмирна, спокойно усевшись на теплый песок, – она вообще не станет играть в чужую игру. Потому я и пришла сюда, чтобы немедленно узнать о том, какой ход она сделает следующим. Думаю, у нее на крайний случай заготовлен не один вариант спасения. Те, кто ни во что не ставят чужую жизнь, обычно рьяно берегут собственную.

– Может, мне просто попытаться усыпить всех на острове? – осторожно осведомился Митчес. – И потом начать убирать ловушки?

– У Райзи сильные амулеты, – снова не согласилась русалка, – наши способности ее не взяли, возможно, и сон не возьмет. И тогда она успеет открыть все ловушки… для этого ей хватит нескольких мгновений, и все ее рабы погибнут. Мы уже убедились, Райзи очень жестока. А еще нас очень интересуют пленники, запертые у нее в подвале дворца. Ведьма защитила их особенно надежно, и это подозрительно и странно.

– Начинайте устраиваться, – взял на себя принятие решения дроу, – а я попытаюсь дотянуться и проверить, какие там щиты, и если все окажется слишком серьезно, отправлюсь к верховному магистру Дройвии за подмогой. Судя по тем женщинам, которых мы отправляли отсюда, эту помощь можно будет считать не вмешательством в государственные дела Торема, а освобождением свободных граждан Сандинии и Ардага.