Прочитайте онлайн Серебряный пёс | Лайка Казан и мраморный дог

Читать книгу Серебряный пёс
4412+688
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Лайка Казан и мраморный дог

Эта история произошла почти двенадцать лет назад.

В один жаркий летний день хозяйка и молодая, горячая лайка Казан решили сходить в ближайший скверик с целью разведать новые места для прогулок. Сквер, который они приглядели, был небольшим, но очень уютным. Достаточно далёко от их дома, но это и хорошо.

Из молодой, пылкой лайки энергия била фонтаном и гулять хозяйке с ним приходилось по вечерам, никак не меньше двух, а то и трёх часов. По вечерам в этом скверике собиралась достаточно большая компания собачников с разномастными питомцами.

В тот вечер лайка Казан вихрем влетел на сквер и узрел свою подружку стаффордширскую терьершу Боню. Обычно Боня гуляла на собачьей площадке, но так как из неё энергия тое била ключом, хозяин Бони так же, как и хозяйка Казана пошёл осваивать новые просторы для выгула. На тот момент Казану и Боне было приблизительно около двух лет. Казан уже вовсю научился волочиться за песьими дамочками, и теперь узрев в траве аппетитную попку Бони, кинулся к ней со всех лап, дабы поприветствовать прелестницу, а заодно и поиграть с ней.

Ну, кто же знал, что почти одновременно с лайкой Казаном на сквер, только с другой стороны медленно ступил семилетний мраморный дог. Этот огромный пёс тоже приметил новую энергичную девицу и теперь кинулся к стаффордширке со всех лап наперегонки с Казаном. Первым к Боне подлетел дог и тут же предложил ей поиграть, лайка Казан добежал вторым и немного онемел от зрелища огромного мраморного мужика, который начал в траве перекатывать как блинчик с боку на бок тигровую Боню.

Смерив дога уничтожающим взглядом, Казан тут же решил отбить даму в свою пользу. Размеры дога его не смущали, как впрочем, и всех лаек размеры оппонента не сильно волнуют. Главное — умение вовремя убрать ненужную фигуру. Казан шваркнулся догу в шею с ревом медведя ужаленного осой в нос. Через секунду он отмёл Боню и попытался повиснуть на доге, но тот одним движением мощной головы скинул с себя жужжащую мелочь. После этого дог тоже внимательно пригляделся к лайке, она у него не вызывала, ну никаких чувств. Маленькая, наглая, рычащая угрозы шавка. Он не воспринимал лайку, как соперника.

— Ему стало интересно, откуда такой дурак взялся на сквере?!

Тем временем Казан подумал, что он достаточно напугал дога, поэтому он щёлкнул ещё разок зубами для острастки и принялся носиться за стаффордширкой. Мраморный рыцарь немного постоял, подумал, затем снялся с места и побежал за стаффордширкой и лайкой. Настигнув их, дог легонько плечом выкинул лайку с игровой площадки и с упоением начал играть с Боней сам. Лайка Казан очумел от наглости великана и, разогнавшись, полетел со всех лап кусать дога в нос. С ревом льва, который охраняет свой прайд от чужаков, Казан вцепился догу в брылю и это было его роковой ошибкой. Мраморный кавалер плюнул на стаффордширку и решил заняться наглецом. Открыв свою огромную пасть, он издал боевой клич, поставивший в ступор всех хозяев собак присутствующих в этот вечер на сквере, ещё раз стряхнул лайку, взял её за загривок, поднял повыше над землей и начал мотать головой вместе со свисающим из его пасти Казаном. Казан молча, с вытаращенными от ужаса глазами раскачивался из стороны в в сторону, аки маятник. Сделать он ничего не мог. До него вдруг дошло, что сейчас ему просто сломают хребет. Сломают так, как он сам его ломает белкам и крысам. Раздался ещё один дикий вопль, это хозяйка Казана не знала, как подступиться к догу, чтобы вытащить своего питомца из пасти чудовища. Медленно подошёл хозяин дога и сказал:

— Федор, плюнь эту гадость. Плюнь, говорю. На кой черт он тебе сдался?

