Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава шестая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1444
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава шестая

— Это получилось нечаянно! — протестовал вспотевший Алан, когда Бет и Сесилия уводили его со сцены. — Я просто споткнулся и потянулся, чтобы схватиться за что-нибудь.

Он обернулся и робко улыбнулся Мари.

— Я прошу прощения.

— Что за дряни он налакался? — перебила его Сесилия.

— Да это все творчество Мики Соммервиля. Но вообще-то Алан пил только безалкогольные напитки. — Джорджия прикусила губу. — Он сказал, что нервничает. Действительно, похоже на психологический барьер.

— А еще больше — на похоть, — прошипела Бет, ущипнув Алана за руку. Она не хотела отставать от Сесилии. — Нализался!

Веселый и добродушный Спенсер Бримстоун, вынырнув из-под локтя жены, освободил Алана от стражников.

Свой великолепный загар Спенсер поддерживал круглый год благодаря лосьону «Автозагар», а над прической его на славу потрудился модный стилист Грециан. А вот что касается его широкой улыбки, то это полностью заслуга бабушки, Джорджия знала это совершенно точно. Спенсер повернулся к жене:

— Я уверен, что Джорджия права. Дебют в главной роли — это действительно сильный стресс. Алан был весь во власти эмоций. Возвращайся на сцену, Бет, и успокой Мари. Мы с миссис Харкнесс отвезем Алана домой.

Скажите пожалуйста, миссис Харкнесс! Джорджия читала факсы, которые Спенсер посылал ее бабушке. Все они начинались со слов «Милая киска!»

Бет вовсе не хотела уходить. Она так крепко держала Алана за галстук, что тот задыхался и ловил ртом воздух.

— Джорджия привезла его, пусть она и увозит.

Бет говорила об Алане так, как будто он был вечерним платьем, купленным в спешке на распродаже и оказавшимся не впору.

Умение Бет добиваться своего рассердило Сесилию, и она прошипела:

— Ты с ним справишься одна, дорогая?

— Конечно, — сказала Джорджия. — Я уверена, он может стоять без посторонней помощи.

Неожиданно оставшись без поддержки, Алан зашатался. Рори протянул ему надежную руку помощи.

— Я отвезу его домой. Джорджия покажет мне дорогу.

Сесилия кивнула:

— Превосходно! — И повернулась к Спенсеру. — Пусть Джорджия отвезет Алана домой, а мы попросим Элизабет прорепетировать вторую сцену с другими актерами — ведь Алан и Мари не принимают в ней участия. Мы не позволим этому маленькому недоразумению испортить весь вечер, правда? Знаешь, я бы хотела обсудить с тобой небольшие изменения в финале пьесы.

Спенсер пригладил волосы:

— Какие? Ах, да… Давай обсудим их в холле. — Он победно улыбнулся. — Там намного тише, дорогая. Мы не будем вам мешать.

— Миссис Харкнесс вовсе никому не мешает, — сказала Бет, глядя на Сесилию и прищурив глаза от негодования. — И, пожалуйста, не командуй. Режиссер здесь я.

Казалось, Рори хотел что-то сказать, но, поймав взгляд Джорджии, вместо этого обратил все свое внимание на Алана. Плечи того дрожали.

Сесилия выпрямилась и тряхнула светлыми короткими волосами. Одной лишь Джорджии было известно, какая буря бушевала за этим элегантным фасадом.

— Боже правый, Элизабет, дорогая, это же театр. Мы ведь не на заседании комиссии Европейского суда по правам человека. Неужели мы не можем высказаться?

— Только с моего разрешения! — Лицо Бет сделалось такого же цвета, как ее платье. — И не пытайся равняться со мной, Сесилия.

— Поехали, — сказала Джорджия Рори. — Я не хочу участвовать в этих разборках. Стоит им только начать ссориться, они всех нас в это втянут.

Рори послушно повел Алана к дверям.

— Уж не выпил ли он случайно этот коктейль, как его, «Зимнее тепло»? — спросил звезда «Эм Дрэм» Берт Николсон, когда Джорджия проходила мимо него. — Это смертельный номер, Натаниэля Бати чуть наизнанку не вывернуло, всего лишь от половины бокала. А уж Натаниэль Бати пьет за всю Англию.

— Алан выпил два таких коктейля. — Джорджия приостановилась на пути к выходу. — Да там ничего такого не было — просто подогретое вино с гвоздикой и другими пряностями.

