Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава восьмая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1447
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава восьмая

Сесилия предложила это самому Рори только в середине следующей недели. Как раз в ту неделю мела сильная метель, и вся страна дрожала от холода. Транспорт Британии остановился, а Сабрина и Оскар вышли наконец-то из своей конуры или, вернее, квартирки над сараем.

Сесилия, обеспокоенная угрозой, нависшей над ее бизнесом, восприняла новость с философским спокойствием.

— Полагаю, я должна радоваться, что ты не привезла их с собой в первый же вечер. — Она мягко улыбнулась Джорджии. — Я боялась, что ты так и сделаешь. Ты, должно быть, считаешь меня жестокой, если думала, что я прогоню их. Этот дом — такой же твой, как и мой. Боже правый, ведь были времена, когда мы с Гордоном пошли бы на все ради теплой постели и крыши над головой. Конечно же, пусть остаются.

Джорджия обняла бабушку и пообещала, что Сабрина отблагодарит их, много сделав для «Диадемы». Она была в этом совершенно уверена.

— Может быть. — Сесилия сидела, элегантно скрестив красивые ноги в черных слаксах. — Посмотрим. Должна признаться, я уже давно лелею идею о новом виде услуг — что-то вроде местной доставки в тот же день. Наверняка мы сможем найти няню для малыша, если Сабрина будет работать. Единственный минус — это квартира.

Джорджия возразила, что квартирой так редко пользовались, что было гораздо разумнее ее занять.

— Да, конечно. — Сесилия наклонилась. — Но я как раз собиралась предложить ее Рори — вместе с постоянной работой. Мне не нравится, что он снимает комнату в пансионе. Но раз ситуация изменилась, я просто повышу ему зарплату, и пусть он сам ищет себе жилье.

Джорджия заволновалась. На мгновение она представила, что Рори будет жить здесь, на другом конце двора. Она покачала головой.

— Я не думаю, что такой парень, как Рори, согласится на подачки. На него не произведет впечатления и Букингемский дворец. Он возьмется за работу, если сам захочет, и откажется от нее, когда раздумает. А ты бы хотела, чтобы он согласился?

Джорджия посмотрела на бабушку. Сесилия продолжала:

— Мне показалось, что в ваших отношениях произошло охлаждение.

— Сейчас везде холодно. Все дело в погоде. — Джорджия с трудом выдавила из себя эту шутку. — Из тебя получился бы хороший сыщик, если ты смогла заметить изменения в наших отношениях. Мы даже не виделись с… с… Да между нами вообще нет никаких отношений! Честно говоря, я была бы рада, если бы Рори остался работать у нас. Но мне почему-то кажется, что он не согласится.

* * *

В холодные и снежные дни они подыскивали потенциальных клиентов для «Диадемы» и укрепляли отношения с постоянными партнерами. Эта работа имела большое значение для Джорджии, поскольку теперь она в совершенстве овладела умением преподносить клиентам преимущества семейного бизнеса и хорошего знания местности, чего так не хватало пришлой «Вивиенде». Джорджия практически не снимала свой кремовый костюм от Лорель и коричневые кожаные туфли.

Приходилось с досадой признавать, что некоторые клиенты, которые уже имели дело с «Ионио», были настроены по отношению к «Диадеме» весьма скептически.

— Все это, конечно, очень хорошо, — говорил толстый менеджер из «Брэдсток Пэйнтс», тяжело дыша на Джорджию, — но я слышал…

— Что же вы слышали? — Джорджия встречалась с представителем этой торговой компании уже в третий раз. И в третий раз она сталкивалась с таким же недоверием. — Уверена: если вы наведете справки у наших постоянных, кстати, весьма престижных клиентов, таких как «Кон-Тики», «Леннардз», «Митчел и Грей», «Джеромз», они скажут вам, что мы работаем быстро и качественно. Мы не задерживаем поставок, выполняем наши обещания, а наши цены ниже, чем у крупных перевозчиков.

— Да я все это знаю, но я слышал, — менеджер по транспорту наклонился вперед и выдохнул никотиновые пары, — что «Диадема» играет с огнем.

— Что? — удивилась Джорджия. — Что вы хотите этим сказать?

Толстая физиономия приобрела хитрое выражение, и он уклончиво заметил:

— Я предпочел бы этого не объяснять.

— Нет, уж лучше объясните.

Толстяк вздохнул.