Дог поднял глаза на хозяина и ещё разок, как следует, мотнув головой, треснул лайку оземь. Казан, очутившись на грешной земле, взвыл дурным голосом:

— Мама!!!! Убивают!!!!!

Его воплями заинтересовались другие кобели и теперь к несчастному, распростёртому перед догом лайкану, понеслись со всех ног добивать жертву: питбуль, ризеншнауцер, миттельшнауцер, цвергшнауцер, русская псовая борзая и звезда программы стаффордширка Боня.

Мраморный дог решил гадёныша добить сам и широко раскрыв пасть собрался ещё раз хапнуть лайку. И тут хозяйка лайки с тоненьким, почти на ультразвуке визгом, кинулась под дога и улеглась на свою собаку, крепко придавив её к земле. Картина сложилась аховая. Огромный мраморный дог стоит, широко расставив лапы, и выпученными глазами смотрит перед собой. Перед ним валяется визжащая тетка средних лет и всячески пытается закрыть собой серую гниду. Со всех сторон несется пяток кобелей с разными намерениями, кто посмотреть, что происходит, кто добить орущего чужака, а может и тётку, чтоб не истерила. Громче всех звуки издавала именно тетка. Теперь она орала милицейской сиреной. Псы веселились от души.

— Вот тётку поднимают под руки с земли хозяин дога и хозяин стаффордширки Бони. Вот, остальные хозяева ловят своих собак на поводки, вот поднимается с земли униженная и оскорбленная лайка с повисшим хвостом-баранкой.

Однако, через пару минут лайка Казан пришёл в себя, закрутил потуже хвост-баранку и начал орать нервным голосом на стоящего поодаль дога.

— Только сунься, гном! Выпердос!

Затем гордо повернулся и медленно пошёл со сквера в сторону дома.

Спустя пару дней лайка Казан опять пришёл на сквер. Его хозяйка внимательно высматривала, гуляет или нет мраморный дог? И она его прошляпила. Дог гулял за кустами, а хозяйка Казана его не увидела. Зато сам Казан решил отыграться по полной программе за свой позор. Как только его отпустили с поводка, он серой тенью метнулся к кустам. Через секунду он пулей вылетел назад и понёсся к своей хозяйке. Добежал до неё и сел позади её ног. Хозяйка Казана стояла в столбняке. На неё раскрыв огромную пасть, сверкая глазами, несся огромный мраморный дог в легкомысленной фиолетовой косынке, повязанной на мощной шее.

Казан, сзади, раздвинув башкой ноги хозяйки, высунул нос навстречу догу и теперь рычал и изрыгал ругательства в сторону несущегося к ним молосса:

— Догозвон!

Хозяйка Казан вдруг начала икать. Ноги её сделались ватными, рукой она пыталась выпихнуть Казана навстречу догу, но не тут то было, Казан рассчитал всё правильно. Пусть хозяйка набьёт морду этому гаду, а уж он подсобит потом. Хозяйка крепкая, он знает, она справится. Дог добежал до хозяйки Казана, хотел схватить лайку за морду, хозяйка Казана сомкнула ноги и теперь стеклянными глазами смотрела внутрь пасти дога, пытаясь выяснить, не болит ли у него горло?! Как всегда кровопролитие остановил хозяин дога пресекнув нападение своего Федора одним окриком.

Хозяйка Казана посетовала, что не захватила с собой памперсы. Извинилась перед хозяином дога за своего идиота и увела лайку Казана гулять на собачью площадку.

Больше лайка Казан в сквер гулять не ходил. А таких собак, как доги он и вовсе перестал замечать:

— Нет таких собак! Нет и всё.

