Прочитайте онлайн Сестры Тишины. Болтушка | Глава 28

Читать книгу Сестры Тишины. Болтушка
2216+785
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 28

Детский вскрик все женщины расслышали одновременно и так же дружно вскочили и ринулись из комнаты.

Мужчины бросились следом за ними, но только Змей сумел поймать и подхватить сердито фыркающую Лэрнелию.

– Зайчик! Ты меня, наверное, калекой считаешь? Так ты глубоко ошибаешься!

– Радость моя, тебе лучше всех известно, что калекой я тебя не считаю, – ласково шепнул ей в ушко Змей, – просто подозреваю, что ты временно не можешь бегать так же быстро, как Тэйна.

– Ошибаешься, – едко откликнулась все расслышавшая Тэльяна. – Даже когда моя талия будет шире, чем у нее сейчас, я все равно буду бегать быстрее.

Однако Дагорд сильно подозревал, что ворчит герцогиня Адерская вовсе не потому, что он упомянул ее имя. Причиной ее неудовольствия скорее всего явилось странное поведение заплаканного малыша, шмыгнувшего мимо них прямо в крепкие руки Гартлиба.

– Кор… сынок… что случилось?

Крепко прижимая малыша к себе, граф Феррез принес его в гостиную, опустился на диванчик и, не выпуская ни на миг, подтянул к себе чью-то упавшую в спешке шаль.

– Тебе что-то приснилось? Кто-то страшный? Кого ты испугался?

Женщины окружили их, помогая Гарту заворачивать босые ножки ребенка, тайком гладили Кора по голове и вздрагивающим плечикам, затем подсунули ему стакан с успокаивающим отваром и вазу со сладостями.

– Эт-то не с-сон… – заикаясь, пробормотал мальчишка и крепче вцепился в Гарта.

– А что? – присела рядом с графом на диван Тмирна. – Расскажи, мы должны знать.

– Оно хотело ее съесть… – отвар подействовал, и ребенок начал успокаиваться, – схватило и тащило в глубину…

– Мальяру? – посерел дознаватель.

– Гарт… выпей вот это…

– Ага… – всхлипнул ребенок, – но вторая мать успела… отобрала маму.

– Слава Святой Тишине, – выдохнула Тмирна и сама выпила половину отвара. – А это тебе.

Гарт одним глотком проглотил остатки содержимого стакана и встревоженно глянул на настоятельницу.

– Тмирна, кто эта вторая мать? Ты что-то знаешь?

– Знаю, но это тайна Мальяры и Кора. А сейчас меня волнует другое. Сынок, ты мог бы нам показать на карте, где на Мали напало это чудовище?

– Ага, – взглянул на нее Кор, не отцепляясь от Гарта, и снова спрятал лицо у него на груди.

Этот простой жест признания и доверия вонзился в душу дознавателя до боли острым пониманием, насколько они оба нужны ему, и этот ребенок с загадочными способностями, и его отчаянная и одновременно преданная мать. Именно они с недавних пор его настоящая семья, и он никому и никогда не отдаст это право – защищать и утешать своего сына. И не имеет никакого значения, кто на самом деле был отцом Кора, если со своим горем мальчонка прибежал именно к нему, Гарту.

В этот миг граф вдруг снова почувствовал себя таким же сильным, справедливым и мудрым, как в далеком детстве, когда разбирал споры и стычки младших братьев. А еще таким же нужным. У него даже глаза защипало от нахлынувших чувств, и, стараясь скрыть свою слабость, мужчина уткнулся лицом в выгоревшую макушку малыша.

– А что теперь с нашей мамой? – сглотнув комок, тихо спросил Гартлиб, отлично зная, что все сестры Тишины расслышат этот вопрос. И поймут все правильно.

– Морская мать отнесла ее в теплую воду, – доверчиво сообщил Кор и горестно вздохнул, – косу отрезает. Хочет ведьму обмануть.

– Умница твоя морская мать, – похвалила Тмирна и подсунула мальчонке искусно вырезанную из розового дерева рельефную карту. – Покажи, где это происходит?

– Тут, – уверенно ткнул он пальцем в самый низ карты, туда, где густо теснились бисеринки Дивных островов.

– Так вот где ее змеиное гнездо, – задумчиво протянула монахиня, – хитра ведьма. Придется плыть, Митчес не сможет так далеко забросить портальный амулет.