— Послушайте, я, конечно, не берусь ничего утверждать, но кое-кто мне шепнул, что «Диадема» держится на плаву лишь потому… что не брезгует перевозкой товаров определенного сорта…

Джорджия, у которой руки чесались залепить пощечину этому свиному рылу, сосчитала до десяти.

— И кто же это говорит?

— Понятия не имею. — Он отвел взгляд. — Лично мне этого никто не говорил. Это все слухи, знаете ли.

Джорджия знала. Такие вот слухи и разрушают маленькие компании. Она встала.

— Тогда, я надеюсь, что вы не будете их повторять впредь. Прошу вас не делать необоснованных выводов о работе «Диадемы», если, конечно, вы не хотите получить письмо от адвокатов нашей компании. И, пожалуйста, скажите всем, кто такие слухи распространяет, что это не соответствует действительности. «Диадема» — законопослушная фирма, и честность — главный принцип ее работы. И мы можем это доказать. В отличие от других. Я понятно вырожаюсь?

— Абсолютно. — Менеджер по транспорту закурил сигарету и выпустил дым в сторону Джорджии. — Но ведь нет дыма без огня, не так ли? Послушайте, оставьте свой прайс-лист. Я взгляну на него еще раз. Да, полагаю, так будет лучше всего.

Джорджия оставила прайс-лист, но еще до того, как она закрыла дверь офиса, она твердо знала, что «Брэдсток Пэйнтс» никогда не станет клиентом «Диадемы».

Сесилия всю неделю занималась оформлением нового контракта с «Леннардз». Ей приходилось разъезжать по юристам и бухгалтерам, звонить по телефону и писать длинные письма, на которых к тому же необходимо было поставить три подписи. Джорджия ждала, пока высохнут чернила и Том Леннард с Сесилией отпразднуют в очередной раз удачную сделку.

Сесилия не проявила беспокойства.

— Это бывает, дорогая, ты же знаешь. Конкуренция в бизнесе — дело нешуточное, Гордон всегда говорил, что уличные банды гораздо более миролюбивы, чем конкурирующие транспортные компании. Мы просто должны внимательно наблюдать за происходящим, и как только мы увидим, что ситуация выходит из-под контроля, немедленно принять решительные меры. Но пока нам не о чем беспокоиться.

Джорджия надеялась, что Сесилия права.

Однако не прошло и двух дней, как Джорджия и думать забыла о «Вивиенде».

— Снегопад прекратился! — прокричала снизу Сесилия. Джорджия еще спала, и ей показалось, что на дворе темная ночь. — Оттепель, конечно, еще не наступила, но по телевизору сообщили, что все дороги открыты, причем не только шоссе. Так что мы можем вернуться к работе. Поторопись, дорогая. Я уже поставила чайник.

Джорджия, в ярко-красной ночной рубашке, осторожно спускалась, стараясь не наступить на кошек, путающихся под ногами. Собаки, которым наскучило сидеть дома без движения, приветствовали ее, виляя хвостами и поскуливая.

— Сегодня я собираюсь сообщить Рори о нашем предложении. — Сесилия быстро собиралась, бегая по кухне в юбке и кашемировом свитере. — Ты не хочешь пойти со мной?

— М-м? — Джорджия вдыхала пар от чая, и ее чувства медленно просыпались.

— Дорогая! — Сесилия вдевала в уши серьги и одновременно кормила животных. — Я надеялась, что вы с Рори будете не только работать вместе. Мне показалось, что у тебя с этим сногсшибательным красавчиком сложатся более близкие отношения. Слушай, я ведь уже была согласна даже на Саймона Кэпли. Но, — она нахмурилась, — если кто-нибудь из них увидит тебя в таком виде, то мигом сбежит как можно дальше.

Джорджия открыла один глаз.

— Бабуль, обещаю — в следующий раз, когда я приглашу мужчину на завтрак, я сделаю все строго по сценарию: наряжусь в кружева с оборочками, наклею длиннющие ресницы, и даже буду сооружать шедевр из яичницы, бекона и тостов. Ладно, если я не уеду в рейс, то обязательно приду на вашу с Рори встречу.

И Джорджия пришла. В джинсах, ботинках и своем любимом свитере от Джесси Хопкинс, на котором были изображены многочисленные кошки пастельных оттенков, разгуливающие на темно-фиолетовом фоне. Она даже добавила к этому два слоя черной туши для ресниц и темно-красную помаду, чем немедленно заслужила одобрение Сесилии.

Рори, приехав в офис в половине восьмого, с удивлением оглядел приветствующих его важных персон.

— Доброе утро! Я не думал, что здесь кто-то уже есть. Что-нибудь случилось?