— Скажешь тоже — подогретое вино! — взревел Берт. — Станет тебе Мики Соммервиль такое делать! Да это «Зимнее тепло» не что иное, как тройной ром, тройное бренди плюс по капле каждого ликера с верхней полки! Мики добавляет гвоздику только для того, чтобы не ощущалась крепость.

Алан прислонился к своей машине, пока Рори открывал дверь.

— Я так виноват. Сам не знаю, что на меня нашло?

— Ты вылакал половину содержимого бара «Семь звезд», — сказала Джорджия, стуча зубами от холода. Колючий северо-восточный ветер сковал их морозным вихрем. — Ну, ладно — забирайся назад. Тебе там будет просторнее. Не тошнит?

— Нет. — Алан забрался на заднее сиденье и свернулся калачиком, как ребенок. — Только в голове все перепуталось.

— А как же твоя машина? — Джорджия повернулась к Рори, когда они выезжали из «Семи звезд». — Если хочешь, я поведу ее.

— Я пришел пешком. — Рори улыбнулся, а потом и расхохотался. — Черт, извини, я знаю, что тут ничего смешного нет, но…

Джорджия хихикнула:

— Эх, жаль, у нас не было видеокамеры. Ну и гримасу скорчила Мари! Поверни налево. Я думала, что бабушка и Бет сделают котлету из бедного Алана.

— И как давно продолжается эта борьба за власть? Здесь свернуть?

— Да, здесь, а потом второй поворот направо. О, Бет и бабуля на ножах, сколько я себя помню. Они всегда готовы к бою. — Джорджия оглянулась через плечо. Алан закрыл глаза. — Я стараюсь не вмешиваться. Мне кажется, «Поуджез Плэйэрз» нужно оставить Алана в труппе. Уж слишком высокого они о себе мнения. Вот здесь сверни налево. Дом с изгородью.

Рори сбавил скорость. На заднем сиденье Алан тихонько напевал что-то себе под нос.

— Просто высадить вас? Или потом отвезти тебя домой?

— Почему ты решил, что я захочу тут остаться?

— Не знаю. — Рори пожал плечами. — Я подумал… да, ладно, это не имеет значения. Давай отведем его домой.

Они вытащили хихикающего Алана с заднего сиденья, и Джорджия безо всяких церемоний стала шарить у того в карманах в поисках ключа от входной двери. Рори стоял и смотрел в небо.

«Черт возьми, — подумала Джорджия с досадой, — теперь он будет считать меня жестокосердной девицей, которой наплевать на то, как ее бой-френд переживет эту ночь». Она нашла ключи и открыла дверь, пока Рори поддерживал Алана, облокотившегося на перила.

Джорджия никак не могла придумать, как ей лучше объяснить Рори свои взаимоотношения с Аланом. Главное, чтобы это не было похоже на приглашение. Любое объяснение сейчас показалось бы надуманным, и она решила обмозговать это попозже.

— Ты хочешь спать? — спросила она Алана. — Или тебе сделать черный кофе?

— Спать. — Алан закатил глаза. — Спать, Джорджия. Ты же знаешь, где моя спальня.

О боже!

Рори ослабил ему галстук. Джорджия действительно знала, где находится спальня Алана, но лишь потому, что несколько раз была в его доме с Джесси Хопкинс. Они тогда готовили лотерею для ярмарки в Аптон-Поуджез, и Алан оставил свои ключи на почте, попросив их забрать его вклад в лотерею из спальни.

— Если ты уверена, что справишься сама, то я пошел. — Рори выпрямился.

— Конечно, если тебе нужно идти… — Джорджия была готова придушить Алана.

— Ну да, отсюда до моего дома рукой подать. Увидимся завтра на работе.

— Хорошо. Спасибо за все. Ты мне очень помог.

Рори тихо вышел через переднюю дверь. Джорджия уставилась на Алана:

— Я не потащу тебя наверх. Тебе придется остаться здесь. Сейчас принесу одеяло.

К тому времени, когда она вернулась, Алан уже спал, с улыбкой умиления обхватив подушку. Внезапно Джорджия представила себе, как Алан, захлебнувшись собственными рвотными массами, умирает в одиночестве. Наверное, ей следует остаться? Однако, вспомнив поспешный уход Рори, Джорджия сердито сказала:

— Пошел ты к черту, Алан Вудбери! Сам выкручивайся как знаешь.

Ветер пронизывал ее насквозь, и Джорджия чуть не плакала. Машины-то у нее не было, а это означало, что ей придется тащиться в темноте, на ледяном ветру в Масон-холл или еще дальше — в «Диадему». Джорджия тоскливо посмотрела на машину Алана, ключи от которой остались там же, где и ключи от его дома, — на кофейном столике, куда она сама их и положила. Они находились в доме человека, который будет пребывать в бессознательном состоянии ближайшие несколько часов.