– А где он сейчас? – вспомнил Змей придворного мага в мантии необычного, лилового цвета.

– В Дройвии, пополняет свой запас магии и ждет, пока магистры из мастерской верховного мага закончат работу над заказанными Олтерном амулетами, – подробно объясняла Тмирна, быстро черкая записки и отправляя одну за другой, – судно у нас есть, стоит в порту. Гарт, я не имею права тебе приказывать… но могу посоветовать…

– Нет, – даже не стал слушать ее предложение граф. – Я очень тебя уважаю… Тмирна, хотя и не согласен с тем, что ты делаешь из женщин воинов-одиночек, но сейчас советов не приму. Я иду туда.

– Я с тобой, – по-взрослому твердо взглянул на него Кор. – Не бойся, я много умею. Морская мать научила.

– Сынок… – Гарт с болью глянул в его глаза, так похожие на очи Мальяры, – ты понимаешь, есть вещи, которые должен делать мужчина. Защищать своих женщин и детей, наказывать злодеев… А ты еще слишком мал, чтобы считаться мужчиной. Вот через несколько лет, когда ты подрастешь и я научу тебя владеть кинжалом…

– А ты будешь меня учить? – о чем-то размышляя, пытливо смотрел на него ребенок.

– Ну конечно. Неужели я доверю воспитание своего замечательного сына кому-то другому? Меня тоже отец учил.

– А Хасита ты не прогонишь? А он женился на Итме… – Сестры Тишины, услышав такую наивную похвалу вору, спрятали растроганные улыбки.

– Ну неужели я не найду работы для старого пройдохи? – усмехнулся Гарт. – Думаю, должность дворецкого его устроит. А Итме найдет дело наша мама. Ты согласен?

– Согласен, отец, – серьезно кивнул Кор и вдруг несчастно вздохнул. – А морская мать уже учила меня владеть кинжалом… ты же на нее не рассердишься?

– Конечно, нет. – Гарт начал понимать, что очень неправильно представлял себе раньше жизнь Мальяры в последние восемь лет, но выпытывать у ребенка подробности считал недостойным занятием. – Особенно если ты мне покажешь свое мастерство.

– А что резать?

– Пусть принесут из кухни кабачки, сегодня Лилия купила у разносчиков, – скомандовала Тмирна, уже дописавшая последнее письмо и с интересом следившая за разговором мужчин разных рас и возрастов. – Ты же можешь представить, будто кабачок – это враг?

– Могу, – серьезно кивнул Кор, – я их не люблю. Господин Кахрим всю осень давал маме на похлебку старые кабачки.

– Ничего, сынок, – тихо и жестко пообещал Гарт, – я доберусь до этого гада, он у меня месяц будет одни сырые кабачки жрать.

– Не нужно тебе пачкать руки, господин, – фыркнул незаметно появившийся Хасит, – прикажи мне его наказать. Я знаю нескольких купцов, которые много дадут, чтоб узнать, кто портит им торговлю.

– Потом, – остановила их несвоевременные планы Тмирна, – лучше скажи, Хасит, ты слышал, какую работу нашел тебе граф Феррез?

– Слышал, – задумчиво кивнул вор, – но не знал, что он граф. Хотя пока это не имеет значения, как и моя жена. Я тоже пойду с вами на острова, думаю, мастер боя с тужумом не будет лишним.

– Хорошо, ты идешь, – кивнула ему Тмирна, – а от должности не отказывайся, я помогу тебе с документами… и амнистией. А вот и кабачки… куда их положить, Кор?

– Подальше от вещей… – сообщил мальчик, и не думая отходить от Гарта.

– И от людей, – добавила Тмирна, усаживаясь так, чтобы видеть и ребенка, и овощи.

Но многого рассмотреть не сумела.

Малыш коротко махнул рукой, словно бросая камушек, и кабачки разлетелись на несколько ломтей, порубленные невидимым острым ножом.

– Что тут происходит? – ворвался с верандочки Митчес. – Я заметил всплеск магии!

– Колдун! – белея, шепнул Кор и мигом спрятался за Гарта. – Не отдавай меня ему!

– Он не колдун, а придворный маг, и никто здесь тебя никому не отдаст! – мигом встал рядом с братом Дагорд и объяснил с нажимом, в упор глядя на Митчеса: – А твой отец, Кор, мне брат, и я теперь тебе родной дядя. А Лэни тебе тетушка, как и Тэйна. – Змей запутался в родственных связях, на секунду смолк, оглядывая присутствующих, и уверенно закончил: – Можно сказать, мы все здесь твои родственники, и в обиду тебя не дадим, поэтому можешь спокойно доедать свои конфеты.