— Все в полном порядке. Проходи, Рори, садись. — Сесилия излучала очарование. — Кофе уже почти готов. Мы хотим поговорить с тобой.

Рори бросил убийственный взгляд на Джорджию, она ответила ему тем же. Он сел, Сесилия разлила кофе и изложила ему все, облокотясь на ручку его кресла. Джорджия внимательно наблюдала за его реакцией. Ей показалось, что Рори сразу же успокоился, как только понял, что его не собираются увольнять. Джорджия прикрыла один глаз и, словно художник, оценивающе пробежала взглядом по его профилю. И тут с некоторым замешательством она заметила, что Сесилия уже перестала говорить, и они оба теперь воззрились на нее.

— Ой, что-то в глаз попало! — Джорджия заморгала. — Ну вот, уже лучше. Что ты сказал?

— Я только что ответил согласием, — повторил Рори. — А твоя бабушка спросила, на какое время вам заключить со мной контракт.

Мысли Джорджии были далеки от этих вопросов, но она быстро направила их в нужное русло.

— На год? — засуетилась она. — На шесть месяцев? «Леннардз» планирует работать с нами долго, а насчет продолжительности твоего контракта — решай сам.

— Тогда на шесть месяцев. Это даст свободу выбора обеим сторонам. Я смогу здесь обосноваться, мне это очень подходит, — сказал Рори, улыбаясь Сесилии. — И зарплата, которую вы предлагаете, весьма щедрая.

— А, — Сесилия похлопала его по руке, — это потому, что мы хотели предложить вам бесплатную квартиру. Но поскольку в силу сложившихся обстоятельств мы теперь этого сделать не можем, то надеюсь, что наша зарплата позволит вам снять жилье там, где вы захотите.

Пальцы Сесилии довольно цепко держали Рори за рукав мягкой кожаной куртки.

— Вы уже встречались с Сабриной и Оскаром?

Рори покачал головой.

— Ну ничего, скоро встретитесь. Их недавно привела к нам Джорджия. У моей внучки такое доброе сердце.

Потупившись, Джорджия уткнулась взглядом в коленки. На лице Рори было написано полное недоверие. Он кашлянул.

— Вообще-то, я и сам подумывал о переезде, так что все случилось как нельзя кстати. Последние несколько дней я смотрел квартиры, и теперь, когда у меня есть постоянная работа, смогу снять приличное жилье. Большое вам спасибо — я с удовольствием примусь за работу.

Джорджия подняла голову и посмотрела на Рори. Его губы улыбались, но глаза оставались холодными.

— Ну что же, добро пожаловать в «Диадему», Рори! — Сесилия встала и обняла его. — Я уверена, вам здесь понравится.

— Я тоже так думаю.

— Теперь вот еще что. Я знаю, что вам обоим не терпится сесть за руль. — Сесилия улыбнулась своей самой обольстительной улыбкой, и у Джорджии екнуло сердце.

— Нас, конечно, подвела погода, но Том Леонард просил начать работу как можно скорее. Два трейлера должны отправиться на фабрику прямо сейчас. Один наш, другой их. Назад вернется только наш. Это означает, что его должны вести два человека, и я подумала, что…

— Посади туда Барни и Мари, — быстро произнесла Джорджия, вскакивая с места и поклявшись, что задушит Сесилию при первой же возможности. — Они вполне подойдут для дальней поездки.

— Не выйдет, дорогая, извини. У них ведь семья, дети. Так что они оба не могут одновременно отправиться в дальний рейс. И ты это прекрасно знаешь. А Кенни работает на «Кон-Тики».

— А тот гнусавый, у него нет семьи. Он…

— Он теперь может доехать до Бирмингема, и слава богу! Его, наверное, можно послать даже в Бристоль. Но только не в этот рейс. Это престижная работа. Я уверена: вы вдвоем с ней превосходно справитесь.

Джорджия с интересом наблюдала, как бабушка использует служебное положение в личных целях.

— И когда же Леннард хочет, чтобы мы поехали?

— Сегодня! — Сесилия выглядела так, будто только что накормила бездомного. — На утро у вас обоих запланированы короткие поездки. Барни вполне может это сделать за вас.

— Но как же… — попыталась в отчаянии возразить Джорджия.

— Ты прекрасно знаешь, что вы легко доберетесь туда вовремя, дорогая. Там можете сделать перерыв и завтра вернуться.

— Ты хочешь сказать…

— Да. — Сесилия кивнула. — Вы там переночуете.