После этого случая Казан не прятался от догов, не бегал от них, но и не задирался к ним. В течение всей своей жизни Казан молча проходил мимо догов всех мастей и всегда, проходя мимо очередного чудовища отворачивал голову в сторону показывая всем своим видом: — Да я тебя в упор не вижу!

Второй раз, самый страшный в его жизни — случился, когда он подрался с четырьмя русскими псовыми борзыми, это чуть не стоило ему жизни. Казан тогда был очень слаб после своей первой операции, об операции расскажу чуть позже, а хозяин борзых решил на площадке порадовать собачек, и бросил на землю еду. Все собаки: Казан и четыре борзюка бросились за одним куском. Казан сцепился с кобелем, а остальные три борзые просто начали его рвать со всех сторон. Спасло его только наше вмешательство и его природная верткость. Но рана его была страшна. Ему вырвали кусок прямой кишки. В клинике его шили полтора часа. Дежурный врач ночной клиники сам был в шоке и никаких гарантий не давал, но Казан тогда выжил. Об этом тоже расскажу в другой главе посвященной здоровью и болезням.

Вот и представьте. Алчущая приключений собака и не готовая к этому хозяйка. С первого же года я была вынуждена научиться смотреть внимательно за Казаном: как пёс поставил уши, зажглись ли в его глазах зелёные огоньки, значащие, что он готов к атаке или вынюхал дичь, поднялся ли загривок, напряглась ли спина. Теперь я выходила на прогулку и озиралась по сторонам: не бежит ли кошка, не идёт ли на встречу незнакомая собака, не шуршит ли в ближайшей помойке серый пасюк. В противном случае действовал такой силы рывок, что, как правило, к желанному объекту я подъезжала на пузе, кляня всё на свете. У меня обострились все чувства: слух, нюх, зрение. Теперь я первая замечала объекты и старалась упредить ситуацию заранее, хотя и это не всегда меня спасало.

Вообще Казан во многом приучил меня к порядку не только на улице, но и дома. Теперь я убирала все вещи со стульев, иначе Казан мог весело поиграть с нашими вещами. Не очень приятно, когда к тебе неожиданно заходят гости, а по квартире бегает пёс с твоим бюстгальтером.

Основным бичом для меня стали «песьи девушки» в поре. После того, как Казан окобелился в восемь месяцев на ближайшей стройке, он почувствовал себя настоящим мужчиной. Ох, сколько историй было! Никогда не забуду, как мы возвращались холодной зимой домой по обледеневшему переулку и уже почти забрались на горку, когда на встречу нам вырулила молодая французская бульдожка с хозяином и в самой, что ни на есть поре для женитьбы. Как ни старалась я задержаться и зафиксироваться одной рукой за ближайший водосток, ничего у меня не вышло. По горе мимо нас бегом бежал хозяин с бульдожкой, следом на спине за ними катилась я. Хозяин бульдожки понимал, что я ничего сделать не могу, и что если Казан, догонит их, то дети получатся ужасными. Я тогда прокатилась всю гору до самой набережной, и лишь оказавшись на более менее ровной поверхности, смогла встать на ноги и буквально придушить распалённого запахом невесты жениха.

В другой раз было ещё хлеще. Рядом с нашим домом всё в том же переулке, который до этого я уже неоднократно отполировала своим телом — стоит большая церковь. Местный поп ничего лучше не придумал, как завести молодую овчарку и посадить её в качестве охраны в будку за церковью. Овчарка весь день сидела на цепи, а каждую ночь, точнее поздно вечером её спускали с цепи в свободный полёт. И вот однажды, а было это утром, я пошла в магазин за тортом, так как должны были приехать гости. Захватила с собой и Казана. И вот возвращаемся мы назад. Поводок с Казаном у меня в одной руке, а в другой руке у меня огромная коробка с тортом. В этот момент из-под ворот церкви вылезает овчарка в самой, что ни на есть нужной поре для свадьбы. Вылезает, видит нас с Казаном, быстро на глазок оценивает жениха и радостно несется прямо к нам. Казан понимает, какое счастье ему привалило, слегка подвозит меня с тортом к барышне и без лишних разговоров делает на неё садку. Секунда. Замок. Стою я как дура с мытой шеей. В одной руке у меня свадебный торт, в другой поводок и прямо на поводке происходит собачья свадьба. Люди идут мимо смеются, а потом и вовсе рядом с нами машина остановилась, из которой высунулся жизнерадостный мужик:

— Какая прелесть! Бедная девочка, это что же у неё родится?