— Проклятье! — прорычала Джорджия, глядя в темное небо. — Вот чертовщина!

Обхватив себя руками, чтобы было теплее, она поплелась обратно в город.

Через несколько минут у нее потекло из носа. Ветер разметал волосы по замерзшим щекам. Все разошлись по домам, и Аптон-Поуджез опустел. Ей надо было вызвать такси по телефону от Алана или хотя бы позвонить в Масон-холл. Уж кто-нибудь наверняка приехал бы за ней. Джорджия сроду не боялась темноты, никогда она не боялась возвращаться домой ночью, но сейчас шарахалась от каждой вывески.

И ведь никому нет до нее дела — в театре наверняка даже не заметят! Алан был далеко. Рори уехал домой. Сесилии и в голову не придет проверить, дома ли ее внучка. Джорджия всхлипнула, перед ее глазами возник собственный некролог. Они еще пожалеют о случившемся. Тут Джорджия вздрогнула от неожиданного визга тормозов — рядом с ней остановилась машина.

— Садись, — требовательно произнес Рори из открытого окна; его дыхание на морозе превращалось в пар. — Быстро.

Джорджия послушно села в машину и уставилась на него.

— Нечего мне приказывать. Ты же сам отчалил, бросив меня на произвол судьбы, совсем одну.

— Ну, не совсем одну. — Рори переключил скорость с такой яростью, что Джорджия засомневалась, сможет ли он вести грузовик «Диадемы». Коробку передач в его грузовике давно надо было поменять.

— Когда я пришел домой, меня вдруг осенило, что если ты и правда не собираешься там оставаться на ночь, то тебе будет просто не добраться домой. Я решил вернуться и посмотреть, как там дела. В конце концов, Алан ведь твой бойфренд и…

— Ничего подобного. — Джорджия достала довольно мятую салфетку и вытерла нос. — Я же сказала, что не собираюсь оставаться. Мы с Аланом вовсе не…

— Меня это не касается. — Рори затормозил на светофоре. — Я вернулся просто потому, что боюсь потерять работу. Я подумал, что если ты окажешься такой бессердечной и, бросив Алана одного, уйдешь, а по дороге с тобой что-нибудь случится, то вряд ли в «Диадеме» захотят иметь со мной дело.

— Тогда тебя и благодарить не за что, — пробормотала Джорджия. — Довези меня до Масон-холла. Я вернусь домой с бабушкой, и вы не остаетесь без работы, мистер Фолкнер. Очень важно понять свои жизненные приоритеты. Только, пожалуйста, не подумай, что я неблагодарная свинья. Эй, ты же проехал поворот.

— Знаю. — Рори смотрел прямо перед собой. — Я всегда довожу дело до конца. Я отвезу тебя домой.

Они замолчали. Джорджия начала оттаивать. Однако гнев ее не смягчался. «Вот ведь самовлюбленный тип. Только и думает, что о своей выгоде. Обязательно хочет быть самым главным. Всегда найдет, за что уцепиться». Отрицательные ярлыки сами приходили в голову. Джорджия просто кипела.

Но, в конце концов, он ведь решил вернуться за ней. «Как бы не так, — сразу же вспомнила она, — не о ней он беспокоился, а о своей работе. Мерзавец».

Они въехали во двор «Диадемы». Джорджия готова была выпрыгнуть из машины прямо на ходу. Ей хотелось быстрее ворваться в дом и дать выход эмоциям, поколотив подушки и наорав на стены.

— Спасибо, — пробормотала она. — Это было очень мило с твоей стороны.

Она хлопнула дверью со всего размаха и заскользила через замерзший двор. Пальцы не слушались, дверь в офис никак не открывалась. Ей пришлось снять шерстяные перчатки, и, держа их в зубах, она снова стала возиться с замком.

— Дай мне. — Рори взял у нее ключи и открыл дверь.

— Спасибо, — пробормотала она снова, но на этот раз менее разборчиво, так как во рту все еще держала перчатки. Джорджия включила свет, и кошки тут же окружили ее. — Пожалуйста, закрой дверь. Я не хочу, чтобы они убежали.

Рори закрыл дверь. Изнутри. И теперь стоял, озираясь вокруг:

— Ого! Ну у тебя и интерьерчик!

— Мне нравится розовый цвет, — с вызовом сказала Джорджия. — И зеленый.