* * *

Ехать в темноте по шоссе М1, уютно устроившись в огромной кабине «магнума» на высоте двенадцати футов, слушать завывания ветра снаружи и смотреть, как куски грязи бьются о ветровое стекло, — все это не доставляло Джорджии особого удовольствия. Несмотря на то, что «магнум» был самым элегантным и удобным грузовиком, со всеми мыслимыми удобствами, включая цветной телевизор и холодильник («Риц» на колесах, как называла его Сесилия), Джорджия предпочла бы не участвовать в этом рейсе. Кабина была оборудована кондиционером, сиденьями на воздушных подушках и коробкой передач с восемнадцатью обычными скоростями и двумя для заднего хода. Имелась даже компьютерная программа для того, чтобы поездка была максимально безопасной и спокойной. Но Джорджию все это не радовало. Она включила печку, поставила диск Эллы Фитцджеральд и сконцентрировалась на хвостовых огнях идущих впереди машин. Рори, который вел грузовик «Леннардз», ехал на две машины впереди нее. Когда они садились в грузовики, он вел себя очень вежливо: спросил, не хочет ли она ехать первой, и попрощался до встречи в конце маршрута.

Чем дальше на север они удалялись, тем хуже становилась погода. Мокрый снег сопровождал их от Беркшира до границ Оксфордшира, да и теперь в Нортумбрии под колесами была все та же грязь; снег падал хлопьями. «И все же, — думала Джорджия под мерный гул двигателя и джазовые ритмы Эллы Фитцджеральд, — поездка туда гораздо лучше, чем предстоящий долгий путь домой, когда они с Рори окажутся в одной кабине. Если между ними произойдет еще одна такая стычка, как в прошлый раз, они набросятся друг на друга так, что только перья полетят. Потом кому-нибудь придется собирать то, что от них останется, и вывозить с развязки Спагетти-Джанкшн».

Около поворота на Ньюкасл они съехали с шоссе. «Магнум» теперь шел следом за грузовиком Рори. Погода быстро ухудшалась, на фоне падающего снега мелькали тени, видимость была отвратительной, и Джорджии приходилось наклоняться вперед, чтобы разглядеть дорогу через лобовое стекло. Зазвонил телефон, и Джорджия прижала трубку подбородком.

— Да?

— Джорджия! — прогремел голос Рори прямо ей в ухо. — Через пять минут мы уже приедем. Как ты думаешь, они нас дождутся?

Его громкий голос прозвучал так неожиданно, что Джорджия чуть было не выронила трубку. Придя в себя, она ответила:

— Бог их знает. Я очень надеюсь, что да, но я не обижусь, если они уже ушли. Будем надеяться, что они там не все превратились в сосульки, и что хоть кто-нибудь нас встретит. Я позвоню им и предупрежу, что мы уже подъезжаем.

— Хорошо. Тогда я еду дальше, если что — звони.

Джорджия попыталась поудобнее пристроить трубку под подбородком и принять индифферентное выражение лица. Это оказалось не так-то просто: губы сами расплывались в улыбке. Она набрала номер, но никто не ответил. На въезде к площадке стоял домик, весь укрытый снежным одеялом, словно в сказке. Следуя за ползущими габаритными огнями грузовика Рори, «магнум» въехал на площадку, напоминавшую пустынный лунный ландшафт, и со скрежетом затормозил. Рев двигателя еще стоял в ушах. За окном в тишине падал, кружась, снег.

«О боже, — подумала она, — Сесилия сойдет с ума, если узнает, что мы заблудились!» Но разве им не встречалось на северо-западе несколько японских машин? Может, они не там свернули? Объяснения Тома Леннарда были довольно точны, но они все-таки могли заблудиться. Здесь такой холод, что даже морозильные установки эскимосов запросто выйдут из строя.

С трудом надев свой пуховик и застегнув его до подбородка, Джорджия открыла дверь и выбралась наружу. Губы моментально онемели. Нежные, точно феи, снежинки мигом превратились в ледяных бесенят, которые так и норовят уколоть тебя побольнее. Она с трудом прошла вдоль грузовика Рори.

— Добро пожаловать в ад! — Рори стоял, прислонившись к кабине. Он состроил недовольную гримасу, стряхивая снежинки с ресниц и бровей.

— В аду — жарища! Я бы не отказалась сейчас попасть туда. Слушай, здесь же ничего нет. Ни фабрики, ни склада, вообще ни черта.