– Он прав, – подтвердил Гарт, крепко прижимая к себе ребенка и многозначительно глядя на придворного мага. – Никто и никогда тебя больше никому не отдаст и не тронет.

– И я – тем более, – мрачно сообщил дроу, и на его лице мелькнула странная тень. – Клянусь. А теперь объясните, зачем меня вызвали так срочно.

– Его мать, – указала на Кора Тмирна, – моя ученица, сейчас находится неподалеку от логова Карайзии. И Кор это чувствует. Вот это место.

Она указала магу на острова.

– Мне туда не достать, – сразу отказался дроу. – А времени совсем нет?

– Есть, еще полтора дня. Но лучше поспешить. Судно уже ждет в порту, можешь перевести туда меня и еще пятерых человек? И не смотри так, Гарт, никто, кроме Кора, не проведет нас точно к логову ведьмы.

– Шестерых, – мгновенно посчитав присутствующих, добавил себя Змей и оглянулся на Лэни. – Ты остаешься, радость моя.

– А я туда и не собиралась, – хмуро проворчала герцогиня Тегрийская. – Матушка не возьмет даже Тэйну.

– А кто же тогда шестой? – задумался Дагорд, начиная считать уходящих на поиски ведьмы. – Я, Кор, Гарт, Хасит, кто еще?

– Лилия, – догадалась Тэйна. – Но вот меня не берут напрасно!

– Лилию тоже не берут, – не подтвердила ее предположений наставница. – С нами идет Варгиус. А гвардейцы и дознаватели уже на судне, торопились сюда к тому моменту, как плоты прибудут в Хазран.

– Проведу, – настроив что-то в портальном амулете, сообщил маг. – Где Варгиус?

– Придет через пять минут. А пока отправь, пожалуйста, герцога Адерского и дам в замок герцога Тегрийского, нечего им сидеть в Тореме. Жара для беременных не полезна.

– Ничего не знаю про всех беременных, – взбунтовалась Лэни, сообразившая, что матушка собирается их отправить ради спокойствия Змея и Арвельда, который ушел по делам в Датрон. – Но мне как раз полезно. И фрукты ранние тоже. А вот Митчесу магию лучше не тратить на нас, иначе я буду переживать.

– Пусть останутся, – нехотя согласился Дагорд, угроза Лэни, что она будет переживать, предназначалась для него. – Никто ведь не знает, кто здесь живет.

– И им всем очень повезет, если они и дальше не захотят этого выяснять или знакомиться с глупышками и тихонями, – кровожадно ухмыльнулась Лилия, тоже не желавшая никуда уходить.

Маркиза Керьяно родилась на юге и обожала солнце, зелень, теплые реки и море. Но за пять лет никогда не сказала даже мимоходом, как ненавидит вечный холод окружающих монастырь снежных вершин и нескончаемо долгие темные зимние ночи. Хотя и не так все это заметно, когда тебя окружают дружелюбные улыбки и можно выбросить из памяти жизнь в родном доме, как ночной кошмар.

– В крайнем случае уйдем с помощью пирамидки на башню Хазрана, а там нас отправят маги, – поддержала подруг Тэйна, и настоятельница не стала спорить.

В конце концов, она ведь и сказала про отправку в Тегри, лишь желая отвлечь сестер Тишины от намерения отправиться на военное судно, и уловка вполне себя оправдала.

– Я готов, – шагнул с верандочки Варгиус, держа в руках саквояж, и через несколько минут сестры Тишины остались одни.

Гвардейцы и матросы ничуть не удивились, когда из установленного на верхней палубе шатра вдруг начали выходить люди. Капитан лично объявил, что придворный маг установил там портальный амулет, и потому совать туда нос строго запрещено. А затем едко добавил: всякий, кто исчезнет бесследно, будет считаться дезертиром, без права семьи на пенсию.

Гвардейцы лишь усмехались презрительно, такое предположение не про них. Три герцога тщательно отбирали и проверяли каждого, кто попал сюда, честно предупреждая, что, несмотря на хорошую оплату, поход может оказаться очень сложным, и всем, кто сомневается в своих силах, лучше отказаться заранее.