Кошки, почуяв чужого, обнюхивали Рори. Он взял на руки парочку и уселся на нижней ступеньке лестницы, ведущей на второй этаж. Джорджия позволила себе насладиться этим зрелищем. Вот уж действительно редкий случай — у нее в доме, прямо на ступеньках, сидит такой сногсшибательно красивый мужчина, хотя и сердитый.

— Я не хочу тебя задерживать. Бензин за эту поездку оплатит «Диадема». Скажи Триш, пусть выдаст тебе деньги.

— Не надо. — Рори опустил кошек на пол и встал. — Зачем? Почему я просто не могу кому-то помочь? Не все же думают только о своей выгоде.

— Что? — Джорджия направилась было в кухню, но остановилась на полпути. — Что ты хочешь этим сказать?

— Да ничего. Забудь. — Рори пошел к двери.

— Ну уж нет. Ты что же это вообразил — что я с Аланом Вудбери только лишь потому, что он менеджер «Кон-Тики»? Что я… Я способна продавать себя, чтобы получить выгодный контракт для «Диадемы»? Ты на это намекаешь?

Рори пожал плечами:

— Но согласись — это именно так и выглядит. Ты сидишь с ним в пабе, он все знает о твоем доме, а ты — о его. С другой стороны, ты настойчиво утверждаешь, что Алан не твой бойфренд. И что же из этого следует?

— Что он просто мой друг. Не бойфренд и не любовник. Мы друзья. И это не имеет отношения к бизнесу. И к тебе тоже. Да, наверное, было жестоко оставить его ночью одного, но я сделала все, чтобы с ним ничего плохого не случилось. И мне нужно было домой. Я ведь должна заниматься делами компании. Да что ты в этом понимаешь, ты ведь всего лишь… — Она в ужасе замолчала, ожидая, что сейчас на нее обрушатся небеса.

— Простой водитель? — Брови Рори поднялись так высоко, что слились с волосами. Голос его звучал тихо: — О, простите меня. На миг я забыл свое настоящее место. Отныне я буду только беспрестанно кланяться, шаркать ножкой и снимать шляпу. Эх, Джорджия… Я всегда считал, что разбираюсь в людях, но в тебе я ошибся.

Джорджия уже почти визжала.

— Да как ты смеешь делать такие выводы? Думаю, тебе лучше уйти отсюда!

— Не могу не согласиться. А в рейс меня завтра отправят?

— О боже! Неужели только это имеет для тебя значение?

— Вообще-то, да. — Он помедлил, положив руку на задвижку двери. — Вы у нас — привилегированная леди, мисс Джорджия Драммонд. И вам не помешало бы побывать в чужой шкуре.

Джорджия в ярости сглотнула слезы обиды.

— Ты ничего обо мне не знаешь! Не знаешь, что я чувствую! Не знаешь, какая я! Ты составил свое мнение лишь по одному дурацкому эпизоду. Уж я, по крайней мере, не приклеиваю к людям ярлыки, не разобравшись и не выслушав их. Да никто твою чертову работу у тебя не отнимет — во всяком случае, до тех пор, пока ты с ней справляешься. Лично я полагаю, нам лучше не встречаться вне работы, ты согласен?

— Договорились. — Лицо Рори было беспристрастным. — Спокойной ночи, Джорджия.

Джорджия бросилась на кухню и отмотала длинную ленту бумажного полотенца. И почему она только не рассказала Рори всю правду об Алане в «Семи звездах»? Ну и пусть бы он решил, что она сама напрашивается на откровения. Все равно было бы лучше, чем то, что сейчас случилось. Она услышала щелчок замка и закрыла лицо руками.

— Джорджия. — Рори стоял в дверях. — Хочу сделать еще кое-что, прежде чем уйти. Не думаю, что подобная возможность предоставится мне в будущем. Во всяком случае, после сегодняшнего вечера.

Джорджия протерла глаза.

— Что тебе еще надо?

Рори обнял ее и крепко прижал к себе. Поцелуй оказался для нее полной неожиданностью. Джорджия попыталась сопротивляться, вырваться, выкрутиться. Но Рори только крепче прижимал ее и продолжал со знанием дела целовать. И вдруг Джорджия почувствовала, что отвечает на его поцелуй со всем пылом, порожденным недавней ссорой. Рори тут же ее отпустил, оттолкнув к дверям.

— Если меня завтра уволят, будет хотя бы не так обидно. Спокойной ночи.

И он с грохотом захлопнул входную дверь.