— Ну, должно же тут быть хоть что-нибудь! — Рори всматривался в бушующий снежный вихрь. Его волосы уже припорошил снег. — У них должны быть изгородь и пост охраны. Смотри — вон там. Что это?

Джорджия посмотрела туда, куда указывал Рори, и наверняка захлопала бы в ладоши, если бы они не казались ампутированными до самого запястья. В самом конце темного лунного пейзажа виднелся, словно оазис в пустыне, тусклый огонек.

— Цивилизация? — прошелестела она. Ее губы точно склеились. — Тепло? Уют? — Она могла произносить только отдельные слова. Джорджия высморкалась.

— Надеюсь, это и есть тот самый англо-японский производитель автомобилей, что с нетерпением ждет нашу поставку, — весьма иронично заметил Рори. Он посмотрел на снег под ногами. — А то нам придется ехать дальше.

Джорджия кивнула и, засунув заледеневшие руки в карманы, с трудом передвигаясь в снегу, пошла по направлению к огоньку. Она знала, что Рори идет за ней: сзади постоянно раздавались какие-то ругательства.

— Эй! — послышался впереди чей-то голос. — Вы добрались точно, куда надо, мы вас тут как раз и поджидали.

К ним пробирался, будто на лыжах, невысокий плотный человек в вязаном шлеме и штормовке. Джорджия подумала, что, видимо, чем ближе к реке Тайн, тем привычнее местные жители к полярным условиям.

— На въезде, на посту охраны никого не было. — Она готова была кинуться к нему и расцеловать. — Я думала, тут совсем никого нет.

— Так и есть, детка, — человек кивнул. — Дон, охранник, сидит со мной в бытовке. Вместе с еще двумя чудаками, которые только и ждут, чтобы разгрузить ваши трейлеры до того, как закроются пабы. У меня есть печка и цветной телик. — Он с любопытством разглядывал Джорджию и Рори. — Спорим, вы решили, что приехали не туда? Точно? Мы тут еще даже не отстроились, и не отстроимся, если и дальше будет такая дрянная погода. Нам придется отогнать ваши трейлеры на время в Веарсайд, вам ведь надо вести обратно один порожняком, да?

Джорджия кивнула. Говорить она уже вообще не могла. Ни разу в жизни ей еще не было так холодно.

— Я сейчас скажу ребятам, чтобы приступали. В бытовке есть туалет и плитка. Идите погрейтесь, а мы тут сами справимся.

Джорджия выдавила из себя слова благодарности. Рори было к ней присоединился, но его бормотание оказалось еще менее разборчивым. Джорджия улыбнулась бы, если бы рот у нее не замерз.

Вскоре, уже в полуразмороженном состоянии, они с Рори сидели около газовой печки и смотрели красочную американскую комедию, а тем временем персонал компании «Джорди», способный, очевидно, к работе в любую погоду, разгружал трейлеры.

— Хороший чай, — вздохнул Рори над огромной чашкой сомнительной чистоты.

— Просто нектар, — согласилась Джорджия. Может, их общение и не означало полное прекращение боевых действий, но, по крайней мере, никто из них не держал палец на красной кнопке. — И если нам суждено остаться здесь до завтра, то во всяком случае у нас будут туалет и умывальник.

— Просто «Савой»! — Рори улыбнулся так, что Джорджия моментально оттаяла. Он поднялся. — Лучше пойдем глянем, как они там.

Пересиливая себя, Джорджия снова натянула промерзшую сырую куртку и пошла за Рори.

— Какая прелесть! — Она улыбнулась Рори сквозь поток падающего снега. — Они уже подготовили наш «магнум» к обратному рейсу. Я бы не хотела выезжать в эту погоду. Боже мой, да им медали за это надо дать. Я…

— Джорджия, — почему-то тихо сказал Рори.

— Что?

Он остановился рядом с ней.

— Да, они подготовили наш «магнум». Это отлично. Но…

Тут рядом возник их спаситель, его вязаный шлем был покрыт снегом.

— Ну вот, все готово, детка. Я подписал бумаги и могу отправляться домой. Вот ключи от туалета, если ночью понадобится. Я забираю печку и телик с собой. Дон закроет ворота, когда уйдет, чтобы вас никто не беспокоил.

— Но… — Джорджия беспомощно взглянула на улыбающегося Рори. — А где же второй грузовик?

— Все в полном порядке, солнышко. Наш грузовик на пути в Веарсайд, как я и говорил. Не беспокойся, я уже сложил сумку и все вещи твоего парня в кабину «магнума». — Он подтолкнул ее локтем. — Вам там вдвоем будет очень уютно.