И теперь бывалых воинов очень занимал другой вопрос: если их отбирали так придирчиво, то зачем привели на судно немолодую даму в шляпке с вуалью и загорелого, как деревенский пастушок, мальчонку, лет шести на вид?!

Тмирна, прекрасно видевшая их взгляды, только усмехнулась: еще неизвестно, кто из них лучше готов к встрече с неприятностями, ожидающими отряд на Дивных островах.

А в том, что они именно ждут, настоятельница почти не сомневалась, хитроумная интрига старой ведьмы все больше напоминала ей рыбацкую сеть, заброшенную с далекого берега и подтягиваемую безжалостной рукой умелого рыболова. И пусть пока трепещется в ней лишь испуганная мелочь, только он один знает, какую рыбу намеревался поймать.

Каюты, приготовленные заранее, разделили быстро, Тмирна заняла самую маленькую, Гарта поселили с новообретенным сыном, Варгиус устроился с дроу, а Змей насмешливо кивнул вору:

– Идем со мной, расскажешь, как живут в Тореме… ловкие люди.

– Но помни, Хасит, – решила нужным успокоить вора монахиня, – ты уже живешь не в Тореме, а на судне его величества и имеешь право никому ничего про себя не рассказывать.

– Он же брат Лаиса? – невозмутимо пожал плечами торемец. – Значит, имеет право знать, кого будет держать в доме его родич.

В том, что никто из этих людей не будет судить его за ошибки прошлого, Хасит уверился, послушав их разговоры, и уже успел мысленно горячо поблагодарить святых духов, надоумивших его в ту ночь бежать за вдовой. И теперь собирался сделать все, чтобы граф и его жена никогда не пожалели о своем решении позвать его к себе в дом. Ну и Итму, конечно. Повезло ему и тут. Свои, торемские женщины намного послушнее и понятнее, чем чужеземки.

Он успел рассказать герцогу Тегрийскому о том, как жил в молодости в одной из крепостей на границе с Дройвией и учился искусству боя с тужумом, когда расслышал, как в соседней каюте что-то упало, прошлепали торопливые шаги и хлопнула дверь.

– Простите, – вскочил Хасит с диванчика, на котором ему предложили располагаться, – но у моего господина что-то случилось!

И помчался прочь, слыша за спиной шаги не собиравшегося отставать настырного герцога. Вор не мог и заподозрить, что за те полгода, которые Змей женат на тихоне, готовность сразу вскакивать и бежать за чуткой женой превратилась у герцога в устойчивую привычку, благодаря которой он сделал много полезных для себя открытий и менять которую не желал.

Слух привел вора в каюту монахини, и туда Дагорд, коротко постучав, вошел первым, знаком приказав вору остаться в коридоре.

– Пусти его, Змей, – кивнув вошедшему, посоветовала Тмирна, – он все равно все слышит. Гильдия воров Торема тренирует слух лучших учеников почти так же, как мы.

– А что случилось? – рассмотрев сидящего напротив настоятельницы кузена с малышом в руках, осведомился Змей и мельком оглянулся на Хасита, принявшего слова настоятельницы за приглашение. – Входи.

– Кор получил зов, – ответил за Тмирну Гартлиб, – его морская мать движется нам навстречу и предлагает переговоры. Через полчаса нам нужно сесть в шлюпку и отплыть от судна, показываться экипажу они не желают. Как поступим?

– Пойдем-ка к Варгиусу и магу, у них самая большая каюта, – решила настоятельница, – такие вопросы нужно решать сообща. Хотя я обязательно пойду на встречу… давно мечтала.

– Я тоже непременно пойду, – заявил маг, – они никогда не ведут с людьми никаких дел и до недавнего времени считались полуразумными… Некоторые даже пытались на них охотиться. Ради наживы, разумеется. Вот тогда все и поняли, на что способны русалки: отряд закаленных охотников полз на коленях по острым обломкам камней к морю, и все плакали от умиления… Женщина, которая с ними была, именно так описала позже их лица.

– Я знаю про этот случай, – кивнула Тмирна, – потому и хочу выяснить заранее, а вы все так не поползете? Нам с Кором будет трудновато развернуть лодку назад без вас.

– Он и один справится, – загадочно фыркнул Хасит и уставился на улыбающегося Кора: – Рассказывай, воспитанник, чему так рад?

– Я умею делать щит, – кротко сказал малыш, – но морская родня не будет выпускать чары, они обещают.

– Ну, тогда все в порядке, – обрадовался Митчес, – а еще я сначала прикрою вас особым заклинанием, меня научил глава одного старшего дома. Защитные амулеты мне пришлют позднее, они заряжаются.

– Значит, можно посылать морским девам сигнал? – Гарт оглянулся на Кора. – Ты можешь?

– Я должен тронуть море, – смущенно сказал ребенок, и Гарт немедленно погладил его выгоревшую макушку.

– Ну, тогда идем в лодку.

Туман возник прямо из моря, вырос сгущающейся стеной, отрезал качающийся в пяти сотнях шагов военный фрегат, и волны вокруг лодки вдруг стихли. А потом поднялся из глубин лоснящийся блин огромного ската, и сидевшая на его спине серебристая женщина широко раскинула руки:

– Коралл!

Мальчишка прыгнул к ней, попал в нежные объятия и сам крепко обнял на минуту русалку за шею, вызвав этим движением в сердце Гарта мрачное недовольство.

– Имя придется менять, – невольно сорвалось с его губ.

– Мама зовет меня – Кориэнд, – обернулся к нему Кор и с гордостью сказал морской деве: – Это мой отец!

– Поняла, – обаятельно улыбнулась русалка, последила за Гартом, на которого это обаяние не произвело никакого впечатления, и ее улыбка стала усталой и искренней, – рада за мою названую сестру. Мали заслуживает счастья.

– Где она? – не выдержал Гарт. – Ты ее не привезла?

– Она бы не смогла, я шла быстро. Мали на острове, с женщинами, мы спасаем всех, кого ведьма бросает монстрам. Мы вас туда приведем… если вы хотите помочь нам избавиться от Карайзии.

– Для того мы и здесь. – Тмирна доброжелательно улыбнулась русалке. – Но не знаем, насколько хорошо она успела защитить свой остров, кроме того, что вокруг кишат монстры.

– Море мы очистим, – вздохнула русалка, – но на суше нам трудно. У нее много ловушек, она через своих рабов скупала все, что продавала темная гильдия. Зелье подчинения ей варила одна алхимичка, нам пришлось ее убить.

– Это вы убили баронессу ле Бьюринг? – поразился Змей. – Но как?

– Не так и трудно… тяжелее на это решиться. Мы никого из людей не убиваем, но бывают исключения. Вы же знаете, что некоторые редкие ингредиенты алхимикам контрабандисты доставляют морем? Остальное просто.

– Действительно просто, – ошеломленно пробормотал Митчес, представив повисшую под днищем русалку, неторопливо меняющую своей магией состав воды в тщательно опечатанных сундуках с ингредиентами.

– Добираться до островов на судне несколько дней, – думала о своем настоятельница, – а нужно бы поторопиться, внезапность в таких делах обычно союзник. Вы не можете отнести на свой остров портальный амулет?

– Отдайте шкатулку Кору, я отведу его к матери. – Видимо, русалке тоже хотелось получить свои острова назад как можно скорее.

– А без Кора вы не можете? – снова помрачнел Гарт, не желавший терять частичку семьи, которую еще совсем недавно даже не надеялся обрести.

– Ты не волнуйся, отец, – Кор ловко переметнулся через борт и снова оказался на коленях Гартлиба, – со мной ничего не случится. А я расскажу маме, что ты взял нас в свой дом, и про Хасита тоже…

– Малыш… – растроганно посопев, выдохнул Гарт, ласково прижимая ребенка к груди, – пойми, я ведь тут с ума по вам сойду… там же эта гадина!

– А может, – испытующе уставился на русалку Змей, – у вас есть какой-нибудь способ доставить туда кого-нибудь из нас? Или хотя бы мага?

– Кора проще всего, – загадочно рассматривая мужчину, крепко обнимающего ее сына, пробормотала русалка. – Но раз так, давайте амулет и объясните, что с ним делать.

– Ничего не делай, – сразу ожила Тмирна. – Отдай Мальяре. Она умеет обращаться с подобными магическими вещами. Сколько у нас времени?

– К закату мы будем на месте, – пообещала Лармейна, принимая от дроу шкатулку. – А портал лучше открыть на соседнем острове. У Карайзии все слуги в подчинении, если что-то заметят, побегут доносить.

– Вам виднее, – твердо кивнула ей настоятельница. – Иди, и хранит вас Святая Тишина!