Я, краснея, отвечаю:

— У меня мальчик!

На что мужик расплылся в ещё более широченной улыбке:

— Мальчик! Ещё лучше, пускай на здоровье поупражняется.

Ох, как хотелось мне запустить в него тортом, но я даже двинуться с места не могла. Когда дело было почти сделано, овчарка ничего лучше не придумала, как вместе с женихом влезть назад под ворота церкви. И вот две визжащие собаки, а они даже не успели расцепиться, уже пытаются влезть под ворота. Я всё с тем же тортом наперевес пытаюсь не дать им это сделать, понимая, что, либо, сейчас у моего пса просто оторвут рабочий инструмент, либо, что-нибудь случится с самой невестой. Именно в этот момент на крыльцо церкви выходит поп и в ужасе смотрит на весь этот балаган. Сначала он хотел их благословить, тьфу, на меня наругаться, однако, увидев моё лицо, вертящихся под воротами собак и толпу зевак, констатирует:

— Благослови вас всех господи. А щенки-то хорошие получатся. Овчарка с лайкой самое оно. Прихожанам раздадим.

Так мы с Казаном породнились с церковью.

Казан ежегодно навещал свою жену, регулярно сбегая от меня с собачьей площадки, и я частенько сидела под воротами церкви, ожидая своего Казанову со свиданий.

Был и ещё забавный случай, когда Казан убежал от меня и я его искала до поздней ночи, рыдая и кляня всё на свете, когда в квартире раздался телефонный звонок:

— Это Ваша лайка, наверное, сейчас у нас в гостях, — сказал приятный женский голос.

— Наша, — зарыдала я в трубку, — я его уже третий час ищу и бегаю по всему по району.

— Да, Вы не волнуйтесь, — в трубке раздался смешок, — он сейчас у нас в квартире, приходите по адресу такому-то. Видите ли, у моей терьерши сейчас течка, но она глубокая старуха, ей четырнадцать лет, а ваш пёс к нам прибился. Я ждала-ждала на улице, что найдётся его хозяин, а потом замёрзла и взяла его к нам в квартиру, да не сразу на ошейник посмотрела, что там телефон у него висит на бирке. Хорошая у вас лайка. Съел ужин свой и моей терьерши, поиграл в её игрушки, а теперь стоит и рычит у двери, что бы я его выпустила, вот тут я бирку и заметила. Еле-еле удалось прочитать телефон, он у вас и в руки-то не даётся. Так что вы приходите, и сами его забирайте.

Ещё один раз Казан приехал к дому на такси, сидя на первом сидении рядом с водителем. А дело было так. Казан в очередной раз слинял с площадки, расширив маленькую дырку в рабице, которую я не успела замотать проволокой, и пошёл искать очередную невесту. Убежал он довольно далеко аж на Котельническую набережную, там его и заметил один из наших собачников, владелец английской спаниельки Фисы, который и притормозил рядом с Казаном. Он открыл дверцу своей машины, Казан понюхал его и согласился доехать до дома на такси. Я как раз стояла у подъезда в раздумьях на тему, — Куда же мне бежать в этот раз, — когда рядом со мной притормозило такси, дверца открылась, и навстречу мне выпрыгнул счастливый Казан, обнимая и лобызая хозяйку. Хозяин Анфисы смеялся до колик, рассказывая мне, как Казан по дороге к дому всё время норовил спихнуть его с водительского места и усесться за руль.

Рассказов на эту тему у меня масса. Один